«Драмкружок, кружок по фото, а еще мне петь охота...»

«Драмкружок, кружок по фото, а еще мне петь охота...» | Программы | ОТР

Доступны ли сегодня дополнительные занятия для детей?

2020-08-27T17:27:00+03:00
«Драмкружок, кружок по фото, а еще мне петь охота...»
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Роман Галенкин
заместитель председателя всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет»
Антон Дождиков
ведущий аналитик центр анализа образовательных данных Федерального института Развития образования РАНХиГС

Дарья Шулик: Ну что же, переходим к нашей следующей теме. Как известно, на носу начало учебного года. И родители…

Петр Кузнецов: Да ладно?!

Дарья Шулик: Да.

Петр Кузнецов: Серьезно?

Дарья Шулик: Это так. В это не хочется верить, но это так. И родители озаботились, помимо начала учебного года, еще и дополнительным детским образованием. Как показывает статистика, в этом году этот интерес особенно возрос.

Петр Кузнецов: И особенно хотят, как выяснилось в результате этого опроса, в музыкалку, в музыкальные школы – интерес к таким школам вырос больше чем на 70%. Художественные школы тоже в топе востребованных. А еще там есть робототехника, спорт и театральные кружки.

Хотим вас спросить в этой получасовке: в какую секцию или кружок вы планируете отдать или уже отдали ребенка? Почему? Сколько заплатили? Сколько денег готовы заплатить? И самое главное – вы просчитали, у вашего ребенка будет время на дополнительное образование с такой-то нагрузкой?

Дарья Шулик: С учетом количества уроков-то в школах.

Петр Кузнецов: А еще какой год впереди! Сейчас будут отыгрываться за пропуски дистанционные предыдущего года. Ох!..

Дарья Шулик: В общем, вопросов много.

Петр Кузнецов: Давайте обсуждать. Родителей ждем прежде всего.

Дарья Шулик: У нас первый эксперт – это Антон Дождиков, ведущий аналитик Центра анализа образовательных данных Федерального института развития образования РАНХиГС. Антон Валентинович, здравствуйте.

Антон Дождиков: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Антон Валентинович, ну расскажите, вообще в целом в нашей стране что из себя представляет система дополнительного детского образования? Она же, естественно, имеется. Вот что в нее входит?

Антон Дождиков: Система дополнительного образования является очень важным элементом российского образования, потому что она создает вариативность, она создает для детей возможность освоить на раннем уровне ту или иную профессию, возможность заниматься спортом.

По своей личной истории могу сказать, что, например, спорт дает очень большую возможность не только в плане физического развития, но также позволяет осуществлять развитие коммуникативных практик, навыков, работу в группе. И самое главное: спорт – это социализация. Спорт – это жизнь.

Петр Кузнецов: Мы узнали, что на 70% вырос интерес. Чем объяснить этот возросший интерес к секциям и кружкам в этот период, за этот год? Очевидно, что что-то произошло. То есть стали доступнее, может быть, за это время?

Дарья Шулик: За время самоизоляции, возможно, что-то случилось.

Петр Кузнецов: Самоизоляция как-то повлияла? Поняли, что уровень образования падает и нужно дополнительно заниматься?

Дарья Шулик: Может, во время самоизоляции обратили внимание на таланты у детей? Родители же больше с детьми стали проводить времени за этот период. И тут они увидели, что и поют…

Петр Кузнецов: Сейчас мы все за эксперта ответим.

Антон Дождиков: Здесь во многом спрос носит ситуативный характер. Да, последствия пандемии во многом подстегнули увлечения и самих детей, и интерес родителей.

И здесь самое главное, в том числе для родителей, – что называется, не перегнуть планку. Ребенок должен получать качественное образование – это раз. И ребенок должен получать удовлетворение всех своих потребностей и интересов. Если мы будем его перегружать – сегодня он идет на спорт, завтра он идет в музыкальную школу, после этого в бассейн и так далее, и так далее, и так далее – ну, скажем честно, ничего хорошего из этого не будет.

Поэтому именно сейчас и именно в данный момент родителям нужно очень осторожно, очень вдумчиво подходить к выбору дополнительных кружков и секций. С одной стороны, нужно иметь практический аспект. Этот кружок или секция действительно может быть связан с будущим ребенка, эта секция позволит раскрыть ему его талантливы и способности. Но, с другой стороны, очень важно, чтобы ребенок получил качественную социализацию, чтобы ребенок научился работать в коллективе, взаимодействовать со сверстниками, взаимодействовать со старшими товарищами. Это тоже дает дополнительное образование.

Поэтому здесь есть два пути у родителей. Первый путь – это ориентироваться на таланты, на способности ребенка, развивать их. И второй путь – это интегрировать ребенка в общество, выявлять, допустим, коммуникативные проблемы, если есть, допустим, дополнительное желание в спорте проявить себя, проявить возможность работать, допустим, в сфере робототехники, в сфере музыки, в сфере искусства, в сфере культуры.

Здесь родители должны прежде всего смотреть на своего ребенка. Определить, возможно, проконсультироваться с психологом, с профессиональным диагностом, к каким сферам, к каким направлениям деятельности склонен данный ребенок, чтобы просто не перегружать его избыточной информацией, избыточной активностью.

Дарья Шулик: Антон Валентинович, действительно, талантов у ребенка может много быть: и в этом он хорош, и в музыке, и в танцах. И родители, конечно, думают: «Ну, надо и туда, и туда, и туда». А ребенок потом в 11 вечера домой приходит и уже ничего не рад.

Антон Дождиков: Приползает.

Дарья Шулик: Все-таки количество какое должно быть для ребенка школьного возраста, чтобы родителей как-то успокоить в этом направлении, что не надо много? Много – не значит хорошо.

Антон Дождиков: Смотрите. Недавно проанализировал американские исследования, связанные с тем…

Петр Кузнецов: Это американцы, наверное, заглушили. Не хотят они…

Дарья Шулик: Скорее всего.

Петр Кузнецов: Мы попытаемся вернуть сейчас к жизни Антона Дождикова.

Дарья Шулик: Давайте почитаем сообщения.

Петр Кузнецов: Много сообщений, конечно же, связанных с деньгами. «Все кружки и секции сегодня – дистанционно», – здесь не про деньги. Нижегородская область, оттуда сообщение. Ну, видимо, не открылись в Нижегородской области. Сахалин, оттуда сообщение: «Самая выгодная секция – это плавание. Нужны только плавки. И ребенок всегда чистый». И эсэмэска последняя у меня, Белгородская область: «Хотеть можно, но невозможно. Все кружки и секции – платные. А стоимость спортивной формы – запредельная».

Дарья Шулик: Вот!

Петр Кузнецов: А вот вам совет из Сахалина по этому поводу пришел.

Дарья Шулик: И Краснодарский край тоже жалуется, пишут: «У нас три внучки, а все кружи платные. Денег нет, сидят дома, смотрят мультики». И из Москвы сообщение: «Школьников не стоит отдавать в какие-то кружки и секции среди недели. Нагрузки большие в школе, ребятам и так тяжело. Нужно отдыхать после уроков».

Петр Кузнецов: Среди недели? На выходных, что ли?

Дарья Шулик: То есть кружки и секции – только по выходным.

Петр Кузнецов: И выходных не будет полноценных.

Дарья Шулик: Это точно.

Петр Кузнецов: И еще одно сообщение из Москвы: «В нашей школе бесплатные танцы, рисование и дудочка. Мы запишемся». Есть что-то хорошее, даже в Москве.

Антон Дождиков вернулся к нам. Антон, скажите, пожалуйста…

Дарья Шулик: Хорошо, мы попробуем еще раз.

Петр Кузнецов: Хорошо, мы сделаем это еще раз.

«При расчете МРОТ какая сумма выделяется на оплату кружков и секций?» Не обещаем ответ на этот вопрос, Ленинградская область, но постараемся.

Дарья Шулик: Одно сообщение еще, из Сахалинской области, прекрасное сообщение: «Самая выгодная секция – это плавание. Нужны только плавки. И ребенок всегда чистый».

Петр Кузнецов: Я уже зачитывал это сообщение.

«В какие кружки планируете записать ребенка?» – это вопрос гражданам на улицах различных городов. Давайте посмотрим, что у них с плавками.

ОПРОС

Петр Кузнецов: 50 тысяч рублей!

Дарья Шулик: Да, цены кусаются.

Петр Кузнецов: Антон Дождиков вернулся к нам, ведущий аналитик Центра анализа образовательных данных Федерального института развития образования РАНХиГС.

Антон Валентинович, скажите, пожалуйста… Вот сейчас у нас регионы были в перекличке. А есть ли какая-то норма, стандарт для региона? То есть: в городе с таким-то населением таких-то бесплатных секций должно быть столько-то, и вмещать они должны столько-то детей, не знаю, с соответствующими льготами. И не просто для галочки – какое-то вышивание, на которое никто не пойдет, а именно все востребованные, но бесплатные, при этом доступные и качественные.

Антон Дождиков: Смотрите. Дело в том, что есть и официальная статистика, есть в том числе и нормативы на финансирование подобного рода деятельности. Они утверждаются во многом на региональном уровне. Поскольку сфера дополнительного образования все-таки относится больше преимущественно к региональному уровню, то здесь наблюдаются достаточно сильные отличия, допустим, центральных регионов и, допустим, регионов Дальнего Востока. Здесь могут быть вариации, здесь могут быть различия.

Существует российский проект, один из аспектов национального проекта «Образование», который посвящен в том числе изучению запросов родителей, изучению существующей ситуации и оценке возможностей регионов по выравниванию данных возможностей.

Дело в том, что в современной России, в принципе, как и во всем мире, есть две проблемы – неравенство образовательных возможностей и, соответственно, неравенство экономических возможностей семей. Что касается неравенства экономических возможностей, то тут работа достаточно сложная. Можно использовать, конечно, иностранный опыт, связанный прежде всего с сертификатами, с образовательными сертификатами, в том числе на дополнительное образование.

Но здесь есть и российский опыт. Допустим, если у детей, живущих в сельской местности или в труднодоступных регионах, нет возможности заниматься в кружках определенного типа, то появляются передвижные кружки – те самые мобильные кванториумы, мобильные лаборатории, которые приезжают к детям. И появляется возможность заниматься у них хотя бы некоторое количество времени.

Еще раз повторюсь, что основная проблема, связанная со сферой образования, в частности дополнительного образования (и это не только российская проблема, это во всем мире, даже в самых развитых странах), – это неравенство доступа. Где-то таких кружков много, где-то выбор очень большой, например, как в Москве и в центральных регионах. Ну а в некоторых регионах, к сожалению, да, родителям приходится искать средства и искать возможности, чтобы возить ребенка на кружки и секции.

Дарья Шулик: Антон Валентинович, а кружки и секции, которые при школах находятся? Вообще насколько школа может устраивать, скажем так, платные кружки в своих помещениях?

Петр Кузнецов: Скорее всего, если пойдут на кружок, то пойдут при своей школе. Все знакомо, преподаватели те же.

Дарья Шулик: Ну да, это же удобно все-таки.

Петр Кузнецов: Но вопрос: имеет ли право школа зарабатывать на дополнительных услугах?

Антон Дождиков: Образовательные организации имеют право, помимо предусмотренных действующим законодательством образовательных программ, реализовывать дополнительные образовательные услуги. Да, в принципе, такое возможно.

Но здесь нужно, во-первых, оценивать, насколько существует нормативная база. То есть, скажем так, не просто, допустим, директор или какое-то ответственное лицо из школы собирает деньги с родителей и говорит: «Вы приходите, вы у меня здесь занимаетесь. Я собираю с вас за это деньги».

Нет, должна существовать достаточно строгая бухгалтерская отчетность. Соответственно, на каждую такую образовательную деятельность, помимо того, что она должна быть лицензированной и сертифицированной, – на каждую такую деятельность должен быть издан внутренний локальный акт школы. То есть директор сам расписывается. Он утверждает смету, он утверждает цену. Соответственно, эта цена должна быть в том числе согласована с региональными органами управления образованием на местах.

То есть здесь такого волюнтаризма и вольницы со стороны школы ожидать очень трудно, потому что деятельность достаточно регламентированная. И никаких, скажем так, дополнительных поборов здесь не должно быть.

Петр Кузнецов: Самое главное – чтобы родитель понимал, где заканчиваются законные платные услуги, а где начинаются те самые поборы школьные.

Антон Дождиков: Эта информация должна быть полностью представлена на сайте образовательной организации. Если этого нет, то это уже нарушение. Если родителю в ответ на его запрос: «А вот покажите мне, пожалуйста, документ, на основании которого с моего ребенка, точнее, с меня берут столько-то денег за такой-то кружок, за такую-то деятельность. Покажите, пожалуйста», – если такого документа ему не покажут, то это значит, что эта деятельность, скажем так, мягко говоря, вызывает определенную озабоченность.

То есть на каждый вид образовательной деятельности школы должен быть, во-первых, соответствующий регламент, инструкция. Ну и самое главное – вся эта деятельность должна быть отражена в бюджетной отчетности. Если говорят: «А вот давайте соберем деньги – и мы проведем такие-то занятия», – извините, нужно в каждом таком случае рассматривать ситуацию отдельно.

Дарья Шулик: Антон Валентинович, давайте послушаем наших телезрителей. К нам дозвонилась Лариса из Белгорода. Лариса, здравствуйте. Лариса?

Петр Кузнецов: Лариса, вы в секции, что ли, уже?

Зритель: Вы, может быть, путаете? Меня Александр зовут.

Дарья Шулик: А, это уже Александр. Извините, пожалуйста. Тогда у нас Александр. Из Москвы вы, да?

Зритель: Да-да, из Москвы.

Дарья Шулик: Александр, мы вас слушаем.

Зритель: Добрый день.

Петр Кузнецов: Александр, мы уже поняли, что вы не Лариса.

Дарья Шулик: Мы поняли, что вы не Лариса, да.

Петр Кузнецов: Давайте смиритесь с этим и вещайте.

Зритель: Ситуация такова. Значит, ребенку моему 12 лет. Во-первых, у меня такой вопрос возникает. Ребенок регулярно ходит и занимается плаванием, уже порядка трех лет. И меня удивляет то, что каждый год я должен записать ребенка в секцию, хотя программа, которая там есть, программа, по которой он обучается плаванию, рассчитана на два-три года. То есть я предполагаю, что каждый год моего ребенка отчисляют. И каждый год я должен его записывать заново, повторно. Я считаю, что это неправильная ситуация, которая сложилась с допобразованием в Москве.

Петр Кузнецов: Так, секунду! Извините, Александр. Чтобы разобраться. А сложности в том, что приходится перезаписывать, только технического характера? Или вам больше денег приходится за это отдавать?

Зритель: Нет, деньги мы платим. Я уже даже не считаю, что…

Петр Кузнецов: А сколько у вас, кстати, выходит в год на плавание в Москве? Ну, раз о деньгах.

Зритель: На плавание – где-то 1 200 рублей. Я считаю, что для Москвы, в принципе, эта сумма…

Петр Кузнецов: В месяц, да? В месяц.

Зритель: В месяц, в месяц.

Петр Кузнецов: Ну да, это нормально.

Зритель: И следующий момент такой. У меня мальчишка. У моих друзей тоже дети – пацаны. И я как отец желаю, чтобы он занимался техническим творчеством. Что такое техническое творчество? Ну, я думаю, что мы все прекрасно понимаем. Это что-то изобретать, строить, созидать. Живем мы в Гольяново, и у нас здесь ничего такого нет. Есть, конечно, секции, но они, как правило, коммерческие.

Дарья Шулик: То есть бесплатных технических секций в вашем районе нет?

Зритель: Нет, нет. Недавно, буквально в этом году… нет, извините, это было в прошлом, в 2019 году, я приходил в центр творчества в Гольяново для того, чтобы записать мальчишку. Меня познакомили с педагогом по моделированию. Я с человеком общался, с преподавателем и узнавал, какие проблемы, как все существует и на что я мог рассчитывать.

Ну, первое, что я услышал от преподавателя: никакого финансирования у них нет. Ну ладно. Хотя тоже удивляет на самом деле. Если они развивают техническое творчество, то оно, по идее, должно как-то финансироваться. Но этого не было. А вот весной уже интересовался…

Петр Кузнецов: Может, он намекал? «Вы знаете, у нас вообще финансирования нет, но, может быть, вы как-то…» Ну ладно.

Зритель: Что значит – нет? Ладно, я считаю, что мы можем покупать комплектующие, сами собирать, помогать ребенку. Ну, я сравниваю с Советским Союзом. Раньше такого не было, скажем так, во времена Советского Союза. Государство вкладывало деньги в наших детей, которые потом становились конструкторами, инженерами и так далее.

Петр Кузнецов: Ну да, одна из важных инвестиций. Да, спасибо. Об этом пишут.

Белгород еще успеем послушать, та самая уже Лариса, легендарная.

Зритель: Это важно.

Петр Кузнецов: Это очень важно, это очень важно, да.

Лариса, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте, Лариса.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Пожалуйста, очень коротко.

Зритель: Я из Белгорода. Коротко?

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: У меня внук во второй класс ходит. Пока он был дошкольником, мы ходили в спортивные коммерческие организации. Это было действительно очень дорого, сами понимаете. Сейчас он проучился в первом классе. Нам не удалось найти спортивную секцию, какой-нибудь кружок даже в школе, чтобы ребенок занимался, мальчишка. Он очень хочет заниматься! Но в школе тоже платные кружки. Вот вы говорили выше, что должно быть в школах, видимо, бесплатно. Но в школе тоже все платно. У нас не только он один ребенок, а трое детей, поэтому сложно.

Петр Кузнецов: Нет, мы не говорили, что бесплатно. Мы просто задавались вопросом: может ли школа зарабатывать? Ну понятно.

Антон Дождиков к нам вернулся. Очень короткий вопрос перед тем, как мы завершим нашу беседу. Антон, слышите нас?

Антон Дождиков: Да-да-да.

Петр Кузнецов: Очень коротко. Так что нам нужно для того, чтобы были доступные и качественные секции везде?

Антон Дождиков: Если обобщать опыт других стран, то должно быть проектное финансирование. Обязательно должно быть частно-государственное партнерство, то есть совместное участие бизнеса, общественных организаций. Третье – продолжение действия существующих национальных проектов и федеральных целевых программ в сфере образования с отдельной секцией, с отдельным перечнем проектов, посвященных дополнительному профессиональному образованию. Нужно больше кванториумов, нужно больше других передвижных кружков. Соответственно, нужно достаточно активно работать на региональном уровне с местным сообществом и с местным сообществом предпринимателей.

Петр Кузнецов: А особенно в регионах, это правда. Спасибо.

Антон Дождиков: Особенно в регионах.

Петр Кузнецов: Антон Дождиков. Спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо.

Петр Кузнецов: Роман Галенкин, заместитель председателя Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет», с нами сейчас на связи. Роман Олегович, здравствуйте.

Роман Галенкин: Добрый день, коллеги.

Дарья Шулик: Роман Олегович, я думаю, вы слышали (и звонки к нам в студию поступают) о том, что или есть кружки, но они очень дорогие, родители просто не могут потянуть такую цену, а особенно когда в семье не один ребенок, а их два или три, либо этих кружков вообще в принципе нет. Вот нам звонили – хотят технический кружок, а его нет.

Мой вопрос вот к чему. В школах кружки – как сейчас обстоят с этим дела? Отвечают ли они всем запросам? И по карману ли они родителям?

Роман Галенкин: Смотрите, коллеги, вопрос очень серьезный. И прежде всего знаете почему? Потому что… Вот что мы вложим в наших детей, то и получится.

Дарья Шулик: Безусловно.

Роман Галенкин: Если мы не будем заботиться о данной проблеме и пустим ее на самотек, то, соответственно, результата и не будет. Большое количество родителей, которые не задумываются по поводу того, какие кружки вообще есть в принципе в том городе, где они находятся. Если сделать анализ, если сделать аудит, где и какие рядом хорошие кружки, плохие, отзывы, ценовая политика и так далее, то есть выявить… Не лениться, не идти по принципу «кружок находится в школе – соответственно, будем туда ходить», а посмотреть, где в другой школе есть кружок и так далее.

Плюс немаловажно… Я на своем опыте скажу. Я отец троих детей. У меня, например, дети ходят на платные кружки. Но я знаю, какие это кружки, я знаю, какой это детский сад. Я анализирую. И мне приходится ребенка возить в другой конец города.

И я позаботился о том, чтобы место пребывания… А это немаловажная проблема, о которой никто, к сожалению, не сказал в эфире. Это наши сегодняшние реалии. Это коронавирус, да? Мы отправляем ребенка в кружок, где мы не имеем возможности проанализировать, безопасное ли там место, какая там санитарно-эпидемическая обстановка, меряют ли там температуру и так далее.

В связи с этим я хочу лайфхак такой всем порекомендовать, посоветовать, я на своем опыте его сделал. Есть такая компания, которая обклеила все поверхности, где соприкасается ребенок, антибактериальной пленкой. То есть детский садик, куда мы, например, ходим, мы выбирали по принципу именно безопасности, чтобы ребенок не заразился. Это как минимум пример.

Поэтому мой совет какой? Родителям вникать в то место, какие есть кружки и так далее, искать возможность по принципу рациональности, где будет лучше для их ребенка.

Дарья Шулик: Ну, это понятное дело.

Петр Кузнецов: Тут совсем выбор сужается.

Дарья Шулик: Да. Все-таки я, честно говоря, вопрос начала с другого. Насколько важно, чтобы школы предоставляли эти самые кружки, то есть чтобы эти кружки были в школе? Вы очень правильно заметили по поводу ситуации с коронавирусом, по поводу того, что далеко нужно водить ребенка.

Вот есть школа. И как было бы удобно, если кружок был бы в школе! И ребенку удобно, и родителям. Но тут еще вопрос в цене. По-вашему, может школа бесплатно предоставлять кружки? Потому что сейчас мы слышим, что школа на этом порой зарабатывает. То есть можно пойти в кружок в школу, но он платный. И это не по карману родителям.

Роман Галенкин: Смотрите, коллеги, есть очень простой метод. У нас родительский комитет, и все желающие родители всегда могут обратиться в представительство и сказать: «Слушайте, у нас есть ребенок. Мы хотим получить какую-то информационную помощь, какую-то поддержку, написать открытое письмо губернатору местному, сделать какие-то шаги, объединившись».

Только если родители начнут углубляться в этот вопрос… Во-первых, сделать реестр всех кружков на сайте губернатора. Чтобы была создана, например, рабочая группа, состоящая родителей, которые создадут или колл-центр, или прямой номер какой-то, единый, чтобы мы вообще анализировали, какие есть кружки в этом городе, какие есть вообще возможности по ценовой политике и так далее.

Иногда просто родители не знают, что есть альтернативы, не знают, что есть какие-то бесплатные места. Те же самые спонсоры, которые есть в каждом регионе, им губернатор может сказать: «Слушайте, давайте поддержим всех детей региона, сделаем субсидированные места». Также некоммерческие организации, которые находятся в этом регионе. Что мешает дать им гранты, условно, на организацию той или иной деятельности?

Также правильно коллега объявил, что национальные проекты. То есть открытые письма губернатору от родителей: «Нам нужны кружки такие-то, такие-то, такие-то». То есть чтобы была какая-то структура. И чтобы сами взяли инициативу. Есть же специальные комитеты по образованию, которые, по сути, и должны это делать в своем регионе, должны развивать это направление. А родители должны помогать.

Мой совет родителям: быть больше активными и, соответственно, искать для своего ребенка именно лучшее место. Что ты посеешь – то ты и пожнешь.

Петр Кузнецов: Роман, вопрос как отцу троих детей: а вы по их желанию секции выбираете? Просто желаний может быть много. Как вы отсеиваете? Как к этому вопросу подходить? «Хочу туда, хочу туда, хочу туда». А всех не развезешь по разным концам города.

Роман Галенкин: Я прислушиваюсь к своим детям, то есть я изучаю. Очень здорово, если…

Ну, на своем опыте. Я, например, как психолог. То есть я понимаю психотип ребенка. Я понимаю, к чему он расположен, а к чему – нет. Я смотрю по литературе, какой литературой ребенок занимается, какие книжки ему нравится читать, а какие не нравится. И так далее. То есть я общаюсь, я спрашиваю своего ребенка, что ему нравится. И исходя из этого, я уже подбираю ему возможные секции и так далее.

Плюс изучаю опыт, соответственно, спрашиваю обратную связь, изучаю место и так далее. Для меня разные критерии, начиная с безопасности и заканчивая доступностью. Есть детские сады за 300 тысяч рублей в месяц в Москве и в Петербурге, но иногда, отправляя туда ребенка, не получаешь ни образования, ничего. А особенно, например, какие группы. То есть группы по интересам, чтобы у людей был воспитатель. То есть я общаюсь с директорами этих заведений и так далее. То есть углубляюсь в процесс.

Петр Кузнецов: Понятно. Роман Галенкин, заместитель председателя Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет».

Дарья Шулик: Спасибо.

Петр Кузнецов: Мы говорили о кружках, секциях, курсах. Спрос на них вырос за последний год. Выяснили – почему.

Оставайтесь с нами. Далее – «Несерьезные новости» и… подделки.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)