Долг по наследству

Долг по наследству
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Марат Аманлиев
адвокат, президент общественной организации «Коллективная защита»
Антон Рубин
директор общественной организации «Домик детства»

Александр Денисов: Дети по долгам родителей в ответе. В Самаре суд обязал сыновей умершей должницы вернуть банку около 100 тыс. руб. Мало того, заемщица была в свое время лишена родительских прав, один из детей воспитывался в интернате и вот теперь унаследовал ее долг. О проблемах должников поневоле поговорим с Антоном Рубиным, директором общественной организации «Домик детства».

Анастасия Сорокина: Пока мы устанавливаем связь (прямой эфир, разные ситуации происходят), хочется напомнить, что эта история не единственная. Уже неоднократно всплывали информации в СМИ о долгах, о должниках, о том, что их могут действительно по тому договору, который подписал заемщик, взимать и с его родственников и ближайшего окружения.

Александр Денисов: Не факт, что по договору, но разберемся, на основании чего.

Анастасия Сорокина: Антон Рубин с нами на связи. Здравствуйте.

Антон Рубин: Добрый день.

Александр Денисов: Здравствуйте, Антон. Вы знаете, история, конечно, удивительная. У меня первая мысль возникал, что со всем этим, конечно, можно легко разобраться. Достаточно адвокату посмотреть все документы, выяснить, уведомлялись ли так называемые должники (условно их так назовем), вот эти дети, что будет заседание, вообще в курсе ли они были этих долгов.

Анастасия Сорокина: А вообще, простите, права на наследство-то у них есть? Вот это, то, что им приписывают, что они сейчас кому-то что-то должны. Они вообще, может быть, и не в курсе того, что у них такая есть проблема.

Александр Денисов: Т. е. проблема решаемая. Она звучит, конечно, жутко. Но достаточно грамотному адвокату взяться, и можно развязать этот узел.

Антон Рубин: Но тут целый клубок проблем, действительно. Начиная о том, как уведомлялось. Присылались действительно, видимо, повестки. Они не получались никем. Суд указал в своем решении, что неполучение повестки не освобождает от ответственности. И факта того, что извещение было положено в почтовый ящик, по мнению суда, достаточно для того, чтобы считать, что ответчик был уведомлен. Но это, конечно, далеко не главная проблема. В решении суда очень за многое можно зацепиться. Например, суд ссылается на презумпцию принятия наследства. Конечно, такого термина нет в юриспруденции. Суд прямо черным по белому в решении прописал, что отсутствие обращения, факта, отсутствие факта обращения к нотариусу за принятием наследства говорит о том, что наследство принято. Но мне кажется, это противоречит элементарной базовой человеческой логике. Суд так не считает. Конечно, можно было бы это решение оспорить. Я думаю, легко можно было бы в апелляции выиграть. Проблема в том, что сроки обжалования истекли. К сожалению, Олег и приемные родители обратились к нам слишком поздно.

Александр Денисов: Но тем не менее, они ведь могут обосновать, что вот как только узнали эту информацию. Понятно, что сроки обжалования и т. д. Но нужны же подтверждающие документы. Ведь судья спрашивает: скажите, а где ответчик? Почему его нет? Хорошо, один раз отложили, второй раз, третий. Но тем не менее это должно было навести на мысль, что тут что-то не то. Тем более, дети. Т. е. тут нужно было выяснять подробности.

Антон Рубин: Возможно. Я, к сожалению, не могу говорить за Похвистневский районный суд и почему он принял те или иные решения. Но, на мой взгляд, конечно, решение необоснованное. Когда он утверждает, что эти люди должны являться наследниками, он не ссылается ни на один факт, ни на один закон, ни на одну норму. Потому что, действительно, в нормах у нас есть так называемое фактическое принятие наследства, когда юридически наследник не вступает в наследство, но пользуется имуществом, и на основании этого можно признать, что фактически он в наследство вступил. Этим имуществом никто из наследников теперь уже не пользовался. Например, о доме и об участках, которые там перечислены в наследственной массе, они вообще не знали, потому что мать жила в квартире по договору социального найма, не приватизированной, а потом, уже после смерти, выяснилось, что, оказывается, был еще дом. Развалюха полная в каком-то дальнем селе, но, тем не менее, он вот существует, как выяснилось. Поэтому никакого факта использования наследственного имущества не было. Суд никак не обосновал, что оно фактически принято. Тем не менее вот это решение, которое мы имеем и с которым нам приходится теперь мириться, к сожалению.

Анастасия Сорокина: А договор, по которому были эти деньги вот этой женщиной взяты, там, может быть, есть какие-то пункты, за которые можно, скажем так, зацепиться, чтобы все-таки снять ответственность с ее детей?

Антон Рубин: Договор абсолютно обычный. Там 2 кредита на самом деле. Один кредитный договор, который она получила под потребительский кредит, а другой – это кредитная карта, с которой она просто тратила деньги. Нет, зацепиться там не за что. Абсолютно стандартные, типовые договоры. И кредит, по общему праву, действительно должен переходить наследникам для исполнения. Но вот наследников определил своим решением суд, к сожалению.

Александр Денисов: В итоге, а что вы решили? Наняли адвоката, чтобы он разобрался в истории?

Антон Рубин: Сейчас мы… Конечно, адвокат смотрел эти документы. Как я уже говорил, сроки обжалования прошли. Но пока не нашли убедительных поводов для суда, для того, чтобы восстановить сроки обжалования, объяснить, почему действительно не мог он вовремя обжаловать. Мы сейчас пытаемся решить во внесудебном порядке. Сбербанк заявил, что готов пойти на компромисс по этому делу. И мы сейчас ведем переговоры со Сбером. Я надеюсь, что удастся договориться. Снизить сумму долга или списать – пока не знаю, что будет решено.

Александр Денисов: Самое интересное, что ведь долг еще упал и на несовершеннолетних, которые сейчас под опекой. Там трое детей, по-моему, да? И они как раз дожидаются совершеннолетия…

Антон Рубин: Да, дети под опекой. И с них уже начали списывать. 17 января, например, списали около 30 тыс. с одной из девочек по исполнительному производству. С несовершеннолетней.

Александр Денисов: С опекуна, точнее, девочки, да?

Антон Рубин: Нет-нет. Со счета несовершеннолетней, куда ей приходит пенсия потери кормильца.

Александр Денисов: Даже так?..

Антон Рубин: Что, опять же, на мой взгляд, незаконно. Во-первых, она несовершеннолетняя. А во-вторых, пенсии, пособия не подлежат взысканию в рамках исполнительных производств. Это не тот доход, который можно взыскивать. Но, видите, никому это не интересно. Просто списали, и все.

Анастасия Сорокина: Т. е. здесь виноват, получается, банк, который подал в суд за то, что не выплачивают долг. И сейчас вы с этим банком, собственно, и пытаетесь урегулировать.

Антон Рубин: Ну, наверное, банк не виноват, эти долги нужно возвращать.

Александр Денисов: Да, тут банк не виноват. Скажите, а не кажется вам, что это законодательство написано с такими вот приличными пробелами, именно о банковской деятельности. Я не знаю, какие еще кодексы регулируют это. Позволяющие вот таким образом банкам все-таки действовать. И, казалось бы, вроде дикий способ, а законный, выясняется.

Антон Рубин: Но действительно законный. Нигде отдельно не прописано, конечно, что с сирот брать долги не нужно. А сложно понять, как это отрегулировать законодательно. Выделять отдельные категории – детей-сирот, инвалидов, оставшихся без попечения родителей? Ну, не знаю. Списывать с них все долги? Не уверен. Я думаю, что суд должен был тут более пристально разбираться с делом. И я думаю, что на этапе судебного разбирательства должно было быть вынесено другое решение.

Александр Денисов: Или возлагать ответственность на банки. Думайте, кому вы даете кредит. Если у нее изба-развалюха, как вы говорите, если она не отдает, то это можно было понять с самого начала. К тому же лишена была родительских прав. Вот уж рекомендация для банка прекрасная. Спасибо вам большое. Они сами виноваты. Нужно, конечно, так и прописать в законе.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи с нами зритель Александр. Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. У меня такой вопрос. Смотрите, вот я из числа детей-сирот, вырос в детском доме, в интернатах, вот во всей Ульяновской области. И хочу такой вопрос задать. У меня мама, ей выделило государство квартиру, так как она работала на фермах, в школе уборщицей, в детских садиках. А за ней очень большой долг остался. Она вот умерла, и нас приставы хотят, чтобы мы выплатили долги за нее. Еёный там 300 тыс. Вот Антон Рубин, сейчас который с вами был, разговаривал, вот недавно, он говорит, что там дети якобы…

Александр Денисов: Простите, я, возможно, упустил. За что ваша мама должна была? 300 тыс. за что накипело?

Зритель: За коммунальные услуги.

Александр Денисов: За коммунальные услуги.

Зритель: За отопление, за мусор…

Александр Денисов: Все. У вас вопрос, как вы можете с этим развязаться, правильно, да?

Зритель: Да, да. Я просто не хочу все вот это выплачивать. Почему? Потому, что там…

Александр Денисов: Все ясно. Сейчас мы вам ответим. Спросим у адвоката. У нас на связи Марат Аманлиев, адвокат президента общественной организации «Коллективная защита». Марат, добрый день.

Марат Аманлиев: Добрый день.

Александр Денисов: Марат, вот слышали, наверное, звонок зрителя. Он 300 тыс. не хочет платить. Мама задолжала по коммунальным услугам. Есть ли у него какие-то варианты?

Марат Аманлиев: К сожалению, здесь ситуация аналогичная, как с банком. Если у наследодателя остались какие-то долги при жизни, то вместе с принятием наследства какого-то наследники обязаны выплачивать и эти долги. Но тут суть какая. Размер задолженности, который должен погасить наследник, не должен превышать стоимости имущества, которое он принял в наследство. Условно, если та квартира, которая была принята по наследству, стоит, ну, так просто договоримся, что она стоит 200 тыс., то 300 тыс. с наследника никто не имеет права взыскивать. Т. е. наследник должен ровно столько, сколько должен наследодатель.

Александр Денисов: Марат, но, справедливости ради, таких квартир не бывает. Поэтому, если берет квартиру, то соизволь заплатить долги.

Марат Аманлиев: Да.

Александр Денисов: В этом случае, конечно, это, так сказать, мера такая приемлемая. Приемлемая. На фоне квартиры-то.

Марат Аманлиев: Да, да. … Квартиру нужно будет тогда продать, заплатить долг 300 тыс., и у наследника остается 700.

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Вот эта ситуация, о которой мы заговорили в начале, про детей, которые остались должны. Несовершеннолетних детей, у которых списывают деньги с их пособия по потере кормильца. Вообще какая-то странная логика. Если они даже и не знали о существовании своего наследства, почему им суд вменил этот долг? Если бы они написали, например, отказ от этого наследства сейчас, могли бы эту ситуацию отыграть в обратную сторону?

Марат Аманлиев: Могу сказать, что судья очень талантливый, конечно. Я прочитал, я нашел это решение, прямо взял фамилию, нашел суд, прочитал. И могу сказать, что – ну, есть там некоторые пробелы. Действительно, в законе у нас указано, статья 1153, что пока не доказано иное, наследник считается принявшим наследство. Но там дальше есть продолжение у этой статьи: в случае, если он совершил действия определенные, которые были направлены на принятие этого наследства. Условно говоря, вот если у вас есть, у наследодателя, квартира, и никто не ходил к нотариусу, то фактически принятие наследства это означает, что вы платите за коммуналку, платите налоги, поменяли замки в дверях. Я так понимаю, что к тому дому и земельному участку дети никакого отношения не имели, никто не знал и за этим домом никак не ухаживал. Квартира, в которой были прописаны дети, является муниципальной. Т. е. она не принадлежала наследодателю. И из чего этот умудренный опытом судья сделал вывод, что они фактически приняли это наследство? Т. е. он сделал вывод о презумпции принятия наследства. Но мне, как адвокату, совершенно непонятно. Там не расписано, какие действия эти дети совершили, чтобы принять это наследство вне рамок наследственного дела. Большая странность. Я бы на месте детей и их опекунов максимально приложил бы усилия и оспорил бы это решение. А оно в апелляции должно быть отменено, с учетом обстоятельств дела. И после того как оно было отменено, написал бы злобную жалобу на этого судью в Конституционную коллегию судей, чтобы с ним разобрались и применили меры дисциплинарного воздействия, вплоть до прекращения статуса.

Александр Денисов: И даже что время упущено – для кассации это вообще не повод? Можно аргументировать и сказать, объяснить, почему оно было упущено. Т. е. это же можно все?

Марат Аманлиев: К сожалению, чтобы сейчас подать кассационную жалобу, нужно пройти апелляционный порядок. И вот сложность заключается у сторон, у ответчика в том, что, насколько я понял, это как сказал Антон Рубин, пропущен срок на подачу апелляционной жалобы. Т. е. сейчас нужно разобраться с восстановлением срока и подать апелляцию. Скорее всего, решение будет отменено. Потому что судья не описал, он не мотивировал, почему именно он посчитал, что эти дети приняли наследство фактически. А потом уже разбираться с самим судьей.

Александр Денисов: Марат, оставайтесь на связи.

Анастасия Сорокина: Оставайтесь, пожалуйста, да, потому что много вопросов. И от зрителей в том числе. Давайте дадим слово Александру. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотел спросить. Когда берешь кредит и ипотеку, то каждый год платишь страховые взносы. Страховку, страховку. Зачем тогда?

Александр Денисов: Но вы страхуете свое имущество от ущерба. Что с ним ничто не произойдет. Это требование банка. Потому что имущество берется в залог, и это как гарантия, что, не дай бог что произойдет, они не пострадают. Это для банка, естественно. Не для вас. Поэтому – да, у вас и возникает вопрос. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Марат, а вот действительно, что касается страховки. Ведь когда тебе предлагают большой кредит, есть возможность его взять, например, с большим платежом, но с гарантией того, что если с тобой что-то случится, с твоей жизнью, банк страхуется, что потом ни с кого не будут эти долги забирать, вот как в этой ситуации. Если мы говорим о системе, когда действительно женщине с тремя детьми, которая была лишена родительских прав, банк берет и выдает ей вот такие кредиты, с которыми она в принципе, я так понимаю, не справлялась и так, понятно, что остались эти долги, – почему у нас нет в системе банковской вот такой страховки для людей, которые берут не самые крупные суммы, но действительно имеют большие финансовые трудности? Чтобы не было повторения аналогичной ситуации с долгами, которые передаются по наследству.

Марат Аманлиев: В том виде, о котором вы сейчас сказали, это будет выглядеть как навязанная услуга. Т. е. банк не вправе сразу в стоимость кредита моментально включать стоимость страховки. И он только может предложить клиенту застраховать свою жизнь и тем самым понизить процентные пункты. Допустим, если вы страхуете свою жизнь, то процентная ставка будет 13, а если не страхуете, то 15. Если страхуете, то 10 тыс. в месяц платеж, а если не страхуете, то 12. Это право банка. Но проблема со страхованием заключается не в том, что нужно страховаться, а проблема заключается в том, что за эту страховку при получении кредита люди платят втридорога, а бывает, и в 4 раза больше. Допустим, страховка у банка стоит 40 тыс. руб., а если вы просто придете застрахуете свою жизнь в пользу банка, это будет стоить 10 у другого страховщика. Поэтому существует определенный период так называемого охлаждения, когда вы можете застраховать свою жизнь, заключить договор кредитный, а потом от этого страхового полиса отказаться, найти страховую компанию, которая отвечает критериям, указанным на сайте банка в условиях (там есть определенные критерии, по которым банки выбирают страховые компании), застраховаться по цене значительно ниже и представить в банк этот страховой полис. Сначала, конечно же, с вами попытаются разобраться, сказать, что – да нет, можно только в этой страховой компании страховаться. Но это не так. Главное, чтобы страховая компания подходила под критерии банковские.

Александр Денисов: Спасибо большое, Марат. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи с нами был Марат Аманлиев, адвокат.

Александр Денисов: Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски