Два дня до школы…

Гости
Татьяна Половкова
директор фонда «Национальные ресурсы образования»
Сергей Силивончик
эксперт по безопасности

Марина Калинина: Уже послезавтра начинается новый учебный год. Готовы ли школы к нему, к 1 сентября? Хватает ли учителей? Что с охраной и безопасностью наших детей, когда они учатся? Поговорим о том, что имеем сегодня и о планах на будущее. Ну, по крайней мере, хотя бы о некоторых. Что успеем, но постараемся обо всех.

Вот планы: «Минпросвещения, например, к 2020 году подготовить единое примерное расписание школьных занятий для всех школ. На его основе школы сами будут принимать решение о своем графике», - рассказал глава министерства Сергей Кравцов. Вот такое нововведение.

Иван Князев: Также все сельские школы в России до 2024 года будут оснащены необходимым оборудованием. Во всех школах и учебных классах будет Wi-Fi. Каждому учителю в России выдадут планшет уже в 2023 году (в следующем году уже должны быть). В нем будет электронный журнал, план проведения урока и многое другое.

В общем, о новом учебном годе и не только поговорим с экспертами. Вы тоже подключайтесь. Как пошли в этом году в школу ваши дети? Что изменилось? Что нового?

Марина Калинина: Татьяна Половкова у нас в студии, директор фонда «Национальные ресурсы образования». Татьяна Викторовна, добрый день.

Татьяна Половкова: Добрый день.

Иван Князев: Ну, давайте по порядку. Вот это единое примерное расписание школьных занятий. Что имеется в виду?

Татьяна Половкова: На самом деле, хороший вопрос, что имеется в виду, потому что сегодня все-таки каждая школа работает по своему расписанию, потому что у каждой школы есть своя образовательная программа – это компетенция школы ее устанавливать. У нас есть школы, в которых есть, вы знаете, несколько зданий, и учителя нередко работают то в одном, то в другом. Поэтому, конечно, единое совсем вот в таком традиционном понимании, то есть, допустим, у всех первых классов первым уроком в понедельник математика – такого, скорее всего, добиться не удастся.

Марина Калинина: Тогда зачем, извините, вообще городить такой огород, если уж так, простым языком, выражаться?

Татьяна Половкова: Вообще, конечно, у нас давно идут разговоры в том числе о том, что школа должна быть таким вторым домом для ребенка: есть первая половина дня и вторая половина дня, которая точно также насыщена. И понятно, что, поскольку у нас сегодня все еще есть вторая смена, то это организовать достаточно непросто, поэтому было бы хорошо, если бы были какие-то конкретные рекомендации по поводу того, как это организовать с учетом второй смены, то есть куда деть эту вторую половину дня, где кружки, секции развивающие, разные дискуссионные клубы и прочее.

У нас есть рекомендации также, вы знаете, СанПиН, которые предполагают, что у нас определенным образом в течение недели распределяется нагрузка на школьников, домашние задания точно также – должен быть определенный объем, который ребенок в состоянии дома сделать за отведенное время. Возможно, речь идет о том, что сейчас, с учетом всех требований, будет произведена такая оценка, и действительно посмотрят, все ли дети успевают сделать дома.

Иван Князев: В этом году у нас вторые остались еще? И третьи.

Татьяна Половкова: В этом году и третьи, и вторые смены у нас все еще есть.

Марина Калинина: И это такая нерешаемая проблема на сегодняшний день? Вот они из года в год пытаются решить, но как-то опять же все то же самое.

Татьяна Половкова: Все упирается в финансирование строительства новых школ. То есть у нас сегодня примерно 15% школьников учатся во вторую смену. Там меньше процента учатся в третью, но, тем не менее, такие детки все еще есть, потому что, к сожалению, все программы по строительству школ пока не предусматривали того финансирования, которое нужно для того, чтобы в полном объеме проблему решить.

То есть у нас выделялись большие средства после Госсовета в 2015 году, когда было принято решение полностью избавиться от второй смены. Но вот два года назад Министерство тогда еще образования и науки переоценило возможности финансовые бюджета, и стало понятно, что до 2025 года точно никак проблему решить не удастся. Сейчас вопрос идет о том, чтобы полностью убрать третью смену, а вторая смена, я думаю, что будет в планах, как только разберемся с третьей.

Марина Калинина: А давайте цифры назовем.

Иван Князев: Чтобы наши зрители представляли, вот действительно убрать третью смену – это будет достаточно сложно, потому что согласно последним данным вот в этом учебном году у нас в третьей смене 18000 человек, во вторую ходит 2500...

Марина Калинина: 2,5 миллиона во вторую смену.

Иван Князев: 2,5 миллиона, да, прошу прощения. Но все-таки эти 18000 тоже достаточно куда-то будет распихать, если так можно сказать.

Марина Калинина: Еще несколько цифр. «За пять лет всего построено 1623 школы на 690 000 мест», - об этом заявил министр просвещения Кравцов. В этом году конкретно, в 2021, открыты более сотни новых школ. К 2025 году будет построено еще 1300. В общем, обещает Кравцов «полностью ликвидировать третью смену в школах и не допустит роста во второй». Это цитата из его выступления. Но когда, пока не понятно.

Иван Князев: Но здесь же еще кадровые ресурсы нужны, учителей тоже нужно где-то брать.

Татьяна Половкова: Нужно брать учителей. Нельзя еще забывать о том, что у нас еще, помимо того, что есть вторая и третья смена, есть еще аварийные школы и школы, требующие капремонта – туда тоже нужны средства.

Но вопрос кадрового состава действительно проблема большая, потому что сегодня, даже по нашим опросам, каждый второй учитель говорит о том, что в их школе кого-то не хватает: либо предметника, либо специалиста (логопеда, психолога). И нехватка очень разная, то есть иногда бывает одного человека не хватает, есть вакансия, но просто идет большая текучка.

Например, так часто происходит с учителями иностранного языка, то есть иностранцы в школе не задерживаются, приходят студенты иногда, до конца года не дорабатывают, увольняются, и школа снова в поиске.

Иван Князев: А почему уходят? Платят мало?

Татьяна Половкова: Другие ожидания по заработной плате, то есть хотят получать больше, чем платят в школе. Есть, конечно, легкое несоответствие того, как они себе представляют работу учителя, и того, что они видят в реальности. Некоторые говорят, что они вообще не понимали до того, как пришли в школу, как учебный план составлять, то есть ты большую часть времени будешь уделять там отчетам, фотографиям, социальным сетям, а не работе с детьми.

Иван Князев: Это уже вопросы к методике преподавания в университете. Они должны были это знать.

Марина Калинина: Есть теория, есть практика, наверное, все равно.

Татьяна Половкова: Действительно, да. И с университетами этот вопрос тоже обсуждается. Университеты сейчас пытаются увеличить и практическую работу в школы. Но мы все понимаем, что студент-практикант, который приходит и ведет там два-три урока – это все равно не учитель, который в школе буквально живет сегодня. То есть если он работает на полторы ставки (кто-то работает на две), на нем и классное руководство, и работа с родителями.

Марина Калинина: В этой связи вопрос. С 1 сентября в школах должен присутствовать специалист по воспитанию детей. Где взять таких специалистов на все школы? И это опять же, как говорят сами учителя в комментариях, ляжет на их плечи, эта нагрузка, и на детей тоже.

Татьяна Половкова: Вот эти советники по воспитательной работе, если речь о них, то сейчас это такой эксперимент. Но надо сказать, уже достаточно такой, с высоким уровнем проработанности, то есть 2500 специалистов прошли обучение уже: у них была и теория, была практика в «Артеке». И ребята готовы приступить в десяти регионах с 1 сентября к работе в школе.

Иван Князев: А в чем суть работы будет?

Татьяна Половкова: Специалист по воспитанию, советник директора по воспитательной работе – у него очень широкие функции, широкие полномочия. Во-первых, он должен погружаться во все вопросы составления плана воспитательной работы, он должен вносить свои предложения, то есть на основе того, как он...

Марина Калинина: Это человек какого возраста?

Татьяна Половкова: Этот человек возраста любого, у нас же нет дискриминации по возрасту, да. Предполагается, что он все-таки прошел обучение. Что это человек с высшим образованием либо тот студент, который согласно законодательству имеем право работать в школе. И тот, который, конечно, не испугается работы с детьми, потому что сейчас понятно, что многие изобретают так вот буквально на ходу: то есть кто-то хочет с детьми ходить в походы, кто-то хочет играть в игры, в квесты, но при этом все равно речь идет о том, что это будет выстроено согласно проф стандарту деятельности.

Марина Калинина: Я просто почему про возраст спросила...

Иван Князев: Так, подожди... Я просто хочу понять, что он все-таки будет делать. Я так и не услышал.

Марина Калинина: Как воспитывать ребенка.

Иван Князев: Да.

Татьяна Половкова: На бумаге или на практике?

Марина Калинина: На практике.

Иван Князев: И то, и другое.

Татьяна Половкова: Да, вы знаете, как правило, у нас специалист, когда в школу приходит, он все равно делает с детьми то, что он лучше всего умеет, потому что иначе получается профанация. Вот я не зря сказала про экопоходы. Есть люди, которые сами чем-то горят, они подавали заявку на это обучение... Мы не забываем о том, что это только проба пока пера, пока еще не было никакого запуска этой программы полноценного.

То есть человек горит чем-то, он понимает, что это будет интересно детям, он записывается на обучение, ему дают определенный объем теоретической подготовки. Дальше ему показывают, как взрослые специалисты состоявшиеся работают с детьми на одной из лучших федеральных площадок. Естественно, он, приходя в школу, будет пытаться что-то воспроизвести, но будет лучше, если он будет делать то, что он реально умеет. Поэтому кто умеет ходить в походы, он, конечно, будет в большей степени ходить в походы. Кто умеет вести дискуссионные площадки, конечно, они начнут вот с этого.

Но работа в школе – это бесконечный, постоянный поиск и постоянное совершенствование. То есть я думаю, что через два-три года, если ребята останутся, а мы все надеемся, что они останутся, в них уже вложено много сил, я думаю, что они будут делать куда больше, чем думают сейчас.

Марина Калинина: Я просто почему спросила про возраст, потому что вы сказали слово «ребята». Я так поняла, что это какие-то совсем молодые люди, лет 20, 21. Какой у них будет авторитет среди детей?

Татьяна Половкова: Ну, разные есть люди. То, что мы видели в прессе, вот интервью какие-то, различные встречи с президентом, конечно, там показывали, в основном, молодых, то есть либо студентов, либо вчерашних студентов. Но, на самом деле, если опять же смотреть на то, что попадет в прессу, разный возраст есть. Ребята, скажем, такой собирательный образ, и на самом деле от возраста вот это доверие, желание работать с преподавателем – оно не зависит. Я в школу пришла в 21 год. Понятно, что была немножко менее подготовлена, чем старшие коллеги, но при этом у нас было, о чем с детьми поговорить, и было мне чему их научить – самое главное.

Марина Калинина: Давайте послушаем наших телезрителей. Камчатка нам дозвонилась. Алексей, здравствуйте.

Зритель: Да, Камчатка дозвонилась. Алексей. Здравствуйте. У меня такой вопрос. Возможно, что в этом году будет дистанционное обучение?

Марина Калинина: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо за ваш вопрос. Сможем ответить?

Татьяна Половкова: Про дистанционное обучение...

Марина Калинина: Как будет вообще это все сформировано?

Татьяна Половкова: Все сейчас надеются, что его не будет. Все заявления: и уполномоченного по правам ребенка, и министра просвещения, и президент вот несколько дней подряд говорит о том, что дистанционное обучение – это была вынужденная, временная мера. Во-первых, таких планов нет. Об этом многократно говорили. Во-вторых, сейчас ситуация предполагает, что все-таки большая часть школ у нас идет очно в класс.

Есть, конечно, там в социальных сетях – мы там можем найти отдельные сообщения родителей, что какая-то школа, какой-то класс будет начинать работу в дистанционном формате. Но там, во-первых, нужно смотреть, с чем это связано. То есть все-таки, если что-то беспокоит, имеет смысл обращаться непосредственно в управление образования того района, муниципалитета, где вы проживаете, для того, чтобы получить у них ответ, почему это происходит, как долго это будет продолжаться. Иногда бывает, что ребят сейчас стали переводить на дистанционку из-за, допустим, там ремонта школы.

Иван Князев: Ну, и понятно, отдельный вопрос нового учебного года – это вопрос безопасности. Вот смотрите, в Челябинской области сотрудники Росгвардии проверили, насколько школы готовы к нештатным ситуациям.

Учения прошли, в частности, в школе №6 города Копейска. По сценарию вахтер обнаружил в холле подозрительную сумку и нажал тревожную кнопку. Через несколько минут приехала группа экстренного реагирования, оцепили территорию, провели эвакуацию и вызвали саперов. Раньше на это ушло бы намного дольше времени: о ЧП приходилось сообщать по телефону. Теперь это делают с помощью тревожных кнопок, их в школе шесть.

- Мы оснащены на сегодняшний день шестью такими брелками: они есть у нас на каждом входе у дежурных вахтеров, у нас есть у руководителя, у заместителя по безопасности, и две организации, которые арендуют у нас помещения, тоже такими брелками оснащены. Поэтому на сегодняшний день система безопасности у нас в полном порядке.

Марина Калинина: В Копейске и Челябинске такими тревожными кнопками уже оснащены все учебные заведения. А в целом по Челябинской области тревожные кнопки есть в 97% школ.

Иван Князев: И еще одного эксперта подключаем к нашему разговору. Сергей Силивончик, директора ассоциации «Школа безопасности», член координационного совета по вопросам частной охранной деятельности при Росгвардии по городу Москве. Здравствуйте, Сергей Евгеньевич.

Сергей Силивончик: Да, добрый день.

Марина Калинина: Вы проводили тоже рейды такие вот по школам? В каком состоянии вообще находятся охранные системы в учебных заведениях? Вот за два дня до 1 сентября.

Сергей Силивончик: Конечно, проводили дополнительные занятия, дополнительные тренинги, в том числе и сегодня проводились занятия с продумкой некоторых сценариев и с привлечением экипажа Росгвардии, привлечением групп быстрого реагирования частных охранных предприятий... В том числе и во время школьных каникул проводились занятия по работе охраны на постах.

Мне сложно сказать за все регионы, но мы объединяем частные охранные организации, которые охраняют московские школы. Можем с уверенностью сказать, что в Москве охранники постов готовы, потому что именно в Москве... подразумевается подготовка работников охраны... Мы считаем, что этому дополнительно учить... Все образовательные организации в России, не только Москвы, потому что тревожная кнопка – это, конечно, хорошо, но это только один элемент обеспечения безопасности, который обеспечивает реагирование экипажей Росгвардии.

Но, в то же время, там еще есть система видеонаблюдения, охранно-пожарной сигнализации. Есть металлодетекторы на постах охраны, поэтому человек, который там находится, я имею в виду на посту охраны, он должен уметь как-то с этим обращаться и работать. Тем более есть постановление Правительства РФ №1006 от 02.08.19, где прописаны для категории школ определенные меры обеспечения антитеррористической защищенности. И, естественно, эти меры стоит соблюдать...

Марина Калинина: Сергей, а давайте мы сейчас вас переведем на телефонную связь, потому что со скайпом как-то проблема.

Иван Князев: Да, с картинкой происходит обрыв звука.

Марина Калинина: Пообщаемся дальше. Сейчас операторы вас переключат. А пока да.

Иван Князев: Телефонный звонок. Ольга из Краснодара у нас на связи.

Марина Калинина: Ольга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Ну вот, слушаю вашу передачу. Было сказано: 18000 детей идет в третью смену. Очень жаль, что мой внук восьмилетний, которому еще нет восьми, он попадает в эти 18000. Он идет во второй класс. Нам объявили: «Занятия будут с 15:30 до 19:00». Каким образом ребенок, находясь один дома, может собраться в школу, может поесть, собрать свой портфель и идти.

Иван Князев: Во втором классе.

Зритель: И потом объявили: «Уроки будут по 30 минут». Что учитель за 30 минут может дать?

Иван Князев: Ольга, скажите, пожалуйста, вы прямо в самом Краснодаре живете?

Зритель: Да, в самом Краснодаре.

Иван Князев: А в каком районе?

Зритель: Фестивальный район, 42-я школа.

Иван Князев: Да, хорошо, спасибо. Просто обычно такие проблемы, они бывают в небольших городках, где действительно есть проблемы со школами, с количеством школ, поэтому я специально уточнил. Но действительно, в такой-то истории что делать?

Татьяна Половкова: Во-первых, большого терпения семье, потому что ситуация непростая, ребенок еще неполностью самостоятельный. По первой части, наверное, я не буду много комментировать – все-таки это вопрос семьи, в какой степени вы ребенку разрешаете быть самостоятельным. Возможно, что стоит начать приучать потихоньку собирать портфель с вечера, либо тренировать, как он будет собираться в школу. То есть если никто не может проконтролировать, я думаю, что это единственный выход.

Можно, конечно, посоветовать искать другую школу, но я подозреваю, что если такая ситуация складывается из-за наполняемости, то вряд ли в другой школе будет что-то легче. Естественно, самый сейчас такой действенный инструмент, которым родители с удовольствием пользуются: пишут в разные инстанции, в том числе по поводу 30-минутных уроков. Понятно, что это не полноценное преподавание. Это там уже и учитель устал, и дети устали.

И, безусловно, вам очень важно сейчас (я понимаю, что этим не хочется заниматься, хочется, чтобы это делал кто-то другой, но, как правило, когда родители держат руку на пульсе, ситуация движется быстрее) контролировать, чтобы во все программы: местные, региональные, федеральные строительства, ремонта школ, то есть из-за чего ситуация сложилась, строительство школы было включено.

Не одну ситуацию мы с общественниками прошли с момента, когда школа была призвана аварийной, и никакого ремонта не происходило, до момента, когда родители все-таки там дожимали, иногда со скандалами, к сожалению, но вот добивались, чтобы школа была построена.

Марина Калинина: К нам вернулся по телефону Сергей Силивончик – это директор ассоциации «Школа безопасности». Сергей, вы нас сейчас слышите?

Сергей Силивончик: Да.

Марина Калинина: Ну, отлично. Связь наладилась.

Иван Князев: Сергей, я правильно понимаю, что у нас сейчас охрану школ обеспечивает Росгвардия. Во всех школах страны так происходит?

Сергей Силивончик: Росгвардия обеспечивает реагирование экипажами Росгвардии по тревожным сигналам, которые поступают, когда работники охраны или администрации образовательной организации активируют кнопку экстренного вызова полиции. А непосредственно в образовательной организации...

Иван Князев: На вахте, да, кто сидит?

Марина Калинина: Да, вот именно кто там сидит? По-прежнему бабушки, дедушки или все-таки охранники.

Сергей Силивончик: Смотрите, в Москве на 100% образовательных организаций на постах находятся охранники с удостоверением, которые дополнительно подготовлены, как я уже говорил, в соответствии с профессиональным стандартом.

Марина Калинина: Но если не Москва, вот если по стране говорить, есть у вас данные какие-то? Что изменилось к этому новому учебному году?

Сергей Силивончик: Данных по всей России нет, но мы можем говорить о том, что ряд регионов все-таки обратился к частным охранным предприятиям, и теперь школы охраняют частые охранники. Где-то проблемы с финансированием, где-то проблемы с проведением каких-то конкурсных процедур, поэтому сложно сказать за всех, но, в то же время, мы надеемся, но не только мы надеемся, но и в постановлении Правительства РФ №1006, о котором я говорил, там все-таки прописано, как охраняются образовательные организации. И большинство из них охраняется с помощью частных охранных организаций. Плюс, естественно, реагирование Росгвардии на тревожные сигналы.

Иван Князев: А школы России как раз перед 1 сентября в обязательном порядке проходят проверку на то, какая охрана там? Кто будет работать? В каком количестве? И кто это проверяет? Так вот, если взять по всей стране.

Сергей Силивончик: Если брать частную охрану, то охранника на посту проверяет 18 проверяющих – это различные инспекторы, службы контролирующие, в том числе у нас есть регулятор – Росгвардия. Есть центр лицензионно-разрешительной работы, сотрудники которого проверяют работников охраны, проверяют у них наличие удостоверений, в том числе проверяет заказчик (заказчик у нас образовательная организация). Проверяют инспекторские отделы частного охранного предприятия. Проверяет инспекторская служба нашей организации саморегулируемой.

То есть если мы говорим конкретно о Москве, здесь есть кому проверять и что проверять.

Иван Князев: Нет, понятно, я больше хотел узнать про регионы, чтобы как мы в названии темы заявили «2 дня до школы», что все школы в нашей стране эту проверку прошли сейчас, и там все кто нужно где нужно расписались, и можно быть спокойным.

Сергей Силивончик: Я могу с уверенностью сказать, что эту проверку пройдут московские школы. В каждом конкретном регионе ситуация своя.

Марина Калинина: Понятно. Спасибо. Сергей Силивончик, директора ассоциации «Школа безопасности», член координационного совета по вопросам частной охранной деятельности при Росгвардии по городу Москве.

Иван Князев: Спасибо.

Марина Калинина: Смотрите, Татьяна Викторовна. Еще один такой большой вопрос. Все-таки вернемся к этим третьим, вторым сменам, потому что это очень заинтересовало наших телезрителей. Даже вот видите, звонки конкретные по этой теме есть. Если мы говорим, что третью смену отменить, допустим, невозможно в принципе, потому что нет мест в школах, и вынуждены дети ходить в третью смену учиться. Может быть, как раз вместо этой третьей смены и сделать удаленку?

Татьяна Половкова: Ну, я думаю, сейчас у вас еще больше будет ажиотаж от звонков и писем после такого предложения. На самом деле и мое личное мнение, удаленка, особенно в начальной школе, особенно если учитель не умеет обращаться с компьютером, если он плохо знает программы для даже видеосвязи, если он не знает, на каком сервисе провести проверку знаний.

Марина Калинина: Ну ладно, уже все научились за время пандемии, мне кажется.

Татьяна Половкова: Научились – да, но вы знаете, все-таки есть определенная редукция, то есть от личного контакта с учителем даже за 30 минут может быть больше пользы, чем от 45 минут на удаленке. Мы же понимаем, что дети тоже бывают разные: кто-то камеру не включил, кто-то включил, но знаете, у нас бывает выставляют рожицы забавные вместо себя – фотографии. Надо все-таки в каждом случае добиваться вот тех самых гарантий, которые у нас сегодня есть и по конституции: у ребенка есть и право, и обязанность получать образование. Это не выход – переводить детей, на которых элементарно не хватило средств в бюджете, на дистанционку.

Иван Князев: Особенно, если это начальная школа, и ребенок только-только входит в эту жизнь, в школьную жизнь.

Татьяна Половкова: Особенно если это начальная школа.

Марина Калинина: Я все понимаю, но как бы если выхода нет.

Татьяна Половкова: Я считаю, что нужно обязательно родителям, общественности, сейчас выборы будут – ищите ваших кандидатов, ищите депутатов, которые у вас сейчас в Думе сидели, спрашивайте у них, когда будет проблема решена, и пусть они дальше ваши интересы представляют. Это их прямая работа, они сейчас все будут рассказывать, что они это будут делать следующие пять лет, пользуйтесь случаем.

Иван Князев: Татьяна Викторовна, смотрите, все-таки пандемийный год, учебный год, действительно, как Марина сказала, нас много чему научил. Что нового мы в этот год перенесем? Потому что, например, все-таки, так или иначе, освоили работать дистанционно, по скайпу, в зуме, освоили какие-то образовательные платформы, домашнее задание уже дается там. Что из этого останется, что будем использовать?

Татьяна Половкова: Определенно останется онлайн репетиторство, которое реально рвануло просто в период пандемии, и очень многие учителя себя в этом нашли, и нам писали: «Какое счастье, что это все произошло». Их было очень мало, конечно, но они были, потому что они нашли себя в онлайне, и это хорошо. То есть действительно для тех детей, которые готовы, для родителей, которые готовы переводить ребенка, особенно в старших классах, например, или из-за какой-то спортивной карьеры, на вот такой самостоятельный индивидуальный режим работы, это хорошо, когда ребенок готов, когда это выбор семьи.

И онлайн репетиторство сегодня действительно есть и в социальном таком аспекте. Мы, например, организуем бесплатные кружки по английскому, немецкому языку, то есть если ребята плохо знают язык, можете найти нас в соцсетях, написать. Просто совершенно бесплатно ребенок будет заниматься. И такие программы, я знаю, ведем не только мы. Но все-таки основная школа, об этом много говорили, будет всегда очной, а все цифровые ресурсы, все онлайн ресурсы, они будут исключительно для дополнения вот этого базового процесса.

Иван Князев: Для домашнего задания.

Татьяна Половкова: Для домашнего задания, для проектов, для какого-то, возможно, самостоятельного поиска, виртуальные экскурсии и все остальное – это будет как дополнение для расширения возможностей детей.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Татьяна Половкова, директор фонда «Национальные ресурсы образования» была у нас в гостях. Благодарим вас. Говорили о том, как начнется новый учебный год, а буквально через несколько мгновений поговорим о зеленой революции, которая грядет.

Марина Калинина: О зеленой экономике.

Иван Князев: О зеленой экономике.

Марина Калинина: Что это такое.

Иван Князев: Как Россия войдет вот в этот новый мир, где уже будут заботиться об экологии, не будет вредных выбросов и т.д. Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)