Эдгард Запашный: Цирк должен быть актуален. Цирк должен нести в себе воспитательные цели: трудолюбие, правильные взаимоотношения с животными, грацию и красоту

Гости
Эдгард Запашный
народный артист России

Марина Калинина: Давайте не будем сейчас говорить о болезнях, о плохом, поговорим о приятном, тем более что для этого есть повод. В этом году 30 апреля Большому Московскому государственному цирку на проспекте Вернадского исполняется 50 лет. Полвека прошло с его основания. Чего удалось достичь за эти годы? Какие планы, какие достижения? Какие проблемы сохраняются на сегодняшний день?

Эти вопросы будем обсуждать с директором цирка Эдгардом Запашным, народным артистом России. Привет.

Эдгард Запашный: Привет!

Константин Чуриков: Эдгард, ну что планируется? И вообще сейчас ли планируется? Вроде 30 апреля дата такая прилетает круглая...

Марина Калинина: Что будет?

Константин Чуриков: А можно ли сейчас это широко отпраздновать с учетом того, о чем мы говорили несколько минут назад в этой студии?

Эдгард Запашный: Вот в том-то и дело, что мы попали в сложную ситуацию. Такие праздники, конечно, надо готовить задолговременно, и мы не понимали с начала года, что будет в апреле. До сих пор действуют ограничения в 50%, больше мы не имеем права продавать билетов, приглашать людей, поэтому мы решили основное празднование перенести на сентябрь, сделать полномасштабное крупное шоу, сделать несколько локаций, как это принято в Большом Московском цирке. Мы свои праздники всегда любим, так сказать, делить с теми людьми, которые, к сожалению, не всегда могут посетить нас, то есть наши артисты выезжают и в клинические больницы, в детские дома, для того чтобы расширить географию и поделиться собственным счастьем, радостью. Переложили мы на сентябрь.

Но день рождения есть день рождения, я сторонник того, чтобы праздновать день в день, и вот завтра, казалось бы, еще не официальный день рождения, 28-го числа мы проведем благотворительный спектакль. Мы как раз пригласили вот тех самых детишек, которые вряд ли бы сами смогли посетить Большой Московский цирк из-за трудных финансовых положений, или кто-то в неправильных семьях, к сожалению, вот. Но ровно 50 лет назад, 28-го числа, Большой Московский цирк дал первое представление...

Марина Калинина: ...для строителей, да.

Эдгард Запашный: ...для строителей, вот, и мы решили совместить вот эту дату как первое, так сказать, представление.

Марина Калинина: Давайте сюжет посмотрим о том, как сейчас живет цирк, о людях, которые там работают, которые готовят это представление, об артистах. Давайте смотреть.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Сразу захотелось в цирк, на вашу планету.

Марина Калинина: Ну вот так, такой сюжет получился.

Смотри, Эдгард, ты пришел в цирк директором в 2012 году, да, если мне память не изменяет?

Эдгард Запашный: Да.

Марина Калинина: Что за это время удалось сделать? Какой он был до, какой он сейчас?

Эдгард Запашный: Ну, не хочется критиковать прошлое руководство, ни в коем случае...

Марина Калинина: Нет-нет-нет, я никого не критикую, естественно.

Эдгард Запашный: Конечно, многое мы изменили. Мы очень сильно преобразовали цирк изнутри, и многие проблемы до сих пор не решили, но то, что мы проделали огромную работу, подготовили дополнительные помещения для животных, отремонтировали полностью конюшню, которой сегодня можно действительно гордиться. То, что мы собрали на сегодняшний день сильнейшую труппу не только в нашей стране, но я смело могу говорить, в мире, мы абсолютно конкурентоспособны с известным канадским цирком. Популярность Большого Московского цирка за последние 8 лет выросла, выросла очень сильно, и мы это каждый год отчитывались. Конечно, хотелось бы, чтобы те механизмы, которые мы сегодня показывали в этом сюжете, подъемные, чтобы все-таки они вышли когда-то на пенсию, потому что им уже по 50 лет, есть...

Константин Чуриков: Нужны новые «тополя», да?

Эдгард Запашный: Да, усталость, уже новые «тополя» выпустили, можно взять новые механизмы от них. Поэтому работы еще очень и очень много.

Марина Калинина: А вот смотри, как сейчас? Вот раньше же не было конкретной труппы в цирке, были какие-то программы, приглашались группы артистов; вот заканчивается эта программа, они уезжают куда-то в другое место. А сейчас какая система?

Эдгард Запашный: Ну, Большой Московский цирк всегда был обособленным, у него своя труппа на протяжении уже нескольких десятков лет. Что касается общепризнанных цирков, назовем так, которые располагаются по всей нашей стране, то да, там действительно есть передвижение людей специальным цирковым конвейером, то есть люди не привязаны к конкретному цирку, они привязаны к конкретной компании Росгосцирк, и эти коллективы между собой чередуются, сменяя друг друга.

Константин Чуриков: Звонок послушаем. Азамат у нас из Башкирии на связи. Азамат, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Эдгард Запашный: Здравствуйте.

Зритель: Я вот с Башкирии звоню. Хотел вопрос задать Эдгарду. Можно вопрос вам задать?

Эдгард Запашный: Да-да, конечно.

Зритель: Смотрите, вот в Москве все цирки открыты, да, коронавирус не влияет? Вот в Уфе детей никуда не повести на всякие развлечения, все закрыто, все закрыто, а дети просятся. Что делать? Как быть? В Москву везти их, что ли?

Эдгард Запашный: Ну...

Константин Чуриков: Вот даже на такое готовы, а?

Эдгард Запашный: Сложный вопрос, потому что, действительно, люди путаются, люди не понимают, почему в одних регионах можно, в других регионах до сих пор нельзя. Я получаю информацию, что на Кузбассе уже 100%-я загруженность, все открыто...

Марина Калинина: Ну то есть зависит от решения властей местных.

Эдгард Запашный: Вот человек из Уфы, да, констатирует, что у них никуда нельзя. Но в Уфе есть еще и другая проблема, что если на сегодняшний день даже регионы и откроют, то цирк не откроется, он уже достаточно длительное время находится в закрытом, законсервированном состоянии, нехватка финансирования, местные власти не идут навстречу, не помогают, так сказать, федеральным властям, для того чтобы ускорить этот процесс. Спасибо вашему звонку, надеюсь, что в Уфе руководство города нас будет смотреть. Потому что правильно вы говорите, не так много мест, куда можно сходить всей семьей, а цирковое искусство – это как раз то самое предприятие, где стирается возраст, где стирается религия, где стираются какие-то свои проблемы, где просто-напросто можно от всего отвлечься, где можно находиться рядом с человеком совершенно других взглядов, и все это понравится.

Константин Чуриков: Как сохранили коллектив? Ведь цирк сколько месяцев фактически не работал, был закрыт?

Марина Калинина: Да, как вы пандемию пережили?

Эдгард Запашный: Мы не работали без одной недели ровно полгода, и, конечно, это серьезная нагрузка, финансовая нагрузка на наше небюджетное учреждение. Но мы смогли выжить, для нас человеческие ресурсы и, конечно, животные являются приоритетом.

Марина Калинина: Ну да, человеку можно объяснить причину, он может потерпеть, а животных-то надо кормить...

Эдгард Запашный: Согласен. Но у меня не поднялась рука уволить даже одного человека за время пандемии, хотя опять же, вспоминая тот самый пресловутый канадский цирк, они распустили труппу в 4,5 тысячи человек, и все, свободны без пособия. Я понимал, что на такой шаг пойти не могу. У нас были средства, которые мы откладывали на ремонт, на приобретение дополнительного оборудования, мы все эти деньги потратили, естественно, на выживание. Сейчас ситуация, с одной стороны, улучшилась, 50% загрузки разрешено, с другой стороны, мы продолжаем работать в минус, потому что очень дорогое здание, очень дорогая труппа, очень дорогое содержание животных. Руководство Москвы нам помогает, сейчас надеюсь, что в очередной раз протянут нам руку помощи, потому что, конечно, ситуация сложная, что тут говорить.

Марина Калинина: Ну а насколько существенно эта помощь ощутима?

Эдгард Запашный: Ну, московские власти оказали нам один раз помощь в форме материальной поддержки. (Еще раз повторю, мы небюджетная организация.) Эти деньги мы уже почти потратили и будем просить дополнительно. В свое время Юрий Владимирович Никулин, когда оказался в подобного рода ситуации, на пленуме перед непосредственно самим Горбачевым сказал, что, ребята, если вы еще так чуть-чуть потяните, мы с животными прямо к вам на Красную площадь и придем.

Марина Калинина: Ха-ха-ха!

Константин Чуриков: Ха-ха.

Эдгард Запашный: И буквально через несколько часов было прямое финансирование.

Константин Чуриков: Так что можно в принципе, если что, тигров с собой?

Эдгард Запашный: Не хотелось бы доводить, конечно, ситуацию до этого, но мы ответственны за тех, кого приручили, и мы, конечно, ответственны за тех людей, которые преданы, как в этом сюжете, по 50 лет, по 40 лет люди работают.

Константин Чуриков: Москва, SMS-сообщение: «Вопрос Эдгарду – от чего вы можете озвереть?»

Эдгард Запашный: Ну, слово «озвереть» я стараюсь не применять, потому что мне кажется, что это уже определенная степень такой серьезной нервозности, когда человек выходит из-под контроля. Ну, от чего я могу сильно расстроиться, – от того, что люди обманывают и понимают, что они обманывают, и они понимают, что я уже понимаю, что он обманывает, и продолжает обманывать.

Марина Калинина: И продолжает обманывать.

Эдгард Запашный: И когда ты даешь человеку вроде как шанс и говоришь: «Я все знаю, просто признайся, извинись, обнулимся», – «обнулимся», у нас современное слово...

Константин Чуриков: «Обнулимся», теперь «обнулимся», да.

Марина Калинина: Да, такое...

Эдгард Запашный: Вот, от этого я могу расстроиться.

Марина Калинина: Смотри, а что сейчас в плане программ больше популярно, как раньше, вот такие отдельные номера, которые связывались конферансом, или все-таки что вы делаете в цирке, это такая сквозная история, которая имеет свое начало, свой конец и какие-то там... ?

Эдгард Запашный: Цирк разный, цирк разный, и мы продолжаем получать отзывы каждый раз, когда мы с братом ставим какие-то тематические спектакли. Мы иногда слышим, что...

Марина Калинина: Как он это все придумывает? Как у него это все в голове рождается?

Эдгард Запашный: Он талантливый человек, мой брат, вот. И мы все равно продолжаем слышать некоторые отзывы: «А я вот хотел посмотреть цирк как в своем детстве», – то есть уже стереотипно, я называю это носики-курносики, та-та-та-ра-та-та-та-та-та.

Марина Калинина: Ха-ха-ха.

Эдгард Запашный: А мы же с братом избрали немножко другую политику, считаем, что все-таки человек должен не просто получить удовольствие, а что-то вынести со спектакля, о чем-то задуматься, что-то переосмыслить, что-то увидеть для себя новое, что станет его будущей мотивацией, поэтому мы вкладываем всегда сюжетную линию, драматургию. Но есть цирки классические, очень часто Цирк Никулина представляет именно такой продукт в классическом понимании. Но мне кажется, что они уже потихоньку начинают с нас брать пример и тоже уходить постепенно в какие-то тематические спектакли.

Константин Чуриков: Эдгард, ну сложные вопросы мы же тоже принимаем, да?

Эдгард Запашный: Принимаем.

Константин Чуриков: Как вы думаете, о чем сейчас большинство вопросов на нашем SMS-портале?

Эдгард Запашный: М-м-м... Цирк с животными, плюсы и минусы.

Марина Калинина: Да.

Константин Чуриков: Правильно.

Эдгард Запашный: Критика в эту сторону.

Константин Чуриков: «Когда это все закончится?», «Сколько можно издеваться над зверушками?»

Эдгард Запашный: Ну послушайте...

Марина Калинина: Это вечный вопрос.

Константин Чуриков: Да. Я специально.

Эдгард Запашный: Нет, это не вечный вопрос. Вы знаете, как говорил мой папа, хуже дурака только дурак с инициативой, и вот эти радикально настроенные люди очень... Они всегда идут до последнего и почему-то не хотят включать обыкновенную, банальную логику, что такое цирк.

Я еще раз хотел бы людям напомнить, что любой человек, содержащий дома животное, – это тоже дрессировщик. И если на сегодняшний день вот так набрасываться на дрессировщиков и пытаться прикрепить им имидж садистов-убийц, то то же самое практически вы можете говорить про вашего соседа или про вас, самого себя, если у вас есть собака, потому что вы точно так же этой собаке прививаете определенный свод правил, и это и есть дрессура. Другое дело, как вы к этому приходите. Есть дрессировщики идиоты, и домашних животных в том числе, а есть абсолютные профессионалы, которые могут научить, к мнению которых надо прислушиваться, это первое.

Второе. Очень простой вопрос: почему собака приносит палку? Почему люди не задумываются о том, что видение и мировоззрение животных не то, которое вы пытаетесь навязать? Ведь ты уже во дворе устал кидать палку, а собака тебе все приносит...

Марина Калинина: Она все носит и носит.

Эдгард Запашный: ...и приносит, да, тебе приносит, не убегает от тебя с этой палкой, а ей нравится, что она тебя вовлекает в эту игру. Это эмоции, это взаимоотношения, это одна из частей дрессуры, и такого очень много в нашей жизни. Поэтому здесь ни в коем случае нельзя демонизировать профессию дрессировщика, надо понимать, что мух от котлет нужно отделять и на фоне каких-то неправильных и резонансных случаев ни в коем случае нельзя обобщать и говорить про целиком индустрию.

Марина Калинина: У нас очень много звонков. Галина из Кемеровской области на связи. Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Слышно, меня слышно?

Эдгард Запашный: Да-да-да.

Константин Чуриков: Пожалуйста.

Марина Калинина: Да, прекрасно.

Зритель: Ага, здравствуйте.

Сначала хотела Эдгарда поблагодарить за то, что они доставляют работой с хищниками не только радость детям, но и взрослым.

Эдгард Запашный: Спасибо.

Зритель: И еще хотела вопрос задать Эдгарду. А вот, работая с хищниками, за неподчинение вам, в смысле хищников вам, вы не боитесь дальше продолжать с ними работать? Не страшно? Спасибо.

Эдгард Запашный: М-м-м... Вы знаете, я всегда думаю, что такое работа с хищниками и как это можно объяснять обыкновенному человеку, чтобы он это прочувствовал. Вот я на сегодняшний день физически гораздо сильнее собственной мамы, которая, наверное, когда-то маленьким мне могла и затрещину дать, и поругать, и в угол меня поставить. А я вот уже вырос, физически сильнее ее, и когда она мне говорит: «Эдгард, ты что творишь?» – мне по-прежнему нехорошо.

Марина Калинина: Ха-ха-ха!

Эдгард Запашный: Я думаю: «Нет, маму обижать я точно не хочу, я лучше сделаю так, как она просит». Что это? Почему? Потому что это воспитание, она воспитала во мне человека, который любит, и уважает ее, и боится одновременно, боится ее обидеть, боится...

Марина Калинина: ...сделать ей больно.

Эдгард Запашный: ...разочаровать ее даже в чем-то. И хороший дрессировщик свои взаимоотношения с животным как раз так и построит, что животное относится к тебе не как к какому-то тирану, которого заставляют... Вы знаете, вот я каждый день смотрю на слона, который весит 1,5 тонны, и думаю: «Вот если я его буду бить, а как я его потом с места-то сдвину?»

Марина Калинина: Ха-ха-ха!

Константин Чуриков: Ха-ха!

Эдгард Запашный: Ну вот реально, вот стоит напуганное животное в углу, а я должен сказать: «Иди, выйди туда, через 100 метров на манеж, подними ноги, поиграй мне на гармошке», – а оно напугано, она боится меня катастрофически. То есть здесь надо в корне строить другие взаимоотношения, чтобы слон захотел со мной пойти, чтобы ему было интересно это.

Константин Чуриков: Но помните, недавно что там было в одном из цирков как раз именно со слонами?

Эдгард Запашный: Да, две слонихи...

Константин Чуриков: Это что, они испугались, да?

Эдгард Запашный: Две слонихи подрались, это произошло в Казанском цирке. Вы знаете, это было впервые, не знаю, за последние 50 лет уж точно во всей мировой индустрии развлечений, чтобы животные подрались между собой. Это действительно началась порча отношений двух женщин, которые вместе прожили бо́льшую часть жизни, им за 40 лет, дамам, и одна стала задирать другую несмотря на то, что по иерархии одна всегда была старше, у слоних есть старшая слониха и все остальные, вот в этом дуэте была старшая. И вдруг младшая решила, так сказать, ее подтрунивать по каждому поводу, и она ей просто-напросто показала место.

Марина Калинина: Наваляла.

Константин Чуриков: Извините за такой, так сказать, в деталях вопрос: извините, а вот вашим этим зверям-артистам как-то надо личную жизнь налаживать, чтобы они на сцене лучше себя вели?

Эдгард Запашный: Вы имеете в виду, размножаются ли наши животные?

Константин Чуриков: Ну да.

Эдгард Запашный: Размножаются, и очень хорошо, и очень прекрасно.

Константин Чуриков: Да?

Марина Калинина: Конечно.

Эдгард Запашный: Половина... Вы знаете, я, честно говоря, на сегодняшний день даже примеры вам не могу привести, когда животные с неволи попадают в цирк, это если только охотники не убьют маму и сами не подкинут медвежат в какой-нибудь новосибирский цирк, это единичные случаи, но они тоже бывают, это тоже бывает. Поэтому на сегодняшний день нет необходимости, для того чтобы мы пользовались или изымали животных из природы, это прямо факт как таковой.

Второе: животные и в зоопарках, и в цирках при хорошем, надлежащем уходе великолепно размножаются. И я очень часто, наоборот, говорил, что та программа по спасению тигров, которая на сегодняшний день существует в нашей стране, мне кажется, она не дает должного результата, потому что все равно цифра примерно одинаковая, в районе 500 голов так и сохраняется уссурийских тигров. И я много раз со своими коллегами-дрессировщиками говорил о том, что мы могли бы у себя размножать животных, чтобы в дальнейшем какая-то другая государственная структура брала, адаптировала их какое-то время и в дальнейшем выпускала на волю. Потому что мы можем давать постоянно и хорошее потомство в любом количестве.

Марина Калинина: Татьяна из Твери на связи. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Эдгард, здравствуйте. Я хотела бы задать вопрос. Я с Эдгардом разговариваю?

Эдгард Запашный: Да-да, здравствуйте, я вас слушаю.

Зритель: Алло, здравствуйте. Я очень уважаю и преклоняюсь перед вашей профессией.

Эдгард Запашный: Спасибо.

Зритель: Уважаю вас как человека за отношение к животным.

Эдгард Запашный: Спасибо.

Зритель: Очень это все... Я каждое интервью пытаюсь смотреть по телевизору. Я инвалид, но с телевизором общение плотное очень, вот. И я хотела... У меня был такой случай. Вы приезжали в город Тверь, было ваше выступление. Но я не могла попасть в цирк, купить билет на верхние ряды, где небольшая плата, я не могла, то есть могла, но туда подняться... Я передвигаюсь плохо, ну не получится у меня, доступной среды там нет, а на низкие места денег не хватает.

Эдгард Запашный: Я понял вас.

Марина Калинина: Да, спасибо, Татьяна. Ну это вот вопрос доступности, доступной среды.

Эдгард Запашный: Вы знаете, это то, о чем я аккуратно сказал в вашем первом вопросе, что в Большом Московском цирке еще надо очень многое сделать. Действительно, нормы, которые существовали 50 лет назад, а большинство цирков построены именно в 1970–1980-х гг., полностью не соответствуют сегодняшним нормативам.

И когда люди к нам приезжают на колясках, и в Большом Московском цирке на сегодняшний день нет, фактически нет индустрии, для того чтобы предоставить удобную среду. Даже общественные туалеты у нас находятся на несколько ступенек вниз, их надо преодолеть, они настолько узкие, что коляска не проходит или туда нельзя поставить дополнительный лифт, противопожарная безопасность тут же нарушается. И человек, который заходит в зрительный зал Большого Московского цирка, сразу оказывается на 13-м ряду, посередине фактически сектора, и дальше либо на руках его несут на уровень первого ряда, где тоже не предусмотрены специальные парковочные места...

И я об этом не однажды уже говорил руководству и страны, и города, что Большой Московский цирк требует к себе сегодня особого внимания, потому что популярность его большая, как я уже отметил, почти миллион зрителей в год посещают наше учреждение, это в разы больше, чем любой другой столичный театр в нашей стране, который пользуется серьезным бюджетным финансированием.

Марина Калинина: Эдгард, цирк будущего – какой он?

Эдгард Запашный: Цирк должен быть актуален.

Марина Калинина: Какой он будет?

Эдгард Запашный: Цирк должен быть актуальный, цирк должен идти в ногу со временем и отвечать прежде всего качеством. Вот чем прекрасен Большой Московский цирк? У нас все оборудование последних, новейших технологий, брат за этим очень четко следит. Дальше: цирк должен всегда нести в себе, мне кажется, воспитательные цели.

Константин Чуриков: Так. Это как?

Эдгард Запашный: То есть, во-первых, это трудолюбие, потому что когда человек, маленький человек, гражданин приходит и видит, что здесь все по-настоящему, что вот это все невозможно без многолетнего труда, он начинает задумываться, что и ему надо идти трудиться в свою секцию или слушать родителей, получать образование, но он на подкорку откладывает, что только у трудолюбивых людей может получаться то, чему он сегодня аплодировал, раз. Правильные взаимоотношения с животными: если дрессировщик хороший, если он показывает, как животное к нему относится, как оно относится к труду, это тоже воспитывает определенное понимание. Потому что я убежден, что только в семьях, где есть любое домашнее животное, дети растут более ответственными, потому что хомячка надо не обидеть, его надо покормить, ему надо поменять подстилку...

Марина Калинина: Даже рыбок надо покормить!

Эдгард Запашный: Рыбок надо покормить.

Константин Чуриков: Улиток, водоросли!

Эдгард Запашный: Да. Ребенок с самого детства на себя берет ответственность, ребенок понимает, что есть организмы, которым он может и не должен причинить вреда, что он ответственен за них. И вот в цирке все то же самое появляется, вот эти все мысли появляются, если человек видит хорошую работу, правильную работу, правильные взаимоотношения между человеком и животным. Ну и, конечно, грация, красота, когда человек получает эстетическое удовольствие, он начинает сам свою спину выпрямлять, он приходит, задумывается, не сходить ли ему в спортзал, тоже подтянуть себя. Вот так вот.

Марина Калинина: Спасибо!

Константин Чуриков: А еще, кстати, я однажды видел, как в цирке, это, по-моему, это ваши ребята выступали, династия Александровых...

Эдгард Запашный: Да.

Константин Чуриков: Плакали на их выступлении, там был номер с трапецией, это надо было видеть. Спасибо.

Марина Калинина: С юбилеем наступающим!

Эдгард Запашный: Спасибо!

Марина Калинина: Успехов, удачи, новых свершений, еще 50, и еще плюс 50, и еще плюс 50.

Эдгард Запашный: Спасибо!

Марина Калинина: Эдгард Запашный, директор Большого Московского государственного цирка, народный артист России. Мы вернемся через несколько минут.

Константин Чуриков: Да, нам зрители пишут, что у нас вообще везде сплошной цирк, – вот вернемся в наш обычный цирк через пару минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)