Дресс-код для туристов

Гости
Татьяна Николаева
педагог-консультант по этикету и деловому протоколу
Елена Сюр
психолог, психотерапевт
Владислав Лисовец
эксперт моды, телеведущий

Петр Кузнецов: Ну что ж, мы продолжаем. Оказывается, полуобнаженные девушки могут кому-то не нравиться.

Марина Калинина: Петр был очень удивлен этой новостью.

Петр Кузнецов: Да, а ведь мы с такими людьми, которым не нравятся полуобнаженные девушки, очень активно боремся, даже радужное мороженое вот тут запретили...

Да нет, на самом деле речь о жителях Сочи, они возмущены прогуливающимися по улицам туристками в бикини. Горожане разместили фотографии в социальных сетях и в своих постах и комментариях под этим призывают привлекать гражданок в купальниках к ответственности знаете за что? – за нарушение этических норм.

Марина Калинина: Авторов такой интернет-инициативы поддержали также сотрудники кафе и ресторанов, куда приходят сразу после пляжа не переодеваясь.

Петр Кузнецов: Ага, хотя у них клиентов-то надо, наоборот, заманивать.

Марина Калинина: Да, какая разница, в купальнике...

Петр Кузнецов: Каждый клиент ценен после карантина.

Марина Калинина: ...главное, что не без купальника.

Петр Кузнецов: Пусть скажут спасибо, что заходят. Но в общем-то, видите, даже возмущение дошло до таких пределов, до ресторанов и кафе, собственно, поэтому мы хотим поговорить о морали и хотим поговорить о летнем дресс-коде. Татьяна Николаева, педагог-консультант по этикету и деловому протоколу, к нам присоединяется. Татьяна Владимировна, здравствуйте.

Татьяна Николаева: Добрый день.

Петр Кузнецов: Знаете, вот я о чем подумал, хочется с чего начать? Люди, лето, приезжие, и мы много говорили в этой студии, что карантин сделает нас разобщеннее, возможно. То есть регионы закрывались от других, да, когда не впускали, помните, когда местные просто ненавидели москвичей, с вилами встречали, они считали, что москвичи привозят заразу в их регион, и так далее. Может быть, то, от чего мы отталкиваемся, сочинский случай, это как раз следствие карантина? Мы просто пока не привыкли к чужим, а чужими на карантине стали даже вот соседи, межрегиональные связи.

Татьяна Николаева: Да нет, конечно, дело не в этом, а, скорее всего, в том, что, в общем-то, сочинцы живут в своем городе, а мы приезжаем к ним отдыхать, поэтому они все-таки не хотят, чтобы мы им таким вот образом мешали. Ну и опять же я очень хорошо понимаю сочинцев несмотря на то, что живу в мегаполисе, в Москве: вот сейчас жара, и я больше чем уверена, что вот таких полуобнаженных людей можно встретить в Москве даже на Красной площади. Дело в том, что...

Марина Калинина: Но Москва не курортный город совершенно.

Петр Кузнецов: У нас и водички нет никакой.

Марина Калинина: В общем, было бы странно встретить на Красной площади женщину в купальнике.

Татьяна Николаева: Я вас уверяю...

Петр Кузнецов: Хотя был один человек, который сидел на Красной площади вообще без всего, да.

Татьяна Николаева: Ну понятно, да. Дело-то, в общем-то, в чем? Люди когда говорят о воспитанности, о вежливости, они думают, что это вовремя говорить «спасибо» и «пожалуйста», приветствовать знакомых, – отнюдь нет, это и умение уместно одеваться. Поэтому претензии сочинцев вполне обоснованы, ни с каким карантином, я думаю, это не связано. Они не хотели бы не на пляже встречать полуголых персонажей, в чем я с ними, собственно говоря, солидарна.

Петр Кузнецов: Но ощущение, что достается персонажам-то в купальниках, а мужчинам в плавках простительно.

Марина Калинина: А мужчины в плавках, да?

Петр Кузнецов: То есть это несколько другое как будто бы.

Татьяна Николаева: Да, вот странно, да, мужчина в плавках – это тоже зрелище вне пляжа очень интимное, не стоит его выносить на незнакомую публику. Ну потому что на пляже мы готовы видеть полуголых людей, это понятно, так же как и в бане, а вот в местах общепита особенно, здесь это недопустимо и портит аппетит окружающим – ну потому, что всему свое время и место.

Марина Калинина: Ну хорошо, а вот по этикету как нужно ходить вот в такие пляжные кафе, рестораны, бары?

Татьяна Николаева: Ну, если есть какой-то, может быть, мини-бар, лоток с мороженым на самом пляже, то туда не возбраняется подойти в том, в чем лежим на пляже. Если это за чертой пляжа, прикрываться нужно.

Сейчас масса платьев пляжных для дам, которые просто элементарно накидываются, набрасываются, те же самые парео, о которых мы уже, наверное, может быть, подзабыли, но они существуют. Все это нужно закрывать, уходя с пляжа; все-таки пляж закончился, закончилась и пляжная вольница. Ну а если мы говорим о более солидных заведениях чуть дальше от пляжей, где люди принимают пищу, вот там должны быть закрыты вообще все вот эти оголенные места.

Но в общем-то, у любого правила в этикете есть свои рациональные корни, если мы о них не знаем, то это не значит, что мы не должны соблюдать эти правила, правила есть, и нужно их придерживаться, потому что люди на солнце, на жаре потеют, все эти самые потные зоны, причем у мужчин этих зон больше и потеют они обильнее, это медицинский факт, к ним особые требования прикрываться...

Марина Калинина: ...а наказывать хотят почему-то женщин.

Татьяна Николаева: Ну женщин, потому что, наверное, не совсем понимают, что все их прелести хороши там, когда непосредственно процесс обольщения идет и обе стороны к этому готовы. Но это процесс интимный, и этикет опять же требует, чтобы при этом присутствовали двое, если уж зашло дальше флирта. А если мы говорим о приеме пищи даже дома среди близких, воспитанный мужчина никогда не сядет за стол с голым торсом, но и воспитанная женщина полуголой ходить не будет на кухне, потому что это не способствует аппетиту, а перенастраивает на другую волну.

Петр Кузнецов: Ага. У нас куча моралистов на SMS-портале, SMS из Краснодарского края: «В Туапсе отдыхающие полуголые заходят в общественный транспорт, магазины. Пусть в голом виде ходят в своих городах!» «Поддерживаем сочинцев, и у нас речка недалеко, тошно смотреть на полуголых, да еще и толстых, на улицах», – это Ростовская область. Краснодарский край, еще одно сообщение: «Люди потеряли стыд и совесть, пусть у себя дома ходят голыми», – Михаил подписался.

Марина Калинина: Вот мне понравилось сообщение: «Дресс-код в бикини? Да хоть без бикини!» – причем, что характерно, сообщение из Дагестана.

Петр Кузнецов: А мы всегда такими моралистами были, или что с нашим этикетом со временем происходит? Вот в 2020 году мы этичнее становимся?

Татьяна Николаева: Да вряд ли, конечно. Дело в том, что нам вот привносят всякие разные либеральные ценности и толкуют о правах человека, все это хорошо и замечательно. Но у нас всегда в стране было коллективистское сознание, всегда была прежде всего безопасность общества, а не права человека, потому что маньяк – он тоже человек и имеет право, так что же, ему позволить людей есть, что ли? Поэтому вот здесь нужно понимать, что прежде всего не нужно раздражать общество. Мы свободны до тех пор, пока не нарушаем права окружающих, а у них у всех заложено стремление к эстетичности.

Поэтому правильно люди пишут, ни в коем случае свои оголенные прелести всем не демонстрировать, не для всех они прелести, не всегда это вовремя. Поэтому старайтесь как-то придерживаться воспитанности не только в жизни, когда «спасибо» и «пожалуйста» говорите вовремя, но и одевайтесь уместно. Даже на пляж, в общем-то, там, вот как раз к вопросу о дресс-коде, дресс-код, да, бикини. На пляже неуместно находиться в вечернем платье или в смокинге, так же как на высоких каблуках, с начесом и при полном макияже. А если мы выходим с пляжа, вспоминаем о приличной к месту одежде.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Вот сейчас, секундочку, SMS из Волгоградской области только что пришла: «А вот на сцене в трусах выступают, почему вопросов нет?» – задает вопрос наш телезритель. А действительно, когда есть такой показательный пример каждый день...

Марина Калинина: Иногда даже тоже прямо почти в бикини.

Петр Кузнецов: ...то человек думает: «Ну ничего такого, значит, в этом нет, значит, и я могу так, если уж на сцене можно».

Татьяна Николаева: Да, и вот это тоже, кстати, сбивает наши ориентиры, когда мы на сцене видим полуголых граждан, вот отсюда-то у нас и происходит такое сбитие планки: им можно, а нам почему нельзя? Но шоу-бизнес – это отдельная каста, это люди с определенной психологией, с определенным мышлением, и подражать им везде и во всем, конечно, неуместно.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Это Татьяна Николаева, педагог-консультант по этикету и деловому протоколу, ее советы.

Марина Калинина: А мы предлагаем посмотреть сейчас небольшой сюжет и вспомнить, как менялись купальники с течением времени. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Вот такие дела.

Марина Калинина: Любопытно.

Петр Кузнецов: «Шнуров голый поет на сцене – это что, норма?» – Краснодарский край пишет об этом, SMS пришла. Сообщение из Москвы: «Нюша в Кремле пела и извивалась в трусах». «Не надо сравнивать на сцене, – как будто бы отвечает телезритель из Ставропольского края, – и по улице ходить, это разные вещи, не надо включать дурака».

Марина Калинина: У нас есть звонок из Рязани, что думает по этому поводу Раиса, по поводу бикини, куда в нем можно ходить.

Петр Кузнецов: Как надевать, может, как маску медицинскую...

Марина Калинина: И когда, как надевать. Раиса, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Просто мои фантазии. Здравствуйте.

Марина Калинина: Петр, фантазии твои сегодня бьют через край.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, слушаем вас, Раиса.

Зритель: Ну, я хотела бы выразить свое мнение по поводу дресс-кода для туристов. Я согласна с возмущением местных жителей, что им не очень приятно видеть полуголых людей в городе. Я считаю, что, действительно, на пляже и в кафе, которые расположены рядом с пляжем, это вполне уместно быть в купальном костюме, а вот когда человек выходит в город, то здесь все-таки стоит задуматься о том, чтобы надеть что-то поверх купального костюма еще.

Петр Кузнецов: А чем конкретно может обижать местных человек в подобной одежде, ну почти без нее? Просто вот спорят, аппетит портит.

Зритель: Вы знаете, это очень режет глаз...

Петр Кузнецов: Так.

Зритель: Это очень режет глаз, когда человек одет не так, как, в общем-то, принято у местного населения. Это вызывает негативные чувства. Знаете, я сама родом из деревни, к нам когда в деревню приезжали люди из города, снимали дачи, и вот они почему-то тоже считали вполне уместным ходить на речку, по деревне в пляжных костюмах.

Марина Калинина: А в чем надо было ходить?

Зритель: Не по участку, а вот прямо по деревне. И это, знаете, тоже было смотреть не очень приятно. И если молодое поколение к этому как-то относилось более-менее с пониманием, то люди в возрасте это воспринимали как оскорбление, подходили и говорили: «Вы знаете, у нас так не принято, вы на речке-то пожалуйста, а вот по деревне так нехорошо, нехорошо». Так что это не только вот людей, которые живут в городах-курортах, но у людей, которые живут в деревне.

Петр Кузнецов: Короче, не сочинцы это придумали, понятно.

Зритель: Да.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Владислав Лисовец, эксперт моды, телеведущий, теперь с нами на связи. Здравствуйте, Влад. Так скоро появится у нас, знаете ли, уже официальная какая-нибудь полиция моды, пригласят вас ее возглавить.

Владислав Лисовец: Нет, в России не появится по той простой причине, что у нас изначально нет представления о культуре, как выглядеть. Нас не учат этому в школе, и обвинять в целом народ я бы не стал, потому что по сути люди больше думают о том, как удобно.

Марина Калинина: Ну жарко, пошел в купальнике, в общем-то, что такого?

Владислав Лисовец: Здесь вот шла речь о деревне, о городе. Тут, скажем так, культура: если ее нет в семье, если в семье никто не рассказывает, что в присутствии женщины мужчина не может быть полуобнаженным, что женщина не может быть в присутствии посторонних... То есть это такая внутренняя культура семейная, которая потом выходит на улицы.

Поверьте мне, что любой молодой человек или любая девушка, если она получила в детстве нормальное воспитание, ей будет неловко находиться в кафе, даже на пляжных кафе... Есть такая традиция, когда вы лежите на пляже, встаете и заходите в кафе, которое на пляже, вы должны обязательно накинуть футболку, потому что момент потребления пищи и момент загорать, лежать на шезлонге – это немножко разные вещи. Соответственно, это прежде всего внутренняя культура, с которой мы страдаем.

Я вам сейчас приведу пример... Что уж говорить про Сочи, в Сочи я был 3 недели назад, я получил просто шок культурный и, честно, не буду скрывать, наверное, мой внешний вид сейчас тоже для многих, наверное, покажется очень странным, скажут: «Вот он в шляпе», – и тоже это шок. Вот для меня было шоком, когда женщины с пивом на пляже, выйдя с территории пляжа в прозрачных, в сетку парео с очень нездоровой кожей, то есть абсолютно неприемлемый вид, выпившие ходят по улицам, и их огромное количество. Но все эти люди в целом не видят этого, потому что для них нет понимания красоты и для них это нормально. И люди, которые немножко видят другое, живут по-другому, конечно, реагируют.

В Сочи действительно есть серьезная проблема. Но вчера в центре Москвы я видел джип, в котором ехал мужчина голый. Джип очень дорогой, номера были не московские, хочу сразу сказать, чтобы тут тоже вот как-то определить, это была не московская машина. Соответственно, человек ехал голым в центре города, я живу вот на Сретенке...

Марина Калинина: Что, совсем голым?

Владислав Лисовец: Ну, я не пытался посмотреть, что там внизу, но голый верх и поведение маргинальное за рулем такого блатного «я король», потому что машина была очень дорогая, – вот, пожалуйста, это Москва.

Меня это уже не удивляет, потому что я все-таки уже взрослый человек и понимаю очень хорошо, где я живу и с чем я живу. Соответственно, видимо, сочинцы уже настолько устали от этого хулиганства, потому что это вульгарность и она повсеместно. Вы говорили про шоу-бизнес – артисты дают то, что хотят увидеть люди. Никто никого не воспитывает, здесь нужно заниматься изначально воспитанием, функция у народа, у страны, у своих граждан, но никто этого не делает.

Люди спокойно и легко и хотят видеть открытую грудь, ноги и все остальные части тела, и артисты дают им это, потому что только так можно набрать популярность, лайки и так далее. Скромность, шляпы, приличный вид, галстук – это все ушло в прошлое, это никому не интересно, поэтому вульгарность повсеместна.

А уж Сочи... Женщины в белых шортах, которые им малы на два размера, со стразами на попе, извините за такую терминологию, – все это, конечно, есть, всего этого очень много, и еще и поведение очень вульгарное. Поэтому надо заниматься просто культурой, и тогда мы, может быть, лет через...

Марина Калинина: А кто должен этим заниматься, Влад?

Владислав Лисовец: Правительство должно заниматься, и в каждой школе, на мой взгляд, должны быть люди, которые в дружеской форме, в общении с детьми рассказывают им о том, как общаться с девочками, как общаться с коллегами, как нужно одеваться, что есть все-таки правила, нормы дресс-кода легкого. Мы живем в другое время, джинсы и футболка заменили нам все, но вот изначально не пугать людей, а рассказывать им о том, что люди бывают разные. Потому что так же, я еще раз проведу параллель, так же мой внешний вид на улице очень кажется вульгарным и экстравагантным для обычных людей, все идут обычно в футболках и в джинсах, а тут идет человек в шляпе...

Петр Кузнецов: Да, Влад, я представил, что вот этот мужчина, которого вы вчера видели в машине, неизвестно, полностью голый или нет, сейчас рассказывает: «Представляешь, а я вчера мужчину видел в шляпе».

Марина Калинина: «В шляпе».

Петр Кузнецов: И рассказывает целый день.

Владислав Лисовец: Та же самая история. Просто все зависит от того... Ну то есть я бы, может, тоже ходил полуголый, но, к сожалению, не имею такой роскошной фигуры. У него тоже была не роскошная фигура. Но эти люди всегда уверены в том, что они невероятно красивы, особенно в Сочи. Это, как правило, красиво видеть женщину с хорошей фигурой, ухоженную, видеть полуголой, это красиво, правда; но когда женщина, извините, заплыла и в спине, и в руках и вся покусана комарами, и она идет голая по пляжу (я вам рассказываю реальную историю), у меня был культурный шок чуть-чуть.

Петр Кузнецов: Влад, и вот скажите, и все-таки, то есть если внутренняя культура изначально просажена, здесь никакой нравственный ориентир не поможет конкретный какой-то в этом случае вот для этой женщины?

Владислав Лисовец: Нет, не поможет.

Петр Кузнецов: Ее, не знаю, любимая певица, которая... Не знаю, как это должно работать.

Владислав Лисовец: Понимаете, в чем дело? Если сказать этой женщине, что она выглядит странно, она еще даже может дать по лицу вам.

Петр Кузнецов: Да-да.

Владислав Лисовец: Потому что... Понимаете, в чем дело? Здесь уровень сознания просто разный, и то, что для меня неприемлемо, то, что для меня некрасиво, в ее понимании: «А че, я на пляже, какие проблемы?» И соответственно, это очень долгий процесс, который не решается вот нашим с вами эфиром, или моими высказываниями, или высказываниями другого эксперта. Это огромная работа над тем, чтобы люди слышали, что… В Ростове-на-Дону, как я был 2 года назад, шла просто компания ребят, они все шли голые в плавках в центре Ростова-на-Дону, я был на гастролях. Я удивился, потому что... Вы знаете, это смешно и грустно сразу. Это нормально у нас в стране, это типа вот так, нам так удобно.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. Это был Влад Лисовец, эксперт моды и телеведущий.

У нас есть еще один эксперт, это Елена Сюр, психолог, психотерапевт. Елена, здравствуйте.

Елена Сюр: Здравствуйте.

Марина Калинина: Вот с точки зрения психотерапевта, психолога, с точки зрения человеческого поведения вот как это можно объяснить, что люди не понимают, что они выглядят смешно, неуместно и так далее? Или они настолько уверены в себе, что, вот как Влад сказал, надевая шорты на три размера меньше, они себя чувствуют комфортно в любой ситуации?

Елена Сюр: Я бы сказала, наверное, это про уровень воспитания женщин, если мы говорим сейчас про...

Марина Калинина: Ну, женщин, мужчин, неважно, там полуголый мужчина за рулем автомобиля.

Елена Сюр: Я бы сказала, здесь, знаете, наверное... Есть такое слово «распущенность», то есть когда у человека нет границ, нет такого понятия, что правильно, что неправильно, нет понимания, что такое благородно не благородно, достойно или не достойно. И когда женщина или мужчина этого не понимает, то тогда для него совершенно нормально зайти в ресторан в трусах, когда сидят там люди деловые переговоры проводят, или мужчина привел женщину для свидания, у них такое романтическое свидание, кто-то заваливается туда в бикини или вообще в трусах. То есть это, конечно, шокирует.

Но если мы говорим вообще, в принципе, у нас в России нет этого воспитания в девочках. Сейчас в школах нет вообще, совершенно воспитания о том, какой должна быть женщина. Я работаю с женщинами, и я вижу, насколько женщины вот этого недопонимают. Для них совершенно легко быть доступной, быть такой вот открытой.

А Сочи – это что такое? Это юг, здесь живут южане. Я сама в Сочи сейчас нахожусь, и я вижу, как южане, а это мужчины горячие, у них вообще, в принципе их женщины не имеют права так себя вести. И у них, конечно, это такой идет конфликт даже, можно сказать, внутренний, потому что женщины южной национальности, местные, они не имеют права так делать, а приезжают русские и делают все что угодно. И тогда у южных мужчин возникает понимание, что, значит, они слишком доступные, и об этом можно долго говорить.

И самое неприятное, когда сейчас наши женщины говорят, что мужчины, вот они сексуально домогаются, они там пристают, – а где достоинство? Если ты одела юбку, практически закрывающую только трусики, и одела декольте, где у тебя видны соски практически, о чем говорить?

Петр Кузнецов: Так, остановитесь... Нет, правда, у нас времени не остается, а еще полчаса сидеть...

Скажите, а у нас вообще меняются суждения общества и понимание о моральности? Что можно сказать, как это выглядит в 2020 году?

Елена Сюр: Я бы сейчас сказала вот с точки зрения, какие ко мне приходят женщины, какие их дети, – нет, этого не ведется. В школе у нас никакой политики не ведется на этот счет. То есть у нас девочки учатся в классе с мальчиками, они конкурируют, у них есть между собой достаточные, скажем, отношения, где панибратство, где девочка не понимает, что она женщина, что ей важно закрываться, что ей надо чувствовать достоинство, держать некую дистанцию от мужчины, а они там все вместе. Это потом перекладывается, что женщины становятся у нас на мужчин похожие, мужчины, скажем... Ну, женщины начинают конкурировать, и нет совершенно состояния культуры.

То есть культура женская – это когда женщина недоступна, женщина – это тайна, женщина – это та, которая не показывает все мужчине; чтобы понять женщину, ему надо ее разгадать. А у нас вот такие женщины: «Заходите, я вот она вся, пожалуйста».

Петр Кузнецов: При этом, знаете, мне все время казалось, что мы все-таки такая самокопающаяся нация, самоосуждающая нация, народ.

Елена Сюр: Я с вами соглашусь. Но у нас психология, если вы знаете, пришла только в 1990-е гг., у нас до этого не было вообще психологии. У нас все было достаточно убито, благородство все было убито еще в революцию, и все люди, которые имели хоть какие-то морали, это стало невыгодно...

Марина Калинина: Это все из семьи шло.

Елена Сюр: Все из семьи. У нас у 7 поколений просто уничтожена мораль.

Петр Кузнецов: Елена Сюр, спасибо.

Елена Сюр: Сейчас задача – это поменять.

Петр Кузнецов: Ее комментарий, нашего эксперта, психолога, психотерапевта.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо, что участвовали в обсуждении этой темы.

Марина Калинина: Мы вернемся через пару минут.

Петр Кузнецов: Еще об одних запретах уже после «Несерьезных новостей».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В какой одежде стоит гулять по улицам курортных городов