Дорогая передача. Жалобы зрителей ОТР

Дорогая передача. Жалобы зрителей ОТР | Программы | ОТР

Во Владимире дорогу проложили через дворы, а в Краснокамске детскую площадку превратили в парковку

2021-01-29T14:17:00+03:00
Дорогая передача. Жалобы зрителей ОТР
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Деньги на свалку
Что нового? Южно-Сахалинск, Бийск, Санкт-Петербург
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Гости
Максим Плетнев
партнер юридической фирмы «СМБ Консалт»

Петр Кузнецов: Ну что же, это наша новая рубрика «Дорогая передача». Мы будем собирать здесь (этим уже занимаемся всю неделю, собственно), анализировать и работать с вашими жалобами. Жалобы могут быть на что угодно. Главное, чтобы то было конкретно и конструктивно.

Оксана Галькевич: Ну, например, вы уже год добираетесь ремонта во дворе, замерзаете в квартире с наступлением холодов или, может быть, у вас закрыта единственная детская поликлиника. Вы писали, пытались достучаться, но ответов так и не получили. Ну что же, мы тогда постараемся вам помочь – чем сможем. Рассказать о вашей проблеме в прямом эфире, посоветоваться с экспертами, направить письмо в соответствующие инстанции и проконтролировать реакцию, проследить за ситуацией.

Петр Кузнецов: И вот на что чаще всего жаловались на этой неделе, дебютной для этой рубрики, зрители ОТР. В первую очередь это жилье: тут и «аварийка», и проблемы с капремонтом. На втором месте ЖКХ: здесь завышенные платежки, проблемы с вывозом мусора, а также много жалоб на качество воды.

Оксана Галькевич: Вот еще о чем очень многие писали – про недоступность газификации. Как-то, например, задерживают зарплату на работе. Много сообщений про недоступность транспорта, особенно в сельской местности, а также о перебоях с лекарствами, увы.

Петр Кузнецов: Сегодня мы объединили две жалобы в одну такую транспортную, что ли, проблему. Речь идет о том, как автомобилисты захватывают придомовые территории, можно так сказать, из разных городов. Мы начнем с жалобы из города Владимира. Там после строительства Лыбедской магистрали (большая развязка) дворы превратились в дороги, потому что в некоторых местах этой магистрали появились участки с односторонним движением. Соответственно, чтобы ехать навстречу, пользуются дворами, мы так понимаем.

Давайте послушаем жительницу Владимира Наталью, которая нам и пожаловалась на то, что происходит в их дворе. Здравствуйте, Наталья.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Наталья.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Очень рада, что дозвонилась. Здравствуйте, уважаемая передача, уважаемые ведущие. Здравствуйте, жители города Владимира.

Обращаемся к вам за помощью. Мы – это жители шести домов по улице Усти-на-лабе, город Владимир. Городские власти, несмотря на наши многочисленные обращения и жалобы не реагируют на проблему, которую сами же нам создали. С сентября 2017 года наша жизнь превратилась в кошмар. Был претворен в жизнь амбициозный проект нашего бывшего губернатора Орловы Светланы Юрьевны – это торжественное открытие Лыбедской магистрали.

В связи с этим – изменение схемы движения на площади Фрунзе. А это одна из центральных площадей нашего города. Организация одностороннего движения по улице Усти-на-лабе, на небольшом участке, мимо наших домов. Сейчас это четыре полупустые полосы в одну сторону. И самое главное – ликвидация левого поворота. Из-за этого наши жители на своих машинах не могут попасть домой, не делая большой крюк по городу и минуя три светофора.

В общем-то, это сотая часть всей нашей проблемы и беды. Почему-то никто из проектировщиков магистрали, инвесторов и разработчиков дорожного движения не подумал и не изучил трафик движения к многочисленным социально значимым объектам, находящимся в непосредственной близости от наших домов.

Оксана Галькевич: А это что? Это школы? Это детские сады? Что это, Наталья?

Зритель: Нет. Сейчас я вам перечислю. Это три областные больницы. Областные, еще раз повторяю. Областная психиатрическая, кожвенерологический диспансер, областной центр лечебной физкультуры и спортивной медицины, региональный центр здоровья и медпрофилактики, диспансер психиатрической больницы, пользующийся большим спросом, поскольку он единственный выдает справку на права, на работу, на оружие и так далее. Фрунзенский районный суд. А также морг и похоронный дом прощания. Ну и бюро судмедэкспертизы. Вот такой у нас «букет».

К этому «букету»: у нас находится рядом еще знаменитый Владимирский централ. Но поскольку организация, видимо, очень уважаемая в городе, то дорога к ней проложена отдельная. Оставили единственный левый разворот в нашем районе.

Оксана Галькевич: Наталья, скажите, пожалуйста, а куда вы вместе с жителями, с вашими соседями обращались?

Петр Кузнецов: Еще раз. С 2017 года? Верно?

Зритель: С 2017-го, да. В городскую администрацию, в районную, в ГИБДД, в транспортную прокуратуру, в архитектуру…

Оксана Галькевич: А в «санпин» какой-нибудь не обращались? Потому что это все мимо вас туда-сюда ездит, мы всем этим дышите, да?

Зритель: Да-да-да. По нашим узким дворам целый день идет на большой скорости сплошной поток машин. Тротуаров нет, другой дороги нет. И самое главное – навигатор показывает водителям маршрут.

Петр Кузнецов: Вот как раз эта дорога? Вот то, что мы видим сейчас – это как раз навигатор показывает, что трасса. Вот, пожалуйста, машины проезжают непосредственно… Ты выходишь из подъезда – и под колеса. А там еще и детские сады есть, вы писали, рядом. Да?

Зритель: Да.

Петр Кузнецов: Тут еще и дети ходят.

Зритель: Мы оплачиваем работу дворников. Это наша собственность.

Оксана Галькевич: А, вот так вот.

Зритель: Почему-то на каком-то основании…

Оксана Галькевич: Кстати, тоже момент.

Зритель: …городские власти экспроприировали нашу собственность, организовали из дворов городскую трассу.

Петр Кузнецов: А потом еще и разбитый двор будет, лужи.

Оксана Галькевич: Наталья, а ответ-то хоть какой-нибудь вы получали? Что вам пишут городские власти, муниципальные власти, гаишники (ну, ГИБДД они теперь называются)? Что они вам отвечают-то?

Зритель: Каждый сваливает на другую организацию: «Это не мы. Это был грандиозный проект. Трассу строили не мы, разрабатывали не мы». В общем, под одним лозунгом, как все у нас в России: «Денег нет, но вы держитесь».

Петр Кузнецов: На предыдущую власть, потому что губернатора Орловой уже нет.

Оксана Галькевич: А она там живет?

Петр Кузнецов: Губернатор Орлова уехала. Она, наверное, по этой же дороге уехала куда-то в Москву.

Оксана Галькевич: Может, ее найти?

Петр Кузнецов: Наталья, скажите, такой вопрос. Может быть, вы задавались таким вопросом, моментом – может быть, шлагбаум поставить или какие-то заградительные конструкции?

Оксана Галькевич: Кстати, да!

Петр Кузнецов: Ограничительные каменные штуки.

Зритель: Шлагбаум не разрешили ставить. Комиссия у нас была в прошлом году из районной администрации и управляющей компании, из строительства и архитектуры. То есть вот такие наши дворы. Создают пробки. Большинство жителей наших домов-хрущевок – это пожилые и больные люди, которые проживают здесь, вообще-то, с 60-х годов прошлого века, когда получили свои квартиры, будучи молодыми специалистами научно-исследовательского института. У нас единственный продовольственный магазин в шаговой доступности, поликлиники. То есть надо идти навстречу летящим на тебя машина.

Петр Кузнецов: Чуть ли не угол дома задевают.

Оксана Галькевич: Ну, вообще что это за безобразие? Слушайте…

Петр Кузнецов: Понятно. Мы поняли.

Зритель: Передвигаются с костылями, с тростями. Одну пенсионерку восьмидесятилетнюю уже у нас сбила машина. Она полгода не выходила из дома.

Оксана Галькевич: Кошмар!

Зритель: А потом сбили девушку, прохожую. Она шла из больницы в аптеку, находящуюся в одном из наших домов. Ее в тяжелом состоянии увезли в реанимацию.

Оксана Галькевич: Наталья, скажите, а скоростной режим какой? Этот навигатор, который показывает, он какой там дает скоростной режим, разрешенный? Мне интересно. На придомовой территории не больше 20 километров в час, насколько я помню. Может быть, и меньше.

Зритель: Ой, честно говоря, мы этого не знаем. Но мы просили установить знаки. Нет ни одного знака, ограничивающего скорость.

Петр Кузнецов: Знаки, кстати, да.

Зритель: «Сквозное движение запрещено». «Осторожно, дети!». Во дворе находится садик. И невозможно вообще без слез смотреть, когда молодая мама ведет ребенка… В одной руке ребенок, в другой руке другой ребенок, помладше, она везет в санках, буквально под колесами машин, просто под колесами.

Петр Кузнецов: Вон пробка выстроилась.

Зритель: А кульминация всего движения… У нас теперь постоянно ездят машины из морга и в морг с надписью «Перевозка умерших». Представляете? Открываешь дверь подъезда – и в 20 сантиметрах от тебя летит поток машин.

Оксана Галькевич: Кошмар!

Петр Кузнецов: Наталья, у нас сейчас на связи Максим Плетнев, он партнер юридической фирмы «СМБ Консалт». Максим Владимирович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Оставайтесь, пожалуйста, на линии. Может быть, у него будут какие-то дополнительные вопросы.

Мы надеемся, что вы все слышали и оценили ситуацию. Я так полагаю, это не какая-то исключительная ситуация исключительно для этих дворов во Владимире. Что делать? Трасса проложена через двор. И формально, я так понимаю, никакого нарушения нет, потому что ездить по двору можно же. Нигде же не указано, что в сутки по двору могут проехать только десять машин. Да, со скоростным режимом не получилось. Что делать? Что бы вы посоветовали? Стучались во все инстанции.

Максим Плетнев: Ну, прежде всего – добрый день. Что касается того, что я бы порекомендовал в такой ситуации. Я думаю, что здесь помогло бы наличие такого дорожного знака, который называется «Движение запрещено», если я не ошибаюсь, 3.2 в «Правилах дорожного движения». Плюс к этому, я думаю, можно обращаться в компании, которые…

Петр Кузнецов: Максим, простите. А в таком случае как жителям подъезжать к своим домам?

Максим Плетнев: Этот знак предусматривает разрешение для жителей домов проезжать под этот знак.

Петр Кузнецов: А, все.

Максим Плетнев: То есть это не знак «кирпич», а знак белого цвета в красном ободке.

Петр Кузнецов: Понятно, да.

Максим Плетнев: Соответственно, проезжать тем, кто работает на этой территории или кто живет, совершенно спокойно можно. А вот использовать эту территорию для сквозного проезда автомобилей нельзя.

Петр Кузнецов: Это ГИБДД должна сделать?

Максим Плетнев: Да, это должна сделать ГИБДД, Центр безопасности дорожного движения, который во Владимире есть. Я думаю, что это в их компетенции находится. Я думаю, туда можно с этим вопросом адресно обращаться. Плюс, соответственно, обращаться в компании «Яндекс» и Google, которые занимаются навигаторами, соответственно, «Яндекс. Навигатор» и «Google. Навигатор».

Оксана Галькевич: Максим Владимирович, простите, а вот обращение в «Яндекс» что-то даст? Есть какие-то положительные примеры, что ситуация изменится? Насколько я знаю, «Яндекс» не всегда навстречу более серьезным просьбам охотно и быстро идет. А тут какие-то жители каких-то нескольких домов, понимаете, простые наши люди обратятся в «Яндекс».

Максим Плетнев: Не всегда это, конечно, имеет эффект. Но я думаю, что при определенном подходе совершенно однозначно «Яндекс» может пойти навстречу и внести в ручном режиме изменения в работу навигатора, чтобы он не показывал объезд через дворовую территорию.

Петр Кузнецов: Но при этом «Яндекс» – не панацея. Смотрите, меня еще интересует, Максим Владимирович. Шлагбаум?

Оксана Галькевич: Не дают установить, Наталья же сказала. Не дают.

Петр Кузнецов: Ну, может быть, не дают… Это они одно сказали, что не дают. А на самом деле…

Максим Плетнев: На самом деле… Что касается установки шлагбаума, то территория придомовая – это собственность жильцов, понятно. И территория, которая дальше находится за этой территорией – это территория муниципалитета. Если обращаться в муниципалитет и прикладывать к этому решение общего собрания жильцов об установке шлагбаума на соответствующей придомовой территории, то муниципалитет должен отреагировать, обязан отреагировать на такое обращение с таким решением жильцов об установке соответствующего шлагбаума.

Но, конечно, ситуация сама по себе из того сюжета, который я видел, действительно удручающая. Я думаю, что если вы будете не против, то мы могли бы связаться самостоятельно с Натальей и совершенно безвозмездно помочь жителям этих домов в достижении той цели, которую они хотят, чтобы те обращения, которые они пишут, все-таки адресно доходили до их получателей и имели какой-то эффект.

Петр Кузнецов: Да, конечно. Спасибо.

Максим Плетнев: И потом мы с вами совместно могли бы контролировать.

Оксана Галькевич: Передадим, свяжем вас.

Максим Владимирович, скажите, а вы какого рода можете… Вы же юрист. То есть, соответственно, поможете с чем? С обращением в суд, да? С отстаиванием интересов жителей в суде? А на кого будет обращен этот иск? На городские власти? Я не знаю, на бывшего губернатора Орлову, которая приняла проект в таком виде? На кого?

Максим Плетнев: Ну, прежде чем обращаться в какой-либо суд за защитой своих прав и интересов, необходимо сначала проанализировать те обращения, которые были у граждан, в органы местного самоуправления, в органы ГИБДД, в другие инстанции. Если же обращения, возможно, были… Знаете, очень часто обращения граждан носят такой достаточно эмоциональный характер, человеческий, и не отражают всей юридической сути проблемы. Возможно, потребуется еще раз обратиться в соответствующие инстанции с составленными на юридическом языке, скажем так, обращениями и получить ответы на эти обращения, а дальше уже принимать решение.

Петр Кузнецов: Что, конечно, сработает эффективнее. Максим, мы вас свяжем. Мы контакты друг другу оставим.

У нас еще одна есть жалоба – на новую парковку вместо старой детской площадки, уже из другого города.

Оксана Галькевич: Это Краснокамск. Давайте посмотрим на эту историю.

Во дворе дома 4б по улице Орджоникидзе в этом городе Краснокамске (Пермский край) автовладельцы решили сами сделать себе парковочные места. Выбрали для этого места под песочницу и качели – то есть детская площадка. Демонтировали их, площадку залили цементом. Проезжую часть двора таким образом удалось разгрузить. Однако инициативу владельцев машин далеко не все жители положительно оценили.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Недовольные жители обратились в прокуратуру и администрацию города. Первая инстанция направила чиновникам предписание убрать на парковке ограничительные столбы с цепочками. В общем, после этого приехала спецтехника, демонтировала столбики. Но парковаться на этой злосчастной площадке не перестали.

Оксана Галькевич: Да и парковку… в смысле, детскую площадку-то не вернешь. Максим Владимирович, а здесь уже не попахивает ли, так скажем, личной ответственностью тех людей, которые самостоятельно и без спросу и согласия жителей демонтировали эту площадку, залили ее цементом и теперь там ставят свои машины?

Максим Плетнев: Действительно, такие действия можно рассматривать и как самоуправство в том числе, потому что придомовая территория. Решения, которые касаются придомовой территории, они принимаются общим собранием жильцов дома, собственников. Соответственно, ограничивать цепочками или какими-то еще приспособлениями места для стоянок автомобилей нельзя, тем более без согласия всех собственников дома и без согласия муниципалитета, который также является собственником, как я полагаю, еще дополнительной части земельного участка, на котором часть гаражей расположена, как мы видели в сюжете. Видимо, располагалась и детская площадка.

Оксана Галькевич: И что теперь делать? То есть нужно… Вот как действовать тем жителям, которые недовольны инициативными соседями?

Максим Плетнев: Ну, здесь их действия совершенно правильные, которые касались обращения в органы прокуратуры, которые осуществляют надзор. И здесь можно обращаться также в муниципалитет для того, чтобы осуществлялся запрет на подобного рода действия. Но я думаю, что пока не будет наказания конкретных людей за конкретные действия, связанные с тем же самым самоуправством, я думаю, что остальные жители не перестанут совершать такие правонарушения.

С другой стороны, нужно понять, почему они их совершают. Они их совершают, потому что, по всей видимости, нет парковочных мест рядом с придомовой территорией. Поэтому наилучшим решением проблемы, как я считаю, для жильцов было бы совместно с муниципалитетом организовать парковочные места на какой-то иной территории, возможно, неподалеку от этих домов, для того чтобы автомобилисты парковали там свои машины, а дети спокойно играли на детской площадке рядом с домом. Одни и другие друг другу не мешали бы.

Петр Кузнецов: Об этом пишет наш телезритель: «При строительстве нужно учитывать территорию для парковки».

Оксана Галькевич: Да, это здорово. Смотрите, они ведь уже сорвали эту детскую площадку, они ее разрушили. Соответственно, определенные материальные издержки нужны, требуются на ее восстановление. Суд может обязать этих людей потратить деньги на восстановление площадки? Вообще как быть-то? Ну а у муниципалов может не быть денег просто элементарно на это.

Максим Плетнев: Ну, если будет установлено, кто конкретно своими действиями снес, демонтировал эту площадку, то к таким гражданам можно предъявить соответствующие требования в судебном порядке и взыскивать денежные средства в качестве компенсации за незаконный снос детской площадки, за демонтаж.

Петр Кузнецов: Астрахань интересуется: «А сколько метров от стены многоквартирного дома территория жильцов? 5 метров? 10 метров?»

Максим Плетнев: Ну, я сходу вам сейчас не скажу. Придомовая территория – это та территория, которая необходима для эксплуатации дома вместе с подъездными путями к нему. Соответственно, места, где скамейки установлены, как правило, которые вы видите, клумбы вокруг домов и так далее. Это все собственность жильцов.

Петр Кузнецов: Еще одна похожая история из Пензенской области, пишет нам телезритель: «Жильцы поставили бетонные «грибки». Мы шумели-шумели, но грибки стоят». Как ликвидировать бетонные «грибки»? Если можно, коротко.

Максим Плетнев: Ну, в данном случае необходимо обращаться в органы ГИБДД и муниципалитет местный, потому что за безопасностью дорожного движения все-таки следят органы ГИБДД. Поэтому, конечно, прежде всего необходимо к ним обращаться, для того чтобы дорожное полотно освободить от каких-либо…

Оксана Галькевич: …дополнительных сооружений.

Максим Плетнев: …от объектов, которые мешают движению.

Оксана Галькевич: Максим Владимирович, если можно, коротко. Вот вы сказали, что статья «Самоуправство» может применяться к таким соседям активным. А наказание какое предполагается? Штраф или что? Их могут куда-то на общественные работы отправиться?

Петр Кузнецов: Двадцать секунд.

Максим Плетнев: Ну, «Самоуправство» – это вообще статья Уголовного кодекса, 330-я. И там предусматривается, соответственно, ответственность и в виде штрафа и в виде исправительных работ, и также в виде ареста.

Оксана Галькевич: Ну и вообще это на самом деле сурово, да.

Петр Кузнецов: Спасибо, Максим. Спасибо за вашу помощь.

Это рубрика «Дорогая передача», сегодня мы ее протестировали. Продолжайте жаловаться – мы будем рассматривать ваши жалобы конструктивно и точно. И далее вот так, уже с помощью специалистов, вам помогать.

Оксана Галькевич: Друзья, спасибо, что вы были с нами. Сегодня в дневном эфире с вами были Петр Кузнецов…

Петр Кузнецов: …и Оксана Галькевич.

Оксана Галькевич: Я с вами еще вечером увижусь.

Петр Кузнецов: Чувствую, вы сегодня ее увидите. Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Иван Пономарёв
Хочу у Вас попросить маленькую помощь (направить меня на операцию перезагрузки моей иммунной системы как делали 10 лет назад но потом снова заболевали так как не знали рецепта НЕЗАБОЛЕВАНИЯ), а Вам смогу описать тот метод лечения, благодаря которому у меня не было 2 года вирусных заболеваний (и не случались обострения Рассеянного склероза), но из-за того, что я не обращался столь долгое время к своему врачу по причине заболевания то она решила, что у меня уже не только рассеянный склероз но и СМЕРТЬ МОЗГА но я конечно считаю, что нужно попробовать излечить меня и потом всех больных рассеянным склерозом!.
Во Владимире дорогу проложили через дворы, а в Краснокамске детскую площадку превратили в парковку