Елена Борисенко и Сергей Лобарев. Реально ли добиться к 2030 году нулевой смертности на дорогах?

Гости
Сергей Лобарев
председатель правления НП «Гильдия автошкол России»
Елена Борисенко
руководитель аналитического отдела экспертного центра «Движение без опасности»

Ольга Арсланова: Итак, российские дороги нужно сделать безопаснее, а в авариях не должен гибнуть никто, – такое заявление сделали в Госавтоинспекции.

Константин Чуриков: Там разработали новую стратегию безопасности движения. В этом документе так и написано, что надо достичь нулевой смертности к 2030 году.

Ольга Арсланова: Да. Глава ГИБДД Михаил Черников признал, что это действительно амбициозный сценарий, за ориентир взяли программу, принятую в Швеции 30 лет назад. Уже сейчас идет активная реформа подготовки будущих водителей, введены новые категории прав, усложнены экзамены, более жесткими стали требования к автошколам, то ли еще будет, судя по всему. В скором времени Госдума примет еще и закон о передаче полномочий по фиксации нарушений ПДД регионам, и уже несколько лет обсуждается проект по проверке наличия полиса ОСАГО у водителей с помощью автоматических камер, правда, пока эту идею не удалось реализовать.

Константин Чуриков: Вот есть стратегия, а есть жизнь независимо от всяких стратегий.

Ольга Арсланова: Что-то происходит, да.

Константин Чуриков: Число погибших в ДТП в России год от года и так сокращается, но темпами в ГИБДД недовольны. Уже обсуждается комплекс мер: в частности, обсуждается установка на автомобилях алкозамков, развитие…

Ольга Арсланова: …которые не пускают выпившего водителя.

Константин Чуриков: Да, которые не пускают пьяных водителей. Развитие системы проката автокресел, введение временных прав и увеличение числа перекрестков с круговым движением. Эксперты предлагают также навести порядок с автоматическими камерами и ввести жесткий запрет на пользование любыми гаджетами за рулем. Но вот конечный вариант плана, вот этой стратегии по итогам общественных обсуждений может серьезно измениться.

Ольга Арсланова: Ну а что думают сами водители? Многие говорят, что чаще всего в авариях виноваты плохие дороги. В прошлом году в стране произошло 68 тысяч аварий из-за неудовлетворительного состояния дорог – это на 5% меньше, чем в 2016-м, но по-прежнему много. Плохие дороги стали причиной 2-х ДТП из 5, подсчитали эксперты. Чаще всего автомобилисты попадали в аварии из-за плохой видимости разметки, отсутствия дорожных знаков в нужных местах и проблем с зимней уборкой дорог.

Константин Чуриков: В прошлом году в России началась реализация приоритетного проекта "Безопасные и качественные дороги". Он предполагает, что к 2025 году до норматива будет доведено 85% дорог всех типов; под этим нормативом подразумевается, что на асфальте не должно быть дефектов, предусмотрены требования к дорожным знакам, разметке и светофорам, они должны быть хорошо, четко видны всем водителям.

Ольга Арсланова: Ну вот все эти меры и возможность того, что они действительно помогут, мы и будем обсуждать в ближайший час, конечно же, с вами, звоните в прямой эфир, и с нашими гостями. У нас в студии руководитель аналитического отдела экспертного центра "Движение без опасности" Елена Борисенко – здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Елена Борисенко: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: И председатель правления "Гильдии автошкол России" Сергей Лобарев – здравствуйте, Сергей Юрьевич.

Сергей Лобарев: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Уважаемые эксперты, как бы вы оценили предлагаемые меры для вот осуществления этого амбициозного плана – серьезное, практически до нуля снижение смертности…

Ольга Арсланова: …к 2030-у. В принципе совсем недолго осталось.

Константин Чуриков: Да. Больше камер на дорогах, алкозамки на автомобилях, запрет гаджетов…

Ольга Арсланова: Мне кажется, это еще не весь список.

Константин Чуриков: Нет, я понимаю, что человеческая жизнь священна, безусловно, но вот опять некий прессинг в отношении водителей. Только ли водители у нас виноваты в ДТП?

Сергей Лобарев: Действительно сохранение человеческой жизни – это основная и главная задача государства. Не секрет, что у нас ежедневно – "Зимняя вишня" – 50-60 человек гибнет на дорогах России, из них 2 ребенка, те дети, которые не смогли сориентироваться…

Ольга Арсланова: Вы сказали "ежедневно"?

Сергей Лобарев: Ежедневно на дорогах России, 3 ребенка до 18 лет, это большие цифры, и снижение, здесь должны все думать об этом и создавать непрерывную систему образования. Сегодня вы касаетесь вопросов автошкол, а здесь и доавтошкольное образование, и после того, как водитель получит водительское удостоверение. И вот одна из таких мер, руководитель ГИБДД предлагает действительно объединить два экзамена, мы об этой мере уже давно говорили, что Европа не принимает экзамен на площадках, там в основном критерий готовности определяется именно в реальных дорожных условиях, а мы вместо 3-х экзаменов 5 придумали 4 года тому назад и до сих пор не можем понять, какие же, будем говорить, навыки, компетенции нужны водителю и влияет ли на безопасность при скорости 5 километров, когда он выполняет эти упражнения. Гибнут люди, в основном, со мной, наверное, согласитесь и вы, и телезрители, они не имеют именно в скоростном потоке себя чувствовать. Я напомню вам, что из 190 часов всего 17% составляет вождение в реальных условиях. Как его научить?

Ольга Арсланова: Кстати, это очень хороший вопрос, что думают сами автомобилисты, сами и пешеходы в том числе. В общем, вопрос к нашим зрителям, прямо сейчас запускаем опрос, голосование: "Становятся ли российские дороги безопаснее?" – отвечайте, пожалуйста, "да" или "нет". Если вы хотите нам позвонить, то звоните и рассказывайте, в чем причина аварий на дорогах с вашей точки зрения, мы вас ждем.

Константин Чуриков: Елена, вот сейчас как раз ГИБДД призывает всех предлагать свои какие-то идеи, разрабатывать детальный план. Вы видели, наверное, черновик этого плана. Как по-вашему, предлагаемые меры адекватны этой задаче, или наши уважаемые автоинспекторы ушли в другую степь?

Елена Борисенко: Да, я хотела бы сказать, что стратегия – это все-таки такое общее очертание всех целей и задач, которые мы должны как общество и как государство ставить перед собой к 2024 году и к 2030 году. Конкретный план мероприятий… Действительно я видела черновик, он сейчас дорабатывается общественными организациями, мы какие-то предложения вносим, в течение нескольких недель уже идет процесс обсуждения этого с Михаилом Юрьевичем Черниковым, с его коллегами. Там достаточно конкретные действия по тому, как этих целей и задач достигнуть, в том числе это касается инфраструктуры, это касается детского дорожно-транспортного травматизма, который, к сожалению, у нас сейчас пока на высоком уровне находится, это касается пешеходов, молодых водителей; естественно, то, что вы сказали, камеры фото- и видеофиксации, которые должны активно развиваться.

Константин Чуриков: Ну вот я приведу один простой пример: пока там ГИБДД думает над конкретным планом и говорит, что у нас камеры видеофиксации все фиксируют и ГИБДД занимается работой на земле, я, например, как пешеход, как человек, который пользуется услугами такси, до сих пор вижу эти опасные перекрестки, просто смертельно опасные – я не знаю, поворот в Москве с Новомосковской улицы на Звездный бульвар, абсолютно слепая зона, ни светофора, ничего, то есть это русская рулетка. Я вижу при этом установленные светофоры на маленьких улочках, которые по-прежнему перебегают и дети, и взрослые. Вот вопрос: ГИБДД как-то окажется на земле? Оно будет заниматься этими перекрестками, или оно будет где-то там разрабатывать какие-то мифические планы?

Елена Борисенко: Я думаю, что да. Мало того, скорее всего, я предполагаю, что можно будет каким-то образом общественности рассказывать об этих аварийно-опасных местах, и будет ускорен процесс передачи этой информации и в ГИБДД, и владельцам дорог. Потому что, конечно, и владельцы дорог заинтересованы в том, чтобы было меньше таких аварийно-опасных участков, и ГИБДД в первую очередь, чтобы меньше было жертв на дорогах.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим, что думают россияне о причинах аварий на дорогах и о том, как с этим можно бороться. С таким вопросом обращались наши корреспонденты к жителям разных городов.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Елена, мы пытались таким опросом создать какую-то реальную картину, как ее видят автомобилисты, думали, что весь объем проблем нам удастся показать. Но чего-то очень важного, мне кажется, здесь не прозвучало – организация дорожного движения в целом как единого организма. Это все может быть включено в эту схему, но тем не менее основное что-то упущено.

Елена Борисенко: В целом, на мой взгляд, как раз все факторы… Есть такая система ВАДС – водитель, автомобиль, дорога, среда – и вот как раз 85% ДТП все-таки человеческий фактор, как ни крути, то есть это относится к водителям…

Ольга Арсланова: Который может быть вызван, например, плохим покрытием, неадекватной организацией?

Елена Борисенко: Да, может быть вызван плохим покрытием, организацией транспортных потоков, безусловно. Очень актуален сейчас вопрос разделительных барьеров, то есть инфраструктурный. Конечно, все эти вопросы важны и нужны, от всех от них зависит безопасность.

Константин Чуриков: Сергей Юрьевич, вот вы говорите, что надо учить в присутствии как раз-таки госавтоинспектора новичков ездить по городу. У меня вопрос: когда по городу, ну хорошо, не все, но очень многие, может быть, даже большинство ездит неадекватно, по всем правилам ездящий водитель с новыми правами улучшает ситуацию на дорогах или ухудшает?

Сергей Лобарев: Статистика показывает, что самые аварийные водители после 3 лет стажа, именно когда он уже чувствует себя…

Ольга Арсланова: …лихачом настоящим.

Сергей Лобарев: Ну лихачом… Обучение – это знания, умения, навыки. У него уже такой навык появляется, и он по таким своим трассам, по которым он часто ездит, мы называемся "автобусный маршрут", уже глаз замыливается, он уже привыкает, и когда меняет маршрут, у него появляются какие-то проблемы. Но я хотел бы обратить внимание ваше и телезрителей: воспитание в доавтошкольный, автошкольный и поставтошкольный период. Если мы не соединим в одну линию, это будет продолжаться лебедь, рак и щука.

Ольга Арсланова: А кто воспитывать должен? – автошколы?

Сергей Лобарев: Напомню, я просто информацией владею, ситуацией: всего 4 часа в год наши с вами дети изучают правила дорожного движения, и то эта программа спрятана в ОБЖ без определенной сертификации, он даже экзамен не… В основном все, с кем ни поговоришь, ЕГЭ, ЕГЭ, 6 этажей Минобразования занимается только ЕГЭ, химия и физика. Но мы говорим: 2 недели – класс погибает. Давайте об этом подумаем. Это доавтошкольный период.

Автошкольный период – здесь опять ощущение такое, что представители ГИБДД даже сегодняшние, когда мы обсуждаем проект приказа сделать экзамен… Конечно, мы его приветствуем, что в Европе не принимают экзамен. Но его продумать надо, не упростит ли это работу автошкол, некоторым… теперь площадка не нужна. Хотим вопрос представителям ГИБДД задать – а как будете принимать экзамен в реальных условиях на большегрузных автомобилях? Параллельную парковку сделайте в городе – вы этого не сможете сделать. И у нас ощущение такое, что ГИБДД как козырной туз вытаскивает проект приказа – "сделаем" – на мой взгляд, отсутствует диалог у представителей ГИБДД и профессионального сообщества.

Поставтошкольный период: необходимо разделить любителей, профессионалов и сделать временные удостоверения. Необходимо…

Константин Чуриков: Это прописано как раз в предлагаемом плане, по-моему.

Сергей Лобарев: Опять же это будет какое-то ограничение, как вот сейчас в этом проекте, все хорошо…

Ольга Арсланова: То есть нельзя ездить в какое-то определенное время?

Сергей Лобарев: Не слышат представители ГИБДД. Ведь за рубежом это на основании статистики. Например, автошкольные программы смотрят, каких компетенций не хватило начинающему водителю. В Великобритании они запретили ездить разнополым, мужчина не имеет права в течение 1.5 лет возить леди, потому что определили: статистика в этот период, когда он говорит "пристегнись, я тебя научу", у них проблема, в Соединенных Штатах определенная проблема. У нас это… Спрашиваем, для чего площадки, погибают ли люди – "нет, не ваше дело". Вот этот элемент важен.

Ольга Арсланова: Другой вопрос: если это запретят, кто же будет за этим следить, если у нас на 10 тысяч сокращен штат работников ГИБДД, а камерам, я думаю, не все доверяют, скажем прямо?

Константин Чуриков: Штат этих камер, наоборот, увеличат.

Ольга Арсланова: Об этом обязательно тоже поговорим, давайте сейчас зрителей наших послушаем, у нас много желающих.

Константин Чуриков: Да, например, Галина.

Ольга Арсланова: Галина, Челябинск. Здравствуйте.

Константин Чуриков: Галина, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Вы знаете, я начала разговор, повторюсь, что зачем хорошие дороги водителям, если они чувствуют себя, как шумахеры на "Формуле-1"? Может быть, были бы ямы, мы бы тормозили, скорость скидывали? Но это так, как говорится, это раз. Во-вторых, может быть, какие-то автотреки создавать такие, чтобы, как сказать, на разбитых машинах они ездили так, создавали такую ситуацию, как в городе, но чтобы не сбил кого-то, но он чувствовал, что это человек или что-то такое. Часы за рулем, получая водительские права, он должен больше отъездить, а не так, что быстро сдал, а часов не накатал вот этих за рулем. Вы знаете, сама сколько раз попадала: я выхожу с автобуса, он меня зажимает, я захожу в автобус, он меня зажимает, я не могу, допустим, быстро подняться, ноги болят. Я его спрашиваю: "Вы сейчас когда будете меня выпускать, пожалуйста, не торопитесь, я у вас здесь не сдаю зачет ГТО и военную подготовку – вы дождитесь, когда я выйду". Молчит. Теперь они, значит, на "Газелях" в Челябинске, знаете, просто соревнования: они обгоняют друг друга, злятся. Такое впечатление, что ты едешь с психически неуравновешенным водителем. Они торопятся…

Константин Чуриков: А еще какую музыку они там слушают.

Зритель: …то ли деньги заработать они хотят, я не знаю.

Ольга Арсланова: Спасибо, Галина. Человеческий фактор как главный момент.

Константин Чуриков: Давайте еще сразу звонок, еще Елена у нас есть.

Ольга Арсланова: Елена из Москвы, здравствуйте.

Константин Чуриков: Елена, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Очень приятно вас всех видеть и слышать. Я хотела сказать следующее. Стране приходит конец, когда на дорогах становится бардак. Об этом мы еще говорили с мужем едучи в 1998 году, когда еще можно было достаточно спокойно проехать по дорогам столицы.

Константин Чуриков: Да, давно это было.

Зритель: Но я хочу сказать следующее, что культура вождения прививается не в автошколах, а это прививается в семье, дальше она просто развивается.

Ольга Арсланова: Спасибо, Елена.

Константин Чуриков: Спасибо.

Сергей Лобарев: Поддерживаю.

Ольга Арсланова: А нам, Елена, приводят в пример в ГИБДД некую программу, реализованную в Швеции, где, конечно, не нулевая смертность, но, скажем так, на уровне погрешности.

Константин Чуриков: Но там есть шведы.

Ольга Арсланова: Там есть шведы, их мало, в отличие от России, дороги там другие, но тем не менее. Какие принципы мы можем перенять? Как им это удалось? Что они сделали?

Елена Борисенко: Во-первых, они все-таки не пришли к нулевой смертности, у них там осталась некоторая смертность на дорогах, насколько я помню, 2.4 на 100 тысяч населения.

Ольга Арсланова: Да.

Елена Борисенко: То есть они пока сами не очень довольны результатом, потому что они все-таки хотят совсем ноль. У них очень сильно ориентированы на скоростные режимы, то есть у них очень сильные пороги, высокие штрафы. Работа опять-таки с населением изначально прямо, с детских садиков. В принципе мы тоже, наша организация тоже работает и с детьми, и потом с школьниками, студентами, автошколами, то есть это в принципе то, что Сергей Юрьевич сказал, постоянная работа с населением, с сознанием, с воспитанием.

Ольга Арсланова: А что людям говорить в детском саду, например? Ну понятно, посмотри налево, посмотри направо красный и зеленый, это 5 минут.

Елена Борисенко: Их учат думать.

Ольга Арсланова: Вот чего не хватает нашему российскому водителю здесь? Что ему такого каждого в детском саду, в школе и позже не сказали?

Елена Борисенко: Ну это нужно, наверное, целое исследование психологическое проводить.

Ольга Арсланова: Ну вот самое главное, это же интересно.

Елена Борисенко: Действительно, как наша зрительница сказала, очень важна культура общая, которая в семье воспитывается, в школе воспитывается. У нас, к сожалению, нет ощущения, что автомобиль – это средство повышенной опасности, что ты принимаешь на себя ответственность, когда садишься за руль. Такое ощущение, что люди думают, что это развлечение и средство перемещения от пункта А в пункт Б, хотя в принципе действительно водитель – это человек, который должен быть ответственен. Например, те же таксисты: меня всегда поражает, насколько бывают люди безответственные, хотя они понимают, что они на работе и они перевозят людей.

Константин Чуриков: Но тем не менее они запросто нарушают правила, если нет никого вокруг, за милую душу.

Ольга Арсланова: Может быть, здесь надо шоковую терапию какую-то включать? Показывать страшные ролики, что может произойти, если на скорости даже 60 километров в час…

Константин Чуриков: Да, социальная реклама, сейчас это тоже есть.

Ольга Арсланова: Как на сигаретах картинки. Может быть, не знаю, на правах это размещать? Что делать?

Елена Борисенко: Мы когда-то проводили исследование, у нас российские пользователи не очень сильно реагировали на негатив.

Ольга Арсланова: Серьезно?

Елена Борисенко: Да, они больше как-то реагируют на то, что к ним апеллируют на подумать, на то, чтобы принести какой-то позитив, в общем, такого направления ролики.

Константин Чуриков: Вы знаете, у меня такой вопрос к вам, Сергей Юрьевич, – а кто у нас вообще контролирует сегодня безопасность движения на дорогах? Почему спрашиваю? Потому что развешиваются эти камеры, которые по сути отдаются на откуп концессионерам, за это отвечают регионы. То есть ГИБДД говорит: "Мы здесь ни при чем, это все автоматика фиксирует". И такое ощущение у меня лично, что будто бы наша Госавтоинспекция как-то самоустранилась. Самое главное – собрать деньги, вот это главное, а в реальности отвечать за что-то они не готовы.

Сергей Лобарев: Константин, вы очень правильно поднимаете вопрос. Во-первых, ГИБДД не собирает деньги, это делают другие организации.

Константин Чуриков: Да.

Сергей Лобарев: Но то, что отсутствует единый регулятор ответственный, который и автошколы мог бы спросить, и за дороги, и за организацию дорожного движения – такой организации нет, а она необходима. Так что здесь вы правильно говорите. Мы поднимаем вопрос… Кстати, мы хотим сейчас как раз, то, что вы сейчас говорили, воспитание: в настоящее время "Гильдия автошкол" вместе с Правительством Москвы, с Центром организации дорожного движения проводим занятия для волонтеров, которые впоследствии будут обучать детей в средних образовательных школах. Вдуматься: представители автошкол идут к волонтерам – это общество с велосипедистами – и мы с ними проводим занятия, для того чтобы они это делали. Но все это несистемно. Пока не будет единого регулятора, несистемно.

Ведь 70 миллиардов штрафов мы в прошлом году собрали с водителей за нарушения, они были выписаны за нарушения правил дорожного движения: какие-то пошли в бюджет, кто-то отказался. Победа ли это государства? Поражение. На наш взгляд… Мы выпускаем 1.5 миллиона водителей ежегодно по 16 категориям и подкатегориям, и треть лишается – победа ли это автошкол? Поражение. Пока государство не поймет, что отсутствует единая система образования, что воспитывать надо, когда он ребенок еще; мы говорим про среднюю школу, в яслях, родители должны… Все эти мажоры появляются? – ведь это копия пап или родителей, он видел на заднем сидении, как папа по-хамски разговаривал с представителем ГИБДД…

Константин Чуриков: …как папа спешил в парламент.

Сергей Лобарев: Как папа показывал удостоверение, как папа говорил "К адвокату", это его копия. Так что мы должны воспитывать это, это общество. Мы, кстати, ЦОДД показывали именно фильм для детей 4-8 классов, они уже взрослые в 14 лет, они уже садятся за руль велосипеда, участники дорожного движения. И одно из направлений, в котором нас поддержало Правительство Москвы и ЦОДД, мы поднимали вопрос, мы даже говорили: "А сделайте вы замечание папе, маме, когда они разговаривают по телефону, а водителю такси?" Надо и детей с этих лет… А у нас папа: "Сынок, от меня пахнет или нет?" Сидения нет – "сынок, спрячься, гаишник стоит".

Константин Чуриков: Папа поехал.

Сергей Лобарев: Да разве это дело?

Ольга Арсланова: А сынок должен стать алкозамком и сказать: "Не пущу за руль!"

Сергей Лобарев: Правильно! Мы это должны воспитывать в обществе, не должно быть скрыто, как я уже говорил, ГИБДД порой… Кстати, даже на этих праздниках и на наших мероприятиях ЦОДД не появлялись, мало народу. Действительно, 18 человек в Москве сейчас организация дорожного движения, кто занимается пропагандой. Они должны с нами в контакте быть, снизу общественность, ждем, пока сверху скажут. У нас много резервов.

Константин Чуриков: Общественность ждет. Ксения из Башкортостана выходит на линию, на связь. Здравствуйте, Ксения.

Ольга Арсланова: Башкирия, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела сказать, что дважды обучалась в автошколе, но водителем я так и не стала. Потому что меня не смогли даже запомнить инструкторы, которые обучали вождению. Все это настолько скоро, настолько быстро это обучение происходит, что по городу… Инструктор не запомнил, что он мне показывал, что он мне не показывал, сама я сориентироваться в этом не смогла. Я не самый глупый человек, но я посчитала, что недостаточно того, чему меня обучили, чтобы сесть за руль. Это очень скоростное обучение.

Ольга Арсланова: Вам не хватило именно времени, системности или практики на дороге?

Зритель: Мне не хватило именно практики, мне не хватило практики, хотя я выбрала все часы, я была настойчива, я выбрала их все, мне их не хватило.

Ольга Арсланова: Для этого есть частные занятия за деньги.

Константин Чуриков: Ну это как в обычной школе: объем знаний у нас такой, а дальше нанимайте репетитора.

Сергей Лобарев: Мы уже говорили, что практики именно в городе не хватило, в основном площадка.

Ольга Арсланова: Да, конечно, это самое главное – не "змейка", не параллельная парковка.

Сергей Лобарев: Но кстати, она очень правильную тему подняла: недостаточные компетенции, навыки, профессионализм мастеров вождения. У нас отсутствует даже профессия "мастер вождения".

Ольга Арсланова: А школ много становится.

Сергей Лобарев: 5 500.

Ольга Арсланова: Давайте Александра послушаем из Хакассии. Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте. Хотелось бы задать вопрос такой. Вот я учился 20 дней курсы, то есть сдал экзамены и более 20 лет проездил без аварий. Это дело не в том. Много кто учится на каменщика, но он никогда, не вся группа потом работает каменщиками. Нужно сделать, чтобы с третьего раза не сдал, можно дальше, короче, не пересдавать. И хотелось бы, чтобы разметка была на дорогах правильной, знаки стояли по высоте удаленности как положено и от обочины дороги как положено на расстояниях, а не как у нас в Хакассии стоят по… тракту, 6-7 метров, и на столбе висит под самыми электрическими проводами.

Константин Чуриков: Да, чтобы знаки были "умными", возникали там, где они действительно нужны. Спасибо за ваш звонок.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Я хотела спросить: может быть, мы зря ищем сложные какие-то варианты, пропаганда с детского сада, культура – есть жесткие меры, штрафы и наказания, об этом пишут наши зрители. Вот, например: "Появление патрульной машины ГИБДД дисциплинирует водителей", "Огромный штраф за непропуск пешеходов, и все останавливаются", – это же быстрее всего и проще.

Елена Борисенко: Но все-таки не штрафами едиными. Мы же не можем везде расставить патрульные машины и обвеситься вообще камерами; нужно, чтобы человек все-таки понимал, что он нарушает закон, что…

Ольга Арсланова: Но так он поймет быстрее.

Елена Борисенко: У нас и так достаточно высокие штрафы, постоянно какие-то новые появляются. В общем, общественность, как ни странно, всегда недовольна, когда повышаются штрафы и когда появляются какие-то новые. То есть какие-то конфронтации в самой общественности, у населения есть: есть лагерь тех, кто за то, чтобы везде были камеры и повышали штрафы, и другой лагерь, в котором говорят, что вообще долой.

Константин Чуриков: Нам пишут из Ростова, предлагая в качестве одной из мер безопасности повышение качество дорог. "Отмыть все светофоры, которые годами не моются, особенно их плохо видно при прямом попадании на них прямого солнечного света", – ценное замечание, спасибо.

Елена Борисенко: На самом деле, извините, что перебиваю, просто вот эти проблемы вы можете… Человек может написать письмо в отделение ГИБДД в своем районе и рассказать о том, что на данном месте, на данном перекрестке плохо виден светофор, это создает прецеденты, то есть это аварийно-опасная ситуация.

Константин Чуриков: И это подействует?

Елена Борисенко: ГИБДД отправит владельцу дорог, и это подействует, они…

Константин Чуриков: В каждом случае?

Елена Борисенко: В каждом случае они должны рассмотреть это заявление. Это как бы нормальная практика.

Константин Чуриков: Просто у нас обычно, знаете, по широкому профилю вопросов люди обычно звонят, говорят: "Да мы пишем, но на эти все обращения никто не реагирует". Это была бы фантастика, если бы так было, мне кажется.

Елена Борисенко: Но они должны ответить в любом случае.

Ольга Арсланова: Ты знаешь, мне кажется, многим даже в голову не придет, что в ГИБДД можно обратиться за помощью, потому что это как некий такой карательный орган воспринимается, опустошающий твой кошелек.

Сергей Лобарев: Сейчас работает система "Мой город", граждане могут сфотографировать, могут закачать мобильное приложение…

Константин Чуриков: Это в Москве работает.

Сергей Лобарев: В Москве, да, но оно уже…

Елена Борисенко: Ну я про регионы сейчас говорила. Понятно, что у нас много чего есть.

Сергей Лобарев: Но уже работает, руководитель ГИБДД заявил, что уже десятки, тысячи людей оштрафованы после разбора.

Константин Чуриков: Вы знаете, такой еще вопрос. Нам зрители звонят и говорят, что экзамен не дает возможности подготовиться к реальной жизни, что, в общем, галопам по Европам. Так, может быть, экзамен не для того придуман? Может быть, по-прежнему можно рассчитаться в конверте и получить права? Вообще это все еще встречается сегодня?

Елена Борисенко: Ну вы какой-то такой провокационный вопрос задаете.

Константин Чуриков: Ну а какие я вам буду задавать? Только такие.

Ольга Арсланова: Я помню, много лет назад, когда я получала права, у нас один парень, ну не дано, вот бывает такое, человек не понимает, он создает аварийные ситуации. И при мне был разговор: "Слушайте, на любых условиях дайте мне эти права. Обещаю, ездить не буду". В итоге да, он каким-то образом получил права, надеюсь, он не ездит.

Елена Борисенко: Такая ситуация была, например, когда я получала права лет 5-6 назад, не так давно, тоже были такие ситуации. Насколько сейчас это… Я думаю, что все-таки проведена определенная чистка кадров, работа с составом принимающих экзамены, и тем не менее еще ужесточились требования и к автошколам, это скорее к Сергею Юрьевичу вопрос, насколько там по часам, достаточно ли навыков получает обучающийся. Потому что, как я сдавала, я действительно, как и многие, потом брала отдельные часы, чтобы уже как-то "вкататься", почувствовать городскую среду, это было действительно так. Сейчас, я так понимаю, там увеличилось количество часов по практике.

Сергей Лобарев: Программа действительно увеличилась, но автошколы и эксперты заявляют, что раздутые программы особенно в теории. И как я уже говорил, больше города надо. И экзамен сам в Европе принимают не сколько раз ты заглох и не сколько раз ты остановил, будем говорить, безопасно, ведь везде проверяют, безопасно ли проехал человек от пункта А до пункта Б. Его не волнует, предположим, резко тронулся, резко затормозил, там смотрят совсем другие критерии.

Ольга Арсланова: Во-первых, пристегнулся ли, а дальше…

Сергей Лобарев: Прогнозирование смотрят, вот эти элементы, видит ли он дорогу в дальнейшем, вот это очень важно, создание безаварийного пространства вокруг автомобиля, мы говорим, видеть третий светофор, для нас это очень важно. Но, к сожалению, пока вот… Если будет все и по одному постановлению, о котором мы говорим, в ГИБДД будут опять определять, сколько раз заглох и, например, не выполнил он требования работника ГИБДД – да мало ли, какие он требования предъявит? Понимаете, тут чисто субъективно.

Константин Чуриков: Я знаю место в Москве, где можно видеть сразу 6 светофоров, потому что они находятся на расстоянии 10-20 метров друг от друга, Каланчевская улица, пересечение с Краснопрудной, очень любопытное место.

Сергей Лобарев: Я представителям ГИБДД предлагал: "Давайте вы сядете, я у вас приму экзамен и никто не сдаст, я объективно вам сообщу".

Константин Чуриков: А вот да, кстати, может быть, тоже, кстати, переаттестация…

Сергей Лобарев: Это один из важных… У них сейчас действительно правильно говорят, сейчас компетенции повышаются, смотрят… Но все равно вот эта смычка с автошколой имеет место быть: те опросы, которые мы проводим, почти 30% заявляют, что прошли "льготный" экзамен и оказали помощь в автошколе представителям ГИБДД. Прошлая, позапрошлая неделя, мы видим, уголовные дела возбуждаются. Например, Ассоциация автошкол, "Гильдия" в Архангельске обратила внимание, что многие стали забирать свидетельство об окончании и сдавать в Ленинградской области экзамены – вы представляете? Пока там проверки не было, теперь вроде стали оставлять свои знания все-таки на экзамене в ГИБДД, это очень важно. Коррупция – важный вопрос. Кстати, во многих странах не ГИБДД принимает экзамен, а объективно ТЮФы,там на конкурсной основе. Мы считаем, что тоже надо уже думать об этом. Но то, что уже…

Ольга Арсланова: Что же тогда ГИБДД останется? Штрафы? – вместо них камеры, которые тоже не принадлежат ГИБДД…

Константин Чуриков: Зарплаты все равно низкие.

Ольга Арсланова: Вместо экзаменов еще кого-нибудь.

Сергей Лобарев: Мы тоже удивлены.

Ольга Арсланова: На аварии они уже ни приезжают, говорят: "Приезжайте сами к нам".

Сергей Лобарев: Ольга, регулятором автошкол стали представители ГИБДД военные – не Министерство образования, а ГИБДД. Они, конечно, могут юристы, но слова "методика", "методология"… Наверное, это все-таки Минобразования.

Ольга Арсланова: Понятно.

Послушаем Андрея из Воронежа. Здравствуйте.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. У меня вот такой вопрос. Смотрите, просто когда я еду по дороге, у нас очень много ям, я не могу смотреть на знаки дорожного движения просто-напросто физически, потому что или я убью подвеску своего автомобиля, или я не знаю что, нарушу какое-то правило. Потому что, во-первых, очень плохие дороги, очень плохое оснащение знаков – они, допустим, некоторые ночью не светятся от отражения фар, то есть или покрытие такое плохое, или я не могу сказать, что.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Константин Чуриков: Ну да, у нас сейчас по новым законам люди должны светиться в темноте, если они выходят на сельской дороге…

Ольга Арсланова: Ну да, они жилет должны надеть.

Константин Чуриков: …а знаки не светятся.

Ольга Арсланова: По поводу дорог. Это постоянная, вечная история: водители всегда говорят, что виноваты плохие дороги – ямы, отсутствие нормального покрытия и так далее. Но действительно ли в дорогах дело в первую очередь? Мы понимаем, что в основном самые аварийные участки, большие города, там как раз с дорогами все в порядке, а где-нибудь, где действительно ямы и непонятно что вместо асфальта, там и движение, в общем-то, не такое интенсивное.

Елена Борисенко: Да, но там тоже можно попасть в неприятную ситуацию. Конечно, вопрос дорог такой болезненный для нашей страны. Наверное, в ответ на это Министерство транспорта выпустило этот проект о безопасной и качественной дороге, постоянно, кстати, его обсуждают в этом ведомстве, какие-то там итоги и все такое. В принципе где-то я тут недавно читала, что хорошие дороги провоцируют действительно водителей на более высокий скоростной режим. Но все зависит от водителя: если ты хочешь промчаться 130, то промчишься ты 130, а вот за поворотом будет у тебя ямка внезапно, будет нехорошо.

Константин Чуриков: Активно Петербург пишет: "Чумовых водителей надо показывать в зоопарке, а не по телевизору", – ну правда, когда мы что-то такое подробно обсуждаем, подробно показываем, наверное, многие это воспринимают как вызов.

Ольга Арсланова: Но мы же клеймим.

Константин Чуриков: "Ей, Маре Багдасарян, а мне нельзя?" – и каждый хочет полюбить русскую езду.

Сергей Лобарев: Обливать презрением, как мы говорим.

Ольга Арсланова: Конечно, с осуждением это делать.

Константин Чуриков: Республика Карелия: "Дорога совершенно безопасная, 15 километров едем с учениками почти час. Парочку депутатских зарплат хватило бы, чтобы сделать ее хорошей".

Ольга Арсланова: А вот смотрите, у нас есть из Ярославля SMS: "Большинство водителей у нас ездят по правилам, а подрезают чаще всего маршрутчики, поворачивают не из крайней полосы. Наглее себя ведут водители дорогих машин с московскими номерами, не считают нужным включать поворотники при маневрах. А дороги ужасные, приходится ездить "змейкой", выезжая по встречке. Опасно и жалко машину". Вот здесь площадка как раз может пригодиться, когда ямы объезжаешь.

Сергей Лобарев: Действительно. Кстати, работая сейчас в Московской торгово-промышленной палате как общественник, Комитет по вопросам развития устойчивых транспортных систем, мы поднимали вопросы как раз и дорог. Мы не ожидали, что автотуризм у нас не развит, а это ведь культура. Многие, к сожалению, едут на пирамиды, но не оставляют деньги здесь у нас в России. Мы часто поднимали вопрос, опять слово, человек-автомобиль-дорога – проехать можно, а где остановиться? Придорожный сервис? Нет их. Мы поднимали недавно вопрос о культуре...

Константин Чуриков: Культура автопутешествий.

Сергей Лобарев: Кстати, информация для размышлений: "Автодор" проводил недавно интересную конференцию с участием придорожных инфраструктур – 46 аварий на платных скоростных магистралях были, знаете как, 46 остановок чрезвычайных, где водитель просто вынужден был остановиться, 45 закончились трагедиями, или летальными исходами, или тяжелыми… Люди не умеют даже останавливаться, на скоростях не умеют ездить, мы поняли, что этих компетенций нет. Кстати, за рубежом, я напомню и еще раз повторю и телезрителям, и вам: мы единственная страна в Европе, где учебное вождение запрещено на скоростных магистралях. Программы нам дало Минобразования, ГИБДД говорит, что нормально, хорошо, ГИБДД принимает экзамен у нас. Ну недостаточно навыка! – "не ваше дело". Принимают экзамен, через полгода-год руководитель ГИБДД России говорит: "А что это вы так плохо подготовили?" Ну это запрещенный прием. По вашим программам, по вашим методикам, по вашим упражнениям сдали вам человека, через полгода-год нарушения – "мы будем лишать лицензии".

Ольга Арсланова: Ну это учить плавать в ванной, а потом в океан выпустить.

Сергей Лобарев: И депутаты так же говорят.

Еще один из важных вопросов, которого сейчас коснулись и телезрители, слушатели. Мы очень часто наказываем, помните, миллиарды штрафов, лишения прав. А если депутатские какие-то новеллы есть законодательные с ограничениями – конечно, надо привлекать, но давать взамен водителям преференции, которые десятилетиями безопасно управляют автомобилем, вот эти элементы важны. То ли это минус к страховке… Если, предположим, стритрейсер – давайте создавать площадки, где они могли бы спустить пары, это тоже очень важно.

Ольга Арсланова: В мирное время, понятно.

Сергей Лобарев: Это опять же воспитание. Так что здесь молодцы вы, что поднимаете эту проблему, именно сохранение человеческой жизни. Дай бог, если у нас услышат чиновники.

Константин Чуриков: Им же интересно, вот этим людям…

Сергей Лобарев: В асфальт миллиарды.

Константин Чуриков: …которые без тормозов, им же интересны обычные дороги, понимаете, по лезвию бритвы, заснять, крутыми показаться. Я думаю, что им отдельные полигоны…

Сергей Лобарев: Это тоже беда. Вы представляете, после аварии часто смотрим, показывают и селфи – остановись, окажи помощь! А у нас быстрее в Интернет, и это тоже воспитание.

Ольга Арсланова: Это, кстати, уже не к ГИБДД точно вопрос. Раз уж мы о ГИБДД сегодня огромную часть нашей беседы говорим, давайте посмотрим, что думают россияне о работе ГИБДД в их регионах, это тоже опрос наших корреспондентов.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Давайте поговорим об идеальном мире. Какие функции должны быть у ГИБДД? Какие они должны у них сохраниться? Мы понимаем, что когда стритрейсер гоняет, ну придет ему там парочка штрафов, но скорее всего остановят его еще очень нескоро, нет таких ресурсов сейчас. Предупреждение аварий, линеечка и яма – я так понимаю, это не входит в…

Елена Борисенко: Это владельцы дорог скорее должны делать.

Ольга Арсланова: Что они должны делать, для того чтобы действительно обеспечивать безопасность?

Елена Борисенко: Во-первых, у ГИБДД есть прекрасные отделы пропаганды, с которыми мы как экспертный центр активно сотрудничаем, которые действительно занимаются тем, о чем мы давно говорим и уже в рамках этой передачи – воспитанием культуры вождения и вообще воспитания культуры участников дорожного движения прямо с яслей, с детского сада и так далее. Эти отделы действительно… Я недавно как раз вернулась из многочисленных командировок, эти люди действительно заинтересованы, они горят этой работой. Очень приятно смотреть, как они работают с населением. Мне кажется, вот это вот как раз должна быть прямая обязательство ГИБДД, собственно, она ею и является.

Ольга Арсланова: А кроме пропаганды? Это хорошо, но.

Елена Борисенко: Да, я приближаюсь. Естественно, законотворческая функция, все-таки приведение наших правил дорожного движения в современный вид. Потому что, например, у тех же водителей гироскутеров у нас вообще непонятно сейчас, за кого их считать. То есть у нас есть некоторые лакуны в законодательстве, которые действительно с помощью ГИБДД нужно бы порешать. Закон и порядок, соответственно, отслеживание того, что происходит на дорогах, штрафы – это все тоже в принципе должно быть за ГИБДД. Техосмотр, скорее всего, тоже должен быть все-таки…

Ольга Арсланова: …не у частных организаций.

Елена Борисенко: Не у частных организаций, да. Я так понимаю, что сейчас идет какое-то обсуждение проблемы техосмотра, потому что на данный момент это такая серьезная проблема, потому что не секрет, что просто приезжаешь, платишь денежку и получаешь этот талончик. Сейчас идет обсуждение того, как это реформировать и кто, собственно, должен быть за это ответственен. И соответственно, грузопассажирские перевозки тоже проблематичная отрасль. Недавно был Госсовет по поводу этих перевозок пассажирских, и президентом была поставлена задача, чтобы все-таки решить эту проблему, потому что аварийность не на очень хорошем уровне.

Константин Чуриков: Вы знаете, сегодня газета "Известия" написала о статистике Росавтодора о том, что количество ДТП из-за плохого состояния дорог в России в 2017 году сократилась на 5%, говорится в докладе исследовательского центра при МВД. Ну это можно…

Ольга Арсланова: Сколько потратили на ремонт дорог при этом?

Константин Чуриков: На ремонт дорог потратили много, сейчас я тебе даже сразу об этом не скажу…

Ольга Арсланова: Ну то есть выхлоп.

Константин Чуриков: Вы знаете, мы часто говорим об этом ремонте, это важно, это нужно; конечно, наверное, он не должен быть ямочным, он должен быть сплошным. Но мы показываем страну в наших выпусках новостей, и мы видим, что во многих регионах нет вообще никаких дорог, то есть там в лучшем случае какая-то просто дорога, которую протоптали, что называется, машины, и как только начинается дождик, этой дороги нет, там одни направления, где-то это вообще какая-то грунтовка. Когда же придет цивилизация? Когда же она дойдет до каких-то отдаленных глубин нашей страны?

Сергей Лобарев: Вы знаете, сейчас будут майские указы скоро, мне известно, что 11 триллионов выделяется на дороги, помните? Но не только дороги, необходима и придорожная инфраструктура, здесь вопрос. Я хотел бы, коллеги, добавить, что вы коснулись действительно, что ГИБДД сейчас начинает немножко улучшение в плане взаимодействия. Например, "Гильдия автошкол" сейчас получила звонки с Московской области от ГИБДД, Ингушетия, Архангельск, Калуга, где определенные какие-то 2-3 месяца произошли дорожно-транспортные происшествия, обратились к нам провести совместные мероприятия: автошколы, образование, ГИБДД. Видимо, почувствовали консолидацию, что возможно через общественные организации улучшать ситуацию на дороге.

Константин Чуриков: Ну это вы почувствовали, а интересно, наши зрители это почувствовали, что организация стала более открытой к жалобам, что стало проще обжаловать, может быть, какой-то штраф, который пришел непонятно откуда?

Елена Борисенко: Так вот же вам люди сказали, что ГИБДД хорошо работает, вот только что опрос был.

Константин Чуриков: Хочется выборку расширить. Нам сейчас звонит Татьяна из Тольятти, может быть, у нее узнаем. Татьяна, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вот скажите для начала, ГИБДД, как вам кажется, стало лучше, организация эта стала лучше работать?

Зритель: Да.

Ольга Арсланова: Так, расскажите.

Зритель: Вы знаете, я хочу сказать первое про автошколы, про экзамены. Во-первых, на дорогах… Что касается площадок и принятия экзаменов на площадках, было раньше 3 элемента, теперь стали 5. Вы вспомните, раньше была "змейка", точки ставились на каком-то расстоянии, по-моему, 6 или 8 метров, я точно не помню. Что главное для женщин? Я хочу про женщин сказать, что для женщины главное? Женщине надо научиться правильно на дороге тормозить и вовремя остановить автомобиль, потому что женщина это очень трудно воспринимает. Она очень хорошо идет на ускорение, но на убавление никак.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Потому что наша, наверное, женская психология такая.

Константин Чуриков: А вот с чем связана вот такая особенность половая?

Ольга Арсланова: Интересно, да. Не будем сейчас спорить, но интересно.

Зритель: Теперь я хочу сказать. Когда мы шли на ту "змейку", у нас именно срабатывало убавление, а сейчас придали 90 градусов какие-то. Где нам нужно 90 градусов на дороге, скажите мне? Нигде совершенно.

Константин Чуриков: Ну…

Ольга Арсланова: А все-таки, Татьяна, хочется, пока мы с вами не попрощались, узнать, в чем же стало лучше работа ГИБДД в вашей локации конкретно. У вас был какой-то опыт общения с ними?

Константин Чуриков: Или наоборот, опыт необщения, что их нет?

Ольга Арсланова: Не видно, не слышно и хорошо? Татьяна, с нами вы еще?

Константин Чуриков: Нет, Татьяна где-то уже потерялась.

Ольга Арсланова: Не узнали.

Константин Чуриков: Вы знаете, а может быть, это все потому, что… Нет, я просто вот тоже задумался: когда люди в streettalk, в нашем опросе отвечают, что все замечательно, организация хорошая, работают профессионально…

Ольга Арсланова: Они с ними меньше общаются.

Константин Чуриков: Может быть, это потому, что они больше не штрафуют? Если они нас не штрафуют, значит, какие-то другие плохие?

Елена Борисенко: Я просто как раз недавно общалась с сотрудниками ГИБДД. Они очень корректно себя ведут. Я не знаю, может быть, это мой личный опыт такой, но у меня ни разу не было того, что на меня начали наезжать и вымогать что-то.

Ольга Арсланова: Намекать, сколько сотен "спасибо" вы должны им предоставить.

Константин Чуриков: Вы знаете, мы сейчас говорим о важном аспекте, потому что в той же стратегии безопасности дорожного движения и в том самом плане, который прописан, там один из первых пунктов "положительный имидж инспекторов".

Елена Борисенко: Имидж, да. Я так думаю, что уже началась работа, уже, мне кажется, даже она несколько лет ведется, потому что действительно форму сменили, красивая форма теперь, корректное общение. У них потом у всех видеорегистраторы, они там сейчас все должны быть с этими видеорегистраторами, то есть планируется, я так понимаю, даже какой-то нательный видеорегистратор, когда будет просто даже онлайн вестись, то есть нельзя будет даже удалить эту запись.

Константин Чуриков: О, здорово.

Ольга Арсланова: По крайней мере это прозрачность и общественный контроль, тоже важный момент.

Елена Борисенко: Да.

Константин Чуриков: Ну или надо будет там все-таки как-то языком жестов общаться, сурдоперевод освоить.

Елена Борисенко: Записочки передавать. Ну это, конечно, наш народ хитрый…

Константин Чуриков: У нас соображалка работает, конечно.

Ольга Арсланова: Но честно говоря, в Москве в последнее время от своих друзей-автомобилистов я уже не слышу историй о том, как им предложили откупиться – все идут и спокойно оплачивают штрафы.

Елена Борисенко: Ну вот видите.

Ольга Арсланова: А многих, кстати, стали даже отпускать – говорят, что ничего, на первый раз прощают. Раньше такого не было.

Сергей Лобарев: Сейчас камеры, сейчас уже в принципе представители ГИБДД уже уходят от этого вопроса. Во время аварий, ДТП тоже европротокол оформляется…

Константин Чуриков: А чем они тогда занимаются? Стратегией?

Сергей Лобарев: Сокращение идет, автошколами в основном начали заниматься.

Ольга Арсланова: Европротокол – это очень интересно.

Сергей Лобарев: Они с дорог ушли на автошколы, регулировать… Кстати, ездят фотографируют педали, плакаты. Думаю: ну старший офицер, нужно ли им, юристам, представителям ГИБДД ходить по школам пыль протирать? Наверное, все-таки здесь регулятором должны быть представители Минобразования.

Ольга Арсланова: Я думаю, они такие, может быть, вежливые стали, потому что действительно работы меньше? У меня было ДТП небольшое: "Никто не пострадал? Ущерб, как вам кажется, небольшой?" – "Небольшой". – "Приезжайте к нам, мы вас примем у себя в участке. Значит, ваша версия такова, ваша такова. Ничем не могу вам помочь, заказывайте запись видеокамер дорожного наблюдения. Они придут на группу разбора, тогда и пообщаемся. До свидания, уважаемые водители", – это же прекрасно. Это не то, что раньше: приехал, с рулеточкой ходишь, работаешь, выясняешь что-то, выслушиваешь что-то, доказываешь – все очень просто.

Сергей Лобарев: Упростили работу им, конечно.

Ольга Арсланова: Спасибо цифровым технологиям.

Константин Чуриков: Автоматика.

Сергей Лобарев: Улучшения есть, да, но в то же время с контроля снимать не надо. Есть и в юридическую нашу службу "Гильдии" хамское отношение, но все их меньше и меньше. Может быть, действительно инспекторов меньше, но сейчас проходит определенная ротация. Давайте все-таки пожелаем этой службе…

Константин Чуриков: …больших успехов.

Ольга Арсланова: Что нам еще остается?

Николай из Иваново, здравствуйте.

Константин Чуриков: Давайте послушаем. Здравствуйте, Николай.

Зритель: Добрый вечер. Хочу сказать. Начнем с того, что начала работать очень хорошо пропаганда ГИБДД даже для молодежи, для всех, это раз. Но есть такие моменты, когда в утренние часы не хватает сотрудников ГИБДД, потому что у нас начинают лихачить, начинают нарушать, из-за этого, пока нет ГИБДД, все начинают очень плохо себя вести на дорогах, по-хамски даже бывает, на зеленый свет, когда идут пешеходы, едут и не тормозят, им, как говорится, до лампочки. Вот если бы были гаишники, тут бы призадумались, лишение прав на раз-два было бы, я думаю так.

Константин Чуриков: Да, спасибо за ваш звонок.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Константин Чуриков: А я, кстати, вот задумался: я никогда не видел, чтобы штрафовали пешехода, который перебегает дорогу…

Ольга Арсланова: Бывает-бывает.

Константин Чуриков: Ну например, если это "зебра", на красный свет. Я вот живу в таком регионе, где вот маленькие эти улочки, постоянно потоком все, красный или зеленый, плевать, идут напролом и все.

Ольга Арсланова: То есть ты хочешь наказывать еще и несчастных пешеходов?

Константин Чуриков: Статистика о чем говорит? Нет, я просто считаю, что виноваты все стороны, скажем так, потенциально могут быть виноваты.

Ольга Арсланова: Это действительно… Там же камеры на них не направлены, я так понимаю, на пешеходов, никаких сотрудников нет в таких местах.

Елена Борисенко: Да-да, только на водителей. Есть тут некоторый перекос, у нас как-то больше внимания идет к водителям, с пешеходами скорее просто профилактические какие-то беседы ведутся. Хотя у меня есть несколько знакомых, которых внезапно оштрафовали за переход вне пешеходного перехода.

Ольга Арсланова: Все-таки пешеход менее опасен, что уж тут говорить.

Елена Борисенко: Ну он подвергает себя опасности.

Константин Чуриков: А на сколько штрафуют, если в неположенном месте перешел пешеход дорогу?

Елена Борисенко: 500.

Ольга Арсланова: Елена, вот еще о чем хотелось поговорить. Фиксация нарушений, которую собираются передавать на региональный уровень, эти камеры, их станет больше, не исключено, что отдадут неким гражданским структурам в большем объеме.

Елена Борисенко: Да, там будут частные организации.

Ольга Арсланова: Частные организации. Очень у многих возникают какие-то переживания. Потому что частные организации – это некие организации, нацеленные на прибыль. Как с ней бороться потом?

Елена Борисенко: Там все равно остается подконтрольно ГИБДД, насколько я помню, они используют их программное обеспечение, которое корректируется сотрудниками ГИБДД, то есть там будет все равно их контроль, поверка камер фото- и видеофиксации будет тоже производиться. То есть по идее там должно быть все хорошо. Посмотрим.

Ольга Арсланова: Просто понятные опасения, уже сейчас приходят штрафы, которые оспорить никто не может, но водитель точно знает, что он не нарушал, а доказать у него не получается. С частыми организациями, наверное, будет еще сложнее.

Елена Борисенко: Возможно.

Сергей Лобарев: Сейчас можно… Наша статистика – около 7-10% опротестовывают штрафы даже через камеры, объясняют, то ли это зимой, то ли это разметка была, на это обращают внимание. Еще раз говорю, даже после постановления, то, о чем мы говорили, у автошкол, конечно, больше вопросов. Да, приятно, уже услышали, но то, что мы в самый последний период узнаем (автошколы и общественность) о тех или иных изменениях, конечно, неправильно. Наверное, на стадии только общей концепции, только замысла необходимо привлекать сообщество. Тот же злополучный экзамен, когда будут принимать в городе – кто будет нести ответственность, так и не определено, то ли это будет инспектор, то ли учащийся. Это ведь не учебное вождение. У нас больше вопросов, чем ответов.

Константин Чуриков: Смотрите, какая интересная вещь получается. Росавтодор у нас выходит хороший, дороги строит. ГИБДД хорошее, говорят нам зрители, довольны работой автоинспекции.

Ольга Арсланова: Не все, но тем не менее.

Константин Чуриков: Не все, большинство. Но тем не менее мы спросили: "Российские дороги становятся безопаснее?" Наши зрители нам отвечают: "да" 9%, "нет" 91%. Я не понимаю, кто в этой истории хороший и на чьей стороне мяч. Как сделать движение безопаснее? Наш финальный вопрос.

Елена Борисенко: Такой финальный вопрос на всю предыдущую передачу, замечательно. Работать с населением, воспитывать, воспитывать и воспитывать.

Константин Чуриков: Сергей Юрьевич?

Сергей Лобарев: Я считаю, что человек-автомобиль-дорога – конечно, с человеком надо. Если компетентный человек, он даже... Некоторые не понимают, что определенные проблемы на дороге, у него все равно скорость 100, разрешено, можно. Здесь, конечно, необходимо повышать компетенции участников дорожного движения, начинать, как я уже говорил, с детских лет, тогда будут наши дороги безопасными.

Ольга Арсланова: Спасибо большое, уважаемые гости. У нас в студии были председатель правления "Гильдии автошкол России" Сергей Лобарев, руководитель аналитического отдела экспертного центра "Движение без опасности" Елена Борисенко. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Елена Борисенко: Спасибо.

Сергей Лобарев: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Тема часа

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты