Домашний тест на коронавирус

Домашний тест на коронавирус
Высшее образование – 2020. Закон об удалёнке. Вакцина: когда и кому? Надбавка к пенсии. На нефти не проживём? Россиян потянуло на дачи
Бесплатное высшее образование
Куда возьмут работать после школы? Сюжет из Саратова
Леонид Григорьев: Кризис-2020 много тяжелее всех предыдущих, но после него легче восстанавливаться
Когда начнётся массовое производство вакцины от коронавируса?
Удалёнка: всё по закону
Эксперты заявляют об успешном неофициальном испытании вакцины от коронавируса
Конец нефтяной эпохи близок?
Куда после школы?
Компенсация расходов сотрудникам на удалёнке
Гости
Вадим Покровский
академик РАМН, заведующий отделом Центрального НИИ эпидемиологии
Алексей Хухрев
врач-терапевт, кандидат медицинских наук

Петр Кузнецов: Снова о коронавирусе. Россиян стали тестировать на новый вирус на дому. Правда, услуга платная. И, правда, пока только для Москвы и области. Стоимость официально не называется, но уже некоторые источники приводят такие цифры. Само исследование – 1 250 рублей. Плюс 650 рублей за выезд сотрудника лаборатории. Если округлить – сами понимаете, около двух тысяч рублей на человека. А если это семья, то там набежит до восьми.

Ольга Арсланова: Вот что еще известно. Это высокочувствительная тест-система. Сама проверка, как сообщается, проводится практически бесконтактным способом. Ну, в любом случае будет какое-то взаимодействие, но минимальное. Результат приходит на электронную почту в течение дня или двух.

И что еще очень важно? Сдать этот тест смогут все желающие, по крайней мере по той информации, которая есть сейчас…

Петр Кузнецов: Ну, за деньги, конечно.

Ольга Арсланова: …без каких-то предписаний врачей. Почему я об этом говорю? Потому что перед вами сейчас компании, лаборатории, которые уже делают платные тесты. Не сочтите за рекламу, это официальная информация. Здесь есть цены. И многие из них отказываются, по информации наших зрителей, например, если у вас температура. То есть вас просто не примут. Или если есть еще какие-то особые случаи.

Вот что изменится сейчас? Сможет ли действительно каждый желающий сдать тест? Давайте разбираться.

Петр Кузнецов: Тем более если судить по этим цифрам, то 1 900 получается. Но это же нужно еще приехать. Может быть, еще и отказ получишь. А тут – две тысячи рублей, с доставкой на дом. В принципе, бесконтактно. И результаты приходят на почту.

Ну что же, давайте обсуждать, что изменится. Эту тест-систему на дому хотят распространить на всю страну, пусть и в платном виде.

Алексей Хухрев, врач-терапевт, кандидат медицинских наук. Алексей Леонидович, здравствуйте.

Алексей Хухрев: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, а нужно ли тестировать всех желающих? Вот у меня есть информация о том, что 36 тысяч тестов проводится и так в России каждый день. Ну очевидно, что большинство из них бесполезные, это выброшенные деньги.

Алексей Хухрев: Ну смотрите, здесь ситуация следующая. Тестировать надо только тех, у кого есть симптомы, на мой взгляд, потому что… Ну, это как моментальная фотография. Если вы сейчас не болеете, у вас нет симптомов, то, скорее всего, тест будет отрицательный. Если есть симптомы, если вы в группе риска, то тогда проверять есть смысл.

Но дело в том, что этот тест отражает наличие заболевания здесь и сейчас. Он не отражает, перенесли ли вы уже это заболевание. Соответственно, в широком смысле я не вижу особого смысла. Ну, если человек, конечно, очень хочет, ему не запретишь, а особенно если это за его личные средства.

Ольга Арсланова: Ну, это вопрос… Человек тревожится.

Петр Кузнецов: Да, человек тревожится, паникер.

Ольга Арсланова: Он заплатил – и ему стало спокойнее.

Петр Кузнецов: Конечно. А можно я уточню? Алексей Леонидович, я правильно понимаю, что даже эта новейшая экспресс-тест-система на дому бессимптомного носителя не распознает?

Алексей Хухрев: Ну, она может распознать, но шансы, естественно, меньше. То есть она достаточно чувствительная.

Петр Кузнецов: Говорят, что чувствительная, да, сверхчувствительная даже.

Алексей Хухрев: Да. Но опять же – есть ли в этом всем смысл? К тому же еще очень важно – откуда брать мазок. Например, мазок, взятый из горла, он дает, по американским данным, всего 36% достоверности. Мазок, взятый из носа, он дает уже 67%. Самый большой процент дает, если мы промывные воды легких берем. Но это, естественно, на дому никто делать не будет. Так что надо понимать, что это не 100-процентный тест. И даже не 70-процентный.

Петр Кузнецов: То есть в целом ситуацию в России введение этой системы на дому по всей стране, по вашему мнению, не изменит, на картину не повлияет?

Алексей Хухрев: Я считаю, что нет конечно. Это чисто для особо тревожных граждан.

Ольга Арсланова: Алексей, вам, наверное, уже миллион раз этот вопрос задавали, но все же. Вы говорите, что если есть симптомы, то есть смысл, возможно, этот тест сдать. А какие симптомы должны насторожить? Сейчас же у многих простуда. Ну, сидим окна, открываем окна. И паника начинается!

Алексей Хухрев: Сейчас очень много ходит совершенно разных вирусов, которые абсолютно так же текут, как и коронавирус. Прежде всего что должно насторожить? Это высокая температура и одышка. Вот это два принципиальных момента – высокая температура и одышка. И возраст больше 60 лет. И история путешествования куда-нибудь в очаги. Или общение с теми, кто заболел. Вот это точно должно насторожить. Я, к сожалению, дальше не могу…

Ольга Арсланова: Спасибо вам, спасибо.

Петр Кузнецов: Алексей, спасибо. Алексей Хухрев.

Давайте поприветствуем Вадима Покровского – академика РАН, заведующего отделом Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора. Вадим Валентинович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Вадим Покровский: Добрый день.

Петр Кузнецов: Вы наверняка больше знаете об этой тест-системе, которая на дому теперь в Москве и в Московской области будет проводиться. Где и кем она разработана? Правильно ли мы понимаем, что это та же тест-система, которая, например, появилась недавно в больницах Пермского края? Или это что-то сверхчувствительное?

Вадим Покровский: Ну, это действительно более чувствительная тест-система – по сравнению с той, с которой начинали три месяца назад. Этот тест разработан в Центральном научно-исследовательском институте эпидемиологии. Чувствительность довольно высокая, поэтому он сейчас, наверное, один из самых лучших, которые у нас есть.

В данной ситуации важно не то, какой тест, а возможность людям, которые обеспокоены своим здоровьем, чересчур обеспокоены, я бы сказал, предоставить им возможность обследоваться. Потому что было очень много критики: «Вот мы хотим обследоваться, а обследоваться негде». Вот, пожалуйста, теперь возможность обследоваться будет.

Ольга Арсланова: Скажите, а хватает ли бесплатных тестов для тех, кого действительно нужно проверять, у кого есть показания?

Вадим Покровский: Ну конечно, проблема с тестами существует. Поэтому Институт эпидемиологии – там сейчас практически все мобилизованы на производство тест-систем для диагностики коронавируса. Сколько могут, столько и производят. В принципе, сейчас количество тестов, которые делаются по России, увеличивается.

Ольга Арсланова: Вот еще какой вопрос. 36 тысяч тестов ежедневно проводят в России. Это довольно много. Можем ли мы сказать, что мы точно знаем число заболевших, и официальная статистика похожа на реальную?

Вадим Покровский: Я думаю, что это немного. Можно было бы, конечно, делать и больше, но опять же все это лимитируется возможностями производства и организационными моментами. Тестов на ВИЧ-инфекцию мы делаем больше пока еще, если считать на месяц. Поэтому, конечно, будет еще наращиваться производство, будут подключаться и другие учреждения.

И с этим, кстати сказать, может быть, связано увеличение количества выявленных случаев. Стали больше тестов делать – больше случаев выявили. Поэтому сейчас трудно сказать. Тот подъем, который мы на днях заметили, – он как раз может быть связан с тем, что больше стали обследовать.

Петр Кузнецов: Ну да. Мы на сегодняшний день одни из мировых лидеров по массовости тестирования. Вадим Валентинович, отдельная категория – бессимптомные носители. Я не знаю, можно ли их в отдельную категорию относить в таком случае. Их обнаружит тест?

Вадим Покровский: Да, безусловно. Этот тест как раз чувствительный. Он выявляет очень маленькое количество вируса, которое может быть как раз типично для бессимптомных носителей. А это очень важно в эпидемиологическом плане, поскольку, как правило, обследуют тех, у кого уже есть признаки заболевания. А переносить вирус могут люди внешне здоровые. Сейчас мы их выявим, проведем соответствующие изоляционные меры – и это, конечно, поможет остановить эпидемию.

Петр Кузнецов: Вадим Валентинович, давайте с вами послушаем Ирину. Не отключайтесь, пожалуйста. Возможно, у вас будет комментарий по ее выступлению.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Ирина – это наш телезритель. Здравствуйте, Ирина.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Пожалуйста, говорите.

Зритель: Я могу им отвечать, да?

Петр Кузнецов: Да. Они – это мы.

Зритель: Вы знаете, я вам звоню из Сибири. У меня такой вопрос к вам. Кто мог придумать, чтобы эти тесты делать за деньги? Это же вообще не по Конституции! У нас вообще все-таки по Конституции бесплатная медицина…

Ольга Арсланова: Все, поняли ваш вопрос. Мало времени, давайте Вадима Покровского спросим.

Петр Кузнецов: Вопрос бесплатности.

Вадим Покровский: Как я уже сказал, это в основном для удовлетворения страждущих, которые хотят обязательно обследоваться. Потому что тех, кого надо обследовать, за ними придут и обследуют государственные служащие бесплатно. А вот некоторые: «Ну хоть убей, хочу обследоваться на коронавирус!» – для них платные услуги, пожалуйста.

Ольга Арсланова: Сейчас ВОЗ говорит о тестировании вакцины. Очень гордятся тем, что быстро разработали этот некий рабочий вариант. Как вы оцениваете перспективы вакцины от коронавируса?

Вадим Покровский: Ну, слепить, собственно говоря, вакцину, то есть то, что, как предполагается, будет использоваться, какой-то продукт – это легко сейчас, технологии позволяют буквально в неделю уложиться. Но обязательно нужны испытания на животных, на людях. Вот они-то и занимают длительное время. Поэтому раньше чем через год ожидать, что будет проверенная и надежная вакцина, я не могу.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Вадим Покровский был у нас в прямом эфире. Мы продолжаем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)