Дорогие удобрения угрожают урожаю

Гости
Аркадий Злочевский
президент Российского зернового союза

Петр Кузнецов: Начинаем с аграриев, потому что они пожаловались на удобрения. А эти удобрения подорожали уже на 60%, и это минимум. «Если так дело пойдет и дальше, урожай зерновых снизится, а мука и хлебобулочные изделия подорожают», - предупреждают аграрии.

Оксана Галькевич: Ой, сколько же можно-то? Первыми тревогу забили ставропольские аграрии. Они готовятся к уборочной компании и севу озимых культур. Впрочем, в нашем зерновом союзе считают, что с этой проблемой столкнулся не только Ставропольский край.

Петр Кузнецов: Почему у нас дорожают даже удобрения, давайте разбираться.

Оксана Галькевич: У нас на связи Аркадий Злочевский, президент Российского зернового союза. С ним поговорим на эту тему. Друзья, но вы то же присоединяйтесь. Мы всегда говорим это нашим зрителям. Мы в прямом эфире, телефоне бесплатные у вас на экранах, пишите, звоните, ждем. Аркадий Леонидович, здравствуйте.

Аркадий Злочевский: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Аркадий Леонидович, ну вот мы с вами какое-то время назад уже обсуждали проблему подорожания. Вот новый какой-то виток - ожидаемый или неожиданный?

Аркадий Злочевский: Да нет, вполне ожидаемый. Мы по весне повышаем спрос и вызываем дополнительную волну. Вообще первая волна подорожания у нас случилась в январе, это было связано (я имею в виду на удобрения) с повышением налога на полезные ископаемые. У нас же в 3,5 раза с 1 января повысился налог на полезные ископаемые, и это касалось калийных солей, апататит-нефелиновых, апатитовых и фосфоритовых руд, в общем, хлористого натрия, нифелинов, бокситов - все, из чего, собственно, удобрения и делаются. И это привело к повышению цен на удобрения.

Но тогда, до марта месяца, у нас примерный диапазон повышения цен был от 15 до 40%, а сейчас уже до 60% доходит. Но это вот дополнительная волна спроса, связанная с тем, что мы работы ведем дополнительные посевные по весне, естественно, у нас яровой сев, ну и надо готовиться к озимому севу, и запасать надо сейчас.

Петр Кузнецов: Аркадий Леонидович, а вот тех запасов, которые были до роста цен. их на сколько хватит?

Аркадий Злочевский: Они уже практически все израсходованы.

Петр Кузнецов: Израсходованы. Аркадий Леонидович, а поясните вот...

Аркадий Злочевский: ... на подкормку озимых, например. Вот сейчас подкормка идет, и мы их расходуем - все запасы, которые были сформированы по осени, сейчас будут израсходованы.

Петр Кузнецов: Вот я к чему, помогите понять. Удобрения - они помогают что? Быстрее и качественнее расти или, прежде всего, эти вещества защищают от неблагоприятных условий, то есть которые влияют, собственно, на урожайность? То есть в случае сокращения объемов что? Произойдет перераспределение по тем территориям, которые как раз подвержены чаще неблагоприятным условиям, то есть туда будут больше бросать удобрений или как?

Аркадий Злочевский: Удобрения не работают в одиночку, они всегда в комплекте со средствами защиты и с технологическими операциями. Удобрения - это фундамент урожайности. Самое главное, что они дают - они компенсируют запас питательных веществ в почве, которые они высасывают, когда производим продукцию, естественно, растения высасывают эти соки из земли, их надо восполнять. Вот, собственно говоря, удобрения эту функцию и выполняют.

Но бессмысленно вносить удобрения, если вы не защититесь от болезней, от вредителей и т.д., то есть это не сработает, поэтому это всегда комплект. И удобрения играют в этом комплекте тоже и защитную функцию в том числе. То есть когда питательных веществ достаточно в почве, и растения начинают расти в комфортной среде, они более защищены и устойчивы к заболеваниям, вредителям и прочим.

Петр Кузнецов: Понятно.

Оксана Галькевич: Аркадий Леонидович, а вот дорожают удобрения какие? Наших производителей, отечественных, или это связано с подорожанием зарубежных производителей, с тем, что в цене растут, может, не только потому, что поднимают... У нас вот валюта туда-сюда скачет, курсовые вот эти вот все истории.

Аркадий Злочевский: Мы 80% производимых на российской территории удобрений отправляем на экспорт.

Оксана Галькевич: Ага, это все наше значит.

Аркадий Злочевский: Внутри мы потребляем только 20%. Импорта удобрений у нас практически ноль, нет.

Оксана Галькевич: То есть это все наша, внутренняя история? Понятно, вот это важно. Тогда почему они, какие у них причины для того, чтобы росли цены на их товар? На удобрения.

Аркадий Злочевский: А у них тоже все издержки также дорожают, как и у нас. Естественно. Я же вам сказал, там налоги повысились с 1 января, прямо в фундамент легло. А сейчас спрос повышенный, и им просто невыгодно на внутренний рынок поставлять по более низким ценам.

Оксана Галькевич: Опять, опять эта история, опять невыгодно.

Петр Кузнецов: Аркадий Леонидович...

Аркадий Злочевский: ... на внешних рынках цены выше. Мы же простимулировали к тому же и посевы. Приняв решение об ограничении экспорта, мы простимулировали посевы за рубежом, то есть на территориях конкурентов. Они больше сеют уже в этом сезоне пшеницы, кукурузы - тех культур, которыми ограничены, потому что рынок без нашей пшеницы прожить не может.

Оксана Галькевич: Понятно.

Аркадий Злочевский: То есть это генерировало дополнительный спрос на удобрения. Ну и, естественно, где они эти удобрения берут? У нас опять же таки. Вот вам еще один мотиватор повышения цен.

Петр Кузнецов: И к вопросу о конечном продукте аграрии говорят, что это приведет к сокращению урожая и к повышениям цен на муку и хлебобулочные изделия. Можем сейчас объяснить доступно, сколько удобрений в булке хлеба? То есть, условно говоря, стоимость удобрений в российских хлебобулочных изделий, она какова?

Аркадий Злочевский: Послушайте, цена булки хлеба и рынок там сырья не очень взаимосвязаны. Там куда более критичны другие издержки. Если всего там в булке хлеба стоимость зерновых ресурсов колеблется от 12 до 23%, сейчас она где-то на уровне 14, там 15%. Стоимость зерна в булке хлеба. Вы понимаете, что еще в стоимости зерна удобрения тоже не 100%, а они там занимают по разным технологиям, в зависимости от регионов и т.д., от 15 до 30% может доходить стоимость удобрения в себестоимости зерновых ресурсов. Ну вот, соответственно, можете сами посчитать, что это в булке хлеба. Не так критично это в булке хлеба сказывается.

Петр Кузнецов: Там, как об этом говорят аграгрии. Аркадий Леонидович, извините, что снова перебиваю вас, но наверху уже отреагировали. Они сказали, что никакой заморозки не будет, по ценам удобрений имеется в виду. Но скажите, мы знаем, что есть пошлины на экспорт зерна, вот если отменить пошлины на экспорт зерна, это поможет аграриям восстановить?

Аркадий Злочевский: Конечно, безусловно. У нас от экономики продаж и зависит, собственно говоря, покупательная способность. И мы наращивали до нынешнего сезона потребление удобрений, довели до трех миллионов в действующем веществе потребление - трех миллионов тонн. И, соответственно, надо и дальше, в принципе, наращивать, но денег теперь не хватает на то, чтобы покупать эти подорожавшие удобрения. Не хватает их из-за того, что они подорожали, а из-за того, что у нас цена продаж на внутреннем рынке снижается.

Оксана Галькевич: Аркадий Леонидович, но там возникает другая проблема - высокие цены на мировом рынке, они тянут за собой цены на внутреннем рынке, российском. А наша покупательская способность, это я уже сейчас говорю о потребителе, она не так хороша.

Петр Кузнецов: В обратную сторону.

Аркадий Злочевский: Придумали демпфер на эту тему, правильно? И все эти ограничения экспортные - это как раз логика вот этого демпфера, компенсации, разрыва, скажем так, от мировых цен, отрыва от мировых цен. Чтобы внутренние цены были дешевле, но почему тогда такие же механизмы не применяются по отношении к ресурсам, которые мы потребляем? Если к продуктам они применяются, почему не к ресурсам?

Оксана Галькевич: Давайте послушаем...

Петр Кузнецов: Очаг возмущения, Ставрополье, Николай.

Оксана Галькевич: Ставропольский край, Николай.

Петр Кузнецов: Оттуда Николай. Напомню, что именно оттуда забили тревогу аграрии первыми, но в Зерновом союзе сказали, что это многих регионов коснется или уже коснулось. Здравствуйте, Николай.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте-здравствуйте. Вот смотрите, у меня 115 гектар земли, сейчас у меня посеяно все озимыми культурами. Вот ячмень на сегодняшний день дает нам 13,70. Старый ячмень, который был прошлого года урожай. Чтобы получить этот урожай, мы должны туда внести, как минимум, три центнера удобрений. Три центнера - это два с севами, один при подкормке. Удобрение сейчас 50 рублей. То есть я пять центнеров урожая своего уже просто отдать на удобрения. Потом два центнера я должен посеять, потом я должен еще подкормить. А нам остается только ноль, жирный ноль.

Поэтому если они не снизят цены, мы, конечно, не сможем вносить такое количество минеральных удобрений, чтобы получать урожай. Вместо 50 центнеров будем получать 30. А статистики, конечно, они отчитаются, что у нас все хорошо и много. Поэтому нужно снижать удобрения. На море повысились, а когда же на зерно повысятся? Когда у нас зерно начнут по нормальной цене, по приемлемой брать? Дизельное топливо - 50 рублей, удобрения - 50 рублей. А они там налоги добавили. Красть надо меньше у людей, тогда и все будет хорошо в нашей стране. Вот так.

Петр Кузнецов: Спасибо вам, Николай.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Петр Кузнецов: Вот в цифрах все доступно, спасибо. Благодарим Николая из Ставрополья, благодарим нашего эксперта Аркадия Злочевского, президента Российского зернового союза. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Да, спасибо. А мы меняем тему, друзья, идем дальше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)