Логика такова: если жёстче относиться к заемщикам, возвраты возможны

Логика такова: если жёстче относиться к заемщикам, возвраты возможны
Леонид Григорьев: Мировой кризис бывает, когда грохается большая страна и происходит драматическое падение нефти
Как потребовать перерасчёт за оплату мусора и при этом добиться его своевременного вывоза
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
Гости
Эдуард Савуляк
директор консалтинговой компании

Оксана Галькевич: Итак, посерьезнее уже. У нас тут интересная новость, уважаемые друзья. Верховный Суд разрешил банкам быть суровее в работе с заемщиками, которые вдруг в какой-то момент в силу разных причин стали должниками. Очень хотим сейчас вместе с вами разобраться, что же это означает.

Константин Чуриков: Раньше судебные приставы штрафовали за чрезмерное воздействие на должников. И коллекторские агентства, и банки. А вот новые правила будут касаться только коллекторов. Соответственно, банкиров не будут трогать. Банкиры у нас что теперь, будут с паяльниками?

Оксана Галькевич: Я не знаю, Костя. На самом деле здесь возможны какие-то злоупотребления хотя бы потому, что всегда и везде в любой работе есть человеческий фактор так называемый.

Константин Чуриков: Конечно, есть. Банки продолжают тем временем наращивать потребительское кредитование. Вот за второй квартал кредитные организации выдали новых займов на 21% больше, чем год назад. Кредитов у людей становится все больше. Это не секрет. Сейчас уже почти половина российских семей имеют непогашенные банковские займы.

Оксана Галькевич: Это на самом деле очень тревожная информация. Центральный Банк говорит о низкой просрочке среди физических лиц. Всего около 6%. Сколько это человек, очень сложно установить, потому что официальная статистика отражает объем выданных кредитов и количество ссуд. То есть считает все это деньгами в финансовом выражении. И по данным национального бюро кредитной истории это может быть примерно 2.6 млн человек наших с вами соотечественников. Однако реальный объем неплатежей по потребительским займам по крайней мере вдвое выше. Так говорят эксперты.

Константин Чуриков: Ну, да. 2.6 млн человек. У каждого человека есть семья, если еще 3 человека с тобой. То есть можно в принципе эту цифру умножать на 3 – и мы поймем, что это около 10 млн человек так или иначе эти все события могут затронуть. Еще есть, конечно, ипотечные займы. Люди их стараются погашать регулярно. По ним просрочкам всего 1%, что, впрочем, и понятно. Давайте сейчас обсудим, в каком объеме банкирам развязали руки. У нас в студии Эдуард Савуляк, директор консалтинговой компании. Здравствуйте, Эдуард Валерьевич.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Эдуард Валерьевич. Эдуард Валерьевич, злоупотреблений мы очень боимся. Почему запретили это коллекторам, разрешили банкирам? Как вы считаете, в чем логика?

Эдуард Савуляк: На мой взгляд, здесь логику понять сложно, потому что, прямо скажем, в законе никаких отсрочек, никаких льгот для банков в этой связи нет. Более того, мы знаем: банкиры пусть реже в разы, чем коллекторы (возможно, в десятки раз) позволяют себе неадекватное поведение, какие-то надписи в соцсетях и нецензурные выражения. Но, тем не менее, такое есть. И банкиров до этого тоже штрафовали. Я бы не сказал, что на какие-то значительные суммы. Но, соответственно, тот спор, который дошел до Верховного Суда. Я, например, теряюсь в догадках, почему Верховный Суд принял именно сторону банкиров.

Константин Чуриков: Вы знаете, это очень странно. Там же не просто психологическое воздействие было на эту женщину, я так понимаю, но и использование нецензурных выражений, угрозы и так далее. А у нас, извините, суд этого всего не знал? Это же странно.

Эдуард Савуляк: Мне сложно сказать, почему суд таким образом решил. То есть на самом деле там ведь и штраф достаточно был небольшой. Насколько я помню, там порядка 20 тысяч рублей. И я не удивлюсь, что именно с конкретного сотрудника эти деньги, видимо, и взыскали. То есть для банка, мы понимаем, это некие деньги, из-за которых сыр-бор можно разводить. Но, возможно, из-за того, что Центральный Банк, во-первых, схожим образом считает, то есть, возможно, Центральный Банк и в какой-то степени Верховный суд к нему прислушивается, размышляет следующим образом. К нормальным заемщикам хорошее отношение. Заемщики, которые не возвращают деньги, соответственно, немножко палка перегибается. Но деньги возвращайте – никаких проблем не будет.

Константин Чуриков: Подождите. Если человек попадает в сложную жизненную ситуацию… У нас сейчас на самом деле не самые простые с точки зрения заработков, наличия работы времена. Если человек попадает в такую трудную ситуацию, вы думаете, угрозы ему как-то помогут, какое-то давление психологическое поможет быстро-быстро найти деньги и выплатить какие-то проценты, погасить свой долг?

Эдуард Савуляк: Смотрите, я еще раз повторюсь. Я не понимаю этого решения Верховного Суда. Я против него. То есть я здесь не за это решение. Но, с другой стороны, мы видим при прочих равных условиях все-таки, допустим, те же коллекторы у банков выкупают невозвратные долги. Все-таки выбивать их как-то умудряются. Поэтому при прочих равных условиях, конечно… Мы все время говорим про паяльники. Но мы говорим про то, что естественно, если жестче к заемщикам относиться, видимо, какие-то возвраты возможны. Да, у человека нет денег. Он занимает, берет другой кредит, он дает этот. К сожалению, такое есть у нас в стране. Потом, еще раз. В целом решение мне непонятно. Я надеюсь, что на уровне закона эти изменения произойдут и всех в правах одинаково уравняют – и банки, и кредиторов, и кого-то еще. Но пока так, как есть. То есть, видимо, в любом случае жаловаться в Центральный Банк на эти вещи, безусловно, надо. Оштрафуют банк, не оштрафуют. Но будет больше жалоб – Центральный Банк поставит это банкам на вид всем или конкретному.

Константин Чуриков: Вы знаете, мы как раз вчера или позавчера касались темы работы Центробанка. Нам тоже сказали, что чем больше будет жалоб, тем больше вряд ли что среагируют. А почему нет такого онлайн-взаимодействия по каждому конкретному случаю? Это что, так трудно сделать? Почему нужно опять эту челобитную всей страной подавать?

Эдуард Савуляк: Смотрите, онлайн-взаимодействия действительно, с одной стороны, нет. И, видимо, вряд ли возможно. Вот вы сами посчитали. По скромным оценкам, около 3 млн. По нескромным, глядишь, и 20 нарисуется, да? Предположу, что даже на 3 млн заявок… Мы понимаем. Естественно, не везде нарушения. Но тем не менее. Пусть даже будет 100 000 каких-то обращений. Естественно, Центральный Банк не сможет отреагировать всем.

Константин Чуриков: Я условно говорю. Если, например, один банк в отношении большинства своих клиентов, у которых задолженность, ведет более или менее себя по-человечески, но к одному пришли с паяльником, это будет всего одна жалоба, понимаете? Но это не значит, что банк находится в правовом поле.

Эдуард Савуляк: Мы помним, что-то подобное на самом деле по коллекторам произошло. И по всем коллекторам, соответственно, стали закручивать гайки. И мы видим – уже у коллекторских агентств помаленьку отзывают лицензии и все остальное. И уголовная ответственность у них появилась. Поэтому то, что банкам не развязали руки, а, видимо, выслушали их мнение и прислушались к этому мнению – это да. Но то, что банки надо уравнять в правах со всеми остальными – это факт. И, я уверен, это сделано будет.

Оксана Галькевич: Владимир из Ростовской области до нас дозвонился. Владимир, здравствуйте. Мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте. Не Владимир, а Вадим.

Константин Чуриков: Просим прощения. Это у нас телефонные редакторы опять плохо слышат.

Зритель: Мне очень приятно, что вы поднимаете эту тему. Банкирам развязали руки. Я вот что вам хочу сказать. Постараюсь кратко. Мне непонятно, для чего их нужно было 900, чтобы оставить потом 400. Это первое. Потому что все-таки (моя позиция) лицензия стоила копейки, и деньги нужно было отмывать. Поэтому и закрывают по тем основаниям. И это неопровержимо. Это безусловно. Вопрос другой. Когда банки продают долги своих заемщиков под 2-3% пакетом, почему они не могут их реструктуризировать? Президент говорит: «Ваши родненькие у вас занимают. Реструктурируйте долги. Почему вы это не делаете?» Почему наши банки за границей дают под низкий процент? Почему банки дают ипотечные кредиты такие, которые тоже, казалось бы, неподъемные. Скоро будет вал того, что люди будут оставаться без жилья. У нас безобразно работает банковская система. А теперь держитесь. Попейте водички. Открывайте лицензию любого банка, которому дал Центробанк – там будет 8 пунктов как минимум. И ни в одной лицензии не написано права на кредитование. Банки действуют незаконно. Ростовщическая деятельность. Уже давно пора принять закон о ростовщичестве, который в нормальных государствах принят. И наши люди будут падать, биться. Статистики нет, сколько покончили жизнь с собой. Люди в депрессии. И там цифры, которые говорят: 66 млн в долговой яме было на 2019 год. И я лично читал статью такую, когда писали, что они нас обманывают. А вам я очень благодарен. Дума безобразно печет законы. В частности, закон о банковской деятельности нужно. Если я вас обманул и сказал не так, я никогда больше не обращусь к вам. В лицензии не прописано. Это все равно, что торговать селедкой и конфетами одновременно.

Константин Чуриков: Спасибо, Вадим.

Оксана Галькевич: Эдуард Валерьевич, прокомментируйте.

Эдуард Савуляк: Вопросов на самом деле было достаточно много.

Константин Чуриков: Самый интересный – по поводу этой незаконной кредитной деятельности. Такое бывает вообще?

Эдуард Савуляк: Нет, это не совсем верно сказано. Там аж два момента сказано. Я вначале не очень понимал, что имеется в виду незаконная выдача кредитов. А потом речь пошла про ростовщичество. И мне что-то стало понятно. Видимо, здесь все-таки он немножко смешивает микрофинансовые организации и банки. Банки все-таки у нас при прочих равных условиях… Я думаю, никто не знает, чтобы кто-то взял даже под 50% годовых кредит. Никто. Многие жалуются, что 15, 16, 20 – много. И там просрочка, еще что-то. Но сотни процентов – нет. А мы знаем, что у микрофинансовых организаций возьми под 1-2% в день. Соответственно, потом не дай бог просрочил – там тебе штраф 50 000 рублей. Человек взял 70 000 рублей, остался без квартиры. Это у нас на каждом углу, да?

Поэтому здесь в целом я согласен, что с ростовщиками бороться, конечно, надо. Но здесь немножко не про банки речь.

Константин Чуриков: По поводу прощения, о котором говорил Вадим, наш зритель. Смотрите, у нас банки же по итогам года заработали какие-то вообще несусветные деньги. Там рекордные прибыли. Вы говорите, что есть вот эти безнадежные долги, они все равно под 2-3% продают коллекторам. Могут адресно подойти?

Эдуард Савуляк: Надо не в общем смотреть на банковскую систему, долги и на прибыли. У нас банковская система состоит фактически из кого? Из Сбербанка. И в лучшем случае еще пары-тройки частных и государственных банков. То есть у нас 10 крупнейших банков – это почти 90% и потребительских кредитов, и всего остального. Другими словами, если мы за скобки убираем Сбербанк, у нас сразу остается в 10 раз меньше и того, и пятого, и десятого. Это первый момент.

И Сбербанк, как бы мы к нему ни относились, в этих списках мелькает меньше всего, что он матерится на заемщиков и все остальное, да? Далее. Интересный на самом деле момент по поводу того, что под 2% продают. Вы людям продайте за 3%, заработайте. Здесь вопрос больше в регулировании. То есть тут момент следующий. Когда банк выдает какой-то кредит, неважно – потребительский, ипотечный и прочее, он резервирует, допустим, 1 млн рублей под новый резерв, создает, себе на убытки относит, допустим, 2%. Когда человек не имеет возможности этот кредит погасить, банк должен зарезервировать уже, допустим, 30-40%. Когда просрочка больше 6 месяцев, тем более не дай бог год, там уже стопроцентное резервирование. Поэтому здесь банки не сами выдумывают. Они работают по правилам Центрального Банка. И получается так, что когда банк бесплатно, допустим, отдаст этот кредит коллекторам, он себе убирает 100%, у него с баланса этот кредит ушел, он, допустим, ничего не заработал. Но то, что до этого на убытки относил, он восстановил, уже по бухгалтерии все хорошо. А, получается, если он человеку это будет как-то реструктуризировать, как это было сказано, тогда у него какие долги были, так и есть. Он, соответственно, агонию и свою, и его продлевает.

Оксана Галькевич: Понимаете, Эдуард Валерьевич, складывается впечатление, что банки работают с деньгами. А банки прежде всего работают с людьми. Или я не права?

Эдуард Савуляк: Видимо, все-таки не совсем так.

Оксана Галькевич: Не совсем как?

Эдуард Савуляк: Мы живем при капитализме. И мы видим, как даже государственные банки у нас осуждают не в контексте кредитов, а в контексте в целом подхода, что «мне эта точка невыгодна, туда ходит…»

Оксана Галькевич: Хороший заемщик – проданный заемщик, да? Коллекторам, еще кому-то.

Эдуард Савуляк: В целом подход, как ни крути… У нас государство абсолютно для всех, в том числе и для госбанков устанавливает определенные критерии. Вот столько вы должны перечислить в виде дивидендов в бюджет, пятое-десятое, налоги. Поэтому здесь я ни в коем случае банки не оправдываю. Но я боюсь, что если Сбербанк (и не только Сбербанк) будет направлен налево раздавать деньги, соответственно…

Оксана Галькевич: Не раздавать деньги, а просто как-то ситуацию решать, может быть, более сложным способом, но, тем не менее, все-таки не загонять в какую-то совершенно безвыходную ситуацию.

Эдуард Савуляк: Я лично в это не верю. То есть мы же понимаем, как со стороны банков есть люди, а не роботы, и так же мы понимаем: если кто-то там пойдет кому-то навстречу, потом эти деньги не вернули, кого-то лично лишат премии.

Константин Чуриков: Нет людей в наше время. Есть функции.

Оксана Галькевич: Проще продать и списать с баланса. Я поняла.

Константин Чуриков: Нам звонит Галина, Астрахань. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я теща. У меня зять взял два кредита. Надо было. И уехал в «Ямал СПГ» в Якутию работать. И вот с весны до сих пор им вообще не выдавали зарплату, а дают по 12 000, по 5000. И он вовремя не мог покрывать эти кредиты.

Константин Чуриков: Галина, вы сейчас назвали витрину нашего российского успеха – «Ямал СПГ». Как там могут не выдавать зарплату?

Зритель: Вы знаете, там не дают зарплату. В последний раз не дали даже за июль. Справку даже не дают, что не дают зарплату. Он просит справку предоставить в банк, что нет зарплаты. И не дают. Там есть такой сайт. Там все возмущаются. Мы уже даже в прямую линию звонили. Участковый уже приходил по долгу к ним домой. Они живут в Краснодаре. И вот пожалуйста. Никто не верит. У них уже пошел долг. Там двое деток. Дочка моя работает. Что делать? Почему не поинтересуются, почему не платит «Ямал СПГ» зарплату?

Константин Чуриков: Видимо, он у какого-то субподрядчика работает, да?

Зритель: Контора находится в Санкт-Петербурге.

Константин Чуриков: Контора. Это ключевое слово.

Зритель: И он просит у них справку, чтобы предоставить в банк, что пока не дают эту зарплату. Вот так.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок, Галина.

Оксана Галькевич: Получается, мы какие-то заложники в какой-то круговой ситуации. Нам, с одной стороны, не платят зарплату. Кстати, вот интересно: почему крупным заемщикам, не физическим лицам, идут ведь навстречу, пытаются как-то подолгу вести переговоры, договариваться.

Эдуард Савуляк: Здесь тоже у каждого банка линия своя. То есть у нас ведь есть банки, допустим, «Тинькофф», он в принципе старается работать только с физлицами. Он для себя выбрал такую бизнес-модель. И мы видим при прочих равных условиях… У него же тоже просрочка есть, да? Но он прибыль показывает и в кризис, и не в кризис. Соответственно, у крупнейших банков денег достаточно много. Им, видимо, проще выдать десяти крупнейшим заемщикам, чем тысяче каких-то помельче, да? С точки зрения рисков это, может быть, не очень верно, но они так работают.

Когда они уже выдали такие огромные кредиты, заемщики тоже могут этим пользоваться. Они могут говорить: «А вот мы сейчас не можем. А вы посмотрите». Отлично понимают, что если банк им навстречу не пойдет, то тогда у него будут проблемы с Центральным Банком, потому что он сразу вылетит на убытки за счет этих резервов, да? То есть такие вещи возможны.

Поэтому еще раз. В целом, конечно же, нет такого, что банкам сладко или крупным заемщикам или еще кому-то. У каждого история своя. А конкретно по ситуации, по которой нам звонили. Здесь проблема в некорректном поведении работодателя. Соответственно, у нас уже достаточно давно в том числе и уголовная ответственность возможна за невыплату зарплаты. Для этого ни на какие линии звонить не надо. Для этого надо для начала обратиться хотя бы в прокуратуру или в налоговые органы.

Константин Чуриков: Знаете, меня просто смутило само по себе название. Плюс мы помним, в конце прошлого года по Росстату наш ВВП прирос именно за счет как раз «Ямал СПГ».

Эдуард Савуляк: Смотрите, к названиям мы даже не будем цепляться, какое бы название не было. Перед законом все равны: подрядчик, субподрядчик или кто-то еще. Я уверен: как только проверка придет, сразу как минимум зарплату будут выдавать. Всю выдадут, не всю, но выдавать будут. Поэтому в данном случае уже можно рассуждать: «а если он скажет, а его выгонят с работы, а у нас сложно с работой…» Тогда надо для себя смотреть. Можно ничего не говорить – и зарплату не получить, и банк еще опишет имущество, условно унесет телевизор или ковер из дома. Кому это надо, да?

Константин Чуриков: А еще позвонит, еще что-нибудь скажет.

Эдуард Савуляк: Еще обматерит малолетних детей.

Оксана Галькевич: Сложная тема. Тем не менее, спасибо. Эдуард Валерьевич Савуляк был у нас в студии, директор консалтинговой компании.

Константин Чуриков: Мы вернемся к вам через 25 минут. А впереди выпуск новостей на ОТР. Не пропустите.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Таир
Банки и так имеют грабительские проценты . И так народ нищенствует . Так к чему мы идем ???? Жуть ...

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски