США разогрели печатный станок

США разогрели печатный станок
Цены на авто. Кто больше читает? Дорогой керосин. День левшей. Телефонные мошенники. Трудовые мигранты. Зарплаты и пособия
Можно ли сэкономить на покупке автомобиля?
Зарплата или пособие: правда ли, что россияне не хотят трудоустраиваться из-за высоких выплат по безработице?
Трудовая миграция после пандемии
В России 20% всех лесных ресурсов мира, и стоят они дороже нефти. Как не потерять такое богатство?
Телефонные мошенники: что нужно знать, чтобы не потерять деньги
Самые читающие города России
Сергей Ильченко: Япония среди первых спровоцировала Вторую мировую войну. Но если говорить о возмездии, то при чём здесь мирные жители Хиросимы и Нагасаки?
Почему автомобили подорожали
Не-правые люди
Гости
Александр Бузгалин
профессор Московского финансово-юридического университета
Игорь Строганов
кандидат экономических наук, доцент кафедры предпринимательства и логистики РЭУ им. Г.В. Плеханова

Анастасия Сорокина: По-прежнему в прямом эфире программа «ОТРажение», в студии для вас сегодня работают Александр Денисов и Анастасия Сорокина.

Александр Денисов: Да. У нас через полчаса две темы: поговорим мы про техрегламент, из него выкрутили б/у детали, ну и также про Олимпийские игры, которые, возможно, будут тихими.

Ну и переходим к теме этого получаса. «США разогрели печатный станок»: Федеральная резервная система, аналог нашего Центробанка, намерена в этом году допечатать валюты еще на 20% долларов больше. Вот попадается в деловой прессе сообщение, что даже и 37% будет допечатано. Как эмиссия скажется на мировой экономике, в том числе на нашей экономике? К тому же Международный валютный фонд опубликовал, так сказать, предсказал угрозу для всех от доллара, его доминирование в мире.

Анастасия Сорокина: Мы зашли на сайт, чтобы посмотреть, как это сформулировано, вот короткая цитата.

Александр Денисов: Да, вот мы сейчас открыли страницу как раз IMF Blog, вот здесь была опубликована аналитика мировая о ситуации в мире. Вот здесь, в частности, МВФ и опубликовал результаты исследования, цитата такая короткая у нас: «Глобальное укрепление доллара США влечет за собой негативные последствия для торговли». Ну и мы опрос запускаем.

Анастасия Сорокина: «Храните ли вы деньги в долларах?» – «да» или «нет» отвечайте, посмотрим, какие у нас будут результаты в конце обсуждения.

А начнем мы его вместе с Игорем Строгановым, кандидатом экономических наук, доцентом кафедры предпринимательства и логистики РЭУ имени Г. В. Плеханова. Игорь, добрый вечер.

Александр Денисов: Игорь, здравствуйте.

Игорь Строганов: Добрый вечер.

Александр Денисов: Я вначале очень удивился, думаю, надо же, МВФ, карманная организация США, сама же на себя компромат и публикует, что доллар является угрозой всей мировой экономике. Потом вчитался, ну вот там сколько было возможно, в эту небольшую выжимку из этого исследования, там кратковременные негативные эффекты от доминирования доллара в мире. Ну, мы привыкли «Известия» еще в советские времена между строк читать, вот тут между строк, Игорь, будем считать, что в принципе доминирование доллара – это давным-давно угроза уже для всех?

Игорь Строганов: Ну, это угроза, в общем-то, с самого начала. Не надо забывать, что XIX век и первая половина XX века было временем колониализма, когда Европа имела колонии в Африке, в Азии, Америка пыталась... Для Америки это в принципе Латинская Америка, это идет по доктрине Монро, это ее колония с давних времен, они в принципе там и продолжают сидеть. Но к середине XX века быть колонией уже официально стало как-то нехорошо. Это можно было в XIX веке Бельгии зайти куда-нибудь в Конго, пару миллионов местных жителей уничтожить, добывать спокойно для себя полезные ископаемые, соответственно производить ткани, использовать дешевый рабский труд, и все было нормально.

К XX веку это стало уже неприлично, соответственно, колониализм, неоколониализм стал финансовым. Когда доллар стал мировой резервной валютой, в долларах происходила и внутренняя оценка экономики, и внешняя торговля, и, соответственно, все мировые экономики стали завязаны на доллар. Какие-то как в принципе в силу римских клиентских отношений, это Европа с Америкой, Азия точно так же, Япония точно так же, какие-то в силу неоколониального статуса, как все остальные практически, кроме буквально одной-двух стран, ну Советский Союз понятно, хотя он тоже считал очень многое в долларах, Китай был ориентирован на доллар практически всегда, значит, только Северная Корея и Куба, может быть, сопротивлялись.

И получается, что вот это вот отношение, когда неоколониальные отношения, опять-таки кто-то производит дешево, продает вам, а вы продаете задорого, – это эксплуатация всего мира. И вот эта однополярная система, когда доллар является мировой валютой для всех, – это плохо. Это, во-первых, небезопасно, во-вторых, это продолжающееся доминирование Америки и в экономическом, и в политическом, и во всех остальных пространствах. Ну и, в общем-то, мы видим, что происходит сейчас в Америке, у них по сути вялотекущая гражданская война уже идет, а тогда о какой стабильности мировой экономики мы можем говорить, если мировая экономика – это доллар?

Анастасия Сорокина: Игорь, но сейчас говорят эксперты о таком эксперименте. То есть понятно, что доллар все равно, по-прежнему остается главной резервной валютой. Но ведь они печатают, просто круглосуточно станки там работают не останавливаясь, доллары, чтобы побороть последствия вот этой пандемии, при этом доллар ничем не подкреплен, такая голая наличность. Вообще несет США ответственность за то, что сейчас происходит? И как это отразится, скажем, на экономике других стран, которые зависят, понятно, от цен на импорт, реагируют на торговые отношения?

Александр Денисов: Или за ним, кроме нашей веры, ничего нет? Потому что ну все-таки мы доллары-то покупаем, когда хотим что-то сберечь, доходы какие-то свои.

Игорь Строганов: Смотрите, если к 1944 году, когда вот как раз случились Бреттон-Вудские соглашения, когда доллар стал мировой резервной валютой, почему он стал ею? Потому что он был... золотом, это была практически единственная стабильная валюта, потому что Америка не вела войны на своей территории, она никогда не воевала напрямую практически, это была стабильная мировая валюта. Сейчас, даже если вы почитаете учебник по экономике, написано, что валюта обеспечена возможностью государства ее обеспечить, то есть такая закольцовка, про золото там ни слова, ни про какие обязательства там ни слова, там просто что государство может ее обеспечить. А чем?

Вот я буквально до нашего эфира залез на сайт, есть такой специальный сайт usdebtclock.com, там показывается госдолг США в реальном времени – 26,5 триллионов долларов, 26, весной было 17. То есть они практически вдвое ушли за несколько месяцев. Это означает очень простую вещь: они никогда в жизни этот долг вернуть не смогут, а соответственно, единственный их путь... Два пути: или продолжать наращивать долг, потому что они доминируют политически, военно и экономически и они могут заставить других опять-таки продолжать им в долг продавать, торговать, как они делают с Китаем, либо они могут эту валюту просто в какой-то момент обнулить. Ну, давно ходит идея, что, например, в какой-то момент ФРС, так как это частная лавочка, а это частная контора, мы это знаем, они просто говорят: «Мы делаем новую валюту», – например американо. Она уже обеспечена государством, она уже никакого долга не несет, потому что это новая валюта, это частная лавочка, и вообще о чем вы говорите, какой доллар, и все.

Александр Денисов: Игорь, извините, тормозну вас. Вот как раз я открыл вот этот сайт usdebtclock.org, да, вот сейчас посмотрим с монитора, невероятно увлекает, тут цифры бегут просто... со скоростью...

Анастасия Сорокина: Я бы даже сказала, не то что увлекает, а просто впадаешь в ступор от таких цифр.

Александр Денисов: Да-да-да, 26, я даже не знаю, как это назвать...

Анастасия Сорокина: Триллионы?

Александр Денисов: Игорь, сколько?

Игорь Строганов: Триллионы, триллионы.

Александр Денисов: Двадцать шесть триллионов, и все накручивается все больше и больше. Как страна, таким госдолгом нагруженная, не дает течь, вот экономика такая? Любопытно.

Игорь Строганов: Так она давно дала течь. Она дала течь еще к 1980-м гг., только проблема в том, что такого рода дредноут тонет очень долго, и пока все, скажем, считают, что он только растет и взлетает в воздух, он и будет расти. Вы слышали такую концепцию, как кот Шредингера?

Александр Денисов: Да, слышали.

Игорь Строганов: Знаете про такое?

Александр Денисов: Ну расскажите, слышали, да-да-да.

Игорь Строганов: Представьте себе ситуацию: есть ящик, в нем сидит кот. Соответственно, у этого кота внутри устройство, в котором ампула с ядом. Если ампула сломается, то кот умрет; если она не сломается, то есть случайное событие, он живой. И этот ящик стоит в еще одном ящике. И по сути для любого внешнего наблюдателя такого рода кот одновременно и мертвый, и живой, потому что мы не знаем, мы не открыли ящик. Но когда мы откроем ящик, мы увидим, какой он стал.

Так вот в какой-то момент умные люди сказали, что существует и война Шредингера, когда неважно, кто кого убил, кто где воюет, кто против кого и как, главное, что про это напишут СМИ, какую они историю расскажут и во что поверит зритель. Так вот доллар – это по сути та же самая валюта Шредингера, потому что неважно, сколько эксперты говорят про неминуемый кризис, про кризис капитализма, про финансовые пузыри, про то, что с 2002 года мы видим непрерывные проблемные ситуации, но тем не менее посмотрите, как растет рынок акций, бешено растет.

Почему? Потому что люди продолжают верить в историю, люди продолжают накачивать организации спекулятивным капиталом, при этом абсолютно уверенно считая, что неважно, что там говорят про кризисы, доллар растет, капитализация Apple, посмотрите на Google, Alphabet и так далее. Это вот именно та самая валюта Шредингера: она может тонуть сколько угодно, но пока мы с вами говорим, что это мировая резервная валюта и с ней ничего не будет, так оно и будет происходить, пока не грохнется окончательно.

Анастасия Сорокина: Игорь, давайте послушаем, что говорят наши зрители. Дозвонился Анатолий из Барнаула. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день, ой, доброй ночи, у нас в Барнауле уже ночь. Но я очень внимательно, так получилось, попал на вашу передачу актуальную, в общем, не только, наверное, для меня, для многих людей.

Отвечая на ваш вопрос, «Храните ли вы деньги в долларах?» – да, храню, и достаточно большую сумму храню. Вопрос в том, что где-то недельки 2 тому назад... Ну, я как бы согласен с Игорем, вашим как бы человеком, с которым вы в студии беседуете...

Анастасия Сорокина: Экспертом.

Зритель: Да, экспертом, абсолютно я с ним согласен. Более того, я уже где-то месяц-полтора реально подумываю поменять доллары США в швейцарские франки; более того, недельки уже практически пришел в банк, чтобы это сделать. Но что-то потом, знаете, маленько испугался, все-таки сумма большая, как бы думаю, что подожду. Хоть я, конечно, не эксперт, но я, в общем, так достаточно, как бы это сказать, слежу за этим делом в меру возможностей.

Поэтому да, я согласен и с экспертами, и с людьми, разделяющими эту точку зрения в той части, что да, доллары, к сожалению, в самое ближайшее время, наверное, скорее всего, превратятся в нечто наподобие нашего российского рубля, к сожалению, тут не надо быть выдающимся аналитиком финансовым, и люди, которые хранят, спасаются от инфляции нашего российского рубля в долларах, им надо что-то будет думать, ну что-нибудь типа наподобие моего, либо куда-то в швейцарские франки, либо во что-то... Я не знаю, в России во что. Вот я живу в Барнауле, это не просто провинция, а глухая провинция; как здесь, что можно противопоставить, в общем, сказать очень сложно. Ну вот реально в моем случае только поменять на швейцарские франки, больше ничего...

Александр Денисов: Анатолий, а вы на что-то копите или так, на будущее откладываете для собственного спокойствия?

Зритель: Вы знаете, я ни на что в принципе не коплю, я для собственного спокойствия их оставляю, потому что какой-то инструмент такой реальный, рабочий, чтобы как-то не то что там приумножить свои деньги, трудовые накопления, а чтобы их как бы спасти от инфляции. У меня уже они давно, поэтому я вот держу-держу, но уже готов, прямо не знаю, сколько мне еще терпения хватит глядеть на то, что делает Дональд Фредович со своей валютой, ну вот в самое ближайшее время...

Александр Денисов: Анатолий, а сколько долларов вы покупаете ежемесячно? Сто, двести, пятьсот или тысячами? Как вы их?

Зритель: Вы знаете, я сейчас последний где-то год доллары не покупаю. Я их покупал, знаете, в этом году собирался ехать в Грузию, но в связи с пандемией, к сожалению, не случилось, пришлось отменять все свои забронированные и отели, и билеты. Я их не покупаю и вообще валюту не покупаю, ну потому что как бы уже... Как бы сказать, доходы не те, я уже сейчас на пенсии, чтобы вот покупать где-то 1–1,5 тысячи долларов, условно говоря, в месяц...

Александр Денисов: Как раньше вы делали, да?

Зритель: Да, я раньше делал, но я тысячу не покупал, где-то у меня 750–800, я вот так покупал, когда, в общем, были тучные времена, как модно выражаться было. Сейчас они уже далеко не тучные, к сожалению, поэтому вот так.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Анатолий, вам за вопрос.

Александр Денисов: Спасибо, Анатолий.

Анастасия Сорокина: Думаю, да и не думаю, а я вижу сообщения, многие спрашивают о том, что посоветует эксперт. Какой может быть альтернатива, в чем хранить свои сбережения, у кого они есть, Игорь?

Игорь Строганов: Ну так очень простой вопрос – храните их в рублях, в валюте той страны, в которой вы живете, экономика, которая, в отличие от упомянутой Америки, обеспечена реальной экономикой, которая невзирая ни на что растет, да, растет медленно, да, с проблемами, да, у нас системных проблем хватает, но мы во всяком случае выжили, мы прожили через карантин вполне нормально, без особенных потерь, и судя по тому, что планирует делать президент, судя по всем собраниям и словам, мы будем продолжать расти и развиваться. Во всяком случае у нас как минимум хватает военной силы нашу экономику держать в более-менее нормальном состоянии.

Анастасия Сорокина: А как наша экономика будет реагировать на укрепление доллара? Стоит ли этого опасаться, как-то к этому готовиться?

Александр Денисов: Или на его падение.

Анастасия Сорокина: Или на его падение, да.

Игорь Строганов: Если вы посмотрите на динамику, соотношение стоимости нефти и стоимости доллара к рублю, вы увидите такую забавную вещь, что где-то, если я правильно помню, с 2004 года это соотношение абсолютно одинаковое. То есть сколько стоит нефть в долларах и сколько стоит она в рублях, столько же стоит доллар в рублях и рубль в долларах. И все, что делает наше экономическое правительство, оно в принципе держит это соотношение. Такой момент: рубль-то к доллару рухнуть может в принципе, он не то что рухнуть, он может уменьшиться, это абсолютно естественный процесс, потому что чем дешевле рубль по отношению к доллару, то есть чем вот это не 70, а 80, тем проще нашим экспортерам, а это статьи заработка, тем проще нашей экономике.

Но вопрос в том, что по-хорошему нам вообще не надо на доллар ориентироваться. У нас огромный пласт экономики составляет обмен, торговля с Китаем, нам бы ориентироваться на юань, нам бы ориентироваться на азиатские валюты, нам бы ориентироваться, в конце концов, на евро, потому что мы с Европой торгуем очень много. Нам доллар-то по сути не нужен, это атавизм. Вот, кстати, как телезритель звонил: очень многие люди, особенно старшего поколения, скажем, как мои родители в том числе, вот доллар – это наше все, вот мы что-то заработали, мы отложили в доллар. Да, когда-то это работало, но сейчас смысл один очень простой: вы сейчас купите доллары, а где-то в какой-то момент крупные ребята, которые, например, всю весну вкладывались не в доллар, они вкладывались в золото...

Посмотрите, есть в интернете новости экономические, сколько люди вкладывались в золото, причем какие люди и с какими деньгами, как гоняли самолеты со слитками невзирая на любую пандемию. Эти люди в какой-то момент просто решат, что лавочку нужно закрывать, снимать сливки, как бы сбрасывать туристов, как это называется, туристы – это мы с вами, непрофессионалы, и ваши доллары превратятся в резаную бумагу.

Александр Денисов: Игорь, а вот про золото любопытно, потому что у нас вот сегодня на летучке спор зашел, как вот с золотом ситуация складывается, вообще интересно ли это рядовым зрителям, ну и нам тоже, вот мы тоже обыватели. Что с золотом-то? Нам можно что-то предпринять или нет?

Игорь Строганов: Так золото – это реальная мировая резервная валюта, которая растет, которую последние десятилетия закупают все страны просто в нечеловеческих количествах. Кстати, посмотрите, на каком месте Россия по закупкам, она там чуть ли не третья по закупкам; первая, кстати, Бельгия была пару лет назад, потом там идет Китай, Россия и пара еще европейских стран, Израиль, кстати, очень активно золото закупает. Золото опять же вот последние полгода, с начала пандемии, основные мировые инвесторы закупают именно золото, никто не покупает валюту, потому что золото на самом деле – это то, чем можно обеспечить любые деньги, неважно, евро, американо, юань, рубль и все остальное. Золото – это слиток, с ним ничего не произойдет, а рубль, доллар и все остальное – это по сути бумажки, и эти бумажки – это нули и, соответственно, единички в компьютере: выключи компьютер, и их не будет, а золото останется.

Александр Денисов: То есть это, Игорь, игра для крупных инвесторов, как их называют, портфельные или еще как-то, или для рядового это тоже способ подстраховаться?

Игорь Строганов: Это тоже доступно, просто вы не получите очень высокую доходность. То есть понятно, что рядовой человек, ну вот, грубо говоря, я вложу, к примеру, напрягусь, вложу 100 тысяч в золото: да, у меня будет немножко расти, он от года к году растет, но я от этого прибыльности особой-то не получу. Вот если я вложу миллион, например, уже будет веселее, 10 миллионов – еще веселее. Но зато в какой-то момент я это продам и не потеряю ничего.

Анастасия Сорокина: Вот про «не потеряю»...

Александр Денисов: Игорь, а я вот обратил внимание...

Анастасия Сорокина: Саш, вот очень многие, просто через одного тут сообщения сыплются, все боятся деноминации и говорят о том, что и с рублем тоже могут произойти какие-то изменения. Может быть, действительно швейцарские франки, золото, какие-то такие способы будут более надежными, для того чтобы действительно не потерять, если не приумножить, то хотя бы сохранить?

Александр Денисов: А я, кстати, обратил внимание, Игорь, вы когда сказали про 100 тысяч, то не сказали, в рублях или в чем-то, тут же себя тормознули. Мне это понравилось.

Игорь Строганов: Рублей, конечно. Я простой российский преподаватель, откуда у меня доллары? У меня только рубли.

Нет, смотрите, здесь вопрос в том, что любая внешняя валюта все равно подвержена политическим и экономическим влияниям и вы все равно потеряете так или иначе. Опять же хотя бы золото, в него вложился и ровно столько же, сколько вложился, ты обратно получишь в случае чего. Да, предсказывают аналитики перетряски на стоимости золота, это так называемый тот же самый сброс туристов, как называют это профессионалы, это их терминология. Но тем не менее хотя бы золото в цене всегда.

И опять-таки, если просто смотреть на то, что покупают, а покупают люди золото, а не доллары, не франки....Что такое швейцарский франк? Швейцария всю жизнь – это деревня. На чем она выехала? – на том, что она с начала мировых войн работала как такой хаб независимый финансовой системы между Америкой и Германией, нацистской в том числе, между Европой и Америкой, между Россией и Германией, плюс в том числе поднялась на перепродаже российского императорского золота и сокровищ. Да, это хаб, да, это независимая банковская система, но вопрос: а кто ее контролирует? Кто вам сказал, что вы купите франки, а они через 10 лет не станут чем-то другим? Опять-таки, да, «патриотизм» финансовый не очень сильно популярен, но, с другой стороны, мы живем в стране, в которой основная валюта рубль и очень многие товары производятся в рублях, и вам выгоднее быть в рублях, чем в долларах, а потом кусать локти.

Помните биткоины, история? «Ой, биткоин сейчас вырастет, ой, сейчас все, вложимся» – где сейчас этот биткоин? Сколько он стоит? Он нигде. То есть люди, которые вложили в биткоин 2 года назад, потеряли очень много, ну кроме тех, кто снял, естественно, для себя, а такие тоже были. Речь об этом, что в мире и во время экономической турбулентности, – а мы сейчас именно в таком времени, в таком моменте, – либо надо сидеть в чем-то материальном, то есть если у вас есть деньги, купите, в конце концов, квартиру, машину, либо вложитесь в золото. Валюты все-таки вопрос спорный, ну либо в собственную валюту, в рубли, да, потому что мы в этом живем, мы в принципе живем неплохо, мы сейчас пятая экономика мира по объемам и по росту, и, судя по всему, тормозиться мы не собираемся.

Анастасия Сорокина: И деноминации тоже не предвидится?

Игорь Строганов: О, кстати, про деноминацию, прошу прощения, я забыл. Это кто-то вбросил, причем вбросил, судя по всему, для того чтобы просадить акции. Потому что, на мой взгляд, я не вижу вообще никаких предпосылок для деноминации. Зачем? Да, ее могут опустить, с 72 до 80 могут, это экономически выгодно сейчас для нас, но деноминировать бессмысленно, зачем? Это опять перетряхивать экономику, это всеобщая паника, мы с 1998 года знаем, что деноминация – это потерять все. Народ кинется выводить деньги за рубеж, это не нужно ни экономическому блоку, ни президенту, ни нам с вами, этого делать никто не будет, потому что это экономически бессмысленно и глупо.

Александр Денисов: Игорь, стоит ли, как де Голлю в 1965 году, собрать нам все доллары на корабль и отправить? Помните, он так поступил? Правда, Франция, наверное, потом передумала, не наверное, а точно передумала. Стоит ли так сделать, взять с него пример?

Игорь Строганов: Давайте отвечу небольшой притчей. Значит, Китай в течение последних 15 лет через свои три основные национальные нефтяные компании, это Sinopec, China Oil и PetroChina, закупает активы, то есть это месторождения, это геологоразведочные компании, это перерабатывающие компании, то есть всю цепочку добычи, переработки и реализации нефти и газа. Как он это делает? Он покупает актив и платит за него не долларами, не юанями, а облигациями госдолга США. То есть они отдают долг США клиенту, который им продал актив, а себе получают физическое месторождение с нефтью, то есть реальную физическую нефть. И вот это правильный путь, сейчас надо, наоборот, доллары убирать из экономики, убирать из наших резервных фондов, докупать больше золота, и вообще инвестировать надо в нашу экономику, потому что это единственный способ выжить в дальнейших кризисах.

Александр Денисов: То есть это другой способ, так сказать, не корабль, а по-другому вернуть Америке их добро?

Игорь Строганов: Да, пускай они плывут дальше, куда они хотят и как они хотят, в конце концов, может и выплывут, кто знает, они хитрые ребята, они много лет сидят на этих финансовых потоках, они могут выплыть. Но вопрос в другом – нам-то зачем при этом присутствовать? У нас должен быть свой дредноут, который тихо-спокойно, наш ледокол арктический, который тихо-спокойно плывет, спокойно себе рыбу собирает, что-то перерабатывает и спокойно живет. Главное нам не касаться этих экономических войн, потому что мы в них проиграем пока.

Александр Денисов: Да. Игорь, вот тут парад-то был военно-морской, самый здоровый у нас «Орел», по-моему, подводный крейсер, да? Вот это махина, вот на нем и поплывем.

Игорь Строганов: Да, да.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо. На связи у нас был Игорь Строганов из Университета имени Г. В. Плеханова.

Что, у нас звонков много, Настя?

Анастасия Сорокина: Вопросы, вопросы от зрителей. Выслушаем Павла из Московской области. Здравствуйте. Павел, добрый вечер.

Зритель: Алло, добрый вечер.

Ну вот Игорь Строганов пропал, а у меня как раз... Вот по золоту он говорил. Золото, чувствуется, подорожает, и очень резко, американцы, он сам сказал, ребята хитрые, не зря вкладываются экономически по всему миру. Швейцарию упомнил, в которую даже Гитлер не стал входить, значит, что-то в мире... А вот меня интересует, очень часто нас пугают, что американцы печатают... Я как простой гражданин, меня интересует, американцы печатают, мы не печатаем, весь мир не печатает, но я уверен, что доллар подорожает и будут его россияне покупать и весь мир дороже, чем сейчас. Почему?

Если мы так правильно ведем экономику, если мы не печатаемся... Американцы печатают, но почему доллар-то дорожает, дорожал и будет дорожать несмотря на то, что, как Игорь Строганов заявил, мы поплывем своим экономическим путем? Ну не получится, я так думаю. Вот мне хотелось бы узнать, доллар почему подорожает или не подорожает?

Анастасия Сорокина: Павел, спасибо вам за вопрос. Мы зададим его Александру Бузгалину, профессору Московского финансово-юридического университета. Александр Владимирович, добрый вечер.

Александр Бузгалин: Добрый вечер, здравствуйте, уважаемые коллеги. Рад вас слышать, рад вас видеть. Мне всегда интересно с вами вести диалог, и он очень жесткий, очень важный.

Прежде всего я согласен, что инвестировать надо прежде всего в российскую экономику, ее развивать, и нужны большие стратегические проекты, тогда будет у нас действительно мощный корабль. В остальном, к сожалению, Игорь дал очень много красивых образов, но очень мало конкретных ответов и, к сожалению, не всегда прав. (Экономисты вообще любят спорить друг с другом.)

Давайте посмотрим на фаты. Накануне зимы 2019–2020-х гг., когда начался мировой финансово-экономический кризис, доллар стоил 60 с копейками рублей, сейчас он стоит 70 с большими копейками, а евро так и вообще 80 с большим хвостом, да? Соответственно, те, кто вовремя купил тогда доллары, выиграли 15%, ни один Сбербанк за несколько месяцев или другой банк не даст такого дохода. Вот вам практический ответ, почему люди покупают доллары.

Вопрос другой, почему доллар до сих пор является мировой валютой, почему он достаточно силен. Ну, силен не только доллар, силен и евро, сильной валютой является юань, совершенно верно. И кстати, Китай ведет очень жесткий курс, у них фиксированный курс юаня по отношению к евро и к доллару, и это государственная политика, жестко регулируется обмен, и большинство китайцев хранят деньги в юанях. Это валюта, которая обеспечена стратегическими планами страны.

В России, к сожалению, стратегических планов нет, разговор об удвоении ВВП у нас как-то заглох, национальные проекты пересматривают, мы не пятая экономика в мире и уж тем более по темпам экономического роста, извините, но мой коллега тут просто, видимо, не посмотрел внимательно статистику. Россия, к сожалению, после кризиса будет в депрессии, и спад как минимум составит 10%, а отнюдь не рост, -10%, а не плюс сколько-то процентов после этого кризиса. Спад будет общемировым, и Россия здесь будет среди тех, кто падает. У нас уже был опыт 2008–2010-х гг., в Америке спад был 5%, в Китае был рост 5% с хвостиком вместо 7,8% как обычно, в России кумулятивный спад был -10%, один из самых больших в мире. И после этого рост был когда 1,5%, когда 0%, а когда и -0,5%, поэтому не надо впадать в эйфорию, быть патриотом не значит говорить то, чего нет.

К сожалению, российская экономика очень жестко зависит от цены на нефть, и, действительно, есть связь между ценой на нефть и курсом рубля, отсюда очень жесткая зависимость бюджета от цен на нефть, наших с вами доходов от цен на нефть. Кто-то сказал, что очень хорошо, что рубль дешевеет, – да, нефтяные корпорации, газовые корпорации от этого получают очень большие доходы, совершенно верно. Но извините, когда нам надо купить лекарства, которые производятся за рубежом, я уж не говорю об оборудовании, которое мы покупаем сегодня в Европе, в Китае, в Соединенных Штатах косвенно, потому что они напрямую нам сейчас это не продают, через посредников, через ту же Белоруссию или еще что-нибудь. Во всех этих случаях мы переплачиваем втридорога. Да и когда мы с нашей зарплатой оказываемся перед необходимостью… 15%, а не потерять 15%, вот опять-таки оказывается, что низкий курс рубля – это отнюдь не то, что нужно гражданам.

Александр Денисов: Александр Владимирович, вот как раз насчет потерь...

Александр Бузгалин: Для промышленности низкий курс есть плохо.

Александр Денисов: Да. Насчет потерь, вот зрители хотят с вами посоветоваться, как быть им.

Анастасия Сорокина: Татьяна из Калининграда на связи. Здравствуйте.

Александр Денисов: Да, боится потерять сбережения.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Да, здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Да, Татьяна, мы вас слушаем, говорите, пожалуйста.

Зритель: Вы знаете, вот здесь вот был Игорь, он говорил как бы патриотично о хранении денег в рублях, что вот мы выиграем. Но он, наверное, знаете, молодой, а мне 57 лет, и мы прошли уже вот это хранение денег в рублях. Я когда была маленькая...

Александр Денисов: То есть вы переболели патриотизмом, Татьяна, все уже?

Зритель: …мне мама все деньги складывала на книжку. Мама моя работала, на старость тоже деньги складывала на книжку. В итоге у нас перед 1990-ми гг., у меня было 5 тысяч советскими рублями, у мамы 8 тысяч. И когда вот это вот все пришло, эти деньги у нас рухнули, и не только у нас, у нашей семьи, а больше половины нашего народа, понимаете? Мы это пережили, мы знаем, что это такое потерять деньги. И на сегодняшний день вот я, например, храню деньги так, в долларах, евро и Сбербанк, карточка Сбербанка. До свидания, спасибо.

Александр Денисов: То есть в рублях все-таки, три кучки у вас, доллар, евро и рубли, да?

Зритель: Доллары, евро и Сбербанк, на карточке в Сбербанке. Спасибо, до свидания.

Александр Денисов: Спасибо большое, Татьяна.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Татьяна.

Еще Валерий из Ростова-на-Дону. Здравствуйте. Валерий?

Александр Денисов: Да, звонок у нас ушел...

Александр Владимирович, а такой вопрос: может ли быть ситуация наоборот? Вот мы все переживаем, в Америке идет перестройка, сравниваем с собой, пророчим, ну не пророчим, предполагаем, что им там туго придется. А они могут из этой перестройки выйти, наоборот, еще сильнее, США?

Александр Бузгалин: Ну, прежде всего я хотел бы еще раз прояснить: доллар – это не просто то, что кто-то печатает. Физически вообще наличные доллары печатают в минимальном количестве, речь идет о кредитной эмиссии, это действительно некие записи на счетах. Но есть иллюзия с золотом, я это прокомментирую, потом два слова про мощь Америки сейчас и ее огромной противоречивости сейчас и в будущем. По поводу... в той мере, в какой на рынке золото признается в качестве всеобщего эквивалента. Золото на необитаемом острове совершенно бесполезная железяка. Если бы у вас в Советском Союзе нашли 10 килограммов золота, вам бы 10 лет дали без права переписки, понимаете, в чем дело?

Александр Денисов: Доллары нашли бы, Александр Владимирович, то же самое дали бы.

Анастасия Сорокина: Тоже, да.

Александр Бузгалин: То же самое было бы, да, совершенно верно, понимаете? Поэтому вопрос не в том, что кто-то верит СМИ, не еще в чем-то, а вопрос, обеспечены ли эти деньги товарной массой на мировых рынках. Вот доллар обеспечен товарной массой на мировых рынках, потому что бо́льшая часть мировой торговли шла, идет и в ближайшей перспективе будет идти в долларах.

И причина этого прежде всего в том, что основные финансовые корпорации контролируются Соединенными Штатами Америки, точнее это по прописке американские корпорации. Крупнейшие транснациональные финансовые корпорации, крупнейшие корпорации в области производства, высоких технологий, IT-технологий по-прежнему американские корпорации по своей прописке, им удобно базироваться на стране, которая имеет НАТО, которая контролирует мировые суды, которая устанавливает мировые законы на финансовых рынках и так далее. Это сращено с этой сверхстраной, Соединенные Штаты – это не национальное государство, это, так сказать, родина мирового глобального капитала, понимаете, в чем дело? Пока этот мировой глобальный капитал менять родину не собирается, они сращены с этим правительством, у них все тип-топ.

Но в целом мировой финансовый рынок – это огромный черный ящик, который находится в кризисе и может лопнуть в любой момент, поэтому любой честный, настоящий эксперт вам скажет: условия глобального кризиса капитализма – нет надежной валюты, ни рублей, ни юаней, ни каких-либо других, для того чтобы обеспечить себе будущее, ненадежная система сейчас, он в кризисе, в системном кризисе.

И поэтому каким-то образом подстраховаться... деньги надо было хранить в Российской империи, чтобы себя застраховать в 1916 году? – никакие, потому что на пороге стояла социалистическая революция. И в условиях социалистической революции надо было быть порядочным человеком, вставать по одну или по другую страну баррикад и бороться за то, что ты считаешь правильным. Я считаю, что правильно делали красные, в конечном итоге появилась мощная страна и очень много это все дало миру при всех огромных глубоких противоречиях. Вот сейчас ситуация очень похожая. Поэтому вкладывайте в хорошие дела.

Александр Денисов: Спасибо большое, Александр Владимировича.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо. Это был Александр Бузгалин, профессор Московского финансово-юридического университета.

Что ж, подводим итоги опроса.

Александр Денисов: Да. «Копите ли вы в долларах?» – «нет» 73%, соответственно, 27% «да». Ну и помним, что, как Игорь Строганов сказал, «туристов сбрасывают», мы «туристы» для глобального рынка.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
igor pushkarev
Тщательнее выбирайте для комментариев "простых российских преподавателей", не имеющих долларов. Их нет у него, потому что он не знает разницу между деноминацией и девальвацией.