Дороги без гарантии

Гости
Олег Бадера
председатель комитета по развитию транспортной инфраструктуры Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»
Андрей Мухортиков
начальник управления стратегической оптимизации дорожного движения ЦОДД, член общественного совета при Министерстве транспорта и дорожной инфраструктуры Московской области

Марина Калинина: Мы к следующей теме переходим, про дороги будем говорить. Правительство в этом году дополнительно выделяет аж 100 миллиардов рублей на строительство дорог в России. Об этом сообщил Михаил Мишустин во время отчета в Госдуме.

Ранее, в январе, Владимир Путин заявил, что у властей много планов по дорожному строительству, на их реализацию предусмотрены денежные средства. По его словам, уже в ближайших планах, а именно к 2024 году, в 105 крупнейших агломерациях страны планируется довести до нормативного состояния 85% дорог.

Давайте разберемся, что происходит с нашими дорогами, почему каждый год рабочие латают дыры, причем иногда в одних и тех же местах, какие сейчас есть вообще новые технологи, что у нас применяется, почему не применяются новые технологии у нас (а может, и применяются, а мы об этом не знаем). И вообще расскажите, что у вас с дорогами в регионе. Довольны ли вы качеством асфальта? Расскажите, напишите, позвоните. Давайте обсудим, что по стране, какая ситуация сейчас с дорогами на сегодняшний день.

Иван Князев: Пока вы набираете телефон прямого эфира и пишете нам SMS, мы сделали подборку самых интересных видео из Интернета от автолюбителей как раз о качестве российских дорог. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Вот что еще пишут нам наши телезрители. Ставропольский край: «Дороги плохие, потому что много бедных чиновников, имеющих отношение к их строительству». Ну, это вдогонку к предыдущей теме.

Марина Калинина: Да. А вот из Москвы сообщение: «У нас дорога еще хорошая, а ее взяли, сняли и по-новому кладут».

Иван Князев: Это уже совершенно другая история.

Марина Калинина: Ну, про это тоже поговорим.

Иван Князев: Тюменская область, Тюмень: «Наши чиновники лучшие, поэтому и дороги у нас по сравнению с другими областями прекрасные». Не очень понятно, это ирония или нет. Из Ленинградской области: «Нужна роботизация, 3D-печать домов и дорог. Дома и дороги нужно печатать очень быстро на мобильных 3D-принтерах», – пишет человек.

Марина Калинина: Тверь на проводе: «Дороги у нас «классные». Проехал – массаж сделал. Видимо, нужно нашему мэру поднять зарплату. Правда, его никто в глаза не видел никогда».

Иван Князев: У вас хорошие дороги, уважаемые телезрители? – «да» или «нет». Это вопрос для нашего SMS-голосования. Пишите нам на номер 5445.

Марина Калинина: Через 20 минут подведем итоги. Ну а пока…

Иван Князев: Эксперта представим.

Марина Калинина: Да, пока мы поговорим… Кстати, звоните и пишите, рассказывайте, какие у вас дороги в регионе.

Олег Бадера с нами на связи, председатель Комитета по развитию транспортной инфраструктуры Общероссийской общественной организации «Деловая Россия». Здравствуйте, Олег.

Олег Бадера: Да, здравствуйте.

Иван Князев: Олег Алексеевич, ну не знаю, этот вопрос уже настолько как бы древний, что спрашивать, почему в России плохие дороги, наверное, уже даже и неинтересно. Хотелось бы поговорить вот о чем. Ну, весь мир уже, действительно, давным-давно освоил разные новые технологии, чтобы дороги так быстро не изнашивались, например, как в нашей стране. Понятно, что, может быть, не 3D-принтер, как пишет наш телезритель, но что-то еще. До нас это в принципе еще не дошло, что ли, вот эти все технологии?

Олег Бадера: Нет, новые технологии внедряются. Очень долго это происходит, потому что мы идем через новые стандарты. Надо утвердить новые стандарты. Допустим, технология «класть асфальт в мороз или в дождь» уже существует, она идет по новым стандартам.

Марина Калинина: А, то есть это нормально, да?

Иван Князев: То есть то, что мы видели – это вполне себе хорошо?

Марина Калинина: Она не провалится, не смоет ее вместе со снегом весной?

Олег Бадера: Если эту дорогу делать именно по стандарту, то, да, она может быть сделана качественно и хорошо. Но то, что показывали в сюжете – конечно, это делается явно не по стандарту и явно некачественно.

Вообще в нашей стране дорог строится в десять раз меньше, чем их строится, допустим, в Китае. Вроде бы Китай – не очень большая страна, а в год строят в десять раз больше новых дорог, чем Россия. И мы по строительству дорог достаточно сильно отстаем и в технологиях, и в объемах, и в качестве.

Марина Калинина: А в чем причина-то? Почему? Мы не хотим это делать или что? Вот почему?

Олег Бадера: Мы с вами все время это обсуждаем…

Марина Калинина: Да мы-то обсуждаем, только ничего не меняется, к сожалению.

Олег Бадера: Очень тяжело всегда спросить с ответственного за дорогу.

Марина Калинина: Вот! А кто ответственный за дорогу?

Олег Бадера: Есть департамент транспорта, есть министерство транспорта либо региональное, либо муниципальное, с которых нужно спросить. Нужно прийти в суд…

Марина Калинина: Опять в суд?

Олег Бадера: В случае если моя машина попала в яму, нужно прийти в суд и полностью компенсировать себе ущерб. Но у нас этот механизм в стране не работает.

Плюс наши чиновники совершенно не спрашивают с подрядчиков дорог, которые строят дороги и должны нести гарантийные обязательства, как за любой товар, как за любое изделие. Вся эта цепочка не работает, поэтому все превращается в какой-то постоянный бег, устранение неисправностей, латание ям, дыр и так далее.

Иван Князев: Олег Алексеевич, ну смотрите. Ведь это же такое прямое разбазаривание государственных денег. Каждый год та или иная область, богатая она или бедная, вкладывает огромные деньги в ремонт тех же дорог. Ну очевидно же, что… Ну сделай их один раз – и они будут дольше тебе служить. Вот тебе и экономия для бюджета. Это с другой стороны.

А с другой стороны, вот то, что сейчас… Может, все-таки мы мало выделяем денег на дороги? Вот эти 100 миллиардов, которые сейчас пойдут. Или все-таки денег достаточно, а просто не хотим мы?

Олег Бадера: Вы знаете, всегда должна быть какая-то конечная цель. Ну, это должен быть проект. Поэтому мы как общественная организация очень надеялись, что когда был принят национальный проект «Безопасные и качественные дороги», что этот национальный проект… А он до 2024 года действует, по нему выделены, зарезервированы в бюджете огромные суммы денег, триллионы. И должны быть доведены все показатели по безопасности дорог, по качеству дорог, они должны быть доведены до определенных показателей.

И была надежда и уверенность, что мы наконец-то получим законченный проект, в котором будут все показатели либо выполнены, либо не выполнены, и тогда будет конкретно с кого спросить. Но тут вмешалась пандемия, тут еще что-то вмешалось. И мы все реже и реже смотрим на эти показатели. Мне кажется, уже и президент не очень строго спрашивает с чиновников, будет ли это выполнено или нет. И есть такое ощущение, что мы снова скатимся к тому, что деньги будут потрачены, а результат будет снова не достигнут.

Марина Калинина: Давайте так скажем: часть денег будет потрачена, а часть денег будет упрятана, как у нас обычно бывает.

Олег Бадера: Нет, они будут потрачены все. А вот на дороги они будут израсходованы или нет – это вопрос.

Марина Калинина: Да, вопрос: на что?

Олег Бадера: Да, совершенно верно.

Марина Калинина: Спасибо. Олег Бадера, председатель Комитета по развитию транспортной инфраструктуры Общероссийской общественной организации «Деловая Россия».

У нас много звонков…

Иван Князев: Лариса из Иркутской области сейчас.

Марина Калинина: Да. Лариса, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я из города Братска, водитель с большим стажем, больше 30 лет. Вот хотела бы вам сказать по поводу наших дорог. Еду я как-то один раз и вижу, что у нас ведерками… Перед ГЭС у нас дорога есть и после ГЭС, то есть правый берег. Посыпают просто дворники, ведерками эту грязь с дороги собирают и дырочки эти латают этой грязью. Делают каждый год одни и те же участки. Как снег сходит – машину, естественно, опять в ремонт. И все переделываем. Ямы ужасные! Дороги у нас вообще в ужасном состоянии. То есть работа делается тяп-ляп. То в снег, то в дождь они делают, технологии не соблюдают никакие. И каждый год повторяется одно и то же. Вывод денег из бюджета, я так считаю. Вот так вот. Смеялись долго над нашими ямами. Убиваемся и убиваемся.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам.

Марина Калинина: Давайте узнаем, что в Ставропольском крае с дорогами, Расул у нас на связи. Расул, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У нас такая вот дилемма. Нам, жителям нашей улицы, долго обещали отремонтировать дорогу. После того как все эти обещания мы устали слушать, мы все-таки через суд, вынудив прокуратуру, добились решения суда.

Марина Калинина: Так?

Зритель: А теперь решение суда не исполняется. Даже есть решение суда федерального, и оно не исполняется. Ну, столкнувшись с этим, я посмотрел договора. Все договора, которые у нас заключает Кировский городской округ Ставропольского края в населенных пунктах, во всех этих договорах пунктом приемки работ является технический регламент Таможенного союза, то есть не ГОСТы.

Марина Калинина: Как интересно!

Зритель: Я изначально был удивлен, почему на тендерах заявлена стоимость ремонта – одна цена, а при заключении договоров (я понимаю, что кто даст ниже цену) цены спадали вдвое, то есть почти вполовину. Например, ремонт нашей дороги оценили в 8 700 изначально, в итоге на 5 500 заключили договор.

Потом, естественно, глядя, что… То есть когда я открыл технический регламент Таможенного союза, прямо на первой странице написано, что он не используется в населенных пунктах. Я созвал рабочую встречу с уполномоченным представителем главы края Новиковым Александром Алексеевичем… Алексеем Алексеевичем, извините, с Лукиновым, главой района, был глава поселка Ковальчук…

Марина Калинина: Ну неважно. К чему пришли в итоге?

Зритель: В итоге пришли к тому, что сейчас они все равно продавливают этот договор технического регламента – якобы потому, что у них заключен уже контракт, и им неохота платить неустойку за неисполнение договора, так как он идет в нарушение решения суда. И мы остаемся… Они говорят так, что мы из-за своей харизмы, потому что хотим, чтобы у нас была качественная дорога, мало того, еще и с тротуаром, так как у нас нет тротуара на улице, нам говорят: «Вы добьетесь того, что останетесь вообще без ничего».

Марина Калинина: Ничего себе! То есть харизма виновата.

Иван Князев: Ни дороги, ни тротуара. Понятно.

Марина Калинина: Интересная история.

Иван Князев: Спасибо вам, Расул.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Вот что пишут еще нам наши телезрители, почему у нас плохие дороги. «С ремонта дорог удобнее воровать», – пишет телезритель из Пензенской области. Из Новгородской области: «У нас нет дорог, есть проезжие части и направления». Из Иркутской области мнение: «Чем больше мелких автомобилей, тем хуже дороги». Правда, непонятно, как одно с другим связано. «В Белгородской области дороги супер, даже по сельским территориям», – признается телезритель.

Марина Калинина: Ну, это хорошо, это позитив такой.

«Какое качество дорог в вашем городе?» – спрашивали наши корреспонденты у жителей Ярославля, Костромы и Новосибирска. Давайте посмотрим небольшой сюжет.

ОПРОС

Иван Князев: Станут ли автотрассы после этого лучше – это еще вопрос.

Андрей Мухортиков у нас на связи, член Общественного совета при Министерстве транспорта и дорожной инфраструктуры Московской области.

И уже есть предварительные итоги нашего опроса: «Хорошие ли дороги у вас в регионе?» И только 8% сказали «да».

Марина Калинина: Соответственно, 92% ответили отрицательно.

Андрей Вячеславович, здравствуйте.

Андрей Мухортиков: Добрый день.

Иван Князев: Ну, тут фактически уже можно сказать, что и нацпроект у нас проваливается, и дороги у нас плохие.

Андрей Мухортиков: Я бы не сказал, что все так плохо. Просто дороги – это отрасль крайне инерционная. У нас 1,5 миллиона километров дорог по России. И за девяностые, в том числе и за нулевые, когда тоже очень мало внимания уделялось, накоплен колоссальный недоремонт.

Действительно, сейчас, в последние годы деньги на дорожный ремонт и на дорожное строительство выделяются в приоритетном порядке и в достаточно большом объеме, но просто объем накопленных ранее проблем таков, что быстрого эффекта во многих регионах нет.

На самом деле ситуация очень неравномерная. Вы это могли слышать даже по отзывам людей. Где-то люди жалуются, проблемы явно есть. А где-то, в общем-то, люди в целом довольные. Это, конечно, зависит от благосостояния региона в том числе. Но мало-помалу дороги улучшаются везде. Другое дело, что где-то это уже достигнуто, а где-то, чтобы люди в большинстве своем оценили и почувствовали результат и эффект, еще потребуется несколько лет.

То есть главное здесь – не отчаиваться, продолжать финансирование, продолжать, естественно, контроль качества и гарантии. Такие проблемы есть. И это связано не только с воровством и не столько с воровством, а сколько с тем, что за годы недофинансирования у нас из дорожной отрасли ушло огромное количество профессионалов. И сейчас просто у нас достаточно мало компаний, которые имеют хороший опыт, который имеют парк техники, которые имеют контроль качества.

Поэтому когда речь идет о крупных каких-то инфраструктурных проектах, типа трасса М-12 «Москва – Казань», то там буквально по пальцам одной руки можно перечислить количество компаний, которые способны за такой масштабный проект взяться.

Марина Калинина: Андрей, давайте…

Иван Князев: Но самое интересное, что…

Марина Калинина: Сейчас, Ваня, извини. Андрей, давайте о больших магистралях не будем говорить, там мало-мальски все делается. В общем-то, дороги строятся, и действительно хорошего качества. А вот эти именно дороги в городах, в небольших поселках – это, конечно, оставляет желать лучшего.

У меня вопрос такой. Почему нет у нас такой системы, которая бы работала, чтобы подрядчик, который сделал ту или иную дорогу, отвечал бы за нее на протяжении ну хотя бы пяти лет, давал гарантию на то, что эта дорога будет существовать, что она не будет проваливаться, что на ней не будет трещин? А если эти трещины появляются, то он их бесплатно заделывает сам в качестве гарантийного ремонта. Почему не работает вот эта система? То есть подрядчик дорогу сделал и исчез. А дальше опять выделяются деньги на латание дыр.

Андрей Мухортиков: Понимаете, все зависит на самом деле от того, что делал именно подрядчик. Если говорить про ямочный ремонт, когда просто ямы по весне заливаются, то эти работы гарантии нет вообще как таковой. Это считается аварийно-срочный ремонт. Гарантии появляются тогда, когда появляется уже, допустим, полная замена всего верхнего слова покрытия.

Марина Калинина: Хорошо, допустим.

Андрей Мухортиков: Проходит фреза, все снимают и кладут по-новому. На это гарантия есть. Сроки там разные везде, но, как правило, да, это несколько лет. А исполнение, соблюдение гарантий зависит от органов власти, с одной стороны. Но есть и другая проблема – у нас очень много в этой отрасли фирм-однодневок. Дорогу сделали, дальше ликвидировались – и этой фирмы уже нет, и претензии предъявлять некому. Такая проблема, к сожалению, существует. Поэтому здесь нужно идти по пути определенного квалификационного отбора.

Иван Князев: А как эти фирмы-однодневки появляются-то у нас? Как они тендеры выигрывают?

Андрей Мухортиков: Дело в том, что у нас по нашему закону о госзакупках самый главный критерий – это цена предлагаемого товара. Вот кто-то из зрителей рассказывал, что упала цена вдвое.

Иван Князев: Вот-вот, да.

Андрей Мухортиков: Это как раз та самая история. То есть квалификационные требования считаются по этому закону незаконными. Значит, типа это под какого-то поставщика делается. Весь упор на цену. И когда такое происходит, то, естественно, достаточно часто приходят какие-то недобросовестные компании, которые берутся за то, что делать не могут, в принципе срывают закупку, она не может состояться. Или делают все с низким качеством, а потом возникает проблема.

Здесь необходим квалификационный отбор, это совершенно понятно. То есть необходима система допуска, необходимо ранжирование этих самых подрядчиков, начиная с мелких каких-то, чтобы они могли… Контрактный ремонт двора сделал, соблюдаешь гарантию, вопросов нет – ты уже можешь на ремонт какой-то дороги локальной идти.

Марина Калинина: Андрей, кто должен этим заниматься, вот этим отбором?

Андрей Мухортиков: Очевидно, что правилами должны заниматься федеральные органы власти. Здесь и Минтранс, и Минпромторг (стандартизация), и…

Марина Калинина: Нет, ну а на месте? Вот есть пять компаний, которые занимаются строительством дорог. Вот как их выбрать? Кто это должен сделать? Посмотреть на качество, как они работают, определиться по цене, по гарантиям.

Андрей Мухортиков: В соответствии с этими правилами, естественно, владельцы дорог. И сейчас эта обязанность закреплена в федеральных законах «О безопасности дорожного движения», «Об организации дорожного движения». Есть система закупок в них, и они всем этим должны и могут заниматься (и занимаются). Другое дело, что, повторюсь, нормативная база сейчас несовершенная, и главный критерий – это цена.

Иван Князев: Спасибо.

Андрей Мухортиков: Пока так будет, к сожалению, такие проблемы будут.

Иван Князев: Андрей Мухортиков, член Общественного совета при министерстве транспорта и дорожной инфраструктуры Московской области.

«В Рязани ужасные дороги», – пишет телезритель. «В Муроме очень плохие дороги». Из Орловской области: «Яма на яме ямой погоняет». Бурятия, Нижний Саянтуй: «После дождя застревают машины».

О качестве дорог в России мы сейчас говорили и о том, когда они изменятся у нас.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)