Дурят нашего брата...

Дурят нашего брата... | Программы | ОТР

Товары, сделанные в Европе, для внутреннего и для российского рынка - сильно отличаются друг от друга

2020-09-29T22:53:00+03:00
Дурят нашего брата...
Помощь бедным. Мусорная чехарда. Пенсионеры и пенсии. Пьяные водители. Вредная соль. Заготовки на зиму. Рубрика «Промышленная политика»
Как помочь бедным? Правительство предлагает новый порядок учёта и поддержки малоимущих
Мусорная чехарда. Почему россияне не замечают положительных изменений в утилизации бытовых отходов?
Как нарастить пенсию до прожиточного минимума?
Достижения и проблемы российского машиностроения
Россияне всё реже делают домашние заготовки
Что консервируете? Сюжет о зимних запасах сибирских хозяек
ТЕМА ДНЯ: Как справиться с бедностью
В Госдуме предложили маркировать продукты с высоким содержанием соли
Выпил – отдавай машину
Гости
Петр Шелищ
председатель Союза потребителей России
Алексей Ульянов
директор «Института повышения конкурентоспособности», кандидат экономических наук

Константин Чуриков: «Ой, дурят нашего брата, ой дурят... Внутри средневекового рыцаря наши опилки», – вот примерно об этом, но другими словами шла речь вчера на встрече главы Федеральной антимонопольной службы с президентом. Игорь Артемьев рассказал главе государства, как европейские производители, делая вид, что их продукция для России от души и та же самая, как и для своего рынка, на самом деле вот нас они обманывают. И шоколад европейский для нас похуже, и стиральный порошок не тот, и это еще наши службы пока не дошли до мониторинга алкоголя...

Оксана Галькевич: ...и косметики.

Константин Чуриков: ...и косметики, Оксана, да, заметила.

Игорь Артемьев: Мы покупаем товар там, завозим его сюда, покупаем у нас в России. Упаковка одинаковая, все одинаковое...

Владимир Путин: А содержание?

Игорь Артемьев: Содержание совершенно отличается.

Владимир Путин: Не хотите говорить сейчас, по каким компаниям вы обнаружили, так скажем... ?

Игорь Артемьев: Ну, это компания Henkel, это компания Lindt, это шоколад, стиральные порошки, ну и еще целый ряд других.

Оксана Галькевич: Глава ФАС сообщил, что его ведомство и Роспотребнадзор уже возбудили первые 3 дела против недобросовестных зарубежных производителей, которые делают для европейского рынка оригинальный товар, а в Россию отправляют суррогат.

Константин Чуриков: Ну и вообще антимонопольщики сейчас проверяют на вот то же самое соответствие алкоголь, пиво и в целом продукты питания.

Оксана Галькевич: Уважаемые зрители, с какой некачественной европейской продукцией лично вы сталкивались? Расскажите нам, пожалуйста, насколько этот товар тех же самых брендов у них соответствует качеству того, что у нас. Вот поделитесь, пожалуйста, вашим опытом, в прямом эфире мы работаем, все телефоны для связи у вас указаны внизу экрана, все это совершенно бесплатно.

Константин Чуриков: Ну а мы сейчас попросим присоединиться к нашей беседе и что-то разъяснить Петра Шелища, это председатель Союза потребителей России. Петр Борисович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Петр Шелищ: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Скажите, пожалуйста, вот в Союз потребителей если поступают жалобы на европейскую какую-то продукцию, то на какую и по какому поводу? Вот часты ли обращения к вам, что вот, мол, покупал, не знаю, шоколад там и тот же шоколад здесь, качество не то, порошок, я не знаю, алкоголь, все что угодно?

Петр Шелищ: Ну, вообще таких обращений не поступает, и это естественно, потому что не так много у нас, далеко не большинство населения бывало за рубежом. И уж совсем ничтожной доле наших граждан придет в голову сравнивать вкус («качество» ни в коем случае здесь нельзя употреблять слово) того, что они купили там, ну скажем, шоколадки Lindt, производства Lindt или стирального порошка, упомянутого Артемьевым.

Оксана Галькевич: Нет, ну почему же, Петр Борисович? Вы как петербуржец должны знать о финских торговых закупках наших соотечественников, приграничные целые рейсы туда ходят, люди покупают Fairy, рыбу, сыр, что-то еще, не только из санкционных списков, а вот просто бытовую химию, еще что-то привозят...

Константин Чуриков: Лекарства, кстати, привозят.

Оксана Галькевич: Да много чего.

Петр Шелищ: Вы знаете, качество определяется Всемирной организацией по стандартизации и нашим российским гармонизированным с их стандартами стандартом как соответствие товара ожиданиям потребителя. В этом смысле это просто разные товары, если у них разный вкус, это разные товары, одному нравится одно, другому другое. Если я купил раз шоколадку Lindt, она мне понравилась, я буду покупать ее дальше, если не понравилась, не буду покупать совершенно независимо от того, что у такой же шоколадки в Швейцарии или в Германии другой вкус. Это просто, мне кажется, совершенно некорректное использование тут слова «качество». К тому же когда говорят о качественнее, то надо иметь в виду и цену. Я не берусь сравнивать сейчас конкретные марки шоколада, но знаю, что в Швейцарии шоколадки намного дороже, чем у нас.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Видимо, этому есть еще какое-то... Вот как раз, может быть, этому и есть объяснение.

Петр Борисович, но дело же все-таки, наверное, не только в шоколаде и не в Henkel, кстати говоря, так совпало, Владимир Путин сказал Артемьеву, что «давайте тогда, жду подробностей», и на этом трансляция прервалась, видимо, там были еще какие-то подробности, о которых мы не знаем. Смотрите, как вы думаете, может быть, вопрос не к вам, как себя поведут производители? Вот как бы вы себя повели на их месте? То есть «ой, извините, ошибка вышла», перестроились, «нам важна доля этого рынка, мы не хотим упускать этот рынок». Либо это что, суды какие-то, я не знаю?

Оксана Галькевич: Производители, в чей огород упал вот этот камушек.

Константин Чуриков: Абсолютно, да.

Петр Шелищ: Я не знаю, как они себя поведут. Совершенно очевидно, что им не хочется упускать наш рынок, именно поэтому они приспосабливают свою продукцию к потребностям нашего рынка. Крупные компании, и вы это прекрасно знаете, прежде чем войти на чей-то рынок, проводят очень серьезные маркетинговые исследования, работают с фокус-группами. Ну вот я знаю, что Henkel когда позиционировал свою продукцию и стиральные порошки для России, они изучали наш рынок. Я читал, что они обратили внимание на то, что россияне сыплют больше порошка, чем европейцы.

Оксана Галькевич: Ага.

Петр Шелищ: Значит, видимо, они могли в связи с этим внести какие-то изменения, может быть, уменьшить действующее вещество моющее, не знаю. Мне очевидно, что у россиян есть хороший, широкий достаточно выбор и между продукцией Henkel, и других подобных компаний западных, транснациональных, и российские есть порошки. И если кто-то покупает что-то у Henkel, значит, его это устраивает, и я бы на этом поставил точку и не искал бы, знаете, не там, где потеряли.

Оксана Галькевич: Ага.

Петр Шелищ: Вот вчера Игорь Юрьевич Артемьев президенту поставил три вопроса, и два из них, на мой взгляд, абсолютно правильные, относительно судьбы имущества государственного, его распродаж, в том числе выморочного имущества, и относительно истории с предустановкой программного обеспечения, по которой уже очень мощно себя ФАС проявила и эффективно.

А вот что касается истории с качеством, это, мне кажется, общая проблема нашего правительства, которое... Мне приходилось и с ФАС эту тему обсуждать, мне кажется, они просто неправильно понимают, что такое качество. Государство отвечает за безопасность продукции и за то, чтобы изготовитель и продавец не вводили потребителя в заблуждение.

Константин Чуриков: Так, собственно, об этом и речь шла, потому что эти компании (и не только эти, видимо) как раз используют в позиционировании этого бренда, этой продукции «тот самый вкус», «тот самый легендарный», понимаете?

Петр Шелищ: Да-да-да. Вот когда они говорят, пишут в рекламе, это же они в рекламе пишут...

Константин Чуриков: Да-да-да.

Петр Шелищ: И когда они в рекламе пишут «тот самый вкус», «традиционный вкус европейского качества»...

Константин Чуриков: Да-да.

Петр Шелищ: Вот по линии рекламы, недостоверной рекламы ФАС правильно, чтобы предъявляла им претензию и заставляла их снять эту рекламу, но не сам продукт.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Понятно.

Петр Шелищ: Понимаете, за продукт потребители голосуют своим рублем. Если они его покупают, не надо им мешать.

Константин Чуриков: Мы посмотрим, за какой продукт наши потребители рублем проголосуют в ближайшее время, поймем тоже, откуда, в общем, может быть, какие-то интересы растут. Спасибо. Петр Шелищ, председатель Союза потребителей России.

Из Москвы SMS...

Оксана Галькевич: Голосовать рублем за импортные товары становится все сложнее, пишут нам зрители: «Не покупаю импортные, потому что из-за курса валюты очень дорого теперь это все».

Константин Чуриков: А вот ты не поверишь, Новосибирск пишет: «Приходилось пробовать чипсы Lay’s (просто чипсы, оговорился, вы ничего не слышали), привезенные из Чехии, – небо и земля».

Оксана Галькевич: Тут много таких сообщений, кофе растворимый, тоже не будем называть бренд...

Константин Чуриков: Не будем больше.

Оксана Галькевич: ...такой-то дрянь несусветная, даже с турецким не сравнить; чай вот там в пакетиках тоже критикуют; опять же какао, многие детям покупают, у нас, кхе-кхе, а подруга угостила английским аналогом, во.

Константин Чуриков: Понятно.

Оксана Галькевич: Ну... Не все нужно в эфире.

Константин Чуриков: Мы поняли, что ты сказала, да.

Юлия из Москвы нам звонит. Юлия, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Юлия.

Константин Чуриков: Если можно, так же, как Оксана, расскажите.

Зритель: Да, хотела бы полностью поддержать вашу тему, что на российский рынок совершенно другие товары из Европы поступают. Я в силу своей работы часто бываю в Европе, и когда я туда лечу, у меня даже все знакомые чистящие средства, порошки, кофе тот же, все просят привезти, правда думают, что у нас ничего этого не продается, когда мы ходим в магазины, покупаем это все и тащим. Вот все в принципе, что я хотела сказать.

Константин Чуриков: А может быть, это такое самовнушение, вот вам не кажется? Может быть, это вот так вот, знаете, все вот это западное такое для нас желанное, нет?

Зритель: Нет. Я, допустим... Бренды, наверное, нельзя у вас называть...

Константин Чуриков: Лучше не надо, а то кто-нибудь обидится.

Зритель: Чистящее средство, допустим, лично я себе привозила то, что рекламируется в рекламе, почему-то из Европы все это правда получается, то есть оно очищает, наше такое же получается, а никакого эффекта абсолютно.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Вот так вот. Да, спасибо.

Я, кстати, попала в правильное место, вот этой своей палочкой раскрутила вот это осиное гнездо, потому что весь северо-запад тут же оживился, Новгородская область пишет, что весь их регион ездит в Финляндию (перефразирую), там лучше и дешевле. Вот кстати, действительно, в деревне в Новгородской области в последний раз я видела такой в магазинчике уголок с финскими товарами – в деревеньке, понимаешь, в глубокой деревеньке. Ленобласть: «Продукты из Финляндии известных брендов намного вкуснее, чем в России», – ну и так далее, и так далее. Северо-запад, вы меня поддерживаете, подтверждаете мои слова.

Константин Чуриков: Сейчас юг России, донская столица, Ростов-на-Дону, Алексей. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Константин Чуриков: Добрый.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Хотел бы сказать следующее мнение, что не дурят нашего брата.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: По той причине, так как я являюсь активным участником внешнеэкономической деятельности, занимаюсь поставками, с Европой работаем. В общем, хочу сказать следующее, что есть наши российские регламенты, и многие зарубежные производители уже давно производят в нашей стране данную продукцию, и они не могут нарушить их, наши требования. Соответственно, они то, что производят, они производят по нашему регламенту.

Оксана Галькевич: А что за регламенты, например?

Константин Чуриков: Как интересно.

Оксана Галькевич: Например, нельзя в рецепте использовать такое-то масло или добавлять соли больше, чем полагается? Что за регламенты, объясните?

Зритель: Ну, есть технические регламенты для производства того же масла или чего-либо, и комплектующие, даже компоненты должны иметь состав по-нашему, то-то и то-то. Соответственно, они рецептуру применяют свою...

Оксана Галькевич: Меняют.

Зритель: ...но корректируют нашими регламентами заведомо.

Оксана Галькевич: То есть, получается, мы сами себе подсиропили, что ли, вот этими своими техрегламентами?

Константин Чуриков: «По новым данным разведки, мы воевали сами с собой».

Зритель: Да-да, по факту это так. Если продукт экспортируется оттуда, он абсолютно идентичен, абсолютно идентичен, 100%. Есть всем известный напиток, где слово еще дописывается «Classic».

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Там, в Европе, нет слова «Classic». Конечно, консистенция и состав разный по вкусу.

Константин Чуриков: Это какого цвета напиток?

Оксана Галькевич: Ты понял, какой напиток?

Константин Чуриков: Нет, не понял.

Оксана Галькевич: Я тоже нет.

Константин Чуриков: Какого цвета напиток? Вы не называйте.

Зритель: Красная банка, скажем, всем известный бренд.

Константин Чуриков: Красная банка... Все-все-все, поняли, спасибо.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Не будем нарываться на лишние проблемы.

Зритель: И так же вот как есть автомобили, которые сейчас производятся в нашей стране, он также имеет в конце слово «Classic», – конечно, он будет состав иметь совершенно другой, чем в Европе.

Константин Чуриков: Алексей, поскольку вы так все хорошо знаете, последний вопрос к вам – а как вы думаете, какие наши товары настолько хорошие сами по себе, что и не нужны никакие вообще европейские аналоги? Что это за товары такие?

Зритель: Ну, скажем, это вся сырьевая база, любая.

Константин Чуриков: Ну я не про сырье, я не про нефть. Я думал, что-то у нас такое есть, колбаса какая-то...

Зритель: Нет, я понимаю. Любой товар, взять пшеницу, все, макароны мы сделать не можем уже.

Оксана Галькевич: Нет, ну подождите, макароны мы делаем тоже по своим техрегламентам. Мороженое в Китай поставляем? Поставляем.

Константин Чуриков: Поставляем.

Оксана Галькевич: Это если говорить о пищевых все-таки продуктах, очень любят там. И кстати, там любят наш шоколад, он отличается от европейского...

Константин Чуриков: А как китайцы «Аленку» эту покупают, да.

Оксана Галькевич: Да-да-да, это правда.

Константин Чуриков: Спасибо большое, Алексей.

Ваш тезка Алексей Ульянов присоединяется к нам по дистанционной связи, директор «Института повышения конкурентоспособности», кандидат экономических наук. Алексей Сергеевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Алексей Сергеевич.

Алексей Ульянов: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Как вы смотрите на эту проблему? Вот предыдущий эксперт, ваш коллега из общества защиты прав потребителей, сказал, что проблема во многом надуманная. Зритель говорит, эксперт в своей области, что это мы сами такие регламенты разрабатываем. Вы как на это смотрите?

Алексей Ульянов: Вы знаете, я хотел бы вот одну тему коротко затронуть. Там господин Артемьев президента по большому счету ввел в заблуждение, когда говорил о том, что у нас нет единого сайта по продаже контрафакта, а также земельных участков и много там чего еще. Вот любой человек, владеющий интернетом, то есть любой гражданин Российской Федерации, может набрать torgi.gov.ru и убедиться в том, что уже 8 лет как создан этот сайт, курируется он Минэкономразвития, прекрасно работает, и выставляются, проводят торги по всем перечисленным господином Артемьевым позициям и товарам: и имущество, конфискат то же самое, и приватизационные объекты, и земельные участки, все-все-все там можно посмотреть.

Оксана Галькевич: Так, еще разочек, какой адрес у этого сайта?

Алексей Ульянов: Вот есть... Да-да-да, torgi.gov.ru.

Оксана Галькевич: Как-как?

Алексей Ульянов: То есть по большому счету надо говорить о том, что руководитель Федеральной антимонопольной службы ввел президента в заблуждение.

Оксана Галькевич: Алексей Сергеевич, не так быстро, просто очень слова проскакивают в прямом эфире на удаленной связи – как называется сайт?

Алексей Ульянов: Torgi.gov.ru, единый сайт.

Константин Чуриков: Потом проверишь.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Ладно.

Алексей Сергеевич, смотрите, на самом деле это все-таки не тот сюжет, о котором нам бы так подробно хотелось говорить, это один из нюансов. Все-таки, как вы считаете, имеет ли место здесь в данном случае сознательная какая-то политика по тому, чтобы за счет этих россиян, этих русских, понимаете, по дешевке сбагрить какую-то, извините за выражение, ерунду? Это техническая какая-то недоработка, недопонимание между надзорными нашими органами и производителями? Что это?

Алексей Ульянов: Вы знаете, здесь проблема комплексная. Это, скажем так, зависит от товара. В том, что касается, например, пивных напитков, тот же самый ФАС является лоббистом иностранных пивных компаний в России, которые действительно ведут себя здесь как в стране, скажем так, третьего мира, беднейших странах Африки, позволяя себе то, что они не позволяют, например, в стране Европы. Лоббируют те же самые иностранные пивные компании при содействии, не просто как бы при попустительстве, а при содействии ФАС, который стал главным пивным лоббистом России...

Константин Чуриков: Ну, Алексей Сергеевич, у нас нет прямых доказательств этому все-таки.

Алексей Ульянов: Эти доказательства есть, неоднократно приводились. Иногда в том, что касается, допустим тема красителей, вот это просто связано с какими-то там особенностями рынка, и тогда просто Россия действительно может потреблять все то, что, скажем, у нас рынок такой еще ненасыщенный, что потребляет в том числе некачественные товары, то есть это все зависит от структуры. Но во многом опять же ФАС льет с больной головы на здоровую.

У нас, к сожалению, Антимонопольная служба не защищает отечественного производителя, как американские антимонопольщики, которые 90% дел возбуждают против неамериканских компаний. ФАС в 99,9% бьет по своим, то есть просто подрывая конкурентоспособность российских компаний. Неоднократно наблюдалось так, что ФАС лоббировал интересы конкретных компаний, например пивных, об этом уже тома написаны на самом деле в том числе и в прокуратуру, и решения против некоторых компаний просто падали с сайта службы, штрафы не накладывались. То есть просто можно говорить о том, что наша служба конкретная действует в интересах крупных иностранных монополий, зачищая в том числе российский рынок под их интересы, вот такие факты есть, к сожалению.

Оксана Галькевич: Снова приграничные территории, соседние с нашими европейскими соседями, выходят на связь. Татьяна из Петербурга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать по поводу вот настоящей темы, дурит ли нашего брата Запад.

Оксана Галькевич: И сестру, кстати, Татьяна, да, вот я редакторам сегодня скажу.

Зритель: Из Санкт-Петербурга, алло?

Константин Чуриков: Да-да.

Оксана Галькевич: Да-да-да, слушаем вас.

Зритель: Я хочу сказать, что здесь тема, дурят ли нашего брата именно вот европейцы. Никто нас не дурит, я хочу сказать. Здесь идет полное мошенничество и полная подделка, именно подделка под бренды иностранных фирм. И сколько раз мы покупали даже оливковое масло, то же самое оливковое масло, где написано «Италия», «Испания», все четко вроде как, но когда мы проверяли, там ни Испании, ни Италии даже близко не было.

Оксана Галькевич: А как вы это проверяли, Татьяна?

Константин Чуриков: Секунду.

Зритель: Мы проверяли, я не буду говорить...

Оксана Галькевич: Ну как?

Зритель: ...потому что времени просто не буду занимать, но это точно.

И я хочу сказать в отношении продуктов. Когда я была в Италии, я хочу заметить, что я за столько лет первый раз почувствовала запах настоящего картофеля, просто картофеля.

Константин Чуриков: Вы так вкусно об этом рассказываете.

Зритель: Здесь ни картофелем, ничем не пахнет, потому что здесь настолько все подделывается, причем это мошенничество...

Константин Чуриков: Нет, ну ладно...

Оксана Галькевич: А картофель как подделывается?

Константин Чуриков: Ну Татьяна, ну из Чувашии картошка настоящая, наша, невская, да что вы...

Оксана Галькевич: Из Тулы...

Зритель: Она до нас не доходит, если она есть, то она в Чувашии.

Константин Чуриков: Татьяна, давайте мы сейчас спросим Алексея Сергеевича, не путаем ли мы сейчас вместе с вами два понятия, контрафакт и фальсификат. Алексей Сергеевич, вот то, о чем Татьяна так эмоционально говорит, – это что?

Алексей Ульянов: Да, насчет картошки, конечно, я не соглашусь, если покупать продукцию отечественных производителей, то она действительно часто натуральная и по вкусу зачастую опережает, по своим качествам опережает иностранные аналоги, я здесь сторонник поддержки отечественного производства, в том числе рублем, по возможности голосую за отечественные товары, так как сам являюсь потребителем. Действительно, проблема контрафакта существует, опять же это все зависит от конкретной товарной номенклатуры, где-то это сделать сложнее, где-то, к сожалению, просто, и подпольные цеха в забытых промзонах никто не отменял, и завоз иногда, значит, продукции в том числе осуществляется...

Может быть… Не могу сказать, что это носит совершенно массовый характер, но та же самая моя «любимая» ФАС, к сожалению, способствует этому, когда проталкивает идею так называемого параллельного импорта, между прочим, Артемьев об этом тоже президенту сказал, но опять же переливая с больной головы на здоровую, говоря о том, что как бы хорошо, если бы у нас была возможность, значит, ввозить параллельный импорт.

А что это такое простым языком? Это означает, что любому юридическому лицу, условно говоря ООО «Рога и копыта», дать ввозить в том числе брендированный товар, и что под этим брендированным товаром может быть совсем не то, зачастую контрафакт, а если говорить о лекарствах, то даже опасная для жизни и здоровья некая смесь, то вот это, конечно, очень большой вопрос, зачем это нужно делать, якобы это делается для развития конкуренции, но здесь я опять же с ФАС категорически не согласен.

Оксана Галькевич: Алексей Сергеевич, давайте примем звонок из Крыма, Александр у нас на связи, Керчь.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Александр.

Оксана Галькевич: Александр, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер, дорогие, любимые Оксаночка, Константин и Алексей.

Тут дело в том, что нужно немножко понятия все-таки разъединять. Вот есть понятие обмана и есть понятие того, что мы не знаем определенных стандартов.

Вот я хочу привести вам буквально два примера. Много лет назад случайно по радио я слышал передачу про автомобили, которые меня абсолютно не касаются, американские автомобили, которые поставляются в Европу. И оказывается, толщина металла одного и того же автомобиля в Америке одна, а в Европу поставляется совсем другой стандарт. Если я купил автомобиль в Америке в свое время, допустим, и потом купил в Европе, и я увидел, что, оказывается, толщина металла разная, я попал, как говорят, в непонятку по своему незнанию, это первый вариант.

Второй вариант. Я приезжаю в город-герой Москву, у меня осталось в памяти детство, вкус мороженого и хлеба бородинского. Я решил их освежить. Я прихожу в ларек мороженого, говорю: «Мне, пожалуйста, «Ленинградское» и «Лакомку», – то есть те традиционные названия, которые были в Советском Союзе.

Константин Чуриков: Ну да.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Я пробую, и абсолютно, совсем не то, то есть получается чистый обман. Я хочу попробовать одно, один продукт, а получаю совсем другой.

Ну и, конечно, правильно сказала Татьяна, это третий вариант, это контрафакт. Что мы покупаем компакт-диск, покупаем, хотим купить музыку, там написано на диске, что он производства Соединенных Штатов Америки, а получается, что там Китай или что-то другое. То есть вот три варианта, хотя могут быть еще другие. Большое вам спасибо.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое, Александр.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Одно только утешение, что компакт-диски уже, по-моему, никто не продает и не покупает, кроме ценителей.

Оксана Галькевич: Алексей Сергеевич, а вот замечание нашего зрителя, который сказал, что является активным участником всей этой торговой внешнеэкономической деятельности, по поводу технических регламентов, которым иностранные поставщики обязаны соответствовать, соответственно, они меняют рецептуру своих товаров, приспосабливая к нашему рынку, – насколько это справедливое замечание?

Алексей Ульянов: Ну, это действительно, скажем так, проблема такая есть, нюанс. Но опять же все зависит от конкретной товарной номенклатуры. Вот только что говорили про автомобили – действительно, мы знаем, что оптика, например, стандарты в России одни, в Америке совершенно другие, это даже будет отличаться, возможно, будут проблемы при завозе автомобиля из Америки в Россию. Но это опять же нужно смотреть на конкретную товарную номенклатуру, заниматься конкретно каждым...

Константин Чуриков: А это может быть (извините, что вас перебиваю, Алексей Сергеевич), скажем так, издержками маркетинга? Например, ну я не знаю, я сейчас брежу, в Европе любят, когда металл у автомобиля потоньше, понимаете, а в Штатах...

Оксана Галькевич: Пицца на тонком тесте.

Константин Чуриков: Да, понимаете, в России картошка по-деревенски, а у них там только фри, вот условно так.

Алексей Ульянов: Безусловно, определяющим фактором всегда является политика компании, которая проводит анализ рынка, здесь я соглашусь с предыдущим оратором, и, учитывая вкусы потребителя, потребительский спрос, структуру спроса, будут, соответственно, налаживать производство, адаптировать производство под конкретные нужды. Вот в Европе, например, механика весьма популярна, поскольку там экономят топливо, и этот 1 литр бензина на 100 километров будет играть значение, а в Америке никто автомобиль на механике не купит в принципе, поэтому поставлять их туда бессмысленно будет, и таких нюансов очень много.

Ну конечно, многое зависит от политики государства тоже: государство может создавать условия, может создавать конкурентную среду, которой ФАС вообще не занимается, а точнее препятствует этому, чтобы у нас была здоровая здесь конкурентная среда, чтобы мы имели выбор не только среди иностранных брендов, но и среди отечественных, чтобы постепенно поднимали отечественные бренды, а мы их по сути пока губим, имеем возможность выбирать, к сожалению, только из иностранных брендов и надеяться на то, вот они соизволят вести себя здесь как в развитой стране или все-таки как в стране развивающейся.

Оксана Галькевич: Но ФАС, наверное, размышляет, что он их бьет, чтобы они крепчали, эти бренды, может быть, такая логика.

Алексей Ульянов: ...не бьет он их совсем, бьет он, к сожалению, своих, вот 99,9%...

Оксана Галькевич: Ну я как раз про своих и говорю.

Алексей Ульянов: ...дел в отношении российских компаний. Если бы ФАС прекратил этим заниматься и занялся действительно иностранными компаниями, как он президенту говорит, потому что слова, к сожалению, расходятся с делами, вот тогда бы, наверное, ситуация немножко изменилась.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Алексей Сергеевич, спасибо вам за то, что вы высказались у нас в прямом эфире. Директор «Института повышения конкурентоспособности», кандидат экономических наук Алексей Ульянов был у нас на связи.

Константин Чуриков: Я сейчас начал вспоминать, у нас же, подождите, столько всего... Мыло хозяйственное отечественное, мыло банное, «Свобода» фабрика, пасты всякие, средства гигиены...

Оксана Галькевич: Да много чего на самом деле.

Константин Чуриков: Оксана, ну ты продолжи список.

Оксана Галькевич: Мыло хозяйственное, Костя, между прочим, это сильная весчь.

Константин Чуриков: В хозяйстве всегда пригодится, конечно.

Оксана Галькевич: И кстати, то, что мы поставляем мороженое в Китай, Кировская область говорит, что этим не надо гордиться, – почему это не надо гордиться? Бельгийским шоколадом гордятся, а почему нам не надо гордиться своим мороженым?

Константин Чуриков: Ну, на все эти товары и продукты, да и вообще на какое-то наше пока еще не знаем какое будущее, надо скопить денег. А вот как их скопить, об этом через пару минут.

Оксана Галькевич: Как подвел.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)