Дорогая передача: разбираем жалобы на переплаты за ЖКУ

Гости
Татьяна  Подберецкая
член-корреспондент Академии жилищно-коммунального хозяйства, член Экспертного совета Государственной Думы РФ по ЖКХ и жилищной политике

Тамара Шорникова: Еженедельно в адрес программы «ОТРажение» приходит более 50 тысяч SMS-сообщений. Пишут нам и по электронной почте, и на сайте. Вот ТОП-5 обращений за неделю. На пятом месте – вопросы, связанные с получением гражданства. Качество питьевой воды из крана или отсутствие водопровода – четвертое место.

Иван Князев: Были сообщения из сел и небольших городов о том, что там собираются закрыть или малокомплектные школы, или поликлиники. Об этом мы подробно говорили в четверг. Как всегда, в нашей почте письма от жителей аварийных домов и от обманутых дольщиков. Но больше всего жалоб на этой неделе мы получили от граждан, которые считают, что им несправедливо начислены суммы за услуги ЖКХ. Об этом мы сегодня и будем говорить.

Тамара Шорникова: Как не переплачивать за ЖКУ? Вам кажется, что вы отдаете денег больше, чем нажгли электричества или использовали воды? Качество неудовлетворительное, а тарифы по полной выставляют? Может быть, не пользуетесь услугами, но платите за них? Обо всех этих историях звоните, рассказывайте, задавайте вопросы нашему эксперту.

А у нас сегодня в гостях Татьяна Подберецкая, член-корреспондент Академии жилищно-коммунального хозяйства, член Экспертного совета Государственной Думы по ЖКХ и жилищной политике.

Иван Князев: Здравствуйте, Татьяна Георгиевна.

Татьяна Подберецкая: Добрый день.

Иван Князев: Я предлагаю прямо сейчас всем вместе посмотреть вот какую историю.

Жительница Самары Светлана Павлова уже больше двух лет взвешивает свой мусор. Она начала это делать, когда повысили тарифы.

ВИДЕО

Светлана Павлова, жительница Самары: Бытовые отходы я взвешиваю, смотрю показания. 400 грамм. Я всегда пишу с вероятностью в большую сторону. И все это записываю. Потом все эти записи переношу.

Иван Князев: И так каждый день. Неважно, сколько мусора накопилось – 10 граммов или килограмм. Если раньше Светлана Владимировна платила около 2 тысяч рублей в год, теперь у нее выходит больше 6 тысяч. При этом мусора сильно больше у пенсионерки не стало. Каждый день все данные она фиксирует и заносит в компьютер.

ВИДЕО

Светлана Павлова: 48 килограмм я вынесла за 2019 год. 60 с лишним килограмм я вынесла за 2020 год. Сейчас я за первый квартал вынесла всего 20 килограмм. 20 килограмм! А я плачу здесь 517 рублей ежемесячно. Вы представляете, сколько я переплачиваю? 60 килограмм. Я даже представить не могу, какой это объем, если пересчитать на кубические метры. Это вообще никакого объема нет. Это будут тысячные кубического метра. То есть я выношу мусора где-то, грубо говоря, от 20 до 25 рублей в год, а плачу 6 с лишним тысяч. Вот где справедливость?

Тамара Шорникова: Кроме этого пенсионерка вынуждена платить за вывоз мусора в другой квартире, которая досталась ей от мужа. В год набегает еще около 2 тысяч рублей. А в той квартире, кстати, никто не живет.

Иван Князев: Вот такая история. Татьяна Георгиевна, как здесь можно прокомментировать? Что можно подсказать этому человеку? Человек серьезно подходит к этой проблеме – считает, сколько она мусора производит.

Татьяна Подберецкая: Ну, у нас на самом деле сегодня есть два вида начислений по мусору. В восьми регионах у нас начисляют по площади. Кстати, Московская область в том числе. В зависимости от вашей площади, есть определенные нормы накопления. А в остальных регионах считают по объему накоплений. Ну, не по объему, а… Ну, по объему, наверное, по норме накоплений на каждого жителя. Конечно, здесь получаются совершенно разные оплаты и так далее.

Когда жительница взвешивает свои килограммы, она не учитывает того, что эти килограммы подвергаются потом перевозке, вывозу, они подвергаются переработке, хранению и так далее. По сути дела, у нас установлена определенная норма и определенный тариф. К сожалению, с этим, наверное, на сегодняшний день что-либо изменить нельзя.

Но, в принципе, я думаю, что здесь надо сделать проще. У нас на сегодняшний день вообще существует – вы знаете, да? – форма раздельного мусора.

Иван Князев: Ну конечно же.

Татьяна Подберецкая: И часть мусора, который у нас идет раздельно, можно просто сдавать – например, бумагу и так далее. На этом можно заработать деньги. Она тоже это может сделать.

Иван Князев: Ну, мне кажется, даже если она весь свой мусор… Хотя я не уверен, что его весь можно отдать на переработку.

Татьяна Подберецкая: Нет, я не сказала, что весь. Я сказала, что раздельный.

Иван Князев: Она не компенсирует те затраты, которые у нее есть сейчас. Тут, понимаете, тут интересен какой момент. Вот когда нормативы на человека считают – ну, это же средние нормативы. Это всегда такая цифра усредненная. Человек решил озадачиться и подойти к вопросу серьезно, посмотреть, сколько она как конкретный человек потребляет. Ее данные вообще нигде не могут быть никак зафиксированы? Она не может с ними прийти и сказать: «Вот на меня считайте не так»?

Татьяна Подберецкая: Нет, вполне может. Она может обратиться, прийти и сказать: «Вот мои килограммы». Пусть они пересчитают доставку этих килограммов или сколько у нее там объема до полигонов, обработку на полигонах и так далее. И скажут конкретно, что у нее в этой ситуации получается. Вполне возможно, что она может платить и меньше. Но на сегодняшний день пока у нас есть норматив накопления на собственника. Раньше был 0,78. Ну, один контейнер в год на одного человека. Скорее всего, на их территории этот подход. Но, в принципе, можно. Почему не попробовать? Интересная тема, кстати.

Тамара Шорникова: А теоретически может быть это выгоднее?

Татьяна Подберецкая: Теоретически? Ну, я думаю, что и теоретически, и даже фактически можно подойти. Сказать: «Ребята, дайте мне объем вывозимого мусора вообще как таковой. И какой мой здесь учитывается?» Вообще бы, конечно, я на ее месте…

Иван Князев: Но это можно целый эксперимент провести.

Татьяна Подберецкая: Конечно.

Иван Князев: Просто вопрос: а кто будет считать, сколько она мусора она производит? И как это фиксировать? Кто-то целый месяц должен к ней приходить и взвешивать эти отходы?

Татьяна Подберецкая: Да нет. Ну зачем? Я думаю, что здесь, может быть, ей стоило бы прийти в свою компанию управляющую или мусоровывозящую. Сейчас, кстати, это тоже разделено. Вы знаете, что не все сегодня делают управляющие компании? Есть и мусоровывозящие, и так далее. Можно ей просто обратиться к ним и сказать: «Вот у меня такие данные».

Иван Князев: А они скажут: «Есть тариф средний».

Татьяна Подберецкая: Скажут, конечно.

Иван Князев: «Мы по бумагам провести по-другому не можем».

Татьяна Подберецкая: А вот ей надо предложить и сказать: «А давайте мы поэкспериментируем. Как у нас получается? Вот у меня получается так». Может быть, это выгодно будет. Почему нет?

Тамара Шорникова: Татьяна Георгиевна, а если это депутатским запросом подкрепить? Я просто представляю сценку общения. Обычно как у нас происходит? Приходишь, а тебе говорят: «Тариф такой-то. Платите по тарифу. Какие вопросы?» Все! Разговор короткий.

Татьяна Подберецкая: Но тариф и объем начисления, норматив… То есть тариф привязан к нормативу конкретно, да? Стоимость…

Тамара Шорникова: Ну, условно, мы рассчитываем по такому-то тарифу.

Татьяна Подберецкая: Килограмм стоит столько-то. Ну, написать депутатский запрос, в принципе, можно.

Иван Князев: Тогда это будет уже не просто депутатский запрос, а это будет обоснованность тарифной политики во всем регионе.

Татьяна Подберецкая: Конечно, конечно, конечно.

Тамара Шорникова: А вам можно написать?

Татьяна Подберецкая: Конечно. А почему нет? Можно обратиться к депутату своему местному и сказать: «Вот у меня такая и такая проблема. Я бы хотела, чтобы это было проверено в нашем районе». А почему нет? Пусть это будет экспериментов. Интересная штука.

Тамара Шорникова: А если вдруг и депутат поднимет просто брови и не захочет включаться в работу?

Татьяна Подберецкая: Ну, депутат все равно напишет запрос. Поднимет он брови или поднимет руки – это другой разговор. В принципе, он должен отозваться на все эти моменты. Кстати, очень интересная тема.

Иван Князев: А если человек настолько серьезно к этому вопросу подходит, я думаю, он же может вас найти на сайте Государственной Думы?

Татьяна Подберецкая: Да конечно. Нет, он меня вообще может найти.

Иван Князев: Хорошо, спасибо.

Татьяна Подберецкая: Моя фамилия – Подберецкая. Написал. Кстати, это интересно.

Иван Князев: У нас контакты тоже есть, если что.

Татьяна Подберецкая: Может быть, мы подумаем, что с этим можно сделать. Не вопрос.

Тамара Шорникова: Да, передадим контакты, свяжем.

Давайте послушаем телефонный звонок – Руфина, Уфа.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню из Уфы. У нас завышенные тарифы на отопление – 40%. Мы пенсионеры, но нам же 40% к пенсии не добавляют. Выходили к главе – как его? – к Хабирову, все выходили. Бесполезно! Никакой вопрос не решается.

Тамара Шорникова: Руфина, а сколько вы платите?

Зритель: За отопление? Сейчас принесли за март – больше даже, чем за февраль. 3 737 рублей за отопление.

Татьяна Подберецкая: Очень похожая ситуация. В марте и в апреле мы платим за тепло порой больше, чем в любые другие месяцы. Причина очень интересная: потому что сбрасывают все то тепло и все те объемы, которые они себе запланировали, тепловые организации, и берут это с населения. С этим сколько бьемся на самом деле, и все равно проблема такая существует. Все тарифы на самом деле, если они повышаются, в любом случае должны… Если это население, как у нас говорят, малоимущее, то вообще им должны компенсировать все эти деньги. Они должны платить ровно столько, сколько они могут сегодня платить в своем регионе.

Проблема отопления везде, то есть везде проблема в том, что и у нас в Москве, и в Московской области мы платим за отопление больше, чем на самом деле потребляем. Больше того, приборы, которые стоят на наших домах, они показывают факт поставки. То есть сколько тебе подали, столько ты и взял. То есть в этих домах должна обязательно стоять так называемая система управления, которая регулирует температуру воздуха. Но не везде они стоят, поэтому пользуются этим тепловики. Это у нас сегодня самые наглые, по-русски говоря.

Иван Князев: Ну, как говорят эксперты, чтобы адекватно тебе считали отопление, нужно в каждом доме ставить…

Татьяна Подберецкая: Не только прибор учета, но еще надо ставить обязательно автоматизирование управление поставки этих ресурсов, потребления этих ресурсов с учетом наружного воздуха. И тогда все будет нормально.

Тамара Шорникова: А дорого, если домом складываться? Дорого это получается?

Татьяна Подберецкая: Вы знаете, они разные есть – в зависимости от дома и в зависимости от объемов. Есть и 600 тысяч рублей, и 1,5 миллиона…

Тамара Шорникова: Ох!

Иван Князев: Подождите. Это общий на дом?

Татьяна Подберецкая: На дом, на дом, конечно. Потому что конкретно каждую квартиру можно отрегулировать сегодня, если только у вас будет поквартирное отопление. Есть такое понятие. Я недавно была в Йошкар-Оле, и у них там новые дома строятся с поквартирным отоплением. То есть ставятся отопительные газовые приборы. Там вода и газ. И они платят только за это. И тогда у них нет вопросов к тем поставщикам, которые им поставляют.

Иван Князев: Нет, я просто к тому, что, например, если есть общедомовой прибор учета, то тогда уже можно, по-моему, поставить и в квартире свой индивидуальный.

Татьяна Подберецкая: Ну, в квартирах… На самом деле не в каждой квартире сегодня у нас мы можем поставить. Мы можем ставить в квартирах только с горизонтальной разводкой, потому что вертикаль – это все сложно.

Иван Князев: Это только новые дома?

Татьяна Подберецкая: Да. Тем более есть такие правила, я знаю, мы даже использовали в свое время, некие такие устройства ставили на батареи, которые можно убирать и так далее. Но в этой ситуации надо, чтобы соблюдался баланс в этом доме и все равно решались эти вопросы.

Тамара Шорникова: Татьяна Георгиевна, если такая наглость тепловиков общеизвестна, то как на них может повлиять Экспертный совет Государственной Думы или ваша академия?

Татьяна Подберецкая: На самом деле Государственная Дума или кто-либо… Вы знаете, с монополистами всегда сложно работать. Тем более вы знаете, кто у нас стоит за всеми этими моментами. В Москве, например, «Газпром» у нас. И организации, как МОЭК, они делают то, что они считают нужным. И суды на их стороне. Но бороться с этим, конечно, надо. Сейчас ставятся эти вопросы, достаточно серьезно начинают разбираться с этими моментами. Я думаю, что в конце концов… Не просто прибор, но они еще и сами должны регулировать. То есть они должны отвечать за излишне поставленную тепловую энергию.

Иван Князев: И хотелось бы, чтобы за теплопотери они отвечали, в конце концов, а не закладывали это в тариф.

Татьяна Подберецкая: Да. А они все закладывают в тариф, все правильно. Причем и субъекты доплачивают субсидию за все это, и люди платят дорого. Здесь очень серьезный вопрос, им надо очень серьезно заниматься.

Иван Князев: А потом заставь их после этого инвестировать на замену теплосетей и тому подобное, когда они и так, в принципе, все это заложили.

Татьяна Подберецкая: В принципе, у них инвестиционная составляющая должна быть в тарифе, конечно.

Иван Князев: Ну вот.

Тамара Шорникова: Послушаем Михаила из Москвы. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Это Щелково-7, Московская область. Дело в том, что к нам пришла первая квитанция в январе за мусор. Мы должны были заплатить… Первая квитанция, до этого не приходили. Значит, за 2019 год, за 2020-й и за 2021-й. И в течение года мы должны оплачивать за три года по 900 рублей ежемесячно.

Наша управляющая компания «Альтернатива» должна водоканалу большие деньги, она под судом, водоканалу и теплоцентрали. И мы не знаем, оплачивать ли. Квитанции приходят на эту управляющую компанию почему-то. Раньше мы платили через Единый государственный центр. То ли они не заключили договор, то ли не хотят заключать. Вот три месяца мы не знаем, куда платить. Мы подали заявление в прокуратуру. Уже больше месяца, а нам ответа из прокуратуры не дают.

Тамара Шорникова: Спасибо. Что можем посоветовать?

Татьяна Подберецкая: Ну, Щелково-7, это я знаю, это наша Московская область. В Московской области, действительно, раньше работали по нормативу накопления на человека, а теперь только общая площадь. И у всех значительно выросли оплаты за мусор, буквально у всех. Даже один человек проживает, пенсионер в трехкомнатной квартире. Ну, он как жил, так и живет. Если он платил раньше 30 рублей, то теперь платит 900 рублей, 400 рублей и так далее. Это по Московской области.

Я назвала восемь регионов. Вот Москва и Московская область тоже сюда попали, где на самом деле платится не по накоплению на человека, а именно с квартиры, с метра квадратного. Насколько то или другое справедливо? Я не считаю, что это правильно, потому что не метры копят мусор, а конкретный человек. То есть, извините, сколько мы потребляем, столько мы и мусорим.

Иван Князев: Ну а почему действительно не все регионы решили?

Татьяна Подберецкая: Почему такое решение приняли? Приняли решение достаточно давно. По-моему, это уже года три, насколько я знаю. Против этого выступают, выступают, но пока на самом деле воз и ныне там. Наверное, чьи-то интересы в этой ситуации.

Тамара Шорникова: А если года три, то почему именно в этом году почувствовали разницу?

Татьяна Подберецкая: Я так понимаю, когда говорят из Щелково-7… Нет, не только в этом году. Я знаю, что Московская область… Моя тетка живет в Запрудне, например. Там у них давно, она года два или три это платит. Ну, вводилось постепенно. Это на сегодняшний день.

Что касается оплаты за 2015 год или за какие-то другие года. Я могу сказать, что за это платить не надо, потому что, извините, если у нас трехлетняя давность. И потом, надо понимать, кто в этот момент был, кому вы платите. Если это касается мусоровывозящей организации, то, во-первых, на тот момент наверняка она не могла выставлять эти счета. Кто этим занимался? Поэтому это совершенно неправильно.

Что касается задолженности. Я услышала, что у управляющей компании есть задолженность за поставку тепла и за поставку воды. Здесь надо смотреть, с двух сторон подходить. Первое – а как платит население? Если они семь месяцев никому не платят, то, соответственно, задолженность управляющей компании перед поставщиком будет. Это если они не платят семь месяцев. Так же по теплу и так же по воде. Поэтому здесь надо пойти и разбираться в этой ситуации.

Я не знаю эту компанию «Альтернатива». Ну, наверное, они сами выбирали. Если они выбирали, то у них есть какой-то договор, который определяет эти взаимоотношения. Вот просто так огульно я не могу сказать. Ну, здесь двухсторонний момент. То есть три года у людей ответственность за неоплату по какой-либо причине, то есть у них могут быть долги. Здесь надо смотреть. Если приборы учета у них стоят в доме, в их квартире или даже в доме, то объем делится на всех проживающих, по нормативу, как вы понимаете А по теплу – это как и у всех, одна двенадцатая. Наверняка, они так платят. Выставляют тоже на дом. Здесь надо конкретно разбираться.

Поэтому никаких 2015-х или 2017-х годов у них не может быть. 2019-й, 2020-й, 2021-й. Ну, 2018-й, скорее всего. И сейчас 2021-й начался. Вот за эти три года надо все рассмотреть. Вопрос: кому платить? Надо понимать. С кем у них договор, тому они и платят. А может быть, им просто выставили лишние деньги. Вот они написали в прокуратуру. Может быть, у них есть ЕРЦ, который называется… Ну, сейчас это «Мои документы» в Москве называется, а у них там, в Московской области, по-другому. Можно туда обратиться. Определиться, кто выставил, за что выставил, и только после этого принимать решение.

Иван Князев: Давайте еще одну проблему попробуем выслушать и обсудить. Лариса из Псковской области. Слушаем вас, Лариса.

Зритель: Доде. Я благодарна, что мне предоставилась такая возможность рассказать о своих проблемах. В 2015 году мне была представлена двухкомнатная квартира в нас в поселке. Но так как она была абсолютно не пригодна для проживания, я практически от нее отказалась, написав под диктовку сотрудницы нашего управления по имуществу, что я ни вселяться, ни платить за услуги, ни за что не буду. И сдала ключи. Практически доступа у меня к этой квартире не было.

По истечению четырех лет управляющая компания на меня подала в суд. И суд присудил мне выплачивать 80 тысяч за услуги, за коммунальные услуги. Плюс еще расходы на суд, судебные издержки. Я пенсионер, мне 66 лет. У меня пенсия чуть-чуть больше 10 тысяч. Понимаете? А я должна 50% из своей пенсии платить за те услуги, которые я совершенно не получала.

Иван Князев: Лариса, не кладите трубку. Просто, я так понимаю, будет несколько уточняющих вопросов. Во-первых, «отказалась» – это, наверное, звучит все-таки как-то юридически не очень корректно, мне кажется.

Татьяна Подберецкая: На самом деле, если был предоставлен ордер, например, договор социального найма, а человек не подписал этот договор, то он не вселился – и тогда никакого вопроса по поводу вселения быть не может. Не просто написал бумагу какую-то. Здесь надо пойти туда, кто выдавал ордер, чтобы они дали документ, что на самом деле человек им не пользуется в силу того, что он отказался от этой квартиры. Это первое.

Второе. Управляющая компания для того, чтобы что-то требовать, она обязана была заключить договор с Ларисой. Есть ли у нее этот договор? Договор на обслуживание, на коммунальные услуги.

Иван Князев: А мы сейчас все узнаем. Лариса, вы слышите нас?

Татьяна Подберецкая: Договор есть у вас с управляющей компанией?

Зритель: Договор не с управляющей компанией есть, а с администрацией. Вернее, он был. Понимаете? Вот я говорю, что это просто афера администрации, чтобы сбыть стоящие на их балансе квартиры, чтобы за них не платить. Они не только меня так обманули. Понимаете? Ведь прекрасно знала сотрудница администрации, что надо расторгнуть договор. А она мне просто продиктовала… Ну, я вам только что сказал.

Татьяна Подберецкая: Я прошу прощения, еще раз: у вас договора с управляющей компанией нет? Правильно я понимаю?

Зритель: Нет, нет.

Татьяна Подберецкая: Если даже управляющая компания оказывает услуги данному дому… Квартира ваша – не ваша собственность, квартира относится к муниципальной собственности. Она должна была подать в этой ситуации на муниципалитет. И муниципалитет должен это выплатить, потому что это его квартира. Вам она не принадлежит на праве собственности. Это квартира того, кто предоставил эту квартиру или хотел предоставить. И он обязан оплатить все коммунальные платежи по данной квартире.

Причем там не должно быть воды, потому что никто не пользуется. Там не должно быть горячей воды, которой никто не пользуется. Там не должно быть никаких оплат за вывоз мусора и так далее, потому что квартиры эти… Ну и за свет. Потому что это то, чем пользуется конкретный человек. Это должен был оплачивать только муниципалитет.

Я считаю, что суд не учел всех этих моментов, скорее всего. Либо у вас есть какой-то договор, о котором мы не знаем и который вас обязал. Вот это, скорее всего, возможно.

Иван Князев: Дальнейшие действия просто хотелось бы узнать.

Татьяна Подберецкая: А?

Тамара Шорникова: Дальнейшие действия?

Татьяна Подберецкая: Дальнейшие действия? Во-первых, надо подать в суд, то есть возражать. Ну и привлечение муниципалитета к этому вопросу, потому что это его… Подается на собственника. Если в договоре социального найма прописано решение, что вы платите за коммунальные платежи, то тогда вы будете платить. А если просто договор социального найма, то платит собственник. А собственником является муниципалитет.

Иван Князев: Спасибо вам большое, Татьяна Георгиевна. Татьяна Подберецкая, член-корреспондент Академии жилищно-коммунального хозяйства, член Экспертного совета Государственной Думы по ЖКХ и жилищной политике, была у нас в гостях.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Это была рубрика «Дорогая передача», где мы обсуждаем ваши проблемы, ваши вопросы.

Тамара Шорникова: И это был дневной эфир программы «ОТРажение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)