Должники тормозят развитие коммунальной инфраструктуры

Гости
Наталья Чернышева
эксперт в сфере ЖКХ
Дмитрий Гордеев
заместитель председателя комитета ТПП РФ по предпринимательству в сфере ЖКХ

Тамара Шорникова: Продолжаем. Должников по ЖКХ защитят от коллекторов. Госдума приняла во втором чтении соответствующий законопроект. Управляющим компаниям, товариществам собственников жилья и жилищным кооперативам запрещается заключать посреднические договоры с коллекторами для взыскания просроченных задолженностей по жилищно-коммунальным услугам.

Иван Князев: Ну вот еще свежая новость из правительства: вопрос о стандарте допустимой доли расходов граждан на ЖКХ проработают к 1 июля. Пока федеральный порог оплаты ЖКУ - 22%. Он действует в 58 регионах. Если семья тратит из своего бюджета больше, то положена субсидия. В 24 субъектах России максимально допустимая доля расходов на ЖКУ составляет от 15 до 21%. В 3 субъектах максимальный порог менее 15%.

Тамара Шорникова: Это всё для граждан, а как быть с поставщиками коммунальных услуг? «Накопленные россиянами долги по оплате ЖКУ не позволяют ресурсоснабжающим организациям развивать инфраструктуру», - заявил вице-премьер Марат Хуснуллин. Нет денег, проще говоря, на ремонт и строительство. Долги граждан за жилищно-коммунальные услуги к началу этого года составили 625 миллиардов рублей. Что делать, как выходить из замкнутого круга, обсудим с экспертами.

И вы, конечно же, звоните, пишите, рассказывайте, по силам ли вам сейчас оплачивать коммунальные услуги, есть ли долги.

Иван Князев: Да, или, может быть, ваши соседи задолжали, из-за этого у вас управляющая компания не выполняет, например, какие-то работы, или уж чего там совсем страшное, может быть, даже ресурсоснабжающие организации что-то там уже начинают сокращать вам.

Дмитрий Гордеев у нас в студии, заместитель генерального директора Ассоциации «ЖКХ и городская среда». Здравствуйте, Дмитрий Павлович.

Дмитрий Гордеев: Добрый день.

Иван Князев: Дмитрий Павлович, цифра-то на самом деле серьезная - 625 миллиардов рублей. Как мы понимаем, что все-таки других-то доходов у ресурсников просто нет, кроме как те деньги, которые мы им платим. Только ли в этом дело?

Дмитрий Гордеев: Совершенно верно, ресурсоснабжающая организация получает, в основном, плату от потребителей. Но потребители - это не только граждане, это и управляющие организации. Есть цепочка. Вот при прямых договорах собственники и наниматели платят напрямую ресурсоснабжающей организации, а если договора не прямые, то собственники и наниматели платят управляющей организации. Некоторые управляющие организации задерживают эти платежи, перечисляют их не полностью. Но у нас есть еще и промышленные потребители, есть еще и бюджетные потребители - всевозможные государственные учреждения, муниципальные учреждения.

Иван Князев: Самые злостные-то кто из них? Промышленные?

Тамара Шорникова: Из-за кого недополучают ресурсники? В основном.

Дмитрий Гордеев: Примерно, примерно распределяется поровну, условно говоря, по группам по этим. Пожалуй, население, может быть, чуть крупнее, чем остальные. Но есть очень много случаев, когда и бюджетные организации не платят, и с ними ресурсоснабжающие организации ничего не могут поделать. Там, условно говоря...

Иван Князев: Потому что такой бюджет региона.

Дмитрий Гордеев: Бюджет региона. Потом это все-таки солидная организация, там государственная, условно говоря, тюрьма, к примеру. И что ты с ней сделаешь? Все равно ты ее не оставишь без ресурсов.

Иван Князев: Свет не отключишь.

Дмитрий Гордеев: Да-да-да. И стратегические там, и т.д. Иногда этим злоупотребляют даже бюджетные организации. В результате тот тариф, который предусматривает деньги на обслуживание инженерной инфраструктуры, он как бы идет не полностью, и расходы идут в первую очередь на текущие проблемы, а вот именно на совершенствование инфраструктуры и не хватает.

Иван Князев: Дмитрий Павлович, а где гарантия, что вот эти деньги, о которым в том числе и вице-премьер Марат Хуснуллин говорил, которые недополучают ресурсоснабжающие организации, пойдут вот именно на развитие этой инфраструктуры. И что это будет за развитие, что за инфраструктура. Просто представим сейчас модель. Собрали мы с населения 625 миллиардов. У нас завтра ЖКХ станет все, коммунальная сфера станет идеальной?

Дмитрий Гордеев: Здесь надо от обратного немножко порассуждать. Вот смотрите, когда доказывает ресурсоснабжающая организация тариф, она все расходы, которые включаются в этот тариф, как бы обосновывает. И там все до копейки. И вдруг какая-то определенная часть потребителей не платит. Естественно, ресурсоснабжающая организация недополучает. Допустим, 10%. Вывод какой: может ли ресурсоснабжающая организация выполнить 100% тех работ, услуг, которые необходимы для того, чтобы качественно провести обслуживание сетей, подготовить ресурс, довести его до потребителя? Сможет она сделать 100%, если получает 90? Объективно - нет.

Иван Князев: Ну здесь-то математика понятная. Смотрите, какой момент. Просто а может из прибыли из своей взять?

Дмитрий Гордеев: Ну а почему из прибыли? Прибыль предприятие имеет право расходовать самостоятельно без чьего либо участия и совета.

Иван Князев: Хорошо. Я немножко переформулирую свою мысль. Смотрите, любой бизнесмен, когда открывает свое дело (а это, в принципе, тоже бизнес, причем очень хороший бизнес), он всегда закладывает какие-то определенные риски: «Да, вот здесь я, наверное, на чем-то потеряю, я, может быть, это в тариф заложу либо еще в какую-то свою прибыль, и кое-что оставлю на то, чтобы модернизировать, инвестировать в свое собственное производство». Наша коммунальная сфера, она такие просчеты делает?

Дмитрий Гордеев: Конечно, делает. Но. Есть регулирующие органы, которые не дают ресурсоснабжающим организациям работать по рыночным ценам, куда можно включить абсолютно все риски. Если бы это было возможно, у нас были бы тарифы достаточно большие, гораздо больше, потому что риски большие. Нельзя, например, недосбор просто взять и включить, понимая, какой недосбор идет там каждый месяц и год из года.

Вот и поэтому все тарифы, они установлены фактически впритык даже с учетом каких-то социально-политических соображений, мотив. Они ограничиваются. Есть новый подход к установлению тарифов, что тарифы должны быть обоснованные. А тем, кто не может платить по большим тарифам, надо оказать адресную помощь.

Есть старый советский подход, он тоже работает сегодня: тарифы не надо увеличивать. Даже когда есть объективная необходимость. Потому что тарифы устанавливаются не для региона, не для муниципалитета, а для конкретных предприятий. У одного предприятия, например, старая инфраструктура, трубы старые, там надо менять двигатели и т.д. У другого, например, новая, новый какой-то городок. К примеру. Будут абсолютно разные потребности вот в этих инвестиционных затратах.

Иван Князев: Про трубы вы очень хорошо сказали, сейчас вернемся к этой мысли.

Тамара Шорникова: После звонка. А сначала Татьяну выслушаем из Московской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я обращаюсь к вам из Московской области, Чеховского района, село Троицкое. Скажите пожалуйста, куда обращаться? Работы ЖКХ совершенно никакой нет. Плачу за услуги ЖКХ исправно. Уборка вот за два месяца почти, 2 июня будет два месяца, сегодня только первый раз он пришел, убрался уборщик. И он сказал, что он у нас остался один на весь поселок. Вот куда обращаться, невозможно дозвониться туда, где находится наши вот, которые по поселку ответственные. Туда дозвониться невозможно. Один телефон занят, на другом автоответчик, и в общем-то, добиться ничего нельзя.

Тамара Шорникова: Дмитрий Павлович.

Зритель: ... подаем заявки, тоже результат почти нулевой. Вот только сегодня за две недели обращений по уборке подъездов первый раз пришел уборщик.

Иван Князев: Спасибо, Татьяна.

Дмитрий Гордеев: Если говорить о содержании общего имущества, то надо обращаться к управляющей организации, потому что это абсолютно самый распространенный способ управления домами. Где-то в 10-15% ТСЖ, ЖСК и совсем маленькие дома, до 30 квартир - там есть непосредственное управление, там много разных подрядчиков. Если управляющая организация не выполняет свои обязательства, вот внимание, по договору управления, то надо управляющую организацию наказывать через Государственную жилищную инспекцию, обращаться туда. Не в муниципалитет звонить, у муниципалитета нет фактически полномочий проверить управляющую организацию. Только региональная Государственная жилищная инспекция. В данном случае Московской области.

И надо выявлять эти нарушения, кто будет их выявлять? Один вариант - это жилинспекция, но чаще всего она делает камеральные проверки, даже не выходя на дом. Но в доме есть совет. Этот совет должен создать комиссию, и эта комиссия при выявлении недостатков должна потребовать составления акта управляющей организацией. Управляющая организация обязана составить этот акт по заявлению. И, помимо того, что сделать снижение платы, можно применить и те санкции, которые заложены в договор управления.

То есть не только надеяться, что придет, условно говоря, инспектор, и все сделает хорошо в доме. Обычно в таких ситуациях, когда ждут инспектора, управляющая организации работают плохо, а иногда, между прочим, и при коррупционном сюжете покупают этих инспекторов, которые там фактически на довольствии стоят и получают n-ое количество тысяч каждый месяц. Или руководитель, или просто инспекторы.

Иван Князев: Дмитрий Павлович, я просто хочу вернуться все-таки, если позволите, к трубам. Такой момент. У нас износ очень высокий по стране. Если, грубо говоря, мы все дыры залатаем, трубы поменяем, а, я не знаю там, мы снизим, во-первых, теплопотери. Это раз. Ресурсники будут меньше затрат делать, а собираемость платежей все-таки какая была, такая и будет. Чем не вариант улучшить свою хозяйственную часть, свой бюджет?

Дмитрий Гордеев: Естественно, все ресурсоснабжающие организации заинтересованы в том, чтобы трубы менялись так, как это требуется по всем нормативам. И средства необходимые закладываются. Между прочим, регулятор региональный, из субъекта федерации, он должен проверят, например, заменено ли определенное n-ое количество километров или метров труб вот это организации, которой на год установили определенный тариф, требовать это дело.

Но объективно у нас всегда существуют задержки с оплатой. И у ресурсоснабжающих организаций сегодня смотрите, какой механизм. Если, например, год, второй, третий, идет сбор платежей меньше на 5 или 10%, ресурсоснабжающая организация имеет право включить в тариф этот недосбор, но по прошествии трех лет. Понимаете, сдвижка какая? Эти деньги надо было, условно говоря, три года назад уже вкладывать, их не хватило, их не получили.

Иван Князев: Замену сети.

Дмитрий Гордеев: Только через три года. Это идет задержка. Задержка значит что? Работы выполняются не в полном объеме в текущем году, с задержками там, худшего качества и т.д.

Тамара Шорникова: Ну понятно, и проблема комом. А насколько часто управляющие компании не доносят деньги, которые мы исправно платим? Есть ли какие-то рычаги у ресурсоснабжающих компаний как бороться с такими управляющими компаниями?

Дмитрий Гордеев: Да, конечно, есть рычаги. Это в первую очередь переход на прямые договоры. Если управляющая организация действительно себя зарекомендовала как недобросовестная, есть возможность ресурсоснабжающей организации при наличии долгов больше, чем два месячных объема платежей вот этой управляющей организации, в одностороннем порядке принять решение о переходе на прямые договоры. И тогда собственники и наниматели должны платить прямо на банковский счет ресурсоснабжающей организации.

Есть возможность влиять через лицензионные органы. Это, опять же, все те же Жилищные инспекции. Можно налагать штрафы, можно банкротить управляющие организации. То есть ресурсы есть, но суды, которые должны принимать решения, например, о применении таких санкций как там, например, лишение лицензии или дисквалификация руководителя, они идут годами. Выбить долги тоже большой процесс, потому что управляющие организации волокитят эти все действия. То есть это не самый эффективный в условиях нашей судебной системы процесс.

Тамара Шорникова: А процент таких «плохих» управляющих компаний у нас высокий в стране?

Дмитрий Гордеев: Ну, я бы такую экспертную цифру назвал. Я думаю, что таких управляющих организаций процентов, наверное, 30. Большинство все-таки оплачивает те ресурсы, которые потреблены по домовым приборам учета, своевременно и полностью. Но, подчеркну, в том объеме, в котором заплатили потребители: собственники, наниматели. Если, например, собственники, наниматели заплатили 90%, управляющая организация может заплатить те же 90%. Казалось бы, вы обязаны заплатить за 100% потребленного ресурса 100%, где хотите, там ищите

Иногда управляющие организации вынуждены, например, при каком-то прессинге жилинспекции или в судах, когда идет большое давление, они вынуждены снимать деньги с содержания, ремонта и расплачиваться за коммунальные ресурсы. Понимаете, то есть в любом случае, так или иначе страдают добросовестные потребители. Это даже при нормальном перечислении управляющими организациями тех средств, которые они получили. Потому что, по идее, там деньги тоже расписаны.

У управляющей организации тоже есть, вернее должна быть, какая-то и прибыль, да. Но жилищные платежи - это примерно 20-30% от всех платежей за ЖКУ, а 70% примерно - это платежи за все ресурсы, особенно тепловая энергия, электрическая энергия, вода холодная, горячая.

Тамара Шорникова: Давайте подключим телезрителей. Роза из Москвы. Послушаем. Роза?

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотела сказать. Есть ли хоть одна управляющая компания, у которой такие проблемы, такие плохие должники, отказалась бы от этой кормушки? Ведь они борются не на жизнь, а на смерть, когда воют за эти дома. И чем больше они домов прихватят, они тихо радуются. Вот, например... Один простой пример. Вы говорите: «Распределение». Понятно, что они распределяют эти деньги - то, что получили от тех, кто платит, а потом делают, например ремонт. Ремонтируется пандус. И приходит какой-то человек с полведра цемента, заливает, ножкой разравнивает, сверху кладет коробку. Я случайно увидела этот отчет, и оценили его в 20 тысяч. Вот откуда идут деньги?

А ведь любой ремонт, ведь не каждый просто человек посмотрит. Ну чисто случайно, в интернете выдала отчет. Там такие тарифы на этот ремонт! Это просто немыслимо, где они их берут. Любой документ можно подделать, любой. А проверить невозможно. Вы говорите: «30%». Нет, вы слишком маленькую цифру назвали, что 30% «плохих». Не знаю, я таких не видела, хотя, конечно...

И потом. Показания счетчиков общедомовых. Вы уверены, что они подают именно эти показания. Чтобы определить, что они передали общедомовые показания, нужно будет там, я не знаю, жителю, инициативному жителю обратиться в МОЭК, МОЭСК, чтобы они передали все данные, какие они им передали в течение года, потом просчитать среднюю температуру и прочее. И чаще всего случается - в подвал допуска нет. Если нет своей команды инициативной, сильной, а это большая редкость собрать 250 квартир и туда попасть. Это большая проблема.

Мало того, ты должен быть специалистом в этой области, чтобы доказать, что именно столько потребили тепла, такое-то количество воды и прочего. Мы бесправные.

Иван Князев: Да, Роза, понятно.

Зритель: И последнее. Вот прошли квитанции должников. Ну в среднем я так скажу, нарисовали каждому 100 рублей, на каждую квартиру. Но это в среднем: кому-то, может, 10 рублей, кому-то 10 копеек, а кому-то 400 рублей. Причем, пенсионеры, у которых со сберкнижки перечисляются деньги. Когда пошли разбираться, сказали: «Это было, извините, оказывается сбой там в системе». Начали валить один на город, другой на расчетный центр и т.д. В конечном итоге, кто пришел, тому сказали: «Ничего платить не надо, вы ничего не должны». Но когда пересчитаешь на дом, единовременно просто так за один месяц 3,5 миллиона. Как с куста.

Иван Князев: Да, Роза, понятно, спасибо.

Тамара Шорникова: Кто-то не такой упорный и не дойдет ведь, не спросит.

Иван Князев: Но основная мысль в том, что не уходят ни управляющие компании из этого бизнеса. И ресурсники, хоть и плачутся-плачутся, все равно работают. У нас так телезрители и пишут. Из Нижегородской области: «Воровать, батенька, надо меньше ресурсникам и другим компаниям. А то они плачут и воруют, плачут и воруют, и все это знают».

Дмитрий Гордеев: Честно говоря, я вот к таким призывам: «хорошо бы, чтобы управляющие организации работали честно», «хорошо бы, чтобы ресурсоснабжающие организации не воровали» и т.д. - это все правильные слова, но это как бы вот так прокричать в никуда как желание, как декларация. На самом деле, управляющие организации практические всегда, когда будет отсутствовать контроль именно со стороны собственника...

Человек, который спрашивал, он прямо очень хорошо сказал: «Должен быть инициативный актив». Если есть такие люди, управляющая организация будет меньше обманывать. Если нет таких людей, вот надежда, что придет жилинспектор. Ну, я дам 100%, что будет управляющая организация обманывать. Это раз.

Второе. Откуда они берут такие тарифы? Это штамп, что кто-то сверху спускает тарифы, размер платы, ставки вот эти муниципальные. Когда человек ремонтирует квартиру, свою личную, вот делает ремонт, ему глава города никогда сверху никакую ставку не спустит. Человек сам решает, клеить обои, менять рамы и т.д. Также в доме. Размер платы устанавливают собственники. Надо в это дело вникать.

Вот слова «должны быть специалисты» - все строители, которые работают в Российской Федерации, - все сметчики, все бухгалтеры. Все технари, которые обслуживают лифты, коммунальщики - они все живут в многоквартирных домах, ну 80%, они все в наших домах. Их надо найти и привлекать.

Иван Князев: Ну, не у каждого есть время, не каждый может проследить, сколько там цемента надо, чтобы там крыльцо сделать.

Дмитрий Гордеев: Это отговорка. И в результате будет то, что сейчас. Вот смотрите, у меня в доме 1300 квартир, и у нас есть, например, комиссия - там несколько человек, которые проверяют платежи, правильность начислений. Мы сейчас фактически выявили неправильное начисление стоимости коммунальных ресурсов на содержание общего имущества в размере 7 миллионов рублей. Управляющая организация, не буду называть ее, чтобы не делать ей антирекламу, отказывается... То есть нам придется обращаться в суд. Если бы мы этого не выявили, естественно, управляющая организация все бы это дело замылила, понимаете?

То есть нужна активная позиция собственников. Размер платы. Вот за что мы платим, в каждом доме надо определять в момент заключения договора управления. Люди должны вникать и, если их что-то волнует, какая-то плата, например, неадекватная, значит надо разбираться, вести диалог на уровне потребителя, на уровне простого юзера, на уровне специалистов, если их нашли в доме. Обязательно надо разбираться. Не надо ждать, что кто-то сверху спускает...

Иван Князев: Ну понятно, тут просто телезрители пишут из Саратовской области: «Все это хорошо до того момента, когда тебя просто пошлют, когда ты будешь разбираться».

Дмитрий Гордеев: А ты не ходи, когда тебя пошлют. Ты иди туда, куда надо.

Иван Князев: Это вопрос к тому, что рычагов-то повлиять на работу не так уж и много. Жилищная инспекция и т.д.

Дмитрий Гордеев: Люди в основном ждут, что кто-то наведет порядок, и это будет долго, и управляющие организации будет этим пользоваться.

Тамара Шорникова: А вот коротко уточните, все-таки, например, стоимость каких-либо работ, там какой-то порожик обновить или уборка та же, например, тарифы на эти услуги устанавливает управляющая компания в каждом конкретном доме?

Дмитрий Гордеев: В Жилищном кодексе написано: «Устанавливается на общем собрании с учетом предложений управляющей организации». Управляющая организация до заключения договора или, например, когда договор кончается - срок, надо на новый период, управляющая должна дать предложения. В эти предложения надо вникнуть, это рыночные цены. Можно сравнить эти цены с другими управляющими организациями, которые в этом городе работают, если там более-менее городок 100-200 тысяч, там уже будет несколько управляющих организаций. Но Минстрой России, Мин ЖКХ региона не даст эти тарифы, их нет.

Тамара Шорникова: Они же наверняка меняются. Условно, тот же порожек обновить в этом году и в следующем - это разные суммы, и вряд ли каждый раз собирается совет собственников жильцов, чтобы утверждать.

Дмитрий Гордеев: Конечно. Не надо устанавливать размер платы на год. Например, договор управления заключается до пяти лет. Если бы я был директором управляющей организации, я бы согласился заключить этот договор, если мне понятно в течение пяти лет как я буду получать плату.

Иван Князев: На конкретный вид работ?

Дмитрий Гордеев: Да, перечень работ там, условно говоря, пусть будет 50 позиция. И напротив каждой работы помимо наименования пишется периодичность...

Иван Князев: И стоимость.

Дмитрий Гордеев: Возможно, материалы. И стоимость именно этой работы. Потому что если, к примеру, не моют подъезд, снижение будет только по этой строке. Эта ставка, например, рубль 15 копеек в месяц - помывка помещений общего пользования, но не мыли, например, полмесяца, значит уже пойдет по этой строке, будет половина. Это если снижение делать, если выявить, заактировать, понимаете?

Иван Князев: Да. Дмитрий Павлович, предлагаю еще одного эксперта подключить к разговору, потому что проблему все-таки должников, долгов никто не снимает, так или иначе. Наталья Чернышева у нас на связи, эксперт в сфере ЖКХ. Здравствуйте, Наталья Юрьевна. Хотим понять все-таки, как бороться с должниками, как сделать так, чтобы задолженность снижалась, какие варианты у нас для этого есть по вашему мнению?

Наталья Чернышева: Да, смотрите. Я считаю, что нужно использовать такие методы, которые помогают людям самим платить. Вот когда у нас была пандемия, и можно было, скажем так, отсрочить свои долги, власти пошли в некоторых регионах на такие меры, как снижение платы за ЖКХ, например, за счет капремонта. И это парадоксальным образом увеличило собираемость, потому что люди как бы испытывали благодарность за то, что о них заботятся. Вот, в частности, в тех регионах, где все-таки тяжело идет собираемость, где она сильно упала, я считаю, нужно все-таки вводить такие методы, и власти должны доплачивать из бюджета.

Понимаете, как получается. Вот в той же Нижегородской области, которую упоминали уже, да? Как пример просто. Там в разных городах могут увеличивать тарифы ЖКХ на разные проценты. То есть в самом, например, Нижнем Новгороде на 4%, в Выксе - на 8,6%, в Чкаловске - на 14,9%. Вот почему так бывает. На мой взгляд это совершенно несправедливо, потому что люди, которые живут в Чкаловске и Выксе, совершенно не отличаются от тех, кто живет в Нижнем Новгороде.

И часто управляющие компании объясняют это тем, что им нужно ремонтировать сети, что им нужно какую-то проводить модернизацию. Так вот это ни в коем случае, на мой взгляд, нельзя перекладывать на плечи жителей и карман жителей. То есть если такие возникают проблемы, то власти административные какие-то ресурсы должны подключать и подключать средства бюджета на это, чтобы ни в коем случае не перекладывать на людей.

Тамара Шорникова: Наталья Юрьевна, вот сейчас то, что обсуждают в правительстве, собственно давно речь об этом идет - о стандарте допустимой доли расходов граждан на ЖКХ, общем таком. В регионах по-разному сейчас выставляют его самостоятельно. Если будет такой федеральный порог, возможно, пониже, чем сейчас, это поможет?

Наталья Чернышева: Да, я считаю, что это поможет, и действительно давно пора пересмотреть эти нормы. То есть вот субсидии, например, выплачиваются, если доля расходов по ЖКХ у семьи превышает определенный процент. Но он почему-то по стране достаточно сильно различается по регионам. То есть, например, по Московской области 22%, в Москве это 10%, а в Санкт-Петербурге 14%. То есть везде по-разному. В том же Нижнем Новгороде тоже 22%. Вот почему так? Я не очень понимаю, на основании чего планируются такие цифры. Я считаю, что их надо пересматривать.

И точно также почему в разных регионах разрешается повышать тарифы ЖКХ на разные службы.

Тамара Шорникова: Наталья Юрьевна, а можете коротко, может быть, пояснить. Вот сегодня, да, смотрели, действительно во многих регионах 22%, то есть не больше от семейного дохода. Если больше человек тратит на ЖКУ, должны полагаться субсидии. Но у нас каждая вторая смс, и люди пишут, что они тратят там половину, 40% своего дохода. Есть сомнения, что все эти люди получают субсидии. Как тогда вот, что-то не связывается с этими цифрами.

Наталья Чернышева: Да, к сожалению, почему-то, опять же по непонятным причинам люди не всегда обращаются за субсидиями. Тем не менее, мы всегда очень рекомендуем людям идти в отдел соцзащиты, многофункциональные центры и там подавать заявление на субсидию. Я очень надеюсь, что это будет делаться все-таки очень скоро не в заявительном, а в выявительном порядке, то есть если это будет автоматически производиться, это будет гораздо проще. А так по многим данным у нас только примерно 20% тех, кто имеет право на субсидию, обращаются за ней. То есть люди сами себя лишают того, что им полагается по праву. И я считаю, что обязательно нужно как можно быстрее идти, потому что у 60% и даже больше сейчас вот за последний год упали доходы, очень многие потеряли работу, и проблема, к сожалению, продолжается.

Иван Князев: Наталья Юрьевна, тут Дмитрий Павлович Гордеев не согласен с тем, что развитие инфраструктуры нельзя класть на плечи плательщиков, как я понял. Или нет?

Дмитрий Гордеев: Нет, я хотел сказать, что вот в основном эксперт говорит про то, что муниципальные ставки применяются, но это исключение из правил. В основном, вот я как то, что озвучил, Жилищный кодекс требует установления размера оплаты на общем собрании. Не надо ждать, когда кто-то установит. Это раз.

Второе. Ну смотрите, у нас есть работы, так сказать, те, которые надо выполнять железобетонно, а есть какие-то текущие ремонты. Вот мы в составе платы платим за эти текущие ремонты как бы авансом, но практически никто не контролирует, насколько эти ремонты выполняются своевременно. Это один из резервов. То есть, например, если разделить плату на плановую, условно говоря, составляющую, и внеплановую... Потому что никто не знает, прорвется труба, надо будет менять, не надо будет менять. Я говорю не про плановые текущие ремонты, а про внеплановые. То надо будет тогда, если не было таких ремонтов, а деньги как бы заложены, надо будет снижать плату. Это раз.

Второе. По субсидиям у нас нет федерального стандарта 22%. Есть бедные регионы, которые могут только по максимальному взять 22, это как бы сложилась практика. Есть богатые регионы - Москва может себе позволить, понимаете? Поэтому надо не просто из федерального бюджета ждать всем регионам, когда придет федеральная помощь. А надо, чтобы бюджеты оставляли региональные больше у себя средств, тогда они и будут давать субсидии.

Сегодня субсидии получает 5-10% людей в регионах. Это очень мало. Для этого, конечно, нужно вот этот стандарт с 22 сложившихся уменьшать до 15, до 10 и т.д., чтобы получали субсидии процентов 20. Потому что у нас действительно низкодоходных людей такое количество. Для этого нужно не решения принимать в Жилищном кодексе, а надо, чтобы регионы могли у себя эти деньги оставить, а не с протянутой рукой ждать у Минфина, понимаете?

Тамара Шорникова: Да. Наталья Юрьевна?

Наталья Чернышева: Я в данном случае имею в виду... То есть разные тарифы. Я имею в виду тарифы по коммунальным услугам, а уважаемый эксперт говорит про жилищные услуги. Но в целом, да, я согласна же, я же этому и не противоречу, что нужно менять процент ЖКХ от доходов семьи, и нужно как можно быстрее обращаться за субсидиями. По-моему, мы говорим, в общем-то одно и то же.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. Наталья Чернышева, эксперт в сфере ЖКХ.

Как еще бороться с должниками, как заставить платить должников. Давайте узнаем мнение наших телезрителей. Разные варианты предлагали жители Калининграда, Краснодара и Чебоксар. Слушаем.

ОПРОС

Иван Князев: Видите, Дмитрий Павлович, кто-то говорит: «К позорному столбу прибивайте», кто-то: «Понять и простить». Ваш рецепт. Если можно, коротко.

Дмитрий Гордеев: Я считаю, что все должники, кто не платит за ЖКУ, независимо от причины, наносят очень большой вред добросовестным плательщикам. Просто будет управляющая организация по жилищным услугам, по содержанию общего имущества будет снижать качество и фиктивные акты составлять на бумаге. А ресурсоснабжающие организации, в частности, не смогут делать ремонт инфраструктуры, и будет расти аварийность.

Но почему вот, я хотел сказать, почему у нас все-таки мало получателей субсидий. Одна из причин: у нас около 30% людей вообще не показывает никакой своей зарплаты, соответственно, не платят налоги. И им не с чем идти, ни с какими справками они не могут идти в службу субсидий. Служба субсидий попросить их дать доходы, иначе как может жить семья, если она не показывает доходы. А извините, на что вы покупаете одежду, на что вы покупаете питание? Люди хотят получить из бюджета, при этом не показывая, где они работают и сколько получают. Одна из причин. Хотя то, что сказали про низкие зарплаты, я согласен двумя руками - это основная причина.

Иван Князев: Спасибо. Дмитрий Гордеев, заместитель генерального директора Ассоциации «ЖКХ и городская среда» был у нас в гостях. Говорили мы о нашей сфере ЖКХ, о долгах, как с ними бороться.

Тамара Шорникова: Поговорили о домах, где мы живем, сколько за это платим. А совсем скоро будем говорить о том, а что мы едим. Как называется, читаете ли вы состав на этикетке и все ли вам там понятно.

Иван Князев: Из чего наши продукты сделаны.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)