• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Эдуард Савуляк: Налоговая служба у нас пока не настолько мощная, чтобы опять взяться за контроль расходов. Но к этому все идет

Эдуард Савуляк: Налоговая служба у нас пока не настолько мощная, чтобы опять взяться за контроль расходов. Но к этому все идет

Гости
Эдуард Савуляк
директор консалтинговой компании

Александр Денисов: Переходим к первой теме нашего обсуждения. Шкала неравенства - так с полным правом можно назвать существующую плоскую шкалу налогообложения. 13% платит и тот, кто живет от зарплаты до зарплаты, и представители богатой элиты, блокирующие введение прогрессивного налога. А разрыв между доходами богатых и бедных, ну, тут можно употреблять прилагательные разные, там, колоссальный, катастрофический, страшный.

Марина Калинина: Ну, давайте не гадать. Давайте посмотрим, что сейчас происходит у нас в стране в плане доходов. Вот по данным «Росстата» 8,5% наших граждан имеют ежемесячный доход свыше 60 тысяч рублей, всего 8,5%. Почти две трети живут на сумму, которая не превышает 27 тысяч рублей. 42% получают меньше 19 тысяч рублей. Каждый четвертый, а это 26,9%, ну, почти 27% имеет месячный доход ниже 15 тысяч. А каждый седьмой находится за чертой официальной бедности и получает не больше 11 тысяч рублей.

Александр Денисов: Ну, вот самая впечатляющая статистика, как говорится, одной строкой про тех, которые получают сверхдоходы. 10% населения страны принадлежит 80% всех богатств России. И они тоже платят по плоской, 13% шкале. Ну вот где еще такая шкала существует? Она есть в Албании, Болгарии, Гонконге, Грузии, Исландии, Казахстане, Монголии, Румынии, Украине, Чехии и Эстонии.

Марина Калинина: Ну, вот несколько слов о других странах, где применяется как раз прогрессивная шкала налогообложения. Например, во Франции ставки налогов возрастают с ростом доходов граждан и варьируются в диапазоне от 0% до 58%. Вот такая большая вилка. При этом налоговая шкала с учетом инфляции уточняется каждый год. В КНР тоже прогрессивная шкала налогообложения состоит она из 9 ступеней, достаточно сложная, и варьируется от 5% до 45%, при этом установлен минимум, это 3500 юаней в месяц, который доходом вообще, вернее, налогом вообще не облагается.

Александр Денисов: Ну, в Германии необлагаемый налогом минимум на 1 человека составляет 8000 евро в год. Начальная ставка подоходного налога 14%, доход свыше 250000 евро облагается по максимальной ставке 45%. В США подоходный налог взимается как с налогоплательщика, так и с семьи отдельной. Ставка варьируется от 10% до 35%. В Белоруссии НДФЛ взимается по прогрессивной 6-ти ступенчатой шкале, от 9% до 30%. Авторские вознаграждения, которые выплачиваются наследникам писателей, музыкантов, облагаются по ставке 40%.

Марина Калинина: Ну и вот еще пара показательных цифр, все мы это перечислили. Вдумайтесь, за год, с июля 2017го года по июль этого года число долларовых миллионеров в нашей стране выросло на 30% их сейчас 172 тысячи человек. Такие цифры следуют из отчета швейцарского банка «Credit Suisse». Вот такие вот вещи хотим мы сегодня обсудить. И это при этом, что в итоге что получается, что Россия близка к тому, чтобы впервые в современной истории стать мировым лидером по неравенству благосостояния. То есть, на долю 10 самых обеспеченных людей в нашей стране, приходиться 82% богатства страны. Это опять же доклад «Credit Suisse». Давайте обсудим эту тему с нашим сегодняшним гостем.

Александр Денисов: У нас в гостях Эдуард Савуляк, директор консалтинговой компании. Эдуард, здравствуйте.

Эдуард Савуляк: Добрый день.

Александр Денисов: Ну, вот мы перечисляли цифры, а сейчас немного лирики. Я вот вчера купил журнал глянцевый, тут много рекламы товаров премиум-класса. И есть статья англичанина Найджела Донована, 34 года ему, он преподавал английский в одной из богатых семей России. И говорит, вот, он пишет, «На шопинге в Дубае жена главы семьи просто снимала с вешалок платья и отдавала их на кассу. Ей было все равно, сколько стоит вещь, 6000 или 60000». Ну, понятно, завидовал. Дальше он пишет, «На Западе не часто встречаются настолько богатые семьи. То, что я увидел в России, напомнило мне скорее Индию, с ее системой каст». Вот каково бы было его удивление, узнать, что эта семья платит тоже 13% как и все остальное население России, которое получает 8 тысяч, 10 тысяч, а то и 4 тысячи рублей. Скажите, это нормально?

Эдуард Савуляк: Ну, это с какой стороны посмотреть. Потому, что есть еще небедная страна Объединенные Арабские Эмираты, там подоходный налог для всех нулевой. Ну и отсутствуют все налоги для физических лиц в принципе, да. Вот поэтому, с одной стороны, я соглашусь, что возможно 13% платить всем это не очень верно, с точки зрения именно социальной. С точки же зрения сборов, потому, что понимаем, налоги и бюджет это в первую очередь, ну, математика и возможность эти деньги собрать. Да? Шкала в 13% нам дает доходов гораздо больше, чем 15 лет назад. У нас же была шкала тоже прогрессивная, и тогда мы просто деньги собрать не могли. Вот собственно поэтому, наш тогдашний президент, который и сейчас президент, и, во-первых, отменил контроль за расходами, и, во-вторых, 13% ввели.

Александр Денисов: Ну, тогда у нас не было такой мощной налоговой службы, как сейчас.

Эдуард Савуляк: Вот предположу, что налоговая служба у нас пока не настолько мощна, чтобы опять взяться за контроль за расходами, но все действительно к этому идет. То есть, у нас, я думаю, ближайшие 5 лет, это точно, но может быть в ближайшие 3 года появится у каждого налогоплательщика свой такой там личный кабинет, да? Где налоговые органы смогут действительно проверять все его расходы, в первую очередь. Не про доходы мы говорим, а все расходы. Да? То есть, то, что вы купили, условно говоря, журнал, подписались на платное телевидение, не знаю, купили автомобиль, или там, квартиру, там все это отражаться будет. И будет, соответственно, тут же пробиваться на предмет того, что, а доходы ваши позволяют или нет. И бездушный робот…

Марина Калинина: Откуда может появиться вдруг такой реестр? Это будет дело добровольное или принудительное? Кто это будет организовывать?

Эдуард Савуляк: Нет, это добровольно никогда не бывает. И я сейчас привожу пример, того, как это устроено в Италии, допустим, еще с 12-го года. Вот, соответственно, больше нигде в Европе, кроме Италии этого нет, но постепенно естественно вся Европа к этому подходит. Когда такая возможность появляется? Ну, тогда, когда доля безналичных платежей колоссальна. То есть, мы знаем, за границей практически нельзя, ну, в среднем по Европе, больше чем 1000 евро расплатиться наличными. Все остальное безнал, да? Ну и прямо скажем, и меньшие суммы тоже наличные, ну, не очень их просто понимают. Поэтому, когда естественно вы за все практически будете расплачиваться картой, автоматически эта программа все собирать будет, тогда это и станет возможным. Пока у нас этого нет. Мы все-таки видим, ну, другое слово не подобрать, иногда бардак у нас возникает с налогообложением даже недвижимости или автомобилей, да? То есть, когда вы условно машину продали, там 10 лет вам все-таки за нее приходят платежи. Или, соответственно, недвижимость у вас считается по каким-то миллионным суммам, в то время как там этот домик ничего может не стоить. Да? Вот когда мы с этим все дело приведем в порядок, соответственно, следующий этап, вот который налоговики уже обозначили, это вот эти личные кабинеты по каждому налогоплательщику. Тогда они, еще раз, когда смогут контролировать расходы, тогда, видимо и подойдет время повышать НДФЛ. Сейчас его повысить можно, хоть 100% сделать, но собрать все равно будет сложновато.

Александр Денисов: Эдуард, вопрос такой вот. На этой же неделе мы обсуждали введение так называемого налога на самозанятых. Вот объясните мне, почему обложить налогами людей, которые там, чинят машины в гаражах, преподают там русский, литературу у себя дома, на квартирах, репетиторов, вот их можно вычислить, а богачей, которые получают сверхдоходы, их невозможно? Я чего-то не понимаю.

Эдуард Савуляк: Смотрите.

Александр Денисов: Почему по бедным то можно прокатиться, а по богачам то нет? Они что, блокируют вот эти законы в Думе? Или что там? Как это?

Эдуард Савуляк: Ну, с одной стороны, я не знаю, блокируют или они нет, возможно, блокируют, на то они и богатые. Да? Но, по бедным. Ну, не по бедным, по самозанятым.

Александр Денисов: Они же бедные, скажем прямо.

Эдуард Савуляк: Здесь несколько иначе вопрос стоит. Дело в том, что виртуально мы знаем о том, что у нас 43% якобы трудоспособного населения находится в тени, то есть, не понятно, работают ли они, бездельничают? Но по ним никаких отчислений нет. И, вот этот закон о самозанятых, он призван не то, чтобы их наказать, а он призван им, поманить их этими 4-мя процентами, что, мол, уже идите, 4% не так много, ничего от вас глобального не требуется, будете, соответственно, там на 5 кнопок нажимать, 4% будут списываться, и спи спокойно. Да?

Марина Калинина: Но смотрите, ведь аргумент какой, что вы идите, легализуйтесь, платите 4% и государство вас будет защищать. Каким образом государство будет защищать? То есть, какие меры защиты могут быть полезны, и на какие меры защиты может рассчитывать тот или иной самозанятый, который себя как Мюнхгаузен из болота вытащил за волосы? Сказал, ну вот он я, берите меня, я тепленький, вот вам мои 4%.

Эдуард Савуляк: Ну, слово «защита» мне тоже не до конца понятно. То есть, все-таки здесь теми благами минимальными, социальными, которые есть, ну вот чаще всего называется бесплатное медобслуживание, это и безработный пользуется, и якобы самозанятый, и, соответственно, тот, кто по полной программе платит все налоги. Поэтому, здесь говорить про то, что мы тебя будем, там, немножко лучше лечить, да его и так лечат, как умеют. Да? Соответственно, видимо все-таки речь о защите от, ну, я не знаю, реальной или полумифической, что якобы, если человек в серой зоне, он государству не платит, но, видимо им интересуются какие-то полукриминальные элементы. Или, возможно, коррумпированные какие-то сотрудники проверяющих органов, которым платит он, ну, и возможно больше, чем 4%. И здесь речь идет про то, что…

Марина Калинина: Может быть, они-то его реально защищают каким-то образом? На уровне его работы.

Эдуард Савуляк: Ну, вот здесь идет, по крайней мере, речь о том, что вот вы сравните, во сколько вам обходится защита эта полукриминальная, и грубо, будет обходиться, что вы будете все белые, ну, то есть, нет смысла платить кому-то другому, да, но будете платить нам 4%. Да? И здесь уже каждый для себя решает, так это или не так. То есть, возможно, для кого-то, кто там крутит гайки в автомобиле теоретически это актуально. Для того, что, не знаю, там, через интернет репетитор или учит английскому языку, студент, я, если честно, не думаю, что его каким-то образом напрягают криминальные элементы. Вот поэтому, здесь, конечно, опять же, 4% цифра маленькая, интересная, но для тех, кто к этому сознательно готов. Большинство я предположу на эту тему даже не готово рассуждать. То есть, они в целом комфортно себя чувствуют, никто ни разу их еще никоим образом не пугал, не напрягал, они не видят для себя альтернативы. Им и так все хорошо.

Александр Денисов: Давайте подключим телезрителя к разговору. Нина из Московской области нам дозвонилась. Нина, добрый день.

Зрительница: Добрый день. Можно вам задать такой вопрос? Вот в советское время мы как работали, вот, 70 рублей, значит, подоходный налог, и бездетность не брали. А уже 71 рубль, и подоходный брали и бездетность брали. А почему сейчас вот и 15 тысяч рублей зарплата 13% подоходный и 500 тысяч рублей зарплата 13% подоходный? Мало того, что нас еще этих пенсионеров бедных еще 20 раз бьют. Нам и подоходный 13% и еще пенсии не прибавляют. А в истории Древней Руси там крестьянина наказывали только один раз. Или же голову отрубать или 100 плетей. А нас наказывают, и налог 13% с 15 тысяч рублей и пенсии прибавки нет.

Александр Денисов: Спасибо!

Марина Калинина: Спасибо! Спасибо Нина, понятно.

Эдуард Савуляк: Ну, смотрите. С одной стороны это видимо все-таки вопрос не совсем мне, да?

Александр Денисов: Да.

Эдуард Савуляк: То есть, я не представитель налоговых органов.

Александр Денисов: Совсем не к вам.

Эдуард Савуляк: И поэтому я…

Марина Калинина: Вопрос к обществу.

Эдуард Савуляк: Я за то, чтобы налоги, конечно, не брались ни с кого. Но, я просто вот поясню еще какой момент, которого мы немножко не касаемся. Возможно, там 500 тысяч рублей зарплата в месяц или в год кому-то кажется большой или нет, но те люди сверхбогатые, кто, вот вы говорили, там 10% владеют практический всем в Росси. Они ведь, во-первых, получают гораздо больше, что 500 тысяч, во-вторых, самое главное, они не работают за зарплату. То есть, нет такого, чтобы у кого-то зарплата 50 миллионов рублей в месяц, или в день. Нет таких богатых ни одного. Они получают другие виды доходов. То есть, они получают, допустим, проценты по своему огромному вкладу, который не облагается налогом, ни у пенсионерки ни у него. Вот они за счет этого и живут, они и 13% не платят.

Александр Денисов: Вообще ничего?

Эдуард Савуляк: Ну, вы платите с процентов банковских?

Александр Денисов: Нет. У меня их нет.

Эдуард Савуляк: Ну а почему должен платить тот, у кого 50 миллионов? У нас здесь ноль для всех. Соответственно, то же самое, недвижимость продали, миллиард она у вас стоит. Миллион. Если больше там 3-х, теперь – 5-ти лет она была в собственности…

Александр Денисов: Да, не платится.

Эдуард Савуляк: То тоже ничего не платите. Тоже ничего не платите, да? Поэтому, у богатых, у них несколько другие виды доходов, и поэтому, если мы сейчас, скажем, допустим, давайте сделаем, ну, грубо, там 30%, не будем делать 50, сделаем 30%, чтобы Жерар Депардье от нас опять убежал во Францию, он же ради якобы налогов сюда пришел.

Марина Калинина: Это большая потеря будет.

Эдуард Савуляк: Сделаем 30%, учитывая, что он фактически, кстати, живет в Бельгии, а не в России, то есть, налоги тут не платит и 13 даже. Да? Так вот, сделаем 30, соответственно, уже будет полегче. То есть, условно планка там до 500 тысяч – 13, свыше 500 – 30 платите. Кто их будет фактически платить? Будет платить тот, кто сидит на зарплате, а это значит, может зарплата относительно большая, это тот самый средний класс, которого у нас вообще не видно. Там не знаю, процент или полпроцента.

Александр Денисов: То есть, ударит не по тем?

Эдуард Савуляк: Конечно, не по тем. Более того, если еще глубже идти, да хоть мы сколько можем сделать, и тут контроль расходов будет очень пристальный, почему, видимо, богатые при прочих равных условиях опять их это не очень коснется?

Александр Денисов: Как быть тогда в такой ситуации?

Эдуард Савуляк: Щас, щас, щас! Я поясню. Дело в том, что у нас на текущий момент более 65% действительно богатых людей, в том числе тех, кого анализирует «Credit Suisse», и там в его анализе это тоже такой пункт был, они налоговые нерезиденты России. То есть, другими словами, да у них может быть, здесь есть дом, у них есть бизнес у них, жена, дети, платья там.

Александр Денисов: То есть, это полубоги из оффшоров, да?

Эдуард Савуляк: Ну не совсем из оффшоров, но уже и не из России. То есть, мы можем сказать, мы сейчас все отберем. Да, пожалуйста, я даже и не должен здесь отчитываться. Тем более, не должен платить налоги. То есть, они уже там. Если мы буде еще их тут больше зажимать, ну, видимо остальные 35% туда перебегут. Поэтому, с богатыми здесь действительно не все так просто. То есть, возможно, слово «делиться», оно справедливо, но не так просто у них лишнюю копейку отобрать. Ну, вот так.

Марина Калинина: Ну, получается по словам того же Силуанова, когда он объясняет, что нарастающей шкалой налогообложения, вместо действующей сейчас единой пока не будет. И отказ он объясняет свой так, что, дословно, «Мы знаем, что богатые это люди не глупые и найдут пути, как обойти это решение».

Александр Денисов: То есть остальные – дураки.

Марина Калинина: То есть, богатые люди не глупые, а остальные, им придется сидеть, ковыряться в колесах в своем гараже и просто тупо прятать свои деньги.

Эдуард Савуляк: Смотрите, про колеса, тут, по крайней мере, есть возможность у него. Здесь несколько вопрос другой. Вот на текущий момент звонили люди, вы там приводите в пример, вы говорите зарплата.

Марина Калинина: Ну, те, которые на зарплате.

Эдуард Савуляк: Вот если вы получаете зарплату, у вас возможностей это как то оптимизировать, вы очень умный, может быть человек, нет. Почему? За вас бухгалтерия исчисляет этот налог. То есть, нет такого, вам дали 100 рублей, говорят, 13 заплати. И вы не заплатили, и тут что-то такое, да? Вам дали уже за вычетом этого там, 87 рублей, и вы уже на них смотрите, да, зарплата маленькая. Вот так. Будет она, соответственно, 30, 70 получите на руки. Поэтому, людям, которые сидят на зарплате, я боюсь здесь вымучить нечего. Здесь есть возможность, вот про гайки, да? Он собственник уже. Он может быть сам себе велосипед, но вот он уже может смотреть, 4 он будет платить, 6, или он будет платить 13, или он будет платить 20, если сделает компанию на общей системе налогообложения, да? Но он уже может не зарплату получать, а дивиденды. Он может, соответственно, долю в бизнесе продать, и, соответственно, уже получить доход от прироста капитала. Поэтому, в основном богатые люди это не те, кто получает большие зарплаты, а в основном, это собственники бизнесов, которые уже имеют возможностей, гораздо больше.

Марина Калинина: Но есть и те, которые получают огромные зарплаты, тем не менее.

Эдуард Савуляк: Да.

Марина Калинина: У нас сейчас на связи Леонид из Иркутска, Леонид, здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Да, я вот насчет налогов, мне интересно. Наше правительство там и прочие, они решили создать прожиточный минимум. Почему бы не сделать прожиточный максимум? Допустим, 500 тысяч рублей, с которых высчитывается 13%, если свыше 500 тысяч рублей, до миллиона, значит – 22%. «20% идет государству, 2% - в пенсионный фонд. И так, допустим, идет до определенного момента. На счет этого я слышал сейчас, вот ведущий говорил, что миллиардные сделки. Миллиардные сделки тоже можно обложить налогом, допустим, там 10-20%. У меня все, по-моему, там, я считаю, этот мужчина он так, интересно говорит, что богатых трогать вообще нельзя. Это неприкасаемые. У нас миллиарды хранятся в американских банках, как вот Путин заявил как-то по телевидению, это значит, деньги убраны просто из развития российской Федерации. У меня все. Наверное, поняли мой вопрос.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо Леонид. Еще у нас один звонок, Ирина из Москвы.

Зрительница: Здравствуйте.

Александр Денисов: Да, здравствуйте, Ирина!

Зрительница: У меня вот какой вопрос. Я 40 лет проработала доцентом Бауманского университета, сейчас мне 70 лет. Пенсия у меня небольшая и я думаю, что я сейчас нее смогу потянуть, например, электрический обогрев моего деревенского дома, понимаете? Очень много проблем. И когда говорят по телевизору, что у нас очень богатые люди должны платить 13%, меня это крайне возмущает. Дело в том, что богатыми у нас считаются, являются не только олигархи. Возьмите зарплату наших проректоров, в нашем университете Бауманском. Зарплату работников бухгалтерии, даже зарплату работников диспетчерской. Они на порядок больше, чем зарплата доцента. Проверьте эти факты, это общедоступные факты. Или, например, директор школы, сколько получают, заведующие поликлиники. Там же тоже разрыв не в один, и не в два и не в три даже раза. Понимаете? И поэтому говорить, что у нас богатые люди, так сказать, найдут лазейки, не найдут, если вы введете строгий закон нормальный налогообложения. Как во всем мире. Вот интересное дело, мы подтягиваем пенсионный возраст под мировые стандарты. Ну как же. Во всем мире женщины уходят в 60, после 60-ти. Но известно во всем мире, во всем мире, кроме как вот в Арабских Эмиратах, наверное, говорил вот это ту вас один товарищ, прогрессивная шкала налогообложения. Прогрессивная. Богатые люди, врачи, юристы они платят более 50% своего дохода. А что у нас творится? Что вот такое 13% для человека, который получает 500 тысяч?

Марина Калинина: Да, Ирина спасибо! Ну, вы уже просто повторяетесь. Мысль ваша понятна.

Александр Денисов: Спасибо.

Марина Калинина: Эдуард.

Эдуард Савуляк: Смотрите, я сразу поясню точку зрения свою. Я, еще раз, не представитель Минфина, налоговых органов. Поэтому, я за то, чтобы у нас налогов не было вообще, как минимум для тех, кого мы считаем небогатыми. То есть, допустим…

Марина Калинина: Это кто, например?

Эдуард Савуляк: Ну, условно, 500 тысяч зарплата это много, до 500 тысяч да не платите вы ничего. Свыше 500, забирайте 50, условно. Это подход мой, то есть, я за то, чтобы и самозанятых вообще не трогать. Ни 4%, ни 1, ни 0,5. Да пусть у него будет 0.

Александр Денисов: Слава богу, что нашел себе какой-то кусок хлеба.

Эдуард Савуляк: Да. Вот я именно за это. Поэтому, уборщица там или доцент, соответственно, мало получают, мало, согласен. Пусть не платят вообще ничего.

Александр Денисов: Ну, в пенсионный фонд отчисления.

Эдуард Савуляк: Но, но. Я пытаюсь сказать о следующем. Ну, и положа руку на сердце, если вот посмотреть, да, что может сказаться так, ну, обратная точка зрения, что, ну здрассьте, ничего не будут платить! У нас там, в стране все худо, нечем будет, допустим, платить пенсию. Прямо скажем, если у нас…

Марина Калинина: Уже стоят опять вопросы о медицине бесплатной.

Эдуард Савуляк: Щас, щас, щас, щас! Медицине. Если у нас посмотреть долю сборов с подоходного налога, в общем нашем бюджете, прямо скажем, доля небольшая. Там и 10% нет, по-моему, даже 6% нет. С одной стороны, от триллионов это все равно большие деньги. Да? Но в масштабах того, какие деньги у нас, вот опять же было сказано, хранятся, 500 миллиардов долларов, в бестолковых золотовалютных резервах, ну, теоретически есть все-таки за счет чего найти возможность снизить НДФЛ, если необходимо для самых бедных. Я просто пытаюсь сказать другое. Что при прочих равных условиях богатые, там хорошие они, плохие, да, у них, ни один человек не хочет больше платить. Да? Тем более, если законно. Мы же не говорим, богатые в кубышке где-то прячут, и молчат. Вот полковник Захарченко, у которого нашли 9 миллиардов, можно сказать – очень богатый человек. Да? Очень, видимо, у него подход был небогатого человека. Тупо купить 3-х комнатную квартиру, только для того, чтоб там хранить наличные деньги. И вот таких богатых, их нет. Поэтому, хороший, богаты, плохой богатый, видимо, все-таки найдутся хорошие юристы, которые ему помогут вполне законным путем каким образом налоги платить меньше. Вот я уже сказал, это все совершенно законно. Да большой вклад вот, и ничего не облагается. Хотите облагать? Ну, так меняйте, делайте. Вот. Вот так.

Александр Денисов: У нас есть материал, давайте послушаем. Наши корреспонденты провели опрос, в Петропавловске- Камчатском, Чебоксарах и Екатеринбурге, спрашивали, сколько вы платите налогов, какая часть от доходов уходит на уплату налогов. Давайте посмотрим.

«СЮЖЕТ»

Александр Денисов: Люди весело так отвечают.

Марина Калинина: Но, тем не менее, все платят налоги. Стараются как-то себя вести дисциплинировано, не смотря на то, что это съедает огромное количество бюджета.

Эдуард Савуляк: Вот смотрите, дело в том, что большинство кого вы показали, вот только один человек, я там засомневался, это как раз просто работники. То есть, еще раз, они конечно молодцы, но за них это удерживает работодатель. Поэтом у, говорить, что кто-то старается, вот он там недоедает, но старается. Он не то, что не старается, у него просто эти деньги до него даже не доходят. Работодатель их забрал.

Александр Денисов: У него выбора нет.

Эдуард Савуляк: Да. Поэтому, когда люди говорят, я получаю мало, 15 тысяч рублей, 40 тысяч рублей, кто-то 500 получает, здесь вопрос несколько другой. Здесь вопрос не в том, что, а вот был бы налог другой, там, был бы поменьше, я бы получал больше. Тут вопрос надо иначе ставить. Ну, прямо скажем, если людям даже на 13% увеличить зарплату, это, конечно, деньги, но это явно не те деньги. Человек говорит, я 15 тысяч получаю пенсию, за квартиру надо платить 20. Ну, будет он получать 20 тысяч пенсию, это ситуацию изменит? Нет. Тут вопрос, смотрите, ту вопрос про то, что деньги платит работодатель. И, помимо тех 13%, про которые люди слышали, только некоторые тут вот сказали, и то, не назвали проценты, они их не знают, в курсе, что работодатель ведь платит еще социальные налоги.

Александр Денисов: Всего 30%. Сверху еще кидают.

Эдуард Савуляк: И, там, соответственно, все вместе, если посчитать, получается, чтоб рубль вам заплатить, работодатель там 50 с лишним копеек платит, соответственно, в бюджет. И работодатель, почему повысить вам зарплату сегодня не может? Не НДФЛ проблема. А проблема вот в этих соцналогах. Если мы посмотрим, вот мы приводили пример Германию, там Америки, и какие-то нормальные страны, соответственно, где прогрессивное налогообложение, а если мы посмотрим, какие там величины соцналогов, в лучшем случае, процентов, ну не знаю, 17-22, а кое-где – 28. Мало где. Нигде нет 30 и нигде нет 50. Поэтому, если посмотреть на проблему с точки зрения работодателя, то работодатель немецкий, который платит там какую-то зарплату и удерживает так же из зарплаты какие-то большие налоги, в целом столько же платит в бюджет, грубо, сколько и мы. То есть, тот 50% отдает, там 30% зарплата, 20% соцналоги и наш 13, якобы маленький, и все остальное. Но по возможности развиваться, прямо скажем, в России и в Германии, по возможности кредитным ресурсом, для работодателя, он взял под 3% кредит, или наш, не может его взять, даже под 20%.

Марина Калинина: Ну, потому, что тот работодатель, который платит, скажем, в Германии эти налоги он получает, за что он платит, и он реально знает, что он может получить, какие льготы он может получить от государства в обратную сторону.

Эдуард Савуляк: Да.

Марина Калинина: Здесь такого не происходит, а платишь ты регулярно и постоянно.

Эдуард Савуляк: Вот, вот мы вот сейчас и пришли просто к теме, да, что вопросы на самом деле маленькая ли зарплата, это вопросы не столько налогов, сколько вопросы того, что у нас развиваться работодатель, во-первых, не может так же динамично, как за границей. И второе, положа руку на сердце, у нас самое главное производительность труда ни в какие ворота не лезет. То есть, сравнивать производительность в России с Америкой или Германией, ну, к сожалению, даже несравнимые вещи.

Александр Денисов: Давайте послушаем еще один звонок. Светлана из Карелии дозвонилась. Светлана, добрый день!

Зрительница: Добрый день. Слушаю вашу передачу и хочу не согласиться с вашим гостем. Ваш гость сказал, что нельзя у богатых отнять копеечку. Так если у богатых нельзя отнять копеечку, так заберите у них то, что принадлежало всему народу, природные ресурсы, это достояние всего народа. Теперь этим распоряжаются единицы, а налоги берут с нас. С бедных, кто получает копейки. Мы хотим больше зарабатывать, но мы не можем заработать больше. А налогов мы платим столько, во всем мире столько не платят, и косвенных и прямых налогов. Вы посмотрите, я живу в частном доме, 47 года постройки, он обложен налогом. А какой-то богач, у нас же и во власти много богачей, живут во дворцах и я больше, чем уверена, что им будут, как сказать, поблажки сделаны и не будет их роскошь облагаться налогом. То есть, их жалеют, их жалеют обложить налогами. А нас, зачем жалеть, мы простые люди, нас жалеть не надо.

Александр Денисов: Спасибо!

Зрительница: Вы посмотрите, какая несправедливость.

Марина Калинина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо, Светлана.

Марина Калинина: Вот так вот плавно к роскоши переходим, которая тоже.

Эдуард Савуляк: Да. Еще раз повторюсь, я не сказал. Что давайте не будем трогать богатых. Я сказал, что, на мой взгляд, почему Минфин и налоговые органы, у которых работа такая на самом деле, трогать их, да? Забирать налоги. Почему они этого не делают? Потому, что у нас уже был опыт, когда вроде бы были налоги выше, собирали его меньше. Объективно пока к этому не готовы. Возможно, я же сказал, через 5 лет, когда появится налог на расходы, тогда и придет время повысить НДФЛ.

Марина Калинина: Не готовы кто, не готовы Минфин и налоговая?

Эдуард Савуляк: Не готовы налоговые органы. Налоговые органы не готовы. Объективно. Не готовы объективно они. Еще раз, тому косвенных даже признаков куча. Тому, что даже один и тот же самый дом могут по разным методикам облагать налогами. Пусть большими или маленькими, вопрос десятый. Даже это пока не могут. Поэтому еще раз, пока не готовы. Через 5 лет готовы будут, видимо, НДФЛ тоже повысится. Я в этом уверен, что 13% у нас не останется.

Александр Денисов: Еще один звонок, Наталья из Белгорода. Наталья, добрый день.

Зрительница: Алло, добрый день. Скажите, вот у меня такой вопрос. Год назад я пошла на пенсию, стаж работы у меня 30 лет. Значит, пенсию назначили мне 8200. Но при такой пенсии просто физически выжить невозможно, поэтому я продолжаю работать. У меня такой вопрос. Я много лет работаю на одном предприятии, значит, никакой индексации, ничего практически не происходит. Если, допустим, я работала в организации, где платили за работу с ядохимикатами, там доплаты какие-то были. Потом эти все доплаты сняли, короче, сказали, что не положено. У меня такой вопрос, работодатели, те, которые ну нам дают работу, да, как бы простым смертным дают работу, почему нет проверки для них, почему в течение многих лет не повышается заработная плата, не индексируется? Поэтому и отчисления маленькие в пенсионный фонд. Как мне сказали в пенсионном, у вас была очень маленькая заработная плата, поэтому у вас такая мизерная пенсия. Почему нет какого-то контроля над нашими работодателями? В лучшем случае они говорят, что если не нравится, то можете уходить. За воротами людей много. У нас благополучная Белгородская область как бы считается, средняя заработная плата уже почти 30 тысяч. Но де она? Где она эта 30 тысяч? Никто на эти деньги никогда не работает.

Марина Калинина: Спасибо большое.

Александр Денисов: Спасибо.

Марина Калинина: Ну, вот такая вот история. Не хочешь, уходи.

Эдуард Савуляк: Ну, смотрите. С одной стороны, вот опять же, у нас же якобы рынок, да? Поэтому ну как работодателя можно заставить повышать зарплату? Ну, я боюсь, никакие проверки…

Марина Калинина: То есть, это бесконтрольно совершенно?

Эдуард Савуляк: Нет, тут неправильное слово «бесконтрольно». Вот смотрите, в каждой, в каждом регионе, ну, и в целом по России, есть какой-то там минимальный уровень, вот допустим, 30 тысяч, поэтому. Если кто-то ставит 22, то у налоговых органов большое подозрение, что конечно, это не 22. Это 22 показывают, а, соответственно, еще 10 доплачивают в черную. Их вызывают на ковер и их там как бы спрашивают, они зарплату и повышают. Соответственно, сказать про то, что давайте сделаем уровень 50, ну 50 я боюсь, что может закрыться компания. В среднем. Опять же, какая-то выживет, две закроются. Поэтому, возможности давить работодателя. Ну, видимо есть через профсоюзы, все-таки, я знаю, у нас есть такие структуры. Почему они молчат?

Марина Калинина: Но они как-то у нас слабовато работают. Почему, опять же?

Эдуард Савуляк: Ну а, соответственно, завести еще одну отдельную структуру, в госорганах, набрать чиновников, которые будут ходить, и спрашивать, почему не повышаете зарплату, будут объективные на это получать отговорки, и ничего не будет меняться. Ну, на мой взгляд, это немножко тоже не тот подход. То есть, видимо, все-таки, как ни крути, вот если мы опять же ссылаемся на мировой опыт, нигде в мире нет кого-то в лице государства, кто бы приходил и говорил, а ну-ка, давай повысим зарплату. Везде это решается образом каким? Действительно, не нравится, ищешь зарплату другую. Нет возможности найти у себя в городе, переезжаешь в город другой.

Марина Калинина: Ну, мы так плавно подошли ко второй части нашей беседы, это роскошь. И вообще налог на роскошь, который вроде бы есть, но работает ли он, и что вообще сейчас считается роскошью?

Эдуард Савуляк: Ну, роскошью у нас по-прежнему считается то, что и по-моему 5 лет назад, когда этот налог вводился. И прямо скажем…

Марина Калинина: Автомобили сверх меры.

Эдуард Савуляк: Да, да, да. Соответственно, яхты, дорогие квартиры, больше 300 миллионов рублей, ну, правда с тех уже у нас две было девальвации, да, и поэтому.

Александр Денисов: Автомобили свыше 3-х миллионов, по-моему?

Эдуард Савуляк: Ну, автомобили да, но там, на текущий момент даже не столько 3 миллиона, там отдельный перечень есть.

Александр Денисов: Марок.

Эдуард Савуляк: Поэтому на текущий момент, прямо скажем, практически все марки уже там. Ну, я имею в виду, даже не то, что роскошного класса. А даже автомобили, соответственно, ну, просто не низшего класса, они уже там все. То есть, соответственно, какой-нибудь а-ля «Тойота», да, прямо скажем не самая дорогая марка, у них же «Лексус» премиальная марка, да? Ну и «Тойота» соответственно, с большими литражами уже там тоже вся. А естественно, то, что там «БМВ» и «Мерседесы» и прочие - конечно. Поэтому, да, с одной стороны налог на роскошь у нас есть. Но мы видим конкретно, если говорить не про дорогие квартиры, потому, что квартиры больше 300 миллионов рублей все-таки да, видимо есть даже не у тех, кто получает 500 тысяч рублей. Вот. А все остальное да, к сожалению, уже это массовый сегмент, не роскошный. Но, опять же, когда этот налог вводили, уже и тога и Минфин совершенно от него не ожидал никаких великих сборов. То есть, вот просто была потребность, вот как сейчас, 13% мало, давайте, как бы вот пусть богатые платят больше.

Александр Денисов: Просто ответ на социальный запрос.

Эдуард Савуляк: Да. Хотите, как бы, налог на роскошь мы его введем, но ничего глобального мы от него не ждем. Почему? Ну, потому, что возможности…

Марина Калинина: Не ждем, потому, что может быть, не можем собрать, организовать?

Эдуард Савуляк: Вот! Вот я, нет. Тут вопрос не организовать. Естественно вопрос не в том, что некому пойти и взять деньги.

Марина Калинина: Нет, сам процесс организовать?

Эдуард Савуляк: Сам процесс организовать можно, а проблема в том, что от этого налога, так же как, и еще раз, от любых других налогов есть возможность легитимно его обойти.

Александр Денисов: Каким образом?

Эдуард Савуляк: Самым простейшим образом. Этот образ знают абсолютно все. Вот допустим, мы говорим про дорогой автомобиль. Ни для кого не секрет, что у нас, даже сейчас мы не про налог на роскошь, просто базово говорим, что вам необходимо платить транспортный налог. Где он будет у вас максимальный? В городе-герое Москва. Где он будет минимальный? За пределами МКАДа уже будет ниже, а если мы, скажем. у вас будет автомобиль зарегистрирован в Чечне там, возможно, вообще ничего платить не будете. Поэтому, естественно, если у вас тут цена вопроса, тут вы так платите полторы тысячи рублей, и куда то надо ехать, будете поэтому платить тысячу, вы этим заниматься не будете. Но те, кто за автомобиль соответственно, должны платить 500 тысяч рублей и могут платить ноль, ну, или условно, 15 тысяч рублей, возможность, видимо, скататься и поставить его там, на учет есть. Да? то же самое мы говорим про яхты. Да что, у нас хоть одна яхта зарегистрирована в России? Про самолеты. То есть, мы сейчас реально говорим про сверхбогатых, да? Не про тех, кто получает 500 тысяч рублей. А тех, кто только за полет один раз на самолете 70000 долларов как бы уже заплатил команде. Вот. Никто не регистрирует их в России. Поэтому, мы не то, что не получаем те миллионы, на какие рассчитывали, мы вообще не получаем ничего. Вот у нас налог на роскошь яркий пример того, как виртуально мы можем собрать какие-то деньги, то есть, посчитав, так, 172 тысячи миллионеров, с каждого соберем, не знаю, хотя бы по 100 тысяч рублей, будут какие-то приятные цифры. А не собираем, я думаю, даже 172 миллиона. То есть, условно, с каждого по тысяче не собираем даже. Вот. Поэтому, еще раз, повторюсь. Я не против повышения налогов, я против того, чтобы, еще раз, это обычная математика, если вы хотите что-то повысить, то есть взять, взыскать, вы должны действительно иметь такую возможность. То есть, не то, что ввести налог, ну и как бы че вы не собираете? А как же они соберут, когда базы нет? Что если не зарегистрирован самолет в России, вот как с него можно собрать?

Марина Калинина: Сначала базу надо найти, потом ввести налог.

Эдуард Савуляк: Да.

Марина Калинина: Или ввести налог и очень стараться искать базу.

Эдуард Савуляк: Да.

Александр Денисов: Давайте еще один звонок примем, немного времени осталось. Наталья, Московская область, добрый день.

Зрительница: Добрый день, будьте добры, объясните мне, пожалуйста, для чего существует налог на добавленную стоимость? Вот допустим, я стоила дачу. Я платила за доски, за..

Эдуард Савуляк: Ну, ясно.

Зрительница: Я платила за доски, за кирпичи, и плюс к ним налог на добавленную стоимость. Сейчас от 18%, с нового года он будет 20%. Вот я буду пенсионером, допустим, и что-то покупая, ту же стиральную машину за 20 тысяч, я должна буду уже заплатить 24 тысячи. Если мы платим подоходный налог, причем тут еще налог на добавленную стоимость?

Марина Калинина: Понятно, спасибо большое.

Александр Денисов: Спасибо Наталья, понятно. Ну, вот люди возмущены, что еще больше придется платить.

Эдуард Савуляк: Посмотрите, вот как раз здесь консенсус у всех. То есть, с одной стороны, самая большая удавка на шею любого бизнесмена, а еще раз мы возвращаемся к теме любой бизнесмен, это работодатель. Тот, кто в итоге вам может зарплату платить 50 тысяч или 13, да, соответственно. Так вот, НДС абсолютно всех давит больше всего. То есть, самые большие претензии именно к этому виду налогов, и обратная теорема, почему, а потому, что именно этот вид налога наше государство научилось собирать лучше всего. Да? Лучше всего. Поэтому, с одной стороны, если вопрос ставить про то, что давайте сделаем, не знаю, 50% НДФЛ, но какой-то налог снизим, все скажут, уберите НДС или сделайте его, хотя бы процентов десять. Но государство на это не пойдет. Вот как раз вот мы видим, где оно собирать умеет, вот оно с 18-ти до 20-ти. И там вполне как бы сразу сотни миллиардов рублей, да? Прямо скажем, в Венгрии НДС 28%, нам есть еще, если мы хотим на мировые стандарты равняться, да, к чему расти. Но, вот тут с одной стороны. Вроде бы это касается всех, но фактически, плачу я, как физлицо. То есть. после уплаты всех налогов, я очищенные свои деньги от налогов еще трачу и НДС у меня забирают, а я вернуть уже не могу.

Александр Денисов: Спасибо. В гостях у нас был Эдуард Савуляк, директор консалтинговой компании. Обсуждали прогрессивную шкалу налогообложения.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О прогрессивном налоге

Комментарии

Анна
Самые богатые это чиновники, они не будут себе повышать налоги лучше с бедного населения все выжать до последней капли.
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты