Едим со скидкой. Какого качества акционные продукты в магазинах?

Едим со скидкой. Какого качества акционные продукты в магазинах? | Программы | ОТР

ТЕМА ДНЯ: как ритейлеры борются за покупателей

2020-10-13T13:22:00+03:00
Едим со скидкой. Какого качества акционные продукты в магазинах?
Обязательная вакцинация. Четырехдневная рабочая неделя. Россияне не доверяют банкам. Социальная ответственность бизнеса. Финансы поют романсы. Оздоровительный вычет
Вычитайте на здоровье!
Электронные паспорта прививок
Ты куда?
Свободных денег у россиян стало меньше на четверть
Владимир Карачаровский: Когда ситуация в экономике критическая, государство может раздавать бизнесу «красные карточки»
Бедных освободят от коммунальных платежей?
Прививка от дремучести. К борьбе с антипрививочниками хотят привлечь церковь, школу и СМИ
За нами следят! Кто, как и зачем?
Налоговый вычет за ЗОЖ. Россиянам могут вернуть часть расходов на бассейны и фитнес-клубы
Фото: Сайганов Александр / Фотобанк Лори
Гости
Петр Шелищ
председатель Союза потребителей России
Денис Васильев
вице-президент Ассоциации экспертов рынка ритейла
Вячеслав Бобков
заведующий лабораторией Проблем уровня и качества жизни населения Института социально-экономических проблем народонаселения РАН

Иван Князев: Программа «ОТРажение» продолжает свою работу, с вами по-прежнему Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев. Сейчас давайте поговорим о хлебе насущном, ну и о молоке, и о мясе с овощами.

Иван Князев: Обо всем сразу.

Тамара Шорникова: Что мы едим? Что сегодня можем позволить себе вообще в магазинах?

Иван Князев: Ну вот, судя по статистике, все меньше и меньше мы можем себе позволить. За 3 года в России на четверть выросло количество сетей, работающих в формате жестких дискаунтеров, это такие вот магазины низких цен, которые по максимуму экономят на всем: на персонале, оформлении торговых залов. Ассортимент там обычно меньше, но и товары дешевле, чем в продуктовых, которые около вашего дома.

Тамара Шорникова: Таких жестких дискаунтеров будет все больше, уверены аналитики. Об открытии собственных магазинов такого типа уже заговорили и крупные федеральные ретейлеры. Основная предпосылка – стабильный рост цен на фоне наших падающих доходов.

Иван Князев: Если сравнить, что у вас в холодильнике сегодня и что там было, к примеру, год, три года назад, как-то поменялось содержимое, качество и количество продуктов? Может, сыр с колбасой исчезли, потому что не по карману теперь это?

Тамара Шорникова: Да, рассказывайте, много ли у вас упаковок с красными ценниками? Что покупаете со скидкой? Мы тоже поделимся. Звоните, пишите в прямой эфир.

Сейчас подключаем к разговору экспертов. Петр Шелищ, председатель Союза потребителей России. Здравствуйте.

Петр Шелищ: Здравствуйте.

Иван Князев: Петр Борисович, скажите, пожалуйста, вот это вот явление жестких дискаунтеров – это вот вообще для нашей страны, для нашего рынка, для нашего потребления хорошее явление? Или все-таки какую-то тревогу вызывает, потому что...

Тамара Шорникова: Или стыдное?

Иван Князев: Да, потому что у нас не должно быть, наверное, в стране, где нужно как бы... Скажем так, в сытой стране не должно быть таких магазинов, где все со скидками и все мы пытаемся что-то урвать подешевле? То есть это ведь не совсем история благополучной страны?

Петр Шелищ: Ну, это естественное явление. На рынке нет ничего хорошего или плохого, есть естественное и неестественное для рынка, нарушающее его естественный ход. Вот то, что было для нас 20 лет назад, 15 лет назад, рынки, на которых огромное количество людей покупало хлеб насущный, то теперь вот эти жесткие дискаунтеры, рынки-то практически ликвидировали. Так что это просто естественно, и ужесточение конкуренции, которое последовало неизбежно за сокращением наших доходов, а соответственно и расходов, и побудило снижать издержки продавца. Снижение издержек – это и есть жесткий дискаунтер.

Тамара Шорникова: Это естественное течение событий в неблагоприятной ситуации, мне кажется. Чем это грозит нам как нации? Потому что вот нам пишут зрители: «Дешевое вкусным и полезным не бывает». Чем это грозит производителям, которые вынуждены снижать, снижать, снижать, видимо, себестоимость, чтобы как-то на грани рентабельности продаваться в этих магазинах с низкими ценами?

Иван Князев: Да и вообще всей структуре потребления нашей?

Петр Шелищ: Ничем, ничем плохим не грозит. Что дешевое вкусным и полезным не бывает, это полная ерунда. Это, вы знаете, у нас есть, ну раньше было где-то 10%, сейчас, я полагаю, минимум 20% людей, которые покупают самое дешевое, на более дорогое просто нет средств, и есть несколько процентов, и этот процент вряд ли сокращается, тех, кто покупают самое дорогое, считая наивно, что чем дороже, тем лучше. Это абсолютно не подтверждается никакими сравнительными тестированиями и продуктов, и товаров непродовольственных. Так что я думаю, что это люди, которые покупают самое дешевое, исходя из того, что оно безопасно, ведут себя рационально, они съедят больше, чем те, кто будут вот так относиться, что это неполезно, это вредно для здоровья.

Иван Князев: Петр Борисович...

Тамара Шорникова: Петр Борисович (извини, перехвачу), а вы сыр какой в магазине берете?

Петр Шелищ: Я не хотел бы сейчас делать здесь рекламу, но российского производства сыр, в общем, с довольно известным брендом одного из регионов Башкортостана. Мне он нравится.

Тамара Шорникова: Понятно, да, поняла.

Вопрос вот в чем. Понимаете, мы говорим о том, что дешевое может быть и вкусным, и полезным. Когда заходишь в магазин, ну обычный, в «Пятерочку», в любой другой, в «Магнит», видишь сыры с определенной маркой, видишь иностранные, вообще там заоблачные цены, и видишь, например, сыры обычно местного производства, местного в смысле от этого магазина конкретного. Но они же даже на вид, то, что подешевле, и то, что местных марок, их не хочется покупать. Я пробовала, их есть невозможно, но они дешевые.

Петр Шелищ: Друзья мои, люди с низкими доходами давно уже не покупают никакие сыры, просто никакие.

Иван Князев: Это тоже верно.

Тамара Шорникова: Не уверена, да-да-да, у нас умеют все-таки по 20 граммов, но взять чего-то.

Иван Князев: Давайте не будем спорить, послушаем наших телезрителей.

Петр Шелищ: У нас есть, знаете, на полках появились... Вот люди покупали эти плавленые сырки, но теперь появились не сырки, а «продукт сырный плавленый» очень дешевый. Вот это я один раз случайно, по ошибке, думал, что это плавленый сырок, купил – вот этот, на мой взгляд, есть невозможно. Но тут один раз купишь, больше не станешь.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Давайте не будем гадать, а спросим все-таки у людей, у наших телезрителей. У нас сейчас на связи Алла, Марий Эл. Алла, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: Я что хочу сказать? Вот у нас таких продуктовых рынков, как в Москве, подешевле где, у нас нет таких рынков. У нас очень дорогие рынки, и у нас самые дешевые – это «Пятерки» и «Магниты». Ну, пенсионеры ходят ищут, где что подешевле. Да, купишь подешевле, может, что-то нехорошее, но стараешься из этого приготовить что-то хорошее. Идешь в одни магазины очень далеко, несешь тяжелые сумки, проезды у нас платные, вот так выкручиваемся.

Потому что у нас пенсии очень мизерные, начисляются очень маленькие пенсии, обманывают в пенсионном, меньше положенного начисляют. Живем, в общем, выкручиваемся как можем. Особенно трудно одиноким пенсионерам: и за квартплату надо заплатить, и продукты надо купить, и лекарства надо купить.

Иван Князев: Алла, давайте вместе с вами вспомним, вот лично вы от чего отказались, от каких продуктов в последние годы? Что вот исчезло из вашего рациона?

Зритель: Ой, вы знаете, мне вот... У меня малокровие, мне надо есть печенку говяжью. Я на нее посмотрю в магазине, ну капельку если куплю, посмотрю, ухожу, мне это не... Очень рыбу люблю тоже, это редко-редко, раз, наверное, в полгода рыбу хорошую купишь. А так покупаешь всякую ерунду, ну курицу в основном, ладно курица, что-то из нее, разные приготовить, сделать что-нибудь.

Иван Князев: Ну да, печенку и рыбу, наверное, по акции не продают.

Зритель: В общем, выживаем, пенсионеры... Никаких дотаций, у нас ничего нет для пенсионеров.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Да, понятно, спасибо вам большое за ваш звонок.

Давайте еще Ольгу послушаем из Свердловской области.

Иван Князев: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, Ольга?

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Что в вашем холодильнике?

Зритель: Наконец-то я дозвонилась до вас из Свердловской области! У меня пенсия даже не 15, а 10 тысяч, и я вот покупаю все со скидкой. Вот захожу в магазины, что со скидкой есть, я что успею купить, но не всегда до конца пенсии мне хватает.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: А что в принципе в вашем холодильнике, вот расскажите. Какой у вас набор продуктов?

Зритель: В моем холодильнике мышь повесилась.

Иван Князев: Нет, ну если серьезно, Ольга...

Тамара Шорникова: Хлеб, молоко?

Иван Князев: Ежедневно же, наверное, ходите в магазин... Просто, понимаете, это важно знать.

Тамара Шорникова: Сыр тот же.

Зритель: Ну, хлеб лежит в холодильнике, молоко не каждый раз. Я забыла, хлеб лежит, да, я одну булку делю на 3 дня.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Понятно.

Зритель: Я вас не слышу.

Тамара Шорникова: Мы вас услышали.

Иван Князев: Да, Ольга, мы поняли, услышали вас.

Петр Борисович, хотелось бы понять, за счет чего вот эти вот магазины, где вот самые большие скидки, ну, как им их называем, жесткие дискаунтеры, держат низкую цену? За счет чего? Почему она там такая низкая?

Петр Шелищ: За счет сокращения издержек. Сокращение издержек на предтоварную обработку того, что они продают, они же выкладывают прямо на поддонах, в такой вот упаковке мелкооптовой, и это все снижает расходы. Сокращают количество работников своей торговой организации.

Но я хотел бы еще сказать, вы вот задавали вопрос, что в холодильнике у людей с низкими доходами, статистика это знает. У них в холодильнике хлеб, который, правда, далеко не всегда хранят в холодильнике, крупы, которые там не хранят, молочные продукты, овощи, картошка и овощи, вот основная их пища. И к сожалению, когда вот происходят такого рода трудности, как сейчас, вот эти продукты растут в цене быстрее других, увы.

Иван Князев: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Петр Шелищ, председатель Союза потребителей России, был с нами на связи.

Друзья, давайте посмотрим, чем заполнить холодильник, как сэкономить на еде. Все это выясняли наши корреспонденты у жителей Самары, Перми и Старого Оскола.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Часть наших телезрителей уже поделились, а хочется узнать не только, что и где покупаете, но вот именно стратегию, как вы формируете свой рацион, заполняете свой холодильник. Чуть-чуть, но хороших продуктов, или, наоборот, побольше крупы дешевой?

Иван Князев: Раз в неделю.

«Отказались от говядины», – пишет нам телезритель из Волгоградской области. Из Ленинградской области: «Хожу в магазин с утра и в те магазины, где пенсионерам есть скидки». Москва и Московская область: «Я не верю скидкам, так и кажется вообще, что над нами смеются». И вот еще в чате прямого эфира написал нам телезритель, Артур Сергеевич его зовут: «Не рассказывайте нам сказки, друзья, они сокращают, мол, издержки, просто делают все из...» – а дальше непечатное.

Ну а прямо сейчас давайте послушаем телезрителя, звонок у нас есть. Любовь, Приморский край на связи. Здравствуйте.

Зритель: Алло?

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас, Любовь.

Зритель: Я звоню из Владивостока. У нас цены, конечно, запредельные, зарплаты у нас обыкновенные, не северные, не дальневосточные. К сожалению, рыба у нас, цена на рыбу, живем около моря, дороже, чем в Москве! Поэтому как мы выживаем? Мы готовим сами, меньше покупаем готовых продуктов, ходим на оптовый рынок, вот так вот и живем.

Ну, я не удивляюсь, почему все с Дальнего Востока уезжают, бегут, бегут и бегут, и правильно делают. У нас здесь квартплата очень высокая, цены на квартиры запредельные, это дешевле в Москве и Санкт-Петербурге, квартиру купить в кредит дешевле там, а не здесь.

Тамара Шорникова: Любовь, а есть что-то, что вам бы хотелось, но вы себе позволить не можете, отказываете в этом?

Зритель: Я отсюда не уеду, я очень люблю Приморье, я люблю море, Дальний Восток.

Тамара Шорникова: Нет-нет, я сейчас про еду, про магазины. Знаете, такая...

Зритель: Еда...

Тамара Шорникова: Вот конфет хочется или еще чего-нибудь.

Зритель: У меня трое внуков, любят нектарин, 250 рублей, яблоки 160 рублей, огурцы 150 рублей, помидоры 160 рублей, вот сейчас, в сезон.

Тамара Шорникова: Понятно, да. Спасибо вам, Любовь.

Давайте послушаем еще Антонину из Ульяновска.

Зритель: Здравствуйте, ведущие!

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Зритель: Я очень часто вас смотрю.

Вы знаете, я что говорю? Я проработала в Мурманске 15 лет. Вот я всегда говорю: надо было учиться и работать хорошо. Я северную пенсию получаю, даже не знаю, потому что я вот сейчас в Ульяновской области, 3 года уже не езжу, у меня там и квартира, и сын. Сын тоже образование хорошее имеет, он военнообязанный, звание подполковника, работает, получает. Но им не хватает, потому что он вот здесь у нас строит дом. Я еще ему пересылаю, вот недавно отослала, вот приезжаю, 100 тысяч отдала последние ему. Так что надо работать было и учиться надо.

Иван Князев: Антонина, а что касается продуктов, в какие магазины вы ходите, какие продукты покупаете, по акции не по акции?

Зритель: Не знаю, у меня два холодильника набиты, два холодильника, честно говорю.

Тамара Шорникова: Ого!

Зритель: Муж у меня на Севере, и сейчас он, ему 70 лет, а я еще старше, и он пошел работать.

Иван Князев: А какая у вас пенсия?

Зритель: Ой, я не знаю, вы знаете, я беру 18 тысяч, мне пересылают, а у меня, конечно, больше. Моя подруга там получает 27, я не знаю, сколько. Но когда мне не хватает, я иду в банк и запрашиваю, мне пересылают.

Тамара Шорникова: Понятно, да.

Иван Князев: Хорошо вам, что вы даже не знаете, сколько вы пенсию получаете.

Тамара Шорникова: Да, честно говоря.

Иван Князев: Если нужно, то вам все деньги пересылают, все деньги есть.

Тамара Шорникова: Пенсии большие, конечно, но и цены там на Севере, конечно, приличные, там, мне кажется, с меньшими пенсиями можно и не выжить.

Давайте послушаем еще одного эксперта – Вячеслав Бобков, заведующий лабораторией проблем уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения Российской академии наук.

Иван Князев: Здравствуйте, Вячеслав Николаевич.

Вячеслав Бобков: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да. Вячеслав Николаевич, вот сейчас смотрю рекомендации ВОЗ по здоровому питанию, и там, значит, чтобы мы жили долго и не болели, нужны фрукты, овощи, бобовые по меньшей мере 400 граммов, то есть 5 порций фруктов и овощей в день каждый. Жиры, значит, поменьше, 30%, но необходимо отдавать предпочтение ненасыщенным жирам. Что это значит? – рыба, авокадо, орехи и так далее, и так далее. Это вот все настолько далеко от большего количества SMS, которые к нам приходят, где рассказывают про хлеб, про курицу по праздникам, про дешевые продукты по скидкам и так далее, и так далее. Очень грустно становится. Как-то можно это поправить, чтобы мы питались вот так, как ВОЗ рекомендует?

Вячеслав Бобков: Поправить это можно только тогда, когда у людей будут достаточные доходы, с одной стороны, которые позволят им покупать более качественные продукты. С другой стороны, должна быть еще и как бы просветительская работа о культуре питания и так далее.

Ситуация, к сожалению, сложилась таким образом, что те стандарты, которые сегодня оценивают достаточность доходов, минимальных для минимально сбалансированного питания, устарели. Нынешний прожиточный минимум, который действует, не отражает реальной структуры потребления в низкодоходных слоях, потому что в нем заложено 50% расходов на питание, корзинка есть натуральная. Но реально людям приходится тратить больше на так называемые вмененные доходы, речь идет о других частях потребительской корзины, непродовольственных товарах, об услугах, прежде всего жилищно-коммунальных услугах, транспортные расходы тоже фактически вмененные расходы. Расходы на детей, если семья имеет детей, тоже практически вмененный расход, любой родитель откажет себе и прежде всего потратит на ребенка, тем более сейчас переход в онлайн, значит, надо иметь соответствующие условия для того, чтобы можно было учить даже ребенка.

Поэтому эта корзина, этот прожиточный минимум устарел, его надо повышать. Но к сожалению, конечно, тут влияет пандемия, но и не только пандемия. Я думаю, что наши..., принимающие решения...

Иван Князев: Вячеслав Николаевич...

Вячеслав Бобков: ...недооценивают того, что они готовятся принимать решения, которые приведут к еще большему ухудшению положения низкодоходных слоев, потому что переход к другой методике расчета прожиточного минимума, какой предстоит нам, его уже анонсировали, он еще, правда, не принят по законодательству Государственной Думой, но его анонсировали. Он в принципе уходит от корзины, будет считаться прожиточный минимум долей от медианной...

Тамара Шорникова: Да, мы частично это сегодня уже обсуждали. Вы тоже против новой методики, да?

Вячеслав Бобков: Я против новой методики. Я не против того, чтобы она применялась как дополнительная, как, значит, методика, которая идет от корзины. А вот для простых людей что это? На самом деле переход к этой новой методике не увеличивает прожиточный минимум, он там увеличивает на 5–7%, но то же было произошло, если бы мы пересмотрели потребительскую корзину. Но зато он делает полностью непрозрачным этот расчет, потому что экспертам даже трудно проверить, как считался и насколько там действительно просчитывается среднедушевой доход или там, значит, зарплата.

А для человека он вообще, ориентиры полностью, как он питается, теряются. Когда была корзина, это же доступный инструментарий, всегда можно в него залезть, посмотреть, какой рекомендованный набор, какие нормы, что надо делать, чтобы питание было более-менее сбалансированным. Сейчас этот инструментарий полностью изымают как инструментарий, и человеку даже трудно ориентироваться, вообще говоря, какие ориентиры должны быть, что такое эта сумма денег, которая для него, так сказать, считается прожиточным минимумом. Поэтому я считаю, что это, значит, шаг назад в данном случае, это вредное решение, и против того, что...

Тамара Шорникова: Качество жизни нам это не прибавит, да, понятно.

Иван Князев: Вячеслав Николаевич...

Вячеслав Бобков: Да... Поэтому изменить ситуацию можно, только увеличивая доходы, реальные причем доходы населения, но это вот связано с выходом экономики из этого, так сказать, спада. Здесь много чего можно делать и нужно делать...

Иван Князев: А то, что сейчас мы имеем... ? Вячеслав Николаевич, я прошу прощения, что вас перебиваю, просто хотелось бы вернуться даже не к потребительской корзине, а вот к тому, что мы покупаем сегодня в наших магазинах. Вот нам пишут из Нижегородской области, что как бы народ травят вот такими дешевыми продуктами, которые мы видим со скидками. Насколько они действительно плохого качества, которые мы покупаем? Какое там качество?

Вячеслав Бобков: Так трудно оценить одному человеку, мне в том числе, хотя я и занимаюсь этими проблемами, стараюсь следить за этим. Да, конечно, я думаю, что это... Я вот в отличие от Петра Шелища считаю, что это плохой знак.

Иван Князев: Вот, я про что и говорю, это ж плохая тенденция, когда у нас появляются в нашей стране такие вот жесткие дискаунтеры, где продают нам непонятно что, лишь бы подешевле, и наш народ просто вынужден это есть, потому что денег нет. Это же плохая тенденция?

Вячеслав Бобков: Понижающийся платежеспособный спрос населения, особенно низкодоходных слоев, приводит к тому, что они ищут продукты подешевле. А раз, так сказать, они ищут продукты подешевле, то это переходит сразу на производителей, производители стараются, так сказать, экономить на затратах, соответственно, качество продуктов снижается. Еще надо учесть, что сегодня вот эта вот рыночная психология...

Иван Князев: А они на затратах экономят или все-таки как раз-таки на себестоимости продукта, на том, что сделают его из всякого не очень потребного сырья, прямо скажем?

Вячеслав Бобков: В целом на затратах, в том числе и на себестоимости, которая отражается на качестве продукции. Поэтому тут, конечно, с развитием вот этой сети магазинов надо, конечно, усиливать контроль государства, санитарно-эпидемиологических служб. Я бы вообще на самом деле подумал, значит... вот эти рыночные сети магазинов, которые надо контролировать по низким ценам так называемым, усилением качества...

Я бы подумал над тем, чтобы все-таки вернуться к идее вот этой вот, которая обсуждалась широко, ввести для бедных, у которых доходы ниже прожиточного минимума, вот эти продовольственные карточки, которые бы, так сказать... Чем они в положительную сторону отличаются? Они как бы ротируют, что да, в эти магазины, куда они будут приходить, будут поставлены товары местных производителей, с которыми будут заключаться договоры, то есть будет система контроля.

Иван Князев: Ага.

Вячеслав Бобков: Но вот эта почему-то идея, так сказать, ушла, хотя долго обсуждалась, и все пустили на рыночные начала. Вот эти рыночные начала в условиях отсутствия денег у людей... того, что каждый предприниматель борется любыми путями за свои доходы, конечно, может привести к тому, что в этих магазинах появятся всякие низкокачественные продукты.

Тамара Шорникова: Ага, спасибо большое. Вячеслав Бобков, заведующий лабораторией проблем уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения Российской академии наук.

Слушаем телефонные звонки, сейчас Игорь из Калуги. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да, добрый.

Зритель: Вот я слушаю, как вот жалуются бабушки, вот эти, как его, из глубинки и даже из городов. У меня зарплата 23 тысячи рублей всего, считай неплохая зарплата, мне на питание 7,5–9 тысяч в месяц, я ем самые качественные продукты: и фрукты, и мясо, и индейку. Так что я считаю, что жизнь не такая плохая.

Иван Князев: А как у вас это получается?

Зритель: Значит, 9 тысяч – это 300 рублей в день на эту, как его... А я живу один, вот это у меня получается, так у меня еще остается пятнашка. У меня свой дом, я за «коммуналку» плачу не плачу. Пятнадцать тысяч... Я считаю, что можно прекрасно существовать на эти деньги.

Тамара Шорникова: Игорь, в общем, завидный жених, да?

Зритель: Какой жених, уже в прошлом все, вот.

Тамара Шорникова: Так, ну понятно.

Зритель: А потом бы... Вот мы говорим, что нет качественных продуктов, нужны карточки. Я в свое время работал грузчиком в магазине, в котором отоваривались свадьбы, помины, это в 1980-е гг., были карточки, давались. И что вы думаете? По этим карточкам одно дерьмо наверх поднимали, а самые качественные продукты ели...

Иван Князев: …с черного хода выносили, это мы знаем.

Зритель: С черного хода, там все паслись, все буквально. И к этим никакого контроля не было, никакого не будет. Просто надо работать. В деревне осталось две хромых бабки, и откуда же мы хотим, чтобы ели мясо?

Иван Князев: Игорь, расскажите, сейчас в каких магазинах вы отовариваетесь. Вот вы говорите, что есть у нас качественные продукты, где и какие тогда расскажите.

Зритель: У нас вот есть прекрасные магазины, где курей, индейку продают, рыбу сравнительно недорогие, потому что индейка стоит 160 или 170 рублей, с которой навар будет и мясо капитальное.

Тамара Шорникова: Ну, это имеется в виду что-то местное, у вас в Калуге делают или что?

Иван Князев: За килограмм?

Зритель: За килограмм, да. Так это из килограмма можно на 2–3 месяца сварить вот этой пищи. Просто я подсчитал, вот так для меня чтобы уложиться в 300 рублей в день, я без проблем, насчет питания без проблем. А это многие, это многие, если двое живут, 18 тысяч на двоих, если мужик более-менее зарабатывает и жена.

Не знаю, что плакать, я вот слушаю, мы привыкли плакать, а в деревню никто не хочет ехать, никто. Чтобы свинью ту же вырастить, там надо за ней, чтобы 100 килограммов было, ходить 12 месяцев, вот тогда она будет качественная.

Иван Князев: Понятно, Игорь. Спасибо.

Тамара Шорникова: Понятно, да, и у нас побольше и получше товары будут в магазинах продовольственных.

Иван Князев: Спасибо.

Еще один эксперт у нас на связи – Денис Васильев, вице-президент Ассоциации экспертов рынка ретейла. Здравствуйте, Денис Вячеславович.

Денис Васильев: Добрый день.

Иван Князев: Денис Вячеславович, я так понимаю, все больше и больше у нас будет, да, сохранится тенденция наращивания вот таких вот сетей, жестких дискаунтеров? Вообще бизнесменам это выгодно?

Денис Васильев: Ну смотрите, на самом деле данный формат магазинов популярен во всем мире. Самые известные такие, как Aldi, Lidl в Германии, да и по всей Европе они располагаются, например Biedronka в Польше, ну и можно дальше перечислять. Подобный формат магазинов популярен независимо от той или иной страны или от доходов населения...

Иван Князев: За счет чего вы оборот держите и за счет чего низкие цены?

Денис Васильев: За счет чего? За счет того, что в составе продуктов, то есть то, что продается в дискаунтерах, в основном это товары так называемые СТМ, собственной торговой марки, которые не содержат брендовой и рекламной составляющей. Известно широко, что в себестоимости продуктов сидит большая составляющая рекламы, то есть по сути бренда, марки.

Иван Князев: А, ну то есть когда я на прилавки захожу в какой-нибудь известный гипермаркет и там макароны этого гипермаркета, квас этого гипермаркета, еще какие-то продукты – это вот они все сами делают, сами производят?

Денис Васильев: Верно, да. Они не сами это делают, в основном они заказывают у тех же производителей, просто данные товары не содержат рекламного бюджета.

Тамара Шорникова: Нет красивой коробочки, актер не рекламирует по телевизору.

Денис Васильев: Да, верно. Плюс сами операционные процессы в подобных сетях магазинов упрощенные. То есть если в большом гипермаркете сотни сотрудников в магазине, то в таких дискаунтерах около десятка.

Иван Князев: Ну знаете, я один раз такой майонез купил, ну просто не хочу рекламировать марку, такого вот производителя, такой торговой сети, и как-то он не очень мне понравился, честно скажу.

Тамара Шорникова: Хочется понять, вот сырье, может быть, да, от тех же самых производителей одинаковое или разное для своей коробочки и для коробочки гипермаркета? Или туда условно первый сорт, сюда высший?

Денис Васильев: Ну смотрите, тоже тут на самом деле когда магазин ставит свою марку на тот или иной продукт, он отвечает за качество, и тут заблуждение, что государство за этим не смотрит, те же Роспотребнадзоры, любые надзорные органы очень строго все это проверяют с точки зрения соответствия. То есть документация должна быть как на бренд, так и на собственные торговые марки, тут не соглашусь.

Тамара Шорникова: Понятно.

Денис Вячеславович, расскажите нам немного о своей экономике. Мы сейчас говорим о том, что у нас больше появляется магазинов со скидками, телезрители нам практически в каждой SMS говорят, что большинство продуктов покупают со скидками. Как за последние 3 года изменился средний чек покупки? Покупают ли сейчас что-то не по скидке или стараются все-таки как-то сформировать свой набор так, чтобы вот там одни красные ценники были?

Денис Васильев: Ну, покупки по скидкам – это по сути тоже реакция населения на общую экономическую ситуацию. То есть сейчас доля прома так называемая в ретейле достигает, перевалила за 50%, то есть более 50% всех покупок совершаются с той или иной скидкой.

Тамара Шорникова: Ага.

Денис Васильев: Есть даже целые так называемые черри-пикеры, то есть есть такие охотники за скидками, которые без перечеркнутого ценника вообще ничего не покупают в принципе, это нормальная стратегия покупательская. Более того, сейчас есть несколько электронных инструментов, когда не выходя из дома вы можете смотреть и сравнивать цены на один и тот же продукт...

Тамара Шорникова: Ну да, приложения по сравнению цен.

Что касается чека, хочется понять, стали скромнее наши покупатели сейчас, экономят?

Денис Васильев: Смотрите, с чеком... Опять же в связи с пандемией что происходит? Чек, наоборот, в принципе растет, то есть покупатели ходят реже в магазины, но средний чек выше, то есть они ходят реже, но при этом стараются купить...

Тамара Шорникова: А это какой сейчас у нас чек? Какая сумма?

Денис Васильев: Я вам не смогу назвать сумму, потому что очень много, большая разница: в гипермаркетах это одна сумма, в супермаркетах другая, в магазинах у дома третья, то есть тут нужна конкретика.

Тамара Шорникова: Давайте вместе послушаем Надежду из Москвы, узнаем, сколько она в среднем тратит на покупки в продовольственном. Здравствуйте, Надежда.

Зритель: Здравствуйте. Ну, первое хотела бы сказать программе вашей спасибо, потому что мне она нравится по той причине, что поднимаются, конечно, актуальные вопросы, это раз.

Иван Князев: Спасибо.

Зритель: Второе. Хотела бы вот этой женщине, которая в Мурманске отработала и которая советует учиться и работать, вообще посмотреть вокруг, сколько людей отучились, работают и получают, в общем-то, довольно маленькую зарплату. Даже те, которые работают, уже не говорю о пенсионерах, которые отработали более 40 лет и, в общем-то, ходят и покупают в принципе со скидками все, что можно купить.

Вот, например, в Москве даже хлеб нужно ходить и выбирать, чтобы он был подешевле, потому что очень дорогой даже хлеб. Конечно, я стараюсь выбрать подешевле хлеб. Каждый день я не хожу в магазин, я хожу пару раз в неделю в магазин и покупаю, когда до тысячи дошло, в общем-то, очень нервничаю, что я много потратила. Холодильник у меня не забит, как мадам сказала, которая из Мурманска 18 тысяч получает, хотя у меня, конечно, больше, чем 18 тысяч, я тоже на Севере отработала. У меня не забитый холодильник, в общем-то, я, как бы сказать, 2 тысячи трачу в неделю на продукты, где-то так.

Но еще вот учтите, что нужно, особенно пенсионерам, обязательно на медицину тратить, это на какие-то лекарства, потом на какие-то обследования. Нужно заплатить за квартиру, ну и, вообще-то, одеться нужно как бы. И знаете, еще, если ты бабушка или дедушка, то хочется делать подарки какие-то внукам на день рождения, на какой-то праздник. И в общем-то я хочу сказать, что пенсионеры сейчас, вот у меня есть подруги, друзья, которые живут очень-очень скромно, ходят, действительно ищут со скидками эти продукты, из одежды вообще ничего не покупают, вообще ничего. Уже не говоря о том, чтобы выехать куда-то за границу или еще что, как нам наш...

Иван Князев: Ну, об этом, наверное, только мечтать можно.

Зритель: ...тысячу добавил и сказал, что теперь наши пенсионеры смогут ездить за границу, – я бы его отправила на эту тысячу за границу.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам, Надежда.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам.

Иван Князев: «Продукты со скидками – это просроченные продукты, я их не беру», – пишет нам телезритель из Пензы. В Башкортостане телезритель поддерживает идею ввести карточки на питание, потому что сейчас это необходимо. Во Владимирской области пишут: «Покупаем в основном по акциям». Из Челябинской области: «Всегда обхожу слишком дешевые магазины, непонятно, за счет чего они экономят».

Денис Вячеславович, в ближайшие годы, я не знаю, правда, какой срок, 5 лет, 10 лет, мы что получим? У нас будут сети, где продают действительно очень много продуктов по акциям, это такие будут крупные сети, и останутся магазины, где есть качественные продукты, но дорогие? Помните, как в первой половине XX века в валютный можно было зайти, но за валюту, за большие деньги купить все очень вкусное, качественное, то, чего нет в тех, где у нас сейчас скидки и так далее.

Тамара Шорникова: Островки богатства.

Иван Князев: Да-да, такие островки богатства.

Денис Васильев: Я бы больше сказал, через 5 лет будет следующее. Больше четверти всех продуктов питания будет продаваться в интернете, то есть в онлайне, маркетплейсах, с помощью доставки и так далее.

Иван Князев: Ага.

Денис Васильев: Еще раз, что касается качества, оно будет в общем сопоставимо, потому что абсолютно одинаковые требования независимо от канала продаж, вы продаете в супермаркете или в дискаунтере.

Иван Князев: Нет, ну понятно, что там совсем канцерогенами травить не будут, но ведь, понимаете, и качество сыра, и качество колбасы тоже различается.

Денис Васильев: Ну читайте этикетки, составы внимательно, там все написано. Есть сыр, есть сырный продукт; если вы покупаете сырный продукт, то не рассчитывайте на сыр, это прямо написано на упаковке.

Иван Князев: Ага.

Денис Васильев: Поэтому каждый продукт, вот можно посоветовать внимательно читать состав продукта.

Тамара Шорникова: Да. У нас две минуты, очень много, естественно, SMS про цены. Москва: «Средний чек становится выше, потому что цены растут каждую неделю, а не потому, что больше покупок». Ростовская: «Хлеб подорожал на 6%, вот вам и скидки», – и так далее, и так далее.

И один из экспертов сегодня в нашем эфире говорил, что те самые базовые продукты, молоко, хлеб, крупы, вот то, что покупают себе малообеспеченные граждане, стараются из этого в принципе создать свой рацион, сильно дорожает. Вопрос – почему? Кажется, что это должно быть... Ну это, знаете, как базовые, как социальные продукты, они должны более-менее не расти в цене. Почему так происходит?

Денис Васильев: Смотрите, если мы берем... Давайте возьмем хлеб, например. В хлебе больше четверти в себестоимости хлеба составляет логистика, это перемещение, просто транспортное перемещение, цены на топливо и так далее. Тут нужно каждый продукт рассмотреть...

Тамара Шорникова: Денис Вячеславович, я жестче спрошу, просто хочется понять, из-за кого мы переплачиваем. Это производители обнаглели и задирают цены, вы не можете продавать дешевле, это вы хотите на нас заработать, потому что терпите какие-то убытки? Кому мы деньги отдаем в итоге?

Денис Васильев: Еще раз, внутри себестоимости любого товара есть, если разложить... То есть опять же на примере хлеба, 25% транспорт, соответственно, 25% вы отдаете транспорту, 20% вы отдаете за сырье и поехали: столько-то электричество, столько-то газ… То есть любой товар раскладывается на составляющие, и это легко увидеть, кому вы отдаете деньги, но это точно не только магазины и не только производители, это также поставщики топлива, поставщики электроэнергии, поставщики упаковки и так далее.

Тамара Шорникова: Понятно, да, коллективная работа.

Денис Васильев: Да.

Тамара Шорникова: Спасибо. Денис Васильев, вице-президент Ассоциации экспертов рынка ретейла.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)