• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Наталья Корниенко: Налогоплательщик не может инициировать процедуру списания долга. Это должен сделать налоговый орган

Наталья Корниенко: Налогоплательщик не может инициировать процедуру списания долга. Это должен сделать налоговый орган

Гости
Наталья Корниенко
директор Центра развития налоговой системы РАНХиГС

Константин Чуриков: Наша следующая тема – "Президент простил должников".

Марина Калинина: Так вот, немножко предыстории. 20 декабря внесли в Госдуму этот законопроект – и вынесли его на следующий день уже с окончательным решением, что действительно россиянам спишут долги. Итак, что это такое? Физическим лицам будет списана задолженность по имущественным налогам, которая образовалась на 1 января 2015 года. Речь идет о налогах на землю, недвижимость и транспорт. Также списываются долги индивидуальным предпринимателям по состоянию на то же 1 января 2015 года. Вот в данном случае речь идет о списании по всем налогам, за исключением налога на добычу полезных ископаемых, акцизов и налогов, подлежащих уплате в связи с перемещением товаров через границу.

Константин Чуриков: Среди прочего предусматривается списание долгов по страховым взносам индивидуальных предпринимателей, которые были накоплены на 1 января 2017 года. Налоговая амнистия объявляется и в отношении условных доходов – ну, это, например, когда гражданин объявлен банкротом и банк ему простил некие долги, некую задолженность. Ну и, собственно, в результате всей этой налоговой амнистии, по оценкам профильного думского комитета по бюджету и налогам, будет списано долгов на сумму – внимание! – 150 миллиардов рублей. Денежка немалая.

Сейчас за разъяснениями обратимся к эксперту. У нас в студии – Наталья Корниенко, директор Центра развития налоговой системы РАНХиГС. Вопрос к вам, уважаемые зрители, кстати говоря: вы попали в число тех, кто не заплатил налоги по состоянию на те самые даты, ну, например, если мы говорим о налогах на землю, на квартиру, на транспорт? Вот вам повезло или вы заплатили налоги и сейчас кусаете локти?

Марина Калинина: Наталья, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Наталья Корниенко: Добрый вечер.

Марина Калинина: Давайте хотя бы одну цифру назовем. Ну, мы вот назвали сумму. Правильная ли она, по вашим данным?

Наталья Корниенко: Вы знаете, цифра несколько преувеличена. Вообще-то, речь идет о 41 миллиарде рублей. И эта цифра объединяет в себя задолженность индивидуальных предпринимателей и физических лиц по разным имущественным налогам. Было сказано, что долги, которые образовались на дату 1 января 2015 года, а потом было сказано – 1 января 2017-го. Нет, все долги, которые у физических лиц или индивидуальных предпринимателей образовались именно на 1 января 2017 года.

Константин Чуриков: Вы говорите, что такое несоответствие. Депутаты говорят – 150 миллиардов, а вы говорите – 41 миллиард. Знаете, когда мы дарим какой-то подарок к Новому году, нам же хочется, чтобы он выглядел подороже.

Наталья Корниенко: Коробочка побольше

Константин Чуриков: Конечно.

Наталья Корниенко: В большую коробочку положить. Ну, коробочка на самом деле та, которая есть в сопроводительной записке к законопроекту. Сопроводительная записка к законопроекту говорит о 41 миллиарде рублей. Другой вопрос, что…

Марина Калинина: А сколько таких людей?

Наталья Корниенко: Таких людей 41 миллион примерно, плюс-минус. Ну, в целом цифра – 41 миллион человек.

Константин Чуриков: Наш зритель из Краснодарского края пишет… из Крыма, простите: "Это прецедент, теперь можно не платить". Кстати, с точки зрения налоговой дисциплины, когда власть делает такой подарок довольно щедрый, как вы думаете, как изменится поведение и налоговая дисциплина в будущем?

Наталья Корниенко: Вы знаете, вообще у нас это не первая амнистия по имущественным налогам. У нас была такая же амнистия в 2009 году, а это вторая, именно по имущественным налогам. И в большей степени эти долги возникли не потому, что люди не хотели платить. Почти по всем этим делам есть исполнительные производства. У людей нет денег.

Константин Чуриков: А, понятно.

Наталья Корниенко: У них либо единственное жилье, либо нет денег на счетах, либо они безработные. Также эти долги возникли с определенной несправедливостью некоторых разделов законодательства, например, по страховым взносам, когда индивидуальные предприниматели должны были уплачивать страховые взносы, не получая дохода. То есть у него дохода нет – он, допустим, налоги не платит, но страховые взносы он должен был заплатить. И безусловно, это… В какой-то момент прошла такая несправедливая норма, и у этих людей образовались вот эти долги. Речь об этом. То есть мы не говорим о каких-то злостных должниках в общем, которые могли бы, но не хотят.

Марина Калинина: А как доказать – человек злостный неплательщик или он действительно не может? Ведь у него могут быть неучтенные доходы, которые он нигде не декларирует, если он, например, на свободных заработках находится. У него может не быть трудовой книжки.

Наталья Корниенко: Может.

Константин Чуриков: Вышел человек из Lexus, оделся попроще и пошел в департамент соцзащиты.

Марина Калинина: Я помню, когда я еще на радио работала, у нас были часто очень происшествия такие: у безработной москвички угнали Lexus. Вот это мне очень нравилось.

Наталья Корниенко: Да. Или у безработного из дома вынесли несколько миллионов рублей, лежавших в тумбочке, да? Нет, это все дела, сумма долга по которым – от 3 тысяч рублей в основном. И там работала служба судебных приставов. И государство знает, что у этих людей на счетах нет ничего. Если он безработный, но у него на карточке есть миллион рублей, то государство оттуда бы эту сумму долга списало, включая пени и штрафы. А у этих людей нет, у них нет этих денег.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, ну давайте подключайтесь, звоните. Вот вам повезло или не повезло? 8-800-222-00-14. Вообще что думаете о вот этой практике? Надо ли ее как-то, может быть, расширить?

Смотрите, какие самые разные мнения. Тамбовская область пишет: "Это подкуп". Рязанская область: "Лучше бы ввели льготы для тех, кто исправно платит". И Москва пишет: "Народ должен платить только налог на прибыль".

Вы знаете, мне вот стало интересно, если проводить мостик с предыдущим вопросом. Ну смотрите – не все участки одинаковые, не все имущество одинаковое. Условно говоря, какой-нибудь условно богатый человек, у которого участок в Барвихе, не заплатил налоги до 1 января 2015 года…

Марина Калинина: 2017-го.

Константин Чуриков: Ну да. И какая-нибудь бабушка из подмосковной Малаховки, которая тоже не заплатила. Понимаете, вот эта дача в Барвихе, она же по кадастровой стоимости оценивается, и участок, и все остальное.

Наталья Корниенко: И сумма налога там очень приличная.

Константин Чуриков: Вот! То есть мы как бы, получается, уравняли эту бабушку и вот этого обеспеченного бизнесмена, назовем так.

Наталья Корниенко: Нет, я с вами в данном случае не могу согласиться целиком, потому что у человека, который живет в Барвихе, наверняка все-таки есть счета, личные счета, если не депозиты, то хотя бы по карточкам.

Константин Чуриков: Вопрос – в какой стране?

Наталья Корниенко: В нашей стране. Все равно ему нужно платить за парковку, к примеру. Затем у него наверняка есть автомобиль. Может быть, он состоит в браке, и имущество записано на его супругу, и у них вдруг нет брачного договора – и тогда можно все-таки часть, половину, которая причитается по закону ему, с этой половины "ущипнуть" сумму налога. Можно.

Нет, это немножко другая история, о которой вы думаете, когда человек в Барвихе свой дом не поставил на кадастр, не сдал его, у него нет свидетельства о собственности, и он не платит налоги. Здесь мы все-таки говорим о тех людях, которые есть в кадастре, чьи транспортные средства есть списках ГИБДД. И там все суммы есть. И известно государству, что у них денег нет.

Марина Калинина: Как человек может понять, попал он в это число или нет?

Наталья Корниенко: Вы знаете, вот это очень интересный вопрос. Закон построен таким образом, что налогоплательщик никак не может инициировать эту процедуру, вот это списание.

Марина Калинина: Очень интересно.

Наталья Корниенко: Это должен сделать налоговый орган. Не позднее лета этого года налоговый орган должен вынести решение о списании этой недоимки, то есть государство должно сделать само эту работу.

Марина Калинина: Возникает следующий вопрос: а будет ли государство (я имею в виду – на местах) эту работу делать? И насколько это вообще все может затянуться? То есть это дополнительная нагрузка на налоговые инспекции, которые, в общем-то, и так зашиваются, и делают кучу ошибок даже при расчете налогов, которые платят добросовестные плательщики?

Наталья Корниенко: Ну, во-первых, мы не можем ориентироваться на те налоговые инспекции, которые плохо работают, и, как говорится, всю страну приравнивать к ним. Ну не можем никак. А во-вторых, есть закон, и его нужно исполнять, вообще-то.

Марина Калинина: Ну, это в идеале.

Наталья Корниенко: Ну, это достаточно, скажем, такой специализированный закон. И все вот эти списки должников есть у налоговой службы. И именно невозможность что-либо сделать с этими долгами, они висят на этих лицевых счетах – для налоговой службы это тоже очень большая проблема, потому что она вынуждена все время обрабатывать эту задолженность, начислять пеню и ждать, когда приставы-таки найдут эти деньги для того, чтобы ее погасить. То есть это очень неудобная задолженность для бюджета, я имею в виду – вообще для налоговиков, для администрирования. И по идее, налоговые инспекции с удовольствием бы эти списали, обнулили бы эти счета, обнулили бы эту задолженность. Им было бы гораздо проще работать.

Константин Чуриков: Нам пишет пенсионерка из Костромской области. Я периодически улыбаюсь, потому что я просто вижу, какие сообщения. Женщина пишет пожилая: "Вот дура! Отказывала себе во всем, платила налоги своевременно". Вот людям действительно как бы обидно – тем, кто заплатил.

Знаете, я еще вчитался в некие разъяснения. Например, Минфин говорит: "Решение о признании недоимки безнадежной к взысканию и об ее списании будет принимать налоговый орган по месту жительства предпринимателя". Это если говорить о предпринимателях. То есть, получается, еще не факт, что спишут? То есть будут сидеть какие-то люди, которые сейчас подумают: "Владимир Владимирович Путин о тебе, Иванов, как бы говорил, да? Это тебя касается или это не касается?"

Наталья Корниенко: Вы знаете, у налоговой не очень большая здесь развилка вообще, как говорится, для маневра пространства, потому что законопроект говорит, что речь идет о страховых взносах, речь идет о материальной выгоде, полученной физическими лицами в результате, допустим, погашения кредитов и процентов, речь идет, соответственно, о налогах на имущество и транспортном налоге. Потому что некоторые регионы не так давно отменили те льготы, которые у них были по транспортным налогам, и, соответственно, поставили людей в ситуацию, что они не могут заплатить налог за свой автомобиль.

Почему все-таки хорошо, что налоговая будет принимать решение? Потому что налоговая должна будет принять решение с учетом вот этих всех обстоятельств, что у людей действительно нет денежных средств ни в какой форме, то есть нельзя описать их имущество, продать и таким образом получить денежные средства для уплаты этого налога. Поэтому если налогоплательщик, вот ваша пенсионерка из Красноярского края платила налог, но у нее были на ее счетах, скажем, в банке какие-то денежные средства, достаточные для этого, то налоговая бы их списала. Если бы она не стала платить, у нее появилось бы исполнительное производство, и эта сумма была бы списана.

Константин Чуриков: А давайте так повернем вообще наш разговор – обратимся к аудитории ОТР. Уважаемые зрители, а как вы думаете, вот эту практику как еще надо (ну, если надо) расширить? Вот какие еще бы налоги, вам хотелось бы, чтобы начали списывать?

Давайте сейчас для начала послушаем нашу зрительницу Ирину из Московской области. Добрый вечер, Ирина, вы в эфире.

Марина Калинина: Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня вообще парадоксальная ситуация. Мы с мужем четыре года подряд пытаемся заплатить земельный налог. У нас есть дача в Домодедовском районе, но нам почему-то постоянно приходят счета, и налог рассчитывается за дом, но земельный налог нам не приходит. Вот четыре года подряд мы с мужем ездим в налоговую инспекцию города Домодедово для того, чтобы нам выписали квитанцию, чтобы оплатить земельный налог. Но, к сожалению, вот уже четвертый год… Мы в этом году так и не получили эту самую квитанцию.

Константин Чуриков: Это, может быть, потому что, как говорил Кот Матроскин: "У нас этого гуталина ну просто завались!" Может, у них там действительно уже слишком много денег, в налоговой?

Наталья Корниенко: Нет, я думаю, проблема в другом совершенно.

Марина Калинина: А в чем тогда?

Зритель: Вы знаете…

Константин Чуриков: Да-да, пожалуйста.

Наталья Корниенко: Давайте дослушаем.

Зритель: Доходит до смешного, понимаете. Мы приходим и говорим: "Мы хотим заплатить налог. Пожалуйста, рассчитайте нам, пришлите нам эту квитанцию".

Марина Калинина: А что они вам отвечают, когда вы это говорите?

Зритель: Сначала нам сказали, что почему-то у нас был изменен кадастровый номер. Мы поехали и честно поправили все документы, написали официальное заявление о том, чтобы нам пересчитали земельный налог. Но нам сказали… Мы были весной в последний раз. Мы переделали все документы, мы изменили кадастровый номер. Мы привезли опять эти документы. В этом году у нас опять на дом налог пришел, а на землю – а воз и ныне там.

Марина Калинина: Понятно, спасибо большое. Наталья, есть какие-то комментарии у вас по этой ситуации?

Наталья Корниенко: Да. Если они в Росреестре и в кадастре выправили, исправили те технические ошибки, которые там были… Потому что, судя по всему, то, что говорит дама – это вопрос с исправлением технических ошибок. Если местная налоговая не принимает, нужно просто через кабинет налогоплательщика на сайте nalog.ruнаписать соответствующее заявление и приложить документы. Там есть закладочка, где можно подавать обращение. Вопрос будет сто процентов решен.

Марина Калинина: Тогда у меня такой вопрос. Есть ли какие-то подводные камни в этом процессе – в процессе амнистии?

Наталья Корниенко: Вы знаете, на данный момент мне кажется, что подводных камней пока нет, потому что мы ждем, согласно этого закона, еще нормативный акт, который должна разработать ФНС, то есть по большому счету порядок. Вот какой будет порядок? Вот тут будет, конечно, очень интересно.

Константин Чуриков: А вот этот дьявол сидит-то в деталях как раз? Там же может статься, что сначала… Знаете, нам в Думе сказали, что 150 миллиардов. Вот консервативная такая экспертная оценка – 41 миллиард.

Наталья Корниенко: Пояснительная записка к законопроекту, бумага.

Константин Чуриков: Пояснительная, хорошо. Пояснительная вот эта бумага – 41. А там еще что-то подкрутят, знаете, подвертят – и выяснится, что на самом-то деле немногих это коснется.

Наталья Корниенко: Ну, я думаю, что коснется это ровно тех, кого это должно коснуться, то есть людей, у которых исполнительное производство застопорилось… в отношении которых, у кого действительно нет денежных средств. Меня в данном случае только смущает то, что налогоплательщик никак не может апеллировать к налоговой службе по этому вопросу. То есть законопроект говорит четко: решение выносит налоговый орган.

Марина Калинина: Налоговая инспекция.

Наталья Корниенко: Да. Налогоплательщик не подает никаких заявлений. Вот меня смущает, что у налогоплательщика нет права откорректировать это.

Константин Чуриков: Разные регионы страны – соответственно, Тверская, Вологодская область и Москва – пишут следующее. Первый регион: "Это призыв к непорядочности". Второй регион: "На водку деньги есть, а на налоги – нет?" И вот еще пишут: "А кто сделал людей должниками?" Видите, абсолютно разнонаправленная, разнополярная реакция. Еще раз просят объяснить очень многие зрители: "Как узнать, попаду ли под амнистию?" Где это будет написано?

Наталья Корниенко: Нет, ну это очень просто. Еще раз. Если в отношении вас уже возбуждено исполнительное производство, если вы знаете, что вы уже на протяжении нескольких лет, как я сказала, в общем-то, с 2009 года вы не платили налог, у вас набежала пени, вам наверняка приходят письма из налоговой службы, и там наверняка еще есть документы, в которых вы видите такое слово как "штраф". Потому что под амнистию у нас попадает не только задолженность по налогу, но и пени и штрафы. Если вы знаете, что у вас уже есть эти письма, и из них понятно, что налоговая имеет к вам такие претензии и на такие-то суммы, то, в общем-то, вы являетесь объектом этого налога, вот ваша задолженность… точнее, объектов этого закона.

Но, еще раз повторю, сами вы никак ничего не можете инициировать. То есть если вы знаете, что у вас есть долги и что у вас это единственное жилье, или что вы индивидуальный предприниматель, и у вас не было никаких оборотов, вы не платили налоги, потому что у вас не было дохода, но у вас, соответственно, накопились страховые взносы, которые вы должны были уплачивать независимо от получения дохода… В общем, все категории в законе поименованы: это либо физические лица, либо ИП, у которых есть проблемы со страховыми взносами.

Марина Калинина: Понятно. Давайте Олега послушаем, из Новосибирска он нам дозвонился. Олег, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый-добрый.

Зритель: Спасибо большое, что у вас программа такая, что можно высказать свое мнение на всю Россию, как говорится. За это вам огромное спасибо. Хотел бы, конечно, как гражданин Российской Федерации высказать свое мнение непосредственно.

Константин Чуриков: Давайте.

Зритель: Это решение считаю абсолютным популизмом, тем более в преддверии выборов президента. Как вам сказать? В принципе, решение вполне правильное, да. Можно освободить пенсионеров, малоимущих и нуждающихся от определенных налогов – транспортный налог, ЖКХ, все такое. Действительно нуждающихся. Понимаете? А вот по поводу ИП. Все же доходы утаивают. Понимаете? Вот у него формально нет никакого дохода, но мы же знаем прекрасно, что он не будет ИП содержать. То есть он в любом случае утаивает доходы, то есть типа у него прибыли нет. И страховые взносы ему простить должны. За что? Это, наоборот, ужесточать нужно.

Константин Чуриков: Олег, а если с другой стороны посмотреть? Вот мы, например, в этой же студии с вами (вы – у телевизора, мы – здесь) обсуждаем наш малый бизнес, микробизнес, говорим, как государство душит, мы жалеем этих предпринимателей, говорим, какое коварнейшее государство. Сейчас мы уже говорим о том, что вот этим людям, которых мы, предположим, вчера защищали, им как раз таки простили долги. Может быть, есть какая-то справедливость в этом?

Зритель: Ну, не могу что-либо сказать по этому поводу. То есть мне кажется, что в отношении злостных неплательщиков нужно ужесточать, вплоть до уголовной ответственности, иначе это будет… Вот президент перед выборами – раз! – и всех простил. Ну, давайте простим долги по кредитам, ипотеку давайте простим, давайте кредиты простим. Ну, в чем проблема? Давайте ЖКХ простим.

Константин Чуриков: И построим социализм в отдельно взятом государстве. Спасибо, Олег.

Марина Калинина: Спасибо, Олег, ваше мнение понятно. Есть у вас, Наталья, комментарий?

Наталья Корниенко: Ну, на самом деле как раз в пояснительной записке Правительство и говорит о том, что за последние годы в связи с экономической ситуацией у людей выросла и налоговая нагрузка, и нагрузка по кредитам. И государство признает, что часть этой нагрузки, в общем-то, несправедлива. И если индивидуальный предприниматель не получает доход, почему он должен платить страховые взносы, если у него нет дохода, он прекратил свою деятельность? Ну, в общем, это очевидно.

Марина Калинина: Так, может быть, пересмотреть это законодательство для того, чтобы в следующий раз опять не производить такую же амнистию, спустя три года?

Наталья Корниенко: Оно будет пересмотрено. Обратите внимание – у нас не так давно была амнистия капиталов. То есть сначала государство амнистировало какие-то определенные капиталы, а на следующее утро оно ввело определенные нормы новые, оно откорректировало законодательство. Оно просит декларировать – декларировать зарубежные счета, декларировать обороты, декларировать имущество и так далее и тому подобное. То есть на следующее утро было введено новое законодательство, которое уже не позволит возникнуть вот такой ситуации, которая как бы, с одной стороны, по вине государства, с другой стороны – по вине, может быть, и налогоплательщиков. Ну, кто-то хитрит, кто-то не хитрит. Но слишком уже ситуация сложная для того, чтобы ее разобрать по частям и отделить просо от плевел.

Марина Калинина: Ну смотрите, ведь мы все знаем известную фразу: "Если где-то убыло, то где-то прибыло". Не будет ли это такой нагрузкой на других людей, которые платят налоги? Может быть, там еще что-то покопаются – и у них еще будут что-то забирать, чисто гипотетически?

Наталья Корниенко: Ну, вы знаете, вообще имущественные налоги в последние годы имеют ряд проблем, в том числе связанных с их оценкой. И часть этих неплатежей возникла по этой причине – потому что оценка для налоговой базы была завышена во многих регионах, то есть из-за кризиса она опоздала и стала как бы выше рыночной. Мы с вами слышали много дискуссий на эту тему. В результате вот сейчас отменили кадастровую, ввели государственную оценку, да?

Но пока ситуация напоминает сказку дядюшки Крылова: как вы ни садитесь, не будет музыки у вас, если не будут правильные ноты. Но все-таки люди зачастую, увидев эти квитанции, поняли, скорее всего, что у них не только нет денег, а, наверное, может быть, они где-то и не хотят платить, нет услуг от государства в этой области.

Константин Чуриков: Подождите, вы хотите сказать про налоговую амнистию нынешнюю… И вот Марина, да? К чему вы ведете? Вы хотите сказать, это, может быть, такой, что называется, подарок в кредит? То есть сейчас подарок, а потом это вырастет и для тех, кто платил, и для тех, кто не платил? Может быть так?

Наталья Корниенко: Я думаю, это, конечно, отчасти подарок, потому что таким образом государство косвенно признается, что да, оно допустило ошибку, что вот эта оценка, которая прошла за последние годы, она была завышенной. Ведь тысячи, если не сказать, что миллионы обжалований. И эти завышенные цены. И тут разбираться, кто прав, а кто виноват, уже сложно. Есть факт, что у людей стоимость их объектов оказалась зачастую выше рыночной. И это безобразие.

Константин Чуриков: О чем нам постоянно, кстати, зрители пишут, действительно.

Наталья Корниенко: Это и зрители, и экспертное сообщество. Этого никто не скрывает. Такой факт произошел в нашей истории. Вот теперь государство пытается как-то нивелировать последствия этого.

Ну, о чем говорить, боже мой? Я на личном примере знаю, что в наш садовый поселок перед тем, как ввести кадастровую оценку и прислать нам новые квитанции, наполовину была проложена асфальтированная дорога, вот ровно как она входила в поселок. Она входит в поселок – и там опять начиналась грунтовка. Но когда ты едешь по трассе, в этот поселок (какие-нибудь Журавушки) уходила – какая? – асфальтированная дорога. Значит, уже оценка участков и домиков может быть совершенно другая.

Константин Чуриков: А еще интересно, что будет с состоянием, например, многоквартирных домов, ведь долги по капремонту, вот эти взносы на капремонт тоже простят.

Наталья Корниенко: Да.

Константин Чуриков: В общем, в будущем, я думаю, мы увидим более четкие контуры принятого решения. Спасибо вам огромное за ваше участие.

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: У нас в студии была Наталья Корниенко, директор Центра развития налоговой системы РАНХиГС. И ровно через две минуты мы вернемся к вам в эфир.

О налоговой амнистии
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты