Две попытки сдать ЕГЭ

Гости
Григорий Назаров
призёр Всероссийского конкурса «Учитель года России - 2018», учитель школы №29 г. Химки

Марианна Ожерельева: Ну и последняя тема в этом часе.

Итак, месяц на пересдачу: школьникам могут разрешить улучшить, возможно, результаты Единого государственного экзамена. В Госдуму внесен законопроект. Парламентарии считают, что вторая попытка необходима, так как в первый раз дети испытывают стресс, очень высокая ответственность, а вот повторная аттестация снижает эмоциональную нагрузку и результат может быть лучше.

Виталий Млечин: Да. Насколько это важно для самих учащихся? Собственно говоря, если с первого раза не сдал, то почему со второго сдашь лучше? Но вторая попытка, почему бы и нет. Что вы думаете по этому поводу, тоже расскажите: 8-800-222-00-14 – бесплатный телефон прямого эфира, 5445 – бесплатный номер для ваших SMS-сообщений.

С нами на прямой связи Григорий Назаров, директор школы №28 города Химки, учитель истории. Григорий Андреевич, здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Здравствуйте.

Григорий Назаров: Добрый день.

Виталий Млечин: Григорий Андреевич, если с первого раза сдал ЕГЭ на четверку, например, то со второго раза сдашь на пятерку, как вы считаете?

Григорий Назаров: Я всегда вспоминаю опыт обучения в университете, когда мы сдавали по 5–6 экзаменов за сессию, и понятно, что на 5-й или на 6-й сил уже не хватало, билеты недоучил, устал, влюбился, и, в общем, как-то на пересдачу этот экзамен ушел. И мы тогда прекрасно понимали, что да, пересдача – это не выше четверки, но на четверку ты можешь подготовиться вот за оставшийся месяц. Поэтому, конечно, можно.

Марианна Ожерельева: А это похоже, вот как было, на какую-то медаль идешь, на золотую либо серебряную, некую апелляцию подать, механизм может быть такой же, т. е. перепроверят твою работу или ты ее перепишешь, или что-то новое? Все-таки это ЕГЭ, действительно, т. е. галочки все эти расставлять, эссе писать – несколько другое.

Григорий Назаров: Ну смотрите, за скобками, конечно, галочек в ЕГЭ уже давно нет, тестов практически тоже не осталось, это очень серьезный, солидный, правду говоря, экзамен объективный весьма, это за скобками. К вопросу, безусловно, это не про то, что ты пришел на апелляцию через месяц или что-то. Согласно тексту законопроекта, мы даже сегодня с коллегами успели обсудить и с одиннадцатиклассниками такой шорт-опрос провести, мы это поняли во всяком случае следующим образом. Ты не сдал русский язык, например, 5 мая 2022 года, ты получил два за него, и через месяц после этого ты можешь его пересдать.

Марианна Ожерельева: Подождите, а если я получила тройку, а хочу четверку, могу пересдать? Или только если очень плохая оценка?

Григорий Назаров: Значит, насколько мы правильно поняли текст законопроекта, насколько мы верно поняли, к нему тоже есть вопросы в этом смысле, о пересдаче речь идет только в том случае, если ты не преодолел порога, вот эта история.

Марианна Ожерельева: А-а-а...

Григорий Назаров: Почему? Потому что, если ты, например, написал русский язык из 100 баллов на 70 вот в эту сессию первую, у тебя есть возможность пересдать этот результат в следующем учебном году, ближайший срок будет апрель 2023 года. Вот это на данный момент такое правило действует. Насколько мы верно поняли из текста законопроекта, если ты сдал на два, т. е. не преодолел порог, у тебя есть возможность пересдать в течение месяца, и это неплохая история.

Ежели законодатели имели в виду ситуацию, когда я набрал 70 баллов, а мне почему-то кажется, что мне хочется 90, то, вообще говоря, это тоже неплохая история, потому что она задает вопрос ребенку более конкретно и прямо в лоб, а что он хочет и куда он стремится.

Марианна Ожерельева: А вы сказали, что уже обсудили с одиннадцатиклассниками, – какая у них реакция? Они порадовались, т. е. у них прогнозы, что они хуже в первый раз сдадут, чем во второй, или же все-таки сказали, что не надо?

Григорий Назаров: Очень разные ответы, и то, и то, и третье, и четвертое, и компот. Понятно, что любой закон, ну пока законопроект, для разных людей, поэтому очень хотелось бы, чтобы этот текст был выверен и его целевой аудиторией являлись разные дети. Потому что одни дети готовились на протяжении 2-х лет, у них были дополнительные занятия, они много посещали самостоятельно какие-то онлайн-курсы, и они уже готовы, им уже, «ну вот дайте уже мне эти варианты, чтобы я решил». Есть дети, которые, наоборот, готовились плохо или пока не определились, куда они хотят, а значит, готовятся плохо, и для них этот шанс пересдать – это хорошая возможность.

Есть дети, которые просто очень волнуются. У нас каждый год, я как член экзаменационной комиссии это вижу в прямом эфире, что называется, дети на экзамене и сознание теряют, и не могут написать. Это дикие нервы, вот поверьте мне, это дикие нервы и испытание для многих детей. И, когда ребенок будет понимать, что окей, с первого раза вдруг если что-то не получится, у тебя будет вторая попытка, это может его психологически очень сильно успокоить.

Виталий Млечин: Григорий Андреевич, вот то, что вы сказали, по-моему, очень важно, что дети очень нервничают на экзамене. А скажите, пожалуйста, это вот «дикие нервы» вот эти, они начались с введением ЕГЭ, или, когда по старой схеме сдавали, тоже это было?

Григорий Назаров: Мне, конечно, сложно сравнивать, потому что я уже ЕГЭшный ребенок, что называется. Но по отзывам моей сестры, которая поступала в 2002 году в МАРХИ, например, нервы тоже были серьезные. Условно говоря, нервы просто были в другом месте: ты несильно нервничал об аттестате в школе, ты его, в общем, получишь в 11-м классе, а вот сдать вступительный на исторический факультет МГУ или в МАРХИ – вот это страшно, даже несмотря на то, что ты готовился год, два или три. Это страшно, и там тоже были ситуации, люди в обморок падали, и уходили, и рыдали, и волосы рвали на себе в прямом смысле этого слова. Поэтому я думаю, что это просто для всех школьников, которые переходят с одной ступени образования на другую, ну стремятся это сделать, – это дикий стресс и вызов. Это год, который надо просто пережить.

Марианна Ожерельева: Как только мы анонсировали тему ЕГЭ, сразу же очень много сообщений, что необходимо вообще подобную систему отменять, мягко сказать.

Виталий Млечин: Ха-ха.

Марианна Ожерельева: Из Саратовской области: «Надо отменить ЕГЭ, потому что оно для дураков». Из Бурятии: «Верните старые экзамены по билетам». Ну и Краснодарский край: «Со второй попытки умнее не станут». Как вы думаете, надо ли правда от всего этого европейского отказываться нынче, нечего, и сами хорошо учили? И все-таки станем ли умнее со второй попытки?

Григорий Назаров: Ну смотрите, что касается ЕГЭ и его связи с европейской системой образования, последние 5–6 лет те коррективы, очень серьезные изменения в моделях экзамена, они говорят о том, что это никакая не европейская система.

Марианна Ожерельева: А какая?

Григорий Назаров: Нет, ну вот серьезно, уважаемые зрители, я вас очень люблю, уважаю, ценю, желаю крепкого здоровья, – откройте прямо сейчас сайт ФИПИ, скачайте вариант по русскому языку за 11-й класс или историю: вы там ни одного тестового вопроса не увидите, ну ни одного. Эта модель экзамена очень похожа на выпускные экзамены в школе этак году в 1984-м или вступительные на тот же исторический факультет...

Марианна Ожерельева: То есть ЕГЭ мы импортозаместили, Григорий Андреевич?

Григорий Назаров: Нет, вот серьезно, правда, без самых шуток и без всяких...

Марианна Ожерельева: Хорошо, так.

Григорий Назаров: С этой точки зрения. А с точки зрения того, как мы, в общем, проходим эту историю, ну год просто тяжелый, и я понимаю родителей, которые нервничают.

Марианна Ожерельева: Из Чувашии пишут: «Мы тоже нервничали и никто не жаловался, а тут вот нынче социальные сети появились и все стали жаловаться, все это предается огласке».

Григорий Назаров: Да-да, абсолютно справедливо. Так же как мы, например, имели разных детей в советской школе, но поскольку источником информации была семья, двор, друзья, то, скажем так, источников негативной информации у детей было меньше, сейчас их просто больше. И это тот мир, в котором мы оказались, и надо не возмущаться этому миру, а как-то с ним работать и настроить на свою пользу.

Виталий Млечин: Так а как? Вот, знаете, мы обсуждаем на самом деле ЕГЭ в этой студии уже несколько лет, и каждый раз сообщения вот одни и те же, хотя специалисты нам говорят, что ЕГЭ очень сильно изменился, что вообще цель была достаточно благая, вот только что говорили о вступительных экзаменах. Ведь у вступительных экзаменов тоже есть свои минусы, первый и главный, наверное, из них – это то, что ты можешь сдать вступительные экзамены в один институт, максимум в два, а по ЕГЭ ты можешь сразу в несколько и куда-то поступить.

Марианна Ожерельева: Еще рассылать документы.

Виталий Млечин: Но при этом все равно в обществе не меняется вот это негативное отношение к ЕГЭ. Есть ли хоть что-то, что способно восстановить его репутацию?

Григорий Назаров: Да, у меня есть законодательная инициатива – давайте мы введем ЕГЭ для приема на работу.

Виталий Млечин: Ха-ха.

Григорий Назаров: Вот чтобы все взрослые, если мы проанализируем контент...

Виталий Млечин: Так мы же все без работы останемся, вы представляете себе, что вы предлагаете?

Григорий Назаров: Нет, не по истории, не по русскому, а, например, по журналистике.

Марианна Ожерельева: Спасибо. Давайте, Григорий Андреевич, ха-ха.

Григорий Назаров: Нет, если серьезно, то если проанализировать авторов комментариев, то это будут те люди, которые ЕГЭ не сдавали.

Виталий Млечин: Конечно.

Григорий Назаров: Вот у меня претензия именно к тем людям, которые ЕГЭ не сдавали, они, естественно, переживают за своих детей, которым это предстоит, или они уже это пережили... Кстати, статистика говорит о том, что родители, дети которых ЕГЭ сдали, они к ЕГЭ относятся очень круто, вот это тоже интересная история. Вот до ЕГЭ они, конечно, «вот надо вернуть старую систему», пережили ЕГЭ, увидели возможности, поступили в хорошие вузы, и как-то уже совершенно другой разговор пошел.

Я думаю, что с точки зрения Министерства просвещения и Рособрнадзора нужно, конечно, пропагандировать ЕГЭ, надо просто приглашать родителей. Мы в этом году провели три собрания в школе, три собрания для родителей 11-го класса, и в онлайн-формате, вот в живом формате они сдавали первую часть, они писали.

Марианна Ожерельева: Ох.

Григорий Назаров: И я вас уверяю, мы замеряли на входе и на выходе. Ну мы же не заставляли, мы просто приглашали. И вот те, кто на входе говорили, что это кошмар, ужас, выходя говорили совсем другие вещи: это сложно, это требует подготовки, это требует управления временем собственным, но все-таки это серьезное...

Виталий Млечин: Давайте очень быстро поговорим с Полиной из Нижнего Новгорода. 30 секунд. Полина, здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Слушаем вас.

Виталий Млечин: Расскажите.

Зритель: Да, здравствуйте. Я бы хотела сказать, что в принципе все ЕГЭ, это ложится на плечи родителей.

Виталий Млечин: Почему?

Зритель: То есть в денежном эквиваленте, ну потому что в школе к ЕГЭ не готовят вообще.

Виталий Млечин: Ух ты, неожиданно. Ясно, спасибо большое.

Марианна Ожерельева: Григорий Андреевич?

Виталий Млечин: Григорий Андреевич, 15 секунд – можете ответить?

Григорий Назаров: Да. Зависит от школы и от запроса семьи. У семьи высокий запрос – значит, хороший вуз – значит, высокие баллы. Если школа не удовлетворяет запросам, пошли в репетиторы. Если в школе профессионалы, которые могут, готовы и хотят, они высокие запросы удовлетворяют, и тогда никуда не надо ходить.

Марианна Ожерельева: Спасибо вам большое.

Виталий Млечин: Спасибо! Надо сказать, что репетиторы были и до ЕГЭ на самом деле...

Марианна Ожерельева: ...и тоже немало стоили.

Виталий Млечин: Да. Григорий Назаров, директор школы №28 города Химки, учитель истории, был с нами на прямой связи. Говорили о ЕГЭ. Прервемся…

Марианна Ожерельева: Прервемся, да, сейчас. Но напоследок сообщение из Астрахани: «Всем школьникам удачно сдать экзамены. В добрый путь!» Обязательно чтобы все получилось с первой попытки.

Виталий Млечин: Да, это мы еще успеем пожелать школьникам.

Марианна Ожерельева: Уже готовятся.

Виталий Млечин: Через три минуты большой выпуск новостей, потом наша программа вернется.

Месяц на пересдачу - в Госдуму внесён законопроект. Обсудим его с учителем