Долги уйдут под воду?

Гости
Пётр Кирьян
руководитель Лаборатории социальных исследований Института региональных проблем
Денис Домащенко
заведующий лабораторией Исследования денежно-кредитной системы и анализа финансовых рынков РЭУ им. Г.В. Плеханова

Петр Кузнецов: Долги уйдут под воду: Центробанк попросил кредитные и микрофинансовые организации понять и простить подтопленцев, а точнее реструктурировать потребительские кредиты и ипотеку тем клиентам вот этих банков и МФО, которые пострадали во время недавних чрезвычайных ситуаций в Крыму и Краснодарском крае.

Ксения Сакурова: Ну а кроме того, не взыскивать с них заложенное под эти кредиты имущество. И эту реструктуризацию ЦБ советует не учитывать в будущем как фактор, который ухудшает кредитную историю заемщика. Для получения помощи пострадавшие клиенты должны обратиться в свой банк или МФО и приложить подтверждающие документы.

Петр Кузнецов: Вот только перечень этих документов ЦБ не указал. Ну, по общему правилу должно быть так: бумага от органа исполнительной власти вот этого населенного пункта, соответственно подтверждающая, что данный населенный пункт пострадал от чрезвычайной ситуации. Потом должны быть документы, подтверждающие иные существенные обстоятельства, гибель имущества, остановку бизнеса, потерю дохода и прочее. Вопрос, как отреагируют банки на это предложение главного регулятора, каких должников и сколько придется простить, и не вызовет ли это возмущения других заемщиков, не пострадавших, скажем так, именно от ЧС, а пострадавших в других обстоятельствах.

Ксения Сакурова: Опять же, где справедливость, как спрашивают наши зрители.

Петр Кузнецов: Да. Не закрутится ли такой вот новый маховик прощений, или как, выборочный маховик? Будем узнавать. Денис Домащенко нам поможет, заведующий лабораторией «Исследования денежно-кредитной системы и анализа финансовых рынков» РЭУ имени Г. В. Плеханова. Денис Викторович, приветствуем вас.

Денис Домащенко: Да, добрый день.

Ксения Сакурова: Да, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Давайте разберемся. Мне кажется, это первое подобное предложение от ЦБ именно по отношению к пострадавшим от наводнения. Очень много было инициатив, каждый раз появляется инициатива после подобных случаев, они на юге случаются, увы, каждое лето, но, по-моему, это впервые именно от ЦБ прозвучало. Вопрос: как, на ваш взгляд, банки отнесутся к этой рекомендации?

Денис Домащенко: Смотрите, по поводу инициативы ЦБ я бы хотел успокоить зрителей. Каким образом? – что это в особых, исключительных случаях банкам предлагается списать долг. То есть «особые, исключительные случаи» – это не прописано, что это значит, но, по всей видимости, это нулевой доход и полная потеря всего имущества, скорее всего таким образом, речь идет об этом. Потому что...

Петр Кузнецов: И вот когда такое наступает, это и без рекомендации ЦБ можно сделать, прийти в свой банк и как-то договориться, приложив соответствующие документы, верно?

Денис Домащенко: Да, безусловно, да.

Петр Кузнецов: Банк должен понимать, что...

Денис Домащенко: Поэтому я бы не сказал, что есть какая-то революция или какое-то такое новое решение несправедливое и так далее. Просто, возможно, журналисты отдельных изданий для красного словца и для бо́льших просмотров вот такие формулировки бросают.

Ксения Сакурова: Денис, но здесь это действительно некий закон, или все-таки это решение банка? То есть банк может решить простить, а может и не решить несмотря на все чрезвычайные обстоятельства, и решает он это на глаз?

Денис Домащенко: Смотрите, стороны две, это кредитор и заемщик, и обе стороны рискуют. Банк рискует тем, что, если он будет прощать долги направо и налево, он не сможет рассчитаться со своими вкладчиками. Соответственно, рискуют и клиенты, кредиторы, рискуют заемщики, поэтому здесь вопрос компромисса. То есть получится ли компромисс или не получится, это уже на индивидуальной основе будет рассматриваться при переговорах с банком. Поэтому зрителям, наверное, надо посоветовать занять какую-то определенную, четкую позицию для них и ее отстаивать, может быть, и с привлечением юристов, если суммы, значительные потери ожидаются, если банк будет не уступать. Но банки, как правило, идут на уступки, особенно если это небольшие кредиты, это никак не повлияет на их финансовое состояние.

Петр Кузнецов: Как вам кажется, всегда ли, точнее даже не кажется, как вы видите, всегда в подобных случаях люди сами обращаются в банк с просьбой о реструктуризации или продолжают обслуживать кредиты несмотря ни на что, все последнее... ?

Денис Домащенко: Смотрите, это все зависит от конкретного...

Петр Кузнецов: Не зная, может быть, своей вот этой возможности обратиться.

Денис Домащенко: Есть, есть люди, которые совершенно не понимают, что происходит. Вот у них записано в кредитном соглашении, что они должны штрафы и пени платить, и банк им представляет вот эти суммы новые, ну и они смиренно платят: ну раз такие обстоятельства, что поделать. Но здесь нужно все-таки, раз мы идем на такие особые случаи, раз мы берем кредит, это все-таки особый случай в жизни любого человека, нужно постараться иметь больше финансовой грамотности, чем соглашаться на какие-то условия, изначально читать хотя бы договор.

Петр Кузнецов: Был известный случай подобный, не сравнимый, конечно, по масштабам, но тем не менее почему-то я вспомнил про то ли 2013-й, то ли 2014 год, девальвация рубля когда резко произошла, когда валютные ипотечники побежали с криками о помощи, они выходили на улицы Москвы, просили.

Денис Домащенко: Да.

Петр Кузнецов: По-моему, им пошли навстречу тогда, их голос был услышан. Я к тому, что...

Денис Домащенко: Сколько они пробивались через депутатов и так далее, через СМИ... Возможно, там были люди, которые заплатили хорошие деньги своим адвокатам и, соответственно, пиарщикам, чтобы эта тема поднялась. И в конце концов Центральный банк посмотрел на эту историю, так как там не очень большой объем в рамках страны, в рамках вообще ипотеки, то решили эту тему закрыть раз и навсегда и все.

Петр Кузнецов: Ага. Я к тому, что, может быть, после того случая, вообще за последнее время, скажем так, банки стали сговорчивее?

Денис Домащенко: Да, конечно, особенно это связано с документами, которые принимались год назад и 2 года назад по поводу ипотечных каникул, по поводу кредитных каникул, по поводу вариантов реструктуризации. И Центральный банк сам идет навстречу кредитным организациям, ведь если клиент не обслуживает свой кредит, то сам банк должен создавать резервы, то есть он должен фактически формировать дополнительные расходы, это напрямую ударяет по его прибыли. И Центральный банк идет навстречу коммерческим банкам в случае, если такие условия наступают, и сами коммерческие банки дополнительно резервировать не должны по этой задолженности средств.

Ксения Сакурова: Денис, а разве сам по себе кредитный договор не включает пункт о неких чрезвычайных ситуациях и стихийных бедствиях?

Денис Домащенко: Как правило, нет, как правило.

Ксения Сакурова: Как правило, нет, да?

Денис Домащенко: Да-да.

Ксения Сакурова: То есть кредитные договоры, они как раз деликатно обходят эту тему?

Денис Домащенко: Есть страховые компании, которые с удовольствием вас застрахуют, и, в общем-то, если у вас есть кредитное соглашение, то не мешало бы, в общем-то, дополнительно застраховаться и по здоровью, и по имуществу.

Петр Кузнецов: Ага. Ну то есть в таких случаях приходится пользоваться таким инструментом, как банкротство физического лица?

Денис Домащенко: Да.

Петр Кузнецов: Насколько он у нас распространен и эффективен?

Денис Домащенко: Смотрите, все зависит от объемов: чем выше объем, тем это более выгодно. Если объемы маленькие, то на издержках вы ничего не сэкономите, на издержках юристам.

Петр Кузнецов: Ага.

Ксения Сакурова: Денис, а вот вы говорите, что банки, учитывая обстоятельства, могут идти навстречу заемщику, но не совсем понятно, какая выгода для них в этом. Насколько я знаю по опыту и по практике многих наших зрителей, как раз-таки банки очень неохотно шли даже на ту самую отсрочку, которая сейчас положена в связи с потерей, например, работы. То есть что вообще может стать инструментом давления на кредитную организацию, если никаких рычагов воздействия законных на самом деле нет в этой ситуации?

Денис Домащенко: Ну, опять-таки, я хочу сказать, что законы есть, законы есть по ипотечным каникулам, это совершенно нормальный закон, он работает. Есть закон по кредитным каникулам пострадавшим от COVID. По остальным случаям там...

Ксения Сакурова: Ну вот в данном-то случае это просто чрезвычайная ситуация, это стихийное бедствие.

Денис Домащенко: Да.

Ксения Сакурова: Соответственно, этот случай не подпадает под те законы, которые сейчас есть.

Денис Домащенко: Ага. Вот в случае вот этих чрезвычайных обстоятельств, которые вы сказали, в банк обязательно надо обращаться, но при этом можно даже знаете как, не то чтобы пошантажировать, но намекнуть банку, что, вы понимаете, если вы не пойдете навстречу, я вынужден буду работать по закону о банкротстве физического лица. И в данном случае наверняка вам предложат какие-то более выгодные варианты взаимодействия с конечным банком, потому что здесь ситуация, если вы идете по закону о банкротстве, для банка это невыгодно, и тогда они будут искать вариант продолжить с вами сотрудничество. Дело в том, что клиент, продолжают же начисляться проценты на кредит, но просто переносится срок уплаты текущих платежей, поэтому я бы не сказал, что для банка это какая-то смертельная ситуация. Они предпочитают сохранить своих клиентов, нежели идти с ними на конфликт.

Ксения Сакурова: Ну то есть простить полностью не простят, но дадут отсрочку или, может быть, какую-то реструктуризацию?

Денис Домащенко: Безусловно, да.

Петр Кузнецов: Да, опять же, это искусство заголовка, потому что многие СМИ вышли с заголовком «Простят долги», а там же в «теле», уже в самом тексте речь идет о реструктуризации. Реструктуризация, мы понимаем, это изменение условий погашения долга, это вовсе не...

Денис Домащенко: Да, конечно, конечно, и поэтому не нужно вот так вот обнадеживать людей, потому что это еще хуже. То есть люди начнут друг другу передавать эту информацию: «А вот там прощают, а там нет...»

Петр Кузнецов: «А нам нет», да, уже начинается.

Ксения Сакурова: Уже начинается.

Петр Кузнецов: Мы сейчас с регионами отдельно поговорим. Денис, очень коротко, ваша оценка происходящего на ипотечном рынке, на рынке потребкредитов, насколько они сейчас перегреты, сколько еще запас прочности, потому что о закредитованности населения мы говорим уже давно.

Денис Домащенко: На мой взгляд, все, что делал Центральный банк последнее время по охлаждению этого рынка, действительно начинает работать, и люди, кто хотел взять кредит, они уже взяли. Новые условия, в общем-то, говорят за то, что рынок будет охлаждаться уже в ближайшее время, то есть такого спроса огромного не будет.

Петр Кузнецов: Ага. Здорово. Спасибо, спасибо.

Ксения Сакурова: Да, спасибо.

Петр Кузнецов: Денис Домащенко, заведующий лабораторией «Исследования денежно-кредитной системы и анализа финансовых рынков» РЭУ имени Г. В. Плеханова.

Ксения Сакурова: Продолжим обсуждать эту тему. С нами на связи Петр Кирьян, руководитель Лаборатории социальных исследований Института региональных проблем. Петр Андреевич, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Петр Кирьян: Добрый день.

Ксения Сакурова: Вот исходя из того разговора, который у нас сейчас идет, у меня сложилось впечатление, что нам не хватает какого-то действительно закона, который бы просто регулировал все эти ситуации. Неважно, у человека случилось стихийное бедствие какое-то, ну бывают разные обстоятельства, человек не властен над ними. Может быть, нам действительно нужен какой-то федеральный закон, который бы, например, обязывал кредитные организации включать пункт о ЧС в кредитные договоры, пункт о стихийных бедствиях, чтобы люди не вынуждены были ходить с протянутой рукой по банкам и уговаривать их дать им отсрочку?

Петр Кирьян: Смотрите, ничто не препятствует сделать очередную законодательную инициативу и ее принять. Проблема в том, что она не поможет большинству людей, отсрочку которым по уплате процентов и телу долга предлагает сделать Банк России. Это можно включить, не знаю, в ипотечные сделки, которые понятно, что это крупные кредиты и надолго платить, но в автокредиты или в так называемые потребкредиты, которые люди просто берут фактически на личные деньги, это будет очень сложно вставить, потому что...

Ксения Сакурова: А почему? Что помешает?

Петр Кирьян: Потому что в данной ситуации фактически это сделка по Гражданскому кодексу, гражданин берет деньги и обязуется их вернуть, никакого форс-мажора, связанного с тем, что, например, дом смывает не дай бог или он там сгорел вследствие лесного пожара, а он за него должен платить, не возникает. И мы с вами просто создадим в определенной ситуации жизненной, когда мы берем деньги в долг, особые условия по исполнению обязательств, когда в других ситуациях, например квартплата, я не знаю, необходимость оплачивать детский сад или какие-то там секции для детей, никаких таких отсрочек нет. Получается, что заемщик оказывается в привилегированном положении относительно обычного, так сказать, уклада жизни. Это с точки зрения законодательства и права недопустимая ситуация, не то что люди будут злоупотреблять, а именно сам подход.

Поэтому вернусь к началу, например, в случае с ипотечными сделками, наверное, можно сделать какие-то такие вещи, в случае с обычными кредитами, то есть самый массовый у нас потребкредит, примерно 200–210 тысяч рублей у нас граждане берут, это кредит, который придется возвращать. Единственное, на что можно надеяться, что банки действительно практикуют, – это так называемые отсрочки и рассрочки платежей.

Ксения Сакурова: Нет, ну смотрите, человек брал, допустим, кредит на ремонт, ремонт смыло; брал кредит на автомобиль, автомобиль тоже смыло, унесло, им уже невозможно воспользоваться; на телевизор брал человек кредит, тоже телевизор уже не работает. Ведь, в общем-то, обстоятельства так, ну по-житейски, они же понятные.

Петр Кирьян: Они понятные, но смотрите, мы платим с вами проценты по кредитам, они высоковаты, но все-таки, если мы будем зашивать весь этот форс-мажор в кредиты, а он все-таки периодически случается... Я напомню, что, если мы говорим о юге России, за последние, наверное, 10 лет это уже будет третья рекомендация банкам реструктурировать кредиты и обязательства гражданам в связи со стихийными бедствиями.

Петр Кузнецов: А, все-таки были рекомендации. Нам показалось, что это первая.

Петр Кирьян: Были рекомендации в 2013 году, были крымские рекомендации, но это именно рекомендации, то есть это не директива, это банки...

Петр Кузнецов: Петр, а не напомните в связи с этим, как банки отреагировали и была ли волна реструктуризаций именно по тем случаям?

Петр Кирьян: Значит, была не очень большая волна реструктуризаций. Связана она была с двумя обстоятельствами. Во-первых, вот предыдущий спикер у вас уже это сказал, я тоже это повторю: как ни парадоксально, российские заемщики очень дисциплинированы и стараются платить, выполнять свои обязательства по платежам. Даже в прошлый год, который, как вы помните, был пандемийный и где сокращались, соответственно, заработные платы, доходы и прочее, банки не столкнулись с массовыми неплатежами по кредитам. Наоборот, они даже отмечали, что дисциплина немножко улучшилась, это раз.

Во-вторых, все-таки средний размер кредита не очень большой и банки при предоставлении документов о том, что граждане получили, например, помощь как пострадавшие от тех или иных стихийных бедствий, давали отсрочку, например, на квартал, делали рассрочку. То есть они не отказывались от кредита, и заемщик не отказывался от обязательств, просто либо тело долга, либо проценты перенеслись на следующий период квартальный или полугодовой. Это выгодно и банку, потому что ему нужно, чтобы клиент платил, ему неинтересно, что клиент не будет платить, ну и в каком-то смысле выгодно и заемщику, потому что у него чуть-чуть больше свободных денег на вот эти первые несколько месяцев, чтобы оправиться от потери.

Петр Кузнецов: Ага, ага.

Вернемся к подтопленцам и погорельцам, о них тоже вспомнили. Ведь у такой категории есть такой инструмент, как страхование от чрезвычайных ситуаций, и, когда речь идет о регионах, увы, многие этим не пользуются, эта мера непопулярная. Вот нам пишет из Ленинградской области телезритель: «Почему нет обязательной страховки недвижимости? Почему все компенсируется в итоге из наших карманов? Собственники экономят, а вся страна оплачивает».

Петр Кирьян: Ну, это, кстати, вот к вопросу о законодательной инициативе, о чем мы говорили. Есть такая идея, чтобы вообще страховать жилье фактически в обязательном порядке, не как ОСАГО, здесь ответственность автолюбителя, а именно как вот сохранность имущества определенной стоимости в пределах, так сказать, того объема, который там задекларирован, то есть квартира, дом, не знаю, сарай, что-то еще. Есть две позиции против. Первая, что это деньги дополнительные, которые, скорее всего, будут приходить в виде дополнительной строчки в платежке за коммунальные услуги, но это самое удобное, чтобы не просрочить платеж.

А второй момент: извините меня, но этот платеж будет немножко неравномерный. То есть, грубо говоря, в каком-то огромном городе он будет минимальным для владельца квартиры, а, например, в каком-то населенном пункте в зоне сейсмоопасности, подтоплений, каких-то историй он будет максимальным, ну не запретительным, но он будет внушительным. И мы упремся в совершенно другую ситуацию, когда появятся вопросы, как пенсионеры будут это платить, как люди, которые, например, получают пособие по инвалидности, это единственный их источник дохода, будут платить. Соответственно, либо это бюджет должен доплачивать за это, либо какие-то социальные обязательства должны распределяться на других плательщиков.

И пока нет ответа на эти вопросы, сложно сделать единый закон о том, что все жилье страхуется, хотя такая инициатива есть и связана она не с чрезвычайными ситуациями, она в первую очередь связана с различными происшествиями, связанными с авариями в домах, когда там взрывается газ, и с проблематикой ветхости жилья, что, если вы теряете жилье, фактически вы оказываетесь в ситуации взаимоотношений с муниципальными властями, которые могут и не иметь возможности оказать вам помощь.

Ксения Сакурова: Мне кажется, что у нас люди все-таки страховщикам еще не очень доверяют, потому что сталкивались и не раз с ситуациями, когда действительно наступил страховой случай, они потом смотрели в свой договор, и выяснялось, что случай не очень страховой, получить можно либо не все, либо вообще ничего.

Петр Кирьян: Возможно, но это вопрос... Как это, чтобы понять, надо гонять. На рынке автострахования ситуация все-таки выровнялась в течение последних, наверное, 10 лет, и страховое сообщество, и Банк России очень четко и жестко отрабатывали все сложные ситуации, когда клиенты рисковали оказаться в ситуации, что они застрахованы, но не получают премию за риск. Я думаю, что с точки зрения жилищного страхования, учитывая, что Банк России остается у нас надзорным органом за рынком страхования, имея опыт в том числе взаимодействия со страховым сообществом по авторынку, никаких проблем сформировать четкие правила и по выплатам, и по сумме премий, и по условиям не будет.

Петр Кузнецов: Ага. Ну и вот к чему, уважаемые друзья и наш эксперт Петр Кирьян, приводят подобные инициативы Центробанка, из регионов нам начали писать, пожалуйста, вот из Архангельской только что: «А что, другие регионы лицом не вышли?» То есть так или иначе опять упирается в некую дискриминацию.

Спасибо большое. Петр Кирьян, руководитель Лаборатории социальных исследований Института региональных проблем, был с нами на связи. Мы обсуждали предложение Центробанка по реструктуризации кредитов подтопленцам, в данном случае отдельной категории, речь идет о тех, кто пострадал в результате наводнений на юге совсем недавно.

Мы переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Центробанк призвал списать задолженности пострадавшим от наводнений. Как это будет организовано?