Дорогая передача: жалобы на плохое качество услуг ЖКХ

Гости
Андрей Широков
председатель комитета Торгово-промышленной палаты РФ по предпринимательству в сфере ЖКХ
Андрей Листовский
генеральный директор Фонда энергетического развития

Петр Кузнецов: Да, мы продолжаем. Вы видели уже это название – «Дорогая передача», наверное, уже многим из вас знакомое. Напоминаем, что по пятницам мы читаем ваши письма. Вы пишете много и в основном жалуетесь. Но тут дело не в нас, а жизнь такая, как говорил герой одного из фильмов, ставшего уже классикой. «Бумер».

Оксана Галькевич: На кого или на что жалуются?

Петр Кузнецов: Жалуетесь на соседей. Жалуетесь на коммунальщиков, на местные администрации, на дороги, на дома.

Оксана Галькевич: В рубрике «Дорогая передача» мы разбираем абсолютно все жалобы, на кого бы или на что бы они ни были, анализируем их в прямом эфире с помощью наших экспертов. Ну и самое главное – потом направляем их в соответствующие инстанции и обязательно ждем результата.

Петр Кузнецов: Каждую неделю к нам приходит более 50 тысяч SMS-сообщений. Пишут нам по электронной почте, пишут через сайт.

Итак, в пятерке самых частых обращений – недоступность медицины, особенно в сельской местности.

Оксана Галькевич: Также беспокоит вас качество питьевой воды или ее полное отсутствие. Очень много обращений из-за плохих жилищных условий: кто-то живет в аварийном доме, кто-то годами стоит в очереди на жилье.

Петр Кузнецов: Были сообщения из сел и небольших городов о нехватке школ или их плохом состоянии. Но больше всего жалоб на этой неделе мы получили от граждан, которые сталкиваются с проблемой ЖКХ. Это не только жалобы на платежки или шумных соседей. Этой темой, кстати, мы занимались на прошлой неделе.

Оксана Галькевич: Вы пишете, что в доме не работает вентиляция. У кого-то постоянно отключают воду и свет, рядом с домом нет пешеходного тротуара, а также проблемы с отоплением. А еще холодно, надо сказать.

Петр Кузнецов: Да. Сегодня мы разбираем жалобу от жителей микрорайона районного центра Кочки Новосибирской области. Вот что написали наши зрители: «Мы обращаемся как в последнюю инстанцию с просьбой о помощи. Наши дома отрезают от центрального отопления и вынуждают нас строить печки. И это в XXI веке. Помогите!» – конец цитаты.

Оксана Галькевич: Будем разбираться с этой проблемой вместе с нашим экспертом. В этой студии у нас – рядом с нами – Андрей Широков, председатель Комитета Торгово-промышленной палаты по предпринимательству в сфере жилищного и коммунального хозяйства. Здравствуйте, Андрей Вячеславович.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Андрей Широков: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: И к нам присоединяется Андрей Листовский, генеральный директор Фонда энергетического развития. Андрей Николаевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Андрей Листовский: Добрый день.

Петр Кузнецов: Все вместе мы посмотрим…

Оксана Галькевич: Скажите, а вот этот всплеск жалоб на ЖКХ – может быть, это сезонная какая-то история, я подумала? Ну действительно, где-то течет, где-то холодает резко, где-то теплеет. И ко всему этому наши изношенные коммуникации.

Андрей Широков: Давайте зададим себе вопрос: на что жалобы? На жилищную сферу экономики? На жилищные проблемы в доме? Или на коммунальные проблемы, которые за домом, за которые должна отвечать публичная власть? Жалобы-то на что идут? У людей обычно жалобы на ЖКХ, такое общее понятие.

Петр Кузнецов: Это общее. Я прошу прощения, что перебиваю вас. Мы к этому обязательно вернемся и на общее выйдем. Давайте все-таки в Кочки отправимся вместе с нашим корреспондентом.

Андрей Широков: Давайте в Кочки отправимся, посмотрим, что там и почему их отрезают.

Петр Кузнецов: Это конкретная жалоба, которую мы будем рассматривать.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Как прокомментируете, уважаемые эксперты?

Андрей Широков: Я хочу сказать, что… Вот обратите внимание, он говорит: «Мы не имеем права вкладывать бюджетные деньги в чужое имущество». А что, в дома бюджетные деньги можно вкладывать? Это же чужое имущество. А после решения арбитражного суда муниципалитет должен взять на баланс эту котельную, которую когда-то он дал приватизировать. И эта котельная является муниципальным имуществом уже. И бюджет уже имеет право расходовать деньги на поддержание этой котельной. Поэтому сегодня те разговоры, которые делают чиновники местной муниципальной власти, они, скажем так, не соответствуют действительности. Все должно быть по-другому. Они должны заниматься.

Причем 131-й закон – а это закон, который регулирует деятельность местных самоуправлений, то есть местные власти, скажем очень просто, – он обязывает публичную власть отвечать за коммунальные ресурсы. Это ее зона ответственности.

Петр Кузнецов: Напомним, что с нами генеральный директор Фонда энергетического развития Андрей Листовский на линии. Андрей Николаевич, ваш комментарий, пожалуйста, по увиденному.

Андрей Листовский: Я согласен с уважаемым экспертом. Действительно, энергобезопасность – это ответственность региона, по закону. Что я услышал? Просто плохо взаимодействуют местные органы власти и конкурсный управляющий, потому что процедура банкротства, видимо, не закончена, и котельная является действительно частной. Но операционные вещи, связанные с отоплением, они должны быть реализованы. Надо просто, чтобы органы власти вместе с конкурсным управляющим как-то договорились о правилах игры, для того чтобы эксплуатировать эту котельную.

Петр Кузнецов: Чтобы они договорились, у жителей еще какие есть инструменты? Что сейчас, ну, в ближайшее время делать? Что не сделать? Хотя смотришь – казалось бы, уже сделали просто выше своих сил.

Андрей Листовский: Самое простое – это обратиться в прокуратуру с вопросом: «Каким образом обеспечить свою безопасность, с точки зрения энергетики?»

Оксана Галькевич: То есть уже пускать «тяжелую артиллерию», подключать прокуратуру?

Андрей Широков: Можно и без прокуратуры решать вопросы. Это же местное самоуправление. Значит, там обязательно есть совет депутатов. Совет депутатов, принимая бюджет на очередной финансовый год и делая даже коррекцию на 2021 год, может в планы внести финансирование этой котельной. И совершенно правильно с арбитражным управляющим… Просто о банкротстве не было разговора. Это уже эксперт почувствовал, что там есть некое банкротное дело. Значит, есть арбитражный управляющий.

И понятно, что эта котельная, видимо, лежит как некая ценность, которой можно покрывать соответствующие расходы арбитражному управляющему. Но муниципалитет должен просто признать ее своей собственностью и договориться здесь с арбитражным управляющим на договорных отношениях. И она должна перейти в собственность муниципалитета, потому что, скорее всего, она относилась к какому-то предприятию.

Оксана Галькевич: Андрей Николаевич, вам еще один вопрос. Скажите, а почему людям приходится до телевидения уже доходить? В своем, так скажем, этом круге, когда они выясняли алгоритм, куда и где обратиться, что написать, им никто не подсказал вот того, о чем сейчас Андрей Вячеславович сказал.

Андрей Листовский: Любой муниципалитет, когда эксплуатирует такое дорогостоящее имущество, как котельная, он связан по рукам и ногам действительно бюджетным кодексом и массой ограничений, связанных с финансами. Для того чтобы взять на баланс такое дорогостоящее оборудование, нужно иметь финансовые ресурсы. В основном все в это упирается. Потому что в нашей стране не очень высокая платежеспособность у граждан, а эксплуатация таких мощных сетевых комплексов, как теплообеспечение, требует довольно много денег. И, как правило, муниципалитеты таких финансовых ресурсов не имеют.

Оксана Галькевич: То есть получается, что просто невыгодно людям сказать…

Андрей Широков: Нет, я добавлю просто к его словам. Просто тариф не закрывает потребность производственных затрат, тем более инвестиционных. Давайте таким словом скажем. Потому что тариф у нас политический, мы его на определенные проценты каждый год поднимаем. А каждая такая точка должна иметь самостоятельную стоимость той энергии, которая поставляется в данном случае потребителям. То есть эти гигакалории должны быть оценены региональной энергетической комиссией или теми органами, которые сегодня в регионе отвечают. И они должны оценить, сколько это стоит. На сегодняшний день, конечно, это не закроет те средства нужные, которые нужны муниципалитету для эксплуатации данного объекта.

Петр Кузнецов: Благодарим за комментарий Андрея Листовского, генерального директора Фонда энергетического развития, который с нами был по видеосвязи. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Уважаемые зрители, вы тоже подключайтесь на самом деле к нашему разговору, рассказывайте о том, какие у вас возникают проблемы, с какими сложностями вы сталкиваетесь. Сегодня обсуждаем, так скажем, фокусируем свое внимание на проблемах ЖКХ.

Андрей Вячеславович, но вопрос-то мой состоял в том, почему люди не находят ответа, конкретного алгоритма действий своих, куда еще обратиться на местах. Такое чувство, что от них какую-то информацию так скажем, придерживают.

Андрей Широков: Вы знаете, наверное, это привычка русского человека, российского гражданина – жаловаться. Что-то произошло, дверь в доме не закрылась – давайте напишем президенту. Воды нет – давайте напишем президенту. Перед тем как самим разобраться на земле… Если это связано с управлением многоквартирного дома, то просто поднять договор, который вы заключили с управляющей организацией, и посмотреть, что в этом договоре написано. И требовать то, за что вы оплатили соответствующее содержание общего имущества многоквартирного дома. В данном случае я о нем говорю.

Если это коммунальная инфраструктура, это коммунальный ресурс, то я уже в начале передачи сказал, что это 131-й закон, и это зона ответственности в данном случае муниципального уровня публичной власти.

Оксана Галькевич: Но мускулы все равно нужно прокачивать. Я имею в виду – на ногах. Нужно ходить.

Петр Кузнецов: Ну а что делать? И на руках тоже, если батареи ставить.

Андрей Широков: Ну, есть у нас такая привычка. 50 тысяч к вам приходит за неделю писем. Представляете? Сколько писем к вам приходит?

Петр Кузнецов: Вот! Давайте к ним и обратимся. По этой теме нам написали, например, из Волгоградской области: «Уважаемое «ОТРажение»! Волгоград – один из самых коррумпированных городов в сфере ЖКХ. Обращаться куда-либо бесполезно. Еще не 15 апреля, а уже отключили отопление, за которое мы платим по нормативу. Живу, – за ударение извините, – в Беке́товке/в Бе́кетовке, всю зиму мерзла. Так жить нельзя».

Оксана Галькевич: Что делать?

Андрей Широков: А что там за дом? Вот она пишет, жалуется…

Петр Кузнецов: Нужны подробности, да?

Андрей Широков: Да. Ну конечно, надо понять.

Петр Кузнецов: А это важно?

Андрей Широков: Если это многоквартирный дом, то, извините меня, обращайтесь в свою управляющую организацию – она имеет договорные отношения с ресурсной организацией. Если прямые отношения у вас с ресурсной организацией – значит, напрямую обращайтесь в ресурсную организацию. И они должны поддерживать соответствующую по СанПиНу температуру – от 18 до 22 градусов – в помещении.

И вы должны требовать. А управляющая организация имеет право снижать плату за потребленный ресурс, потому что она не может предоставить соответствующую коммунальную услугу в доме, то есть поддерживать соответствующую температуру в помещении.

Петр Кузнецов: Я просто не могу понять. Отключили отопление? Она всю зиму мерзла? То есть прямо совсем отключили, вообще не было?

Оксана Галькевич: Ну, может быть, держали не на должном уровне. Может быть такое?

Андрей Широков: Опять же, опять же мы должны выяснять, что это. ИЖС, подключенное к сети? Или это в данном случае многоквартирный дом? Понимаете, в каждом конкретном случае… Вот так, скажем так, по мазку информации нельзя определить вообще, как там решать проблему. На самом деле там есть муниципальные власти. У каждого главы есть зам по жилищным и коммунальным вопросам. В большей степени он должен заниматься коммунальными вопросами, к нему надо обращаться, и он должен решать все свои вопросы. Это вопросы местного уровня.

А то, что у нас такое количество писем идет на уровне президента, на уровне телевидения, Первого канала, ОТР… Все можно перечислить, потому что всем пишут. Депутатам пишут. Это говорит о том, что местная власть очень слабо работает и не выполняет свой функционал. Объяснить здесь очень легко – бюджеты дырявые.

Оксана Галькевич: А, не то, что выборы далеко, а бюджеты дырявые? А может, и обе эти причины, да?

Андрей Широков: Бюджеты дырявые. Они вообще в этом году просели. Понимаете, мы же боимся иногда сказать, что 1 триллион 200 миллиардов в этом году федеральный бюджет перевел в губернии России, чтобы поддержать губернские бюджеты, которые, соответственно, поддерживали бюджеты муниципальные. Денег просто нет, доходной базы нет. Вы только что обсуждали тему налогов…

Оксана Галькевич: В прошлом году 3,8 триллиона, мы говорили, да, в прошлом году перевод из федерального центра регионам.

Самара, Татьяна у нас на связи. Татьяна, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте. А перед этим… Я нашел, что Бекетовка – это бывшее село. Так что вряд ли там многоквартирный дом.

Андрей Широков: Это ИЖС.

Петр Кузнецов: Выяснили.

Здравствуйте, Татьяна из Самары.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. У меня такой вопрос. У нас микрорайон наш из двухэтажных домов состоит, 57-го года постройки двухэтажные дома. И у нас было, когда запускали дома, три котельные. Сейчас две котельные. Ну, не сейчас, а раньше уже. Две котельные вообще разорили, закрыли, осталась одна котельная. И не хватает ее сил на наше отопление. Люди в месяц до двух тысяч платят за электроэнергию. Мы депутата приглашали, вот вчера буквально. Одну котельную вообще продали в частные руки. Мы хотели обратиться, чтобы нам их реанимировали. А вот теперь не знаем, как нам быть. Люди платили всю зиму по две тысячи в месяц, электрообогревателями грелись.

Оксана Галькевич: Спасибо, Татьяна.

Андрей Широков: Ну правильно, не хватало мощности, скажем так, батарей – включали электрообогреватели. Ведь это такая тоже хитрость, когда мы вовремя не дотапливаем, а на улице у нас с вами идут температуры вниз, люди же идут в магазин и покупают электрообогреватели.

Но здесь есть еще и вторая проблема – наши сети в домах не рассчитаны на эти электрообогреватели.

Оксана Галькевич: Пожароопасная ситуация.

Андрей Широков: Поэтому это пожароопасная ситуация. Видите, мы как бы цепочку с вами ведем. А зона ответственности… Я буду сто раз повторять: это муниципальный уровень. Для этого эта власть на этом уровне и существует.

Оксана Галькевич: Ну а если она там существует, но просто так себе существует, как вы сами сказали?

Андрей Широков: Значит, надо задуматься на некоторых уровнях власти, почему у нас муниципальная власть сегодня так просаживается.

Оксана Галькевич: Андрей Вячеславович, задуматься вообще? Или задуматься конкретно? Ну, поменяете одного муниципала на другого, а бюджет у них одинаковый. Ни тот, ни этот с этим дырявым бюджетом ничего не сделает. Проблему это не решит.

Андрей Широков: Ну, если отсутствует экономика в России на должном уровне, если у нас с вами доходы бюджетов местных – это в основном доходы с физических лиц. Вы только что в передаче передо мной или перед нашей темой, так правильнее сказать, обсуждали налоги. Ведь слезы! И практически все эксперты вам говорили, что проблема колоссальнейшая сегодня – как налоги регионального уровня, как налоги муниципальные. В первую очередь, конечно, муниципальные просаживаются. В пандемию они просели очень сильно. Просто открыто об этом никто не говорит. Проблема очень актуальная.

Оксана Галькевич: Ну, мы-то как раз на ОТР говорим.

Андрей Широков: Вы на ОТР, да, говорите.

Петр Кузнецов: И продолжаем говорить. Вот еще…

Андрей Широков: Вы, наверное, один из немногих каналов, который открыто поднимает проблему именно внутреннего характера.

Петр Кузнецов: Это правда. Единственный, мне кажется.

Андрей Широков: Давайте я тоже скажу: единственный.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Еще одну жалобу разберем, которая пришла на этой неделе в редакцию. Феодосия: «В подъезде никогда не было батарей и стояков отопления. Но жильцов заставляют платить за отопление подъездов. Счета постоянно приходят, пересчитывать не хотят. Что делать? Помогите!» Посмотрите, кличем заканчивается каждая жалоба: «Помогите!» Это реально последняя инстанция.

Андрей Широков: Это общедолевое имущество и затраты энергетики на отопление. Хотя в подъезде по проекту могло и не быть батарей. Во многих подъездах у нас батарей отопления нет.

Оксана Галькевич: Ну, теплый регион все-таки, Феодосия.

Андрей Широков: Теплый регион. За счет квартир, скажем так. Закрывайте дверь. То есть процесс… За счет стен идет отопление. Хотим мы или не хотим, но теплообмен существует в доме. Ну, это общедолевые нужды, на которые некие руководители крупные министерств вместе с депутатами Государственной Думы ввели энное количество лет тому назад оплату общедолевых нужд по энергетике. И свет скидывается, и балансы по оплате с домов – все скидывается на ОДН.

Оксана Галькевич: Но там в строке ведь мог бы быть ноль просто.

Андрей Широков: Мог стоять и ноль, да. А раньше люди вообще этого не замечали, потому что из средств содержания общедолевого имущества…

Петр Кузнецов: Как им конкретно добиваться этого пересчета? Видите, какая наглость – пересчитывать не хотят.

Андрей Широков: Ну, потому что мы должны понимать с вами, что на входе в каждый дом, согласно 261-му закону, уже энное количество… наверное, уже больше 5–7 лет тому назад принятому, должен быть входной прибор учета. И мы четко должны понимать, что дом потребил. В конечном счете собрание собственников может определиться: они будут платить, деля эти показания по квадратным метрам квартир, или они будут оплачивать по людям, которые как бы… Ну понятно, что отопление по квадратным метрам, скорее всего. Это не вода и так далее. И здесь четко будет понятно, сколько потребляет дом.

А когда входные приборы учета не стоят и расчеты идут по нормативам или, как я говорю, «по трубе», то понятно, что раскидывается часть по квартирам, а часть списывается на ОДН. Опять же у нас всегда все оплачивается конечным потребителем – нами с вами. Все потери в сетях. Вот 40% в сетях теряется на сегодняшний день, в хилых и худых сетях, тепловой энергии – и в конечном счете это оплачивает все конечный потребитель.

Петр Кузнецов: Еще одно письмо, жалоба № 3 в данном случае, если по письмам: «Как вам такое? – Липецк спрашивает. – Седьмой этаж. За отопление принесли 3 400, а третий – 3 800». То есть это все в одном подъезде. Что делать? Может, внизу теплее, оттуда же тепло идет. 400 рублей разница.

Андрей Широков: Ну, есть некие такие, скажем так, формулы, которые позволяют таким образом рассчитывать счета. Все по физике.

Оксана Галькевич: По физике должно быть наоборот.

Андрей Широков: Да, должно быть наоборот, потому что внизу тепло. Ну, смотря какой розлив. Но в данном случае я думаю, что он снизу идет, потому что старый дом, скорее всего.

Оксана Галькевич: Теплый воздух поднимается.

Андрей Широков: В данном случае надо просто обратиться в управляющую организацию и задать вопрос простенький: «А почему такие расчеты произведены?» И там должны дать объяснение.

Оксана Галькевич: Вместе с соседом прийти и сказать…

Петр Кузнецов: Экономическое обоснование.

Андрей Широков: «Дайте экономическое обоснование и расчет». И они должны сослаться на соответствующие документы и показать, почему они сделали такие расчеты. Опять же мы с вами говорим, что должен быть входной измерительный прибор энергии, и неважно – вода, тепло, горячая вода, электроэнергия. У нас, увы, 261-й закон до сих пор не выполнен. И, наверное, не будет никогда выполнен.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: Вот таким приходится заканчивать.

Оксана Галькевич: Андрей Широков, председатель Комитета Торгово-промышленной палаты по предпринимательству в сфере жилищного и коммунального хозяйства, был у нас в студии. Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Это рубрика «Дорогая передача», где мы, напомню, каждую пятницу рассматриваем и анализируем ваши жалобы и, самое главное, отслеживаем их путь до соответствующих инстанций. Ждем отклика оттуда, сверху.

Спасибо, что были с нами. Дневное «ОТРажение», Оксана Галькевич и Петр Кузнецов.

Оксана Галькевич: И Петр Кузнецов, да. До свидания, друзья! Хороших выходных!

Петр Кузнецов: До новых встреч!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Сергей Федорович Иванов
Надоело эту хреновину читать. Есть Приказ Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ от 26 октября 2015 г. N 761/пр "Об утверждении формы акта приемки оказанных услуг и (или) выполненных работ по содержанию и текущему ремонту общего имущества в многоквартирном доме". Приказ касается всех работ и услуг УО. Плохие услуги - не подписывайте акт. Нет акта - нет работ и услуг, нет зарплаты у УО. Деньги, которые платят жители, не являются собственностью УО, и переходят в её распоряжение только после подписания актов. И многие вопросы исчезают.