Дорогая одежда и обувь: что заставляет людей тратить большие деньги на повседневные вещи?

Дорогая одежда и обувь: что заставляет людей тратить большие деньги на повседневные вещи?
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Владислав Лисовец
эксперт моды, телеведущий
Максим Кривелевич
доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток)

Анастасия Сорокина: Хочется вспомнить фильм «Курьер». Помнишь, о чем мечтал Базин?

Александр Денисов: Да, конечно. Я прекрасно помню. Было холодно. Наступала осень, как сейчас. Сегодня, правда, потеплело. Базин мечтал о пальто. И главный герой «Курьера» снял свое пальто и подарил ему со словами «Мечтай о чем-то большем?» О чем большем?

Анастасия Сорокина: Саша, знаешь, о чем мечтают россияне сегодня?

Александр Денисов: Кто о чем, наверное. А кто-то о кроссовках.

Анастасия Сорокина: Да. Например, о кроссовках. Да не о простых, а стоимость которых 300 000 рублей. На днях в Москве злоумышленник напал на курьера и отобрал у него пакет с именно такой дорогой обувью. Кстати, это не единственный случай, когда дорогая обувь стала предметом внимания и ажиотажа. Несколько лет назад москвичи атаковали магазин «Adidas», в который поступило 85 пар кроссовок из лимитированной коллекции. Чтобы их купить, нужно было встать в лист ожидания на сайте магазина, а после выиграть право на покупку в лотерею среди этих участников. Примечательно, что цена такой пары была на уровне 17 000 рублей. Но, судя по количеству желающих, она никого не смутила. Как, собственно, цена и за новые айфоны. Когда в продажу поступила новая модель телефона стоимостью до 100 000 рублей, это тоже вызвало небывалый ажиотаж. Вокруг фирменного магазина собралась толпа желающих первыми купить новинку. И люди были готовы заплатить двойную цену в случае, если бы их очередь не успела подойти.

Александр Денисов: А кто-то поступил просто. Те же самые кроссовки лимитированные адидасовские поехал и купил на рынке значительно дешевле.

Анастасия Сорокина: Почти такие же.

Александр Денисов: Не отличишь. Сейчас мы пообщаемся на эту тему с экспертом моды, телеведущим Владиславом Лисовцом. Владислав, добрый день.

Владислав Лисовец: Добрый.

Александр Денисов: Скажите, у вас есть такие кроссовки, про которые мы сейчас рассказывали, за 300 000 рублей?

Владислав Лисовец: Во-первых, я в своем уме. Я знаю, как достаются деньги. И, поверьте мне, я не знаю, какие должны быть кроссовки. Я даже боюсь представить. Я в принципе знаю цены и знаю ценовую политику на обувь, но я даже не представляю, что это за кроссовки такие должны быть. Вот пытаюсь, сам гадаю и не могу понять, что это за модель. У меня есть одни дорогие кроссовки. Но, опять-таки, купил их не для того, чтобы удивлять всех вокруг и показать, какой я богатый, а они просто действительно очень грубые. Подобного вида кроссовок не существует. Другой бренд не сделал.

Анастасия Сорокина: Александр, как вы считаете, чем объясняется такое стремление потратить большие деньги за вещи, которые не вечны? Что там – прошелся под дождем или по московской соли – все, с обувью можно попрощаться.

Владислав Лисовец: На самом деле вы же понимаете, что во все времена это был показатель статуса, пафоса, достатка. То есть это самый простой способ показать всем вокруг. Посмотрите на молодежь в мою молодость и сейчас. Ничего не меняется. Самый простой способ, когда у тебя не очень много мозгов – показывать всем своим сверстникам и всем своим соседям и одногруппникам, что ты невероятно крут, потому что у тебя есть дорогой рюкзак, ремешок или куртка. Это, как правило, показатель немножко, извините, примитивности. Потому что кичиться такими дорогими вещами… Это хорошо, когда ты имеешь и можешь себе позволить. Но, как правило, это чаще на родительские деньги, как правило, это подделки. И это всегда выглядит немножко смешно. Вообще сейчас тренд – простота. И даже люди очень богатые как раз выглядят… чуть-чуть подетально видно, что вещи дорогие. Но как раз те, у кого немного денег, стараются на последнее купить, ходить и кичиться, выкладывать в социальные сети, конечно же, чтобы все увидели, что типа жизнь удалась. Хотя на самом деле все не так хорошо.

Анастасия Сорокина: Владислав, если коротко, какая сейчас модная тенденция в кроссовках? Что надо покупать?

Владислав Лисовец: Очень грубые. Чем грубее, тем лучше. Сейчас прямо максимум грубости. Скорее всего, потом все это уйдет. Но, мне кажется, последние 2 сезона, когда обувь становится очень грубой, очень тяжелой, каблук удобным у женской обуви. Поэтому не бойтесь, покупайте более громоздкие кроссовки.

Александр Денисов: Влад, а вообще кроссовки за 300 000 – это стильно, как вы считаете?

Владислав Лисовец: Я видел кроссовки за 90 000, за 80 000 рублей, которые выглядят просто чудовищно. Правда чудовищно. Человеку, который понимает в моде и имеет вкус, кроме как посмеяться, не вызывает никаких других эмоций. Разные бывают. Можно купить за 3000 рублей кроссовки, от которых ты будешь ловить комплименты. Это все зависит от вашей находчивости.

Александр Денисов: То есть в моде простота? Можем такой итог подвести.

Владислав Лисовец: Во всяком случае кичиться всегда было неприлично во все времена. Кичиться тем, что ты заработал денег.

Александр Денисов: И неумно.

Владислав Лисовец: Да.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи был Владислав Лисовец, эксперт моды, телеведущий. Мы продолжаем обсуждать эту тему. И сейчас… Ты знаешь, Саш, пока Владислав отвечал, увидела большое количество гневных сообщений в наш с тобой адрес. Пишут: «Вам что, больше нечего обсуждать, чем такие кроссовки?» А мы как раз, знаете, затронули эту тему, потому что мы говорим о проблемах бедности, экономическом кризисе. Но почему-то некоторых это не смущает и они идут и покупают себе кроссовки. Нам захотелось разобраться: это инвестирование своих денег или это какой-то психологический такой… чтобы поднять себе настроение, нужно устроить шоппинг. Вот у кого он такой. Давай спросим нашего следующего эксперта, Максим Алексеевича Кривелевича, доцента кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета, как он относится к таким тратам. Здравствуйте, Максим Алексеевич.

Александр Денисов: Максим, добрый день. Скажите, вот у вас там Китай близко. Поэтому проблему с любыми кроссовками легко решить, даже самую эксклюзивную модель можно наверняка найти по дешевке и не тратить такие большущие деньги. Так?

Максим Кривелевич: Ну, купил человек кроссовки за 300 000. Ну, есть у человека страсть к дешевой обуви. Ну что уж в самом деле его застыдили? В Китае сейчас зарплата инженера начинается от $5000. Поэтому и цены на обувь в Китае немножко выше, чем в России, но не революционно.

Александр Денисов: Скажите, до вас эта мода докатилась – покупать такую дорогущую обувь, стоять в очереди по ночам, чтобы купить ее, записываться? Как в советские времена, помните, номера на руке.

Максим Кривелевич: Я здесь немножечко поспорю с коллегами, которые предположили, что это свидетельство некой недальновидности людей. На мой взгляд, здесь все более чем дальновидно. Дело в том, что экономика оперирует термином «групповые динамики». И вот люди, которые покупают сверхдорогие часы или сверхдорогую обувь, они поступают рационально с точки зрения динамики своей группы. То есть я сейчас приобрету эту вещь, а дальше идут три возможных варианта. Первый вариант касается коррупции богатых. Я приобрету эту дорогую вещь. И несмотря на то, что я замдиректора департамента, ко мне будут относиться так, как будто я директор департамента. Это показное потребление: у меня есть деньги – значит я мощный человек. Я человек, который может решать. Вот у меня часы стоят дороже, чем моя зарплата за 100 лет. Значит, я суперчиновник.

Второй вариант – это молодежь и вообще конфликтные однополые коллективы. «Я приду в… от Шанель, и они все поймут, что я не серая мышь, и не будут гонять меня к Ксероксу документы копировать, а поймут что я ого-го, у меня потенциал, со мной дружить надо». И наконец третья категория – это огромный теневой сектор, связанный с малообеспеченными гражданами. У нас огромное количество людей имеют серые зарплаты: электрики, сантехники, таксисты и иже с ними. То есть деньги у людей есть, финансовой грамотности у людей нет, доверие к институтам нулевое. Следовательно, ни сберегать, ни преумножить человек просто не умеет. Он не со зла. Он действительно не понимает, что делать. Вот он смог заработать 300 000 – он пошел, купил себе что-то. У него останется это что-то. Не пропил, не потерял, не украли. Ну, хоть кроссовки остались. И вот эти три фактора, если вы обратите внимание, они абсолютно рациональны. Люди не делают глупости. Люди поступают разумно. Но поступают разумно с точки зрения своей квалификации, своих условий и своих ситуаций.

Александр Денисов: Максим, вы говорили про часы, которые дороже, чем у начальника. Я подумал: а вдруг это начальника разозлит и карьера на этом прекратится? Потому что он думает: «Ну ты оборзел! Часы лучше, чем у меня. С какой стати?»

Максим Кривелевич: Вот как раз очень тонкий момент. Дело в том, что это принадлежность группе. У начальника есть четкое разделение на классово близких и классово неблизких. Вот если бы вместо часов товарищ купил бы себе рваные джинсы любой ценовой категории, начальника бы даже злить не пришлось. Человек сам бы тихо ушел с работы. Его бы среда выжила. А вот если он приходит в часах дороже, чем у начальника, это подтверждение силы. То есть по шкале «альфа-омега» в этой стае он продвигается вверх. Начальник уже побоится связываться. Он поймет, что за человеком есть ресурс.

Александр Денисов: Все, спасибо большое, Максим. Будем руководствоваться вашими советами, все-таки не пренебрегать дорогими часами для продвижения себя по карьерной лестнице. Анастасия сразу и займется этим после эфира. На связи у нас был Максим Евсеевич Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета.

Анастасия Сорокина: А вот из Пензенской области пришло сообщение: «Разве об этом нужно мечтать? Я мечтаю, чтобы здоровые дети и родные были, чтобы были добрыми и вежливыми. Вещи – это всего лишь вещи. Они счастья не приносят».

Александр Денисов: Максим наоборот нас убедил, что приносят.

Анастасия Сорокина: Решайте сами.

Александр Денисов: Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски