Двадцать оттенков хрусталя. Директор гусевского хрустального завода - о сохранении традиционного производства

Двадцать оттенков хрусталя. Директор гусевского хрустального завода - о сохранении традиционного производства
Лжебанкиры: как их вычислить по телефонному звонку? Рекомендации эксперта Дмитрия Ибрагимова
Сокращение бюджетных мест идет за счёт заочного образования. И это вполне правильно, потому что оно во многом было некачественным
Могут ли люди во власти работать честно?
Реальные цифры: траты на еду. Экономика и новые налоги. Аграрная политика: развитие села. Перелёт как роскошь. Ситуация в Грузии
Сергей Лесков: Компании вкладывают огромные деньги в социальную сферу не из гуманитарных соображений. Просто так оказалось выгодно
Академик РАН Иван Ушачёв - о комплексной программе развития села
Константин Калачёв: Для Грузии тема потерянных территорий всегда будет кровоточащей раной. Не говорите с грузинами о политике, если приехали в гости
Александр Фридлянд: Из года в год авиакомпании терпят миллиардные убытки из-за дорожающего авиакеросина. И это должно взорваться в цене авиабилета
Нацпроекты - это всего 8% экономики. А что будут делать остальные 92%? Смотреть, как бедные становятся беднее, а богатые богаче
Доходы от нефти мы не вкладываем в экономику, а кладём в кубышку на плохие времена. А они-то и настают, когда не занимаешься своей экономикой
Гости
Владимир Черторогов
генеральный директор ООО «Гусевской Хрустальный завод»

Марина Калинина: Здравствуйте. Я Марина Калинина, это рубрика «Промышленная политика». Как всегда по вторникам в это время мы показываем российские компании, которые работают на территории нашей страны и производят достойную продукцию, которая продается не только в России, но и за рубежом.

Сегодня речь пойдет о производстве хрусталя, художественных народных промыслах. Как они себя сегодня чувствуют? Мои коллеги сняли сюжет о компании «Гусевской хрустальный завод имени А. Мальцова». У меня в гостях Владимир Александрович Черторогов, – здравствуйте, Владимир Александрович.

Владимир Черторогов: Добрый день.

Марина Калинина: Давайте посмотрим сюжет, потом я задам вам традиционный вопрос для обсуждения, для того чтобы вы участвовали в нашей дискуссии, и будем беседовать в студии.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Ну красота же, правда?

Владимир Черторогов: Конечно.

Марина Калинина: Нашим зрителям я хочу сегодня задать вопрос: все-таки хрусталь или стекло? Как вы сейчас относитесь к хрусталю? – как к бабушкиному серванту, в котором в 1990-е гг. стояли достаточно красивые и вазы, и салатницы, и бокалы, выставлялись они, в общем, на стол в праздники, но все равно это какой-то такой пережиток прошлого? Вы пересмотрели свое отношение к российскому хрусталю? Чего вам бы хотелось сейчас видеть? Так что напишите, все-таки хрусталь или стекло, чем вы больше пользуетесь.

Ну а мы пока с Владимиром Александровичем начнем беседу. 2011 год, завод закрыт практически.

Владимир Черторогов: Да, был период, когда завод был закрыт, может быть, это командные ошибки были, может быть, тот период подошел к тому, что просто из-за долгов по энергетике было решение остановить завод. И этот период продолжался не так долго, в 2013 году, в декабре месяце после реконструкции цеха завод снова заработал, зажглась первая печь, и проект, который был начат в марте 2013 года, за полгода был осуществлен, цен №4, как он был в рамках старого предприятия, был снова запущен. Тут, конечно, политическая воля и губернатора, на тот момент Светлана Юрьевна Орлова, и собственников очень большая заслуга в том, что предприятие по своей сути градообразующее было запущено, стало работать. Потому что…

Марина Калинина: Слушайте, ну это же историческая ценность нашей страны.

Владимир Черторогов: Конечно, потому что Гусь-Хрустальный…

Марина Калинина: Это XVIII век, потерять его, конечно…

Владимир Черторогов: Да, невозможно, просто ни в коем случае нельзя было, потому что Гусь-Хрустальный – это хрустальный завод в первую очередь. Конечно, по количеству работающих на сегодняшний день это небольшое, совершенно маленькое предприятие, которое занимается выпуском высокохудожественного хрусталя. Это те вещи, которые уникальны по своей сути и индивидуальны, то есть какая-то часть идет заказной продукции, совершенно может быть любая идея, которая от заказчика приходит, ее художники прорабатывают, технологи прорабатывают, и рождается какое-то уникальное изделие. Так и изделия, которые попадают на прилавок – на прилавок наших магазинов, на прилавок наших партнеров.

Марина Калинина: Ну вот пишут нам уже зрители. «К сожалению, продукции завода в наших магазинах нет, – это из Красноярского края. – Все завалено китайским барахлом». Вот что с этим? Действительно вот такой вот ширпотреб.

Владимир Черторогов: Да. К большому сожалению, мы не доросли пока до…

Марина Калинина: Ценами они убивают?

Владимир Черторогов: Давайте так: хрусталь не может быть дешевый, тем более ручной работы. Никто ценами не убивает: тот человек, который хочет иметь хрусталь, который умеет им пользоваться, купить его обязательно. Другое дело, что если пишут из Красноярска, то это на самом деле далеко, у нас нет сейчас никаких региональных представителей в том регионе, еще мы не доросли пока до такой…

Марина Калинина: Ну вот, надо уже расширяться.

Владимир Черторогов: Согласен с вами, и если будут какие-то предложения от партнеров, которые готовы поработать, мы с удовольствием рассмотрим эти предложения.

Марина Калинина: Ну вот смотрите, что пишут: «Старый добрый хрусталь», – это Кировская область. «Хрусталь мамин только по праздникам достаю», – Новосибирская область. Астраханская область: «Люблю хрусталь, шампанское только из них!» Вот такие вот сообщения приходят.

Елена нам дозвонилась из Оренбургской области. Елена, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Я вот смотрю, «Хрусталь или стекло?» Хочу сказать, что в последнее время я стала просто обожать хрусталь. Хоть раньше у нас он был, в советское время у моих родителей, они его собирали, но, к сожалению, когда распался Союз, нам все пришлось оставить. А сейчас я его собираю для себя, собираю я его на блошином рынке.

Марина Калинина: Ага.

Зритель: Да, там выносят хрусталя, и я его собираю потихоньку, такие очень красивые изделия, именно с Гусь-Хрустального завода.

Марина Калинина: Ну вот видите, собирают по блошиным рынкам.

Владимир Черторогов: Да, очень приятно слышать.

Марина Калинина: Спасибо.

Владимир Черторогов: Это очень хороший подняли вопрос о том, что хрусталь вне времени, потому что это такая вещь, которой надо учиться пользоваться. Во времена минимализма, когда мы пришли к тому, что стали пользоваться пластиковой посудой, дешевой посудой, наверное, должны уйти. Задача и нас как родителей привить эту культуру общения с едой через хороший, дорогой хрусталь, фарфор, не знаю, серебро, потому что мы растем, должны вырастить хорошее поколение, которое умеет пользоваться дорогой, хорошей посудой.

Марина Калинина: Красивыми вещами.

Владимир Черторогов: Красивыми вещами. И даже если не каждый день получается это, хотя бы в праздники, хотя бы в входные, когда собирается вся семья, накрыть стол красиво, достойно и вкусно.

Марина Калинина: Еще один звонок у нас есть из Тульской области. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Вот во время вашей переводы я подошла к своему серванту и заглянула в него. Действительно, там стоят у нас фужеры 1960-х гг. Такие фужеры я видела… 31 июля. К сожалению, осталось только 3 больших фужера, остальные нигде нельзя купить, 3 разбились, и небольшие точно такой же резьбы еще небольшие фужерчики, но те целы. Вот хотелось бы купить, очень красиво, когда хрусталь стоит на столе. Мы всегда на праздник, на Новый год, естественно, на дни рождения ставим, достаем и ставим. Он живой!

И конечно, есть еще более такие современные хрустальные фужеры, они такие розоватые, светло-розовые, тоже очень красиво смотрятся, в руке они прямо живые. И вот мне бы очень хотелось, чтобы они были, если и будут в продаже, чтобы были доступны не только, как говорится, средний класс, но чтобы могли люди купить себе хотя бы на праздничный стол поставить всем, любой бы человек чтобы мог купить это.

Марина Калинина: Спасибо вам большое за звонок.

А вот такой вопрос: вообще художественные промыслы народные – хрусталь, еще что-то – как меняют тенденции в соответствии с изменениями вкусов? Вкусы все-таки меняются, ведь есть такое понятие, как мода: в советское время было одно, сейчас люди, может быть, хотят чего-то другого.

Владимир Черторогов: Ну есть мода, а есть традиции. И я считаю, что на примере своего предприятия… То есть нашему предприятию 263 года в этом году будет, то есть если всю историю взять от образования первой буты и до сегодняшнего дня, то это и традиции, накопленные годами, десятилетиями, и работа художников, которые вносили из поколения в поколение новые какие-то направления, не стояли на месте. То есть за 263 года, вы представляете, это большой период, когда огромное количество идей, технологий входило в предприятие, каждый оставлял свой отклик. Соответственно, мы, создавая новые изделия, все равно оглядываемся на ту классику, которая производилась всегда, потому что традиции хрусталя именно нашего сохраняются и в… изделиях. Может поменяться грань, можем применить какие-то цветовые разные решения, с дизайном поработать, совместно с художниками и с дизайнерами, но в целом традиции, конечно, важны. Классика хрусталя тоже остается, она большую долю занимает.

А вот еще там вопрос был по поводу живости хрусталя, то есть он живой. На самом деле в каждом изделии ведь, если ролик смотрели, там душа мастера, это первое, он вдохнул…

Марина Калинина: Он свое дыхание отдает изделию.

Владимир Черторогов: Да, свое дыхание отдает. А потом дальше мастер, который своими руками наносит алмазную грань, художник, который вкладывает душу, создавая это изделие, рисуя его на бумаге, потом воплощая через формы в хрусталь. Поэтому на самом деле, пользуясь такими изделиями такого уровня, на самом деле он имеет положительный заряд и кучу энергетики от людей, которые его произвели.

Марина Калинина: Вы хорошую вещь сказали про традиции. Вот смотрите, Гусь-Хрустальный, Жостово, Дятьково – это все места вот таких вот, концентрации народных промыслов. Ведь это место для привлечения туристов в регион, это место для привлечения и иностранцев туда, в регион. Что-то регион понимает, он делает для этого что-то, чтобы и бизнес народных промыслов развивался? Мы же десятки их потеряли за последние несколько лет.

Владимир Черторогов: Да.

Марина Калинина: Вот что в этом плане делается?

Владимир Черторогов: Согласен, тут в целом все непросто, но по большому счету места традиционных бытований есть, народ едет. На нашей практике: мы работаем с нашим Владимиро-Суздальским музеем, и те люди, которые приезжают, посещая Золотое кольцо и приезжая в город, когда они приезжают смотреть Георгиевский собор, музей хрусталя, который у нас огромный, они сразу посещают промышленную площадку нашу, они посещают завод, они могут посмотреть экскурсию, после экскурсии зайти в магазин. И после того, как они увидели, они сразу поймут ценность хрусталя, как это делается.

Марина Калинина: А инфраструктура-то есть в этом?

Владимир Черторогов: Развита. По нашему городу, например, она достаточно развита.

Марина Калинина: А вот вы с коллегами общаетесь, у них как?

Владимир Черторогов: У всех по-разному. У нас город все-таки такой достаточно крупный, есть где перекусить, где остановиться, шикарные просто в городской зоне, в парковой есть и гостиницы хорошие, есть рощи, есть прогулочные дорожки, лесные даже, для ходьбы, для пробежек, освещенные до 10 вечера, кстати, зимой и летом. Шикарные заведения, где можно перекусить. В этом плане у нас развито.

Марина Калинина: Ну прямо фантастика какая-то.

Владимир Черторогов: Да-да. И мало того, что очень сейчас модно, стали не только большие экскурсии, которые автобусные делают, очень много частных экскурсий, когда собираются одной машиной или друзьями, двумя машинами, приезжают и точно так же могут либо с ночевкой, либо просто приезжают, они идут и в музей, смотрят, а дальше обязательно посещают наше предприятие, то есть экскурсии у нас проводятся практически ежедневно.

Марина Калинина: Есть еще один вопрос, Анна из Волгоградской области нам дозвонилась. Анна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Очень приятно, что я дозвонилась, я не ожидала, конечно, что я дозвонюсь. Залыбина Анна Ивановна, Волгоградская область, город Волжский. Работаю на Волжском трубном заводе, принимаю участие в производстве труб, контролирую много лет, уже 33 года. Была немножко удивлена, когда рабочий говорил о том, что он работает 45 лет на заводе на этом, производит эту красоту. Он так это говорил, знаете, это просто, а я восхищалась тем, что я видела. Это изумительно, это божественно! Это такая красота, которую просто-напросто ни с чем никогда больше не сравнишь. Вы передайте, пожалуйста, вашим рабочим, что они такую красоту производят, что я никогда бы не поменяла эту красоту на стекло. Хотя стекло, конечно, тоже в жизни нужно.

Марина Калинина: Спасибо.

Зритель: Передайте им огромную благодарность за то, что они делают, и за то, что у нас появляется такое светлое настроение оттого, что мы видим. Не всегда, конечно, можем купить, но гордимся, безумно гордимся тем, что в нашей стране есть такие люди, которые производят такую красоту. Дай вам бог всем здоровья, процветания, чтобы у людей горели глаза, когда они показывают свое произведение искусства.

Марина Калинина: Спасибо, Анна.

Владимир Черторогов: Спасибо, да.

Марина Калинина: Вот с вас беру обещание, что вы передадите своим сотрудникам.

Владимир Черторогов: Да, обязательно передадим.

Марина Калинина: Давайте тогда о персонале поговорим, ведь новое оборудование понятно, но без рук мастера, без его фантазии, без его тонкости работы этой красоты не получилось бы.

Владимир Черторогов: Это невозможно сделать, да, согласен.

Марина Калинина: Идет ли молодежь? Есть кому передавать вот это мастерство? Развивается ли регион в этом плане, чтобы было где жить, куда водить своих детей? Вот это вот, с этим как дела обстоят?

Владимир Черторогов: Ну вот тут сложность в чем? Что вообще у нас есть ребята, которые достаточно молодые, тем, которым до 40 лет, но в целом подготовка, профобразование, как, допустим, было ФЗУ, спецучилище, которое готовило, его нет. Сейчас эта задача легла напрямую на плечи производителя: если хочешь получить мастера, берешь молодежь, создаешь им какие-то условия, лично сам создаешь условия, для того чтобы захотелось на самом деле работать, и сам его готовишь. Взять 10 человек, может быть, из 10 человек и одного мастера не получится, а может быть, два получится, то есть гарантий никаких нет, потому что эта профессия требует…

Марина Калинина: Ну ребята готовы оставаться в регионе, если они из другого?

Владимир Черторогов: По-разному. Молодежь вообще очень сложно остается в регионе. Я так думаю, что это больше связано… Есть две вещи, это мое личное мнение. Первое: если кто-то хочет, он остается. Но в большей степени, я смотрю, особенно мальчишки, они, конечно, упрощают для себя жизнь. Вот девчонки в этом плане почему-то более стремятся, у меня даже технолог молодая девчонка совершенно, пришла, она работает уже 4 года, замечательно. В отношении к ребятам хочу сказать, что, наверное, какая-то часть ребят уступают роль женщинам на сегодняшний день, не хотят трудиться физически…

Марина Калинина: Что за тенденция такая, непонятно.

Владимир Черторогов: Да, не хотят трудиться физически, хотят в моем понимании просто иметь такую простую, легкую работу и получать за это очень много денег. Такого не бывает.

Марина Калинина: Еще успеем быстро послушать Лидию из Москвы. Лидия, здравствуйте, буквально у вас 20 секунд, если у вас вопрос какой-то.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Зритель: Мне восьмой десяток, но я фанатик хрусталя. У меня его так много, и столы всегда накрывались, раньше все было только из хрусталя. Покупала себе, детям, а раньше, в советское время, с трудом вообще хороший вот такой ручной хрусталь можно было достать, договаривались. Вон, на Ленинском проспекте магазин «Хрусталь», у меня там соседка работала, она мне все вот эти хорошие вещи доставала. Но у меня вопрос к представителю завода Гусь-Хрустальный. Вот раньше, мы когда берем советский хрусталь, вот эти рюмки, может, технология изменилась, вот так вот друг о друга, знаете, стукаешь, раздается такой малиновый звон. А сейчас почему-то вот так вот раз, бамс! – и нету.

Марина Калинина: Лидия, мы сейчас дадим возможность Владимиру Александровичу ответить, потому что у нас минутка остается буквально до конца нашей беседы, чтобы он ответил на ваш звонок. Владимир Александрович?

Владимир Черторогов: Не знаю, я всю жизнь… Два бокала, звон изумительный, причем каждый фужер, или каждый бокал, или каждая ваза будет звучать по-своему, начиная от тонких нот высоких, кончая, чем больше изделие, тем ниже тона, до колокольного аж доходит. Поэтому я не знаю, может быть, какой-то попался не тот хрусталь, который содержит, сделан не по рецепту, не по технологии, но это точно не нашего производства.

Марина Калинина: Буквально 10 секунд. Какие перспективы? Сейчас что в ближайшей перспективе планируется?

Владимир Черторогов: В ближайшей перспективе… Честно, на расширение пока не смотрим ни по количеству, ни расширение площадей, поскольку период сейчас становления, хотя уже 5 лет прошло, уже 6-й год мы работаем, у нас еще есть финансовые обязательства определенные, которые надо… А так в целом завод должен работать, должен не то что существовать, он должен хорошо… Надо, чтобы повышалась зарплата у работников в первую очередь, чтобы молодежь все-таки, понимая, что хороший уровень зарплат, тянулась на это предприятие и осваивало эту профессию.

Марина Калинина: Ну что, успехов вам!

Владимир Черторогов: Спасибо.

Марина Калинина: Потому что благодаря нашему опросу мы узнали, что 99% наших зрителей предпочитают хрусталь.

Спасибо. Владимир Черторогов, генеральный директор Гусевского хрустального завода имени А. Мальцова. Ну а прямо сейчас производственные портреты работников этого предприятия.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео