Эдуард Савуляк: Пришло время отказаться от ограничений валютных операций. Мы их уже пережили

Эдуард Савуляк: Пришло время отказаться от ограничений валютных операций. Мы их уже пережили
Доходы богатых растут в 6 раз быстрее доходов всех остальных. Чиновников накажут за хамство. Искусственный интеллект. Снюс-эпидемия. Ипотечные деревни. Кто в семье кормилец?
Россия - в лидерах по неравенству доходов
Игорь Липсиц: Мы страна фантастических возможностей - у нас огромный ненасыщенный внутренний спрос. Только денег нет
Ольга Савинская: С возрастом мужчины более охотно заключают второй брак. Женщины же склоняются к тому, чтобы быть самостоятельной единицей
Любовь Адамская: Всем довольный человек на приём к чиновнику не придёт. Вежливо общаться с людьми - часть функционала представителей власти
Сергей Полозов: Сегодня нет профилактики наркомании. Отсюда и ситуация с популярностью снюсов
Николай Прохоренко: Первичная проблема страховой медицины — в том, что она недофинансирована. Ровно в два раза!
Ипотечные деревни: привлекут ли они горожан?
В социальной гостинице «Дочки-матери» рады любой помощи. Особенно нужны лекарства для постояльцев-инвалидов
Чиновник без подарка. Предновогоднее разъяснение Минтруда: ничего не дарить!
Гости
Эдуард Савуляк
директор консалтинговой компании

Анастасия Сорокина: Снова в прямом эфире программа «Отражение», в студии Александр Денисов и Анастасия Сорокина. Мы продолжаем общаться вместе с вами, поэтому звоните, пишите в наши социальные группы, все контакты есть на экране.

Александр Денисов: Да. Через полчаса у нас большая тема, поговорим про благотворительность, почему мы черствые, вот как посчитали британские ученые, британские ученые, как известно…

Анастасия Сорокина: …все знают.

Александр Денисов: …все посчитали, да, нас тоже посчитали. Верить этому или нет, мы обсудим, такие ли уж щедрые мы или нет.

А сейчас у нас рубрика «Личное мнение», поговорим вот о чем. Реки текут на запад: сотрудники правоохранительных органов тут задержали предпринимательницу, которую обвиняют в выводе за рубеж 1 миллиарда рублей. Существует четкая взаимосвязь между утекающими в офшоры деньгами и нашим понижающимся уровнем жизни. Как все взаимосвязано, как выводят деньги, зачем? Вот Настя надо мной смеется, зачем, все, мол, и так понятно.

Выскажет личное мнение Эдуард Савуляк, директор консалтинговой компании. Эдуард, добрый день.

Эдуард Савуляк: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Ну я не смеюсь над тобой, Саша.

Александр Денисов: Вы тоже смеетесь, когда задают вопрос, зачем, да?

Эдуард Савуляк: Нет, я не то чтобы смеюсь, зачем, я смеюсь про 1 миллиард рублей.

Александр Денисов: Миллиард рублей, да?

Эдуард Савуляк: Буквально вчера были последние данные соответственно нашего Центрального банка, сколько денег утекло из России за предыдущий квартал и сколько за последние пару лет. Вот за последний квартал утекло на Запад денег более 8 миллиардов долларов, за последние пару лет почти 90 миллиардов долларов. Поэтому на этом фоне тетя, которая за несколько лет вывела 1 миллиард рублей, – это, конечно, видимо, ее личный рекорд, но в целом, мы видим, это погоды не делает.

Александр Денисов: Как связан отток…

Анастасия Сорокина: …и уровень жизни?

Александр Денисов: Отток с уровнем жизни? Потому что экономика-то тоже пересыхает, деньги не работают, на чьих-то счетах они лежат. Рента, безусловно, у них есть, а уровня жизни у нас нет.

Эдуард Савуляк: Да. Вот смотрите, с одной стороны, видимо, какая-то связь, конечно, с экономикой есть, но, на мой взгляд, она такая не очень прямая. Вот связь, которая самая явная: естественно, приток и отток денег влияет в первую очередь, видимо, во-первых, на наши резервы, соответственно на баланс счета, то есть сколько Россия продает, сколько покупает, отток и приток соответственно. И так или иначе, то, что мы с вами видим, влияет на валютный курс. То есть, другими словами, вот когда в стране совсем худо и соответственно убегают капиталы, соответственно, мы знаем, резко курс у нас скачет.

Бывает такое на самом деле, когда капиталы к нам приходят, и непонятно с чего вроде бы курс начинает проседать, то есть рубль расти, доллар падать. Соответственно, если мы посмотрим на этот год, то мы этот год начали с худшим курсом, чем сейчас, то есть при прочих равных условиях, вроде бы даже такой большой отток… Кстати, сразу помечу, что это не значит, что этот весь отток плохой, то есть мы просто брали…

Анастасия Сорокина: Что значит «плохой»?

Эдуард Савуляк: Вот миллиард рублей…

Александр Денисов: …с которого мы начали.

Эдуард Савуляк: …который увела дама, здесь же…

Александр Денисов: Но вы про 90 миллиардов долларов.

Эдуард Савуляк: Да, заведено там уже уголовное дело и все остальное. Это не значит, что 90 миллиардов долларов подобные еще не пойманные какие-то плохие люди. Соответственно, банки наши, правительство наше берут все равно за границей деньги, выпускают еврооблигации, естественно, их когда-то надо возвращать, необходимо гасить проценты, инвесторы иностранные к нам заходят, получая дивиденды, да? То есть это все и складывается в эти реки, которые уходят и соответственно приходят тоже. Не бывает такого, что только ушли или только пришли, и то и другое, и вот сальдо получилось такое за этот квартал или пару лет.

Поэтому вроде бы, еще раз, внешне так может выглядеть это не очень красиво, то есть, ой, 90 миллиардов ушло из России, мы стали из-за этого хуже жить. Еще раз: если бы за это время курс у нас скаканул, допустим, до 150 рублей или хотя бы до 100, точно было бы ясно, что деньги, которые нам необходимы, ушли из экономики России, соответственно курс на это отреагировал. Сейчас мы видим, что вроде бы деньги ушли, но курс, как ни странно, просел. Поэтому…

Анастасия Сорокина: То есть это хороший симптом того, что… Ну условно хороший, все в порядке?

Эдуард Савуляк: Да.

Александр Денисов: Что притекло что-то все-таки?

Эдуард Савуляк: Да, конечно.

Александр Денисов: А что притекает? Или это просто «Роснефть» сдала валютную выручку?

Эдуард Савуляк: Совершенно верно. Не только «Роснефть», но наш экспорт в первую очередь сырьевой, поэтому да, при прочих равных условиях вроде бы с нефтью не очень все в порядке, но опять же она все-таки у нас на уровне выше прогноза. У нас же правительство все равно делает на пару-тройку лет вперед бюджет, этот год у нас все равно лучше происходит, чем было запланировано. А у нас, естественно, к нефти привязаны газ, металлы и прочие, я имею в виду приблизительно так же торгуются. Поэтому приходов в Россию все равно в долларах и в рублях соответственно немножко больше, чем оттока. То есть еще раз, несмотря на то, что у нас вроде бы чистый отток получается, это не значит, что все плохо.

Александр Денисов: Приток все-таки выше, да?

Эдуард Савуляк: Да.

Александр Денисов: Интересно, интересно.

Эдуард Савуляк: Мы это наблюдаем. Во-первых, растут золотовалютные резервы, это можно рубли напечатать, но золото и валюту напечатать нельзя. Видимо, все-таки у нас не просто заходит больше денег, чем уходит, а еще и остается, чтобы Центральный банк там что-то складировал и на курсе это плохо не сказывалось, вот так.

Анастасия Сорокина: Эдуард, если мы говорим про, скажем так…

Александр Денисов: …плохой отток?

Анастасия Сорокина: Плохой отток.

Александр Денисов: Про плохой отток.

Эдуард Савуляк: Незаконный?

Александр Денисов: Незаконный, да.

Анастасия Сорокина: Незаконный отток, вот эти миллиарды, вот эти суммы действительно, скажем, выводятся деньги, которые могли бы работать внутри страны и как-то эффективно поднимать ту экономическую ситуацию, которая сейчас возникает? Потому что понятно, вы говорите о резервах, о фондах, но люди-то не чувствуют на своей жизни, что стали лучше жить. Ну курс, ну там еще что-то, акции, прибыль валютная, а по сути жизнь-то не меняется, только ухудшается.

Александр Денисов: Или это гады, которые так или иначе даже здесь не вложат в экономику?

Эдуард Савуляк: Вот сейчас, смотрите, я расскажу еще раз. Самое главное, на мой взгляд, все-таки уже прозвучало: напрямую отток и приток на конкретный кошелек конкретного человека, если это не миллиардер, у которого утекло, притекло, все-таки не очень влияет. И…

Анастасия Сорокина: Я вот, знаете, расскажу просто. У меня друзья пошли, скажем так, решили, что они должны финансово просвещаться, и пошли к финансовому консультанту, который дал им рекомендацию: вы вместо того, чтобы сдавать свою однокомнатную квартиру, лучше ее продайте, а деньги положите куда-то там не в России, чтобы они у вас там жили и работали. И вот такие вот рекомендации, и вот эта вот система, что здесь ненадежно, а там как-то лучше, вот они почему-то, вот эти настроения, витают в воздухе.

Эдуард Савуляк: Смотрите, слово «ненадежно», на мой взгляд, здесь не совсем корректное. Мы все-таки если говорим, что человек хочет заработать, они же для этого пошли к консультанту, заработать, а не то что я боюсь, что у меня деньги украдут вместе с квартирой. Они хотят заработать, и так получается, что, допустим, сдавать недвижимость, не знаю, в Москве или где они живут, не так выгода, как, допустим, какие-то другие финансовые инструменты.

И здесь, допустим, точно так же можно сказать, какие бы у нас маленькие депозиты в банках ни были, но даже в российских банках, если это продать и соответственно на депозит положить, будет на три рубля больше, вы можете заработать. А если говорить про то, что это все-таки рубль, тут мало ли что будет, его тут заработали, потом он там скакнул и все пропало…

Анастасия Сорокина: Страховка на 1 миллион 400 тысяч рублей.

Эдуард Савуляк: Нет-нет, я уж не говорю, что совсем все пропало, я говорю, что вы виртуально заработали 200 долларов, потом скакнул доллар, рубль упал, и 100 долларов, допустим, получилось. То есть это не то что банк разорился. И консультант им говорит, что если вы хотите валютную подушку, у нас же в банках ничего не платят или какие-то смешные, унизительные…

Александр Денисов: Там 0,01%.

Эдуард Савуляк: …то вы купите, допустим, еврооблигации или купите бонды американские, по ним платят какие-то три копейки, и все равно это в долларах, вот чем он им говорит.

Я сейчас хотел бы вернуться к теме того, что плохой отток на самом деле насколько условно плохой или не плохой, или какой-то закамуфлированно плохой. Значит, первое: отток, который безусловно плохой и сказывается, видимо, если не на всех, то на каком-то конкретном плохо, – это если, допустим, какой-то конкретный банк, а конкретно его собственник, видит, что не все в порядке, и начинает деньги распихивать по карманам за границу и сам помаленечку туда собирается перебраться. Вот это, мы точно понимаем…

Почему он в России не оставляет? В России, видимо, так или иначе могут найти. Соответственно, заграничные счета, офшоры не офшоры, вопрос десятый, туда денежки передвинул, тихонечко туда убежал, и оттуда уже, соответственно, что-то из себя изображает. Это, конечно же, плохой отток, а мы понимаем, это были деньги конкретных вкладчиков, неважно, пенсионеров или каких-то юрлиц, но этих денег точно нет, они есть в каком-то другом месте. В целом вроде бы на вас это не отразилось, на рубле не отразилось, но кто-то конкретно остался, условно, без своих 1,5 миллионов рублей.

Но вот вряд ли, я думаю, банкиры прибегали к услугам этой дамы, банкиры сами услуги оказывают, они же на то и банкиры, могут сами все передвинуть, им никакие услуги не нужны. Кто прибегал к услугам вот этой предпринимательницы? Как раз те, кто занимаются «серым» импортом. То есть в чем здесь соль? Человек хочет купить китайские кроссовки, они стоят условно за партию 10 тысяч долларов. Он понимает, 10 тысяч долларов он сюда завезет, тут будет таможенная пошлина, НДС, и у него, условно говоря, за 1,5 тысячи, как он хотел продать, не купят. Поэтому он здесь ставит, как будто бы он кроссовки покупает условно не за 10 тысяч, а за 3, но всем все равно заплатить надо. Вот он 3 вывел официально, всем все равно надо заплатить, и он прибегает к услугам тети.

То есть, другими словами, вот здесь получилось вроде бы все очень некрасиво и криминально, но по сути кроссовки сюда приехали, вы их, условно говоря, купили, то есть и предприниматель заработал три копейки, и вы рады, какие новые кроссовки классные. Но кто потерял? Бюджет потерял, конечно, то есть он мог с 10 тысяч пошлину получить, НДС, а он получил условно с 3 тысяч. Я думаю, не такой, конечно, большой разбег, допустим, с 8. Ну а в целом кто такой бюджет? Это вот как раз пенсионеры, врачи, учителя, силовики, что-то еще.

То есть мы видим, с одной стороны, это на самом деле вот такой скрытый вывод денег, это на самом деле не то что деньги прямо пропали, он бы и так эту десятку заплатил через банк. То есть в целом бюджет недосчитался, в частности, вроде бы так вот конкретно кто-то вот прямо потерял от этого, такого нет.

Александр Денисов: Но в целом картину нарисовали, каждый по чуть-чуть да потерял, учитывая пенсионеров, которые от бюджета тоже зависят, чуть-чуть да потерял, конечно.

Эдуард Савуляк: Да, да. И вот здесь вот очень хитрый, на мой взгляд, нюанс. То есть я специально статистику привел. С одной стороны, мы же понимаем, не единственная эта тетя выводила миллиарды, еще есть непойманные какие-то господа, там тоже миллиарды есть, видимо, может быть, не один. Но тем не менее мы видим в масштабе, когда мы говорим, что утекло в целом за границу, там и «черные» деньги тоже есть, много «белых», под 90 миллиардов долларов. Но если даже там все «черное», если собрать, миллиард долларов если получился, это все равно 1/90. То есть в целом опять же этот миллиард долларов не лишний, мы видим, с него не получены налоги и все остальное. Но погоду, допустим, в плане курсообразования, что вот если бы у нас был миллиард, у нас бы доллар стоил 55, – конечно, не стоил бы. Ну, может быть, на паре копеек это и отразилось бы, а скорее всего никак бы не отразилось.

Поэтому, на мой взгляд, именно на этот момент, что «черные» тети чем-то плохим занимаются, на мой взгляд, на это надо посмотреть чуть-чуть иначе. У кого еще вы знаете подобных «черных» теть? То есть в Америке, может быть, они есть, в Японии, в Европе, я имею в виду в приличных странах, на кого хотелось бы равняться. Там нет такого. А почему? А потому что там в целом капитал не ограничивается в движении. То есть, грубо говоря, ваши знакомые захотели купить американские облигации, ну потому что это их личные деньги, ну пусть покупают. Вот если бы они жили в Америке, никто бы никакие ограничения им не стал чинить.

Александр Денисов: А у нас что, им кто-то ограничения поставит, Настиным знакомым, если они захотят?

Эдуард Савуляк: Ну это я условно говорю. Прямо скажем, это отдельная тема, не для сейчас, она немножко другая. Знакомые могут деньги вложить, но потом так получится, что получать, допустим, процент, или дивиденды, или они страховку какую-то купят, они не имеют право на заграничный счет, должны только на российский. А может так получиться, что те, у кого они это купили, банк американский, не могут на российский счет зачислить, а могут только на свой. И у нас потом получается, что знакомые хотели выгадать, условно говоря, лишние 5–8% в валюте, а потеряли, соответственно, 100% вообще денег всех в результате штрафа нашего российского за незаконные валютные операции.

Поэтому я к чему на самом деле веду? Страны, где центральный банк чувствует в себе силу и считает, что от подобных теть курс на самом деле доллара или евро не зависит, там таких ограничений просто нет, и поэтому там и теть таких нет. То есть хочу я на Китай, грубо говоря, сделать 2 платежа по 3 тысячи, ну и делаю; хочу 3, делаю 3. Мне никто не говорит, где кроссовки, почему не приехали. Это только наша…

Александр Денисов: Так он же хотел один честный, а другой платеж нечестный сделать.

Эдуард Савуляк: Я понимаю, но это опять же с чем связано? С тем, что у нас есть валютный контроль, с тем, что не дай бог… На самом деле многие предприниматели начинают работать «по-белому», а потом, к сожалению, жизнь их заставляет уходить вот в эту «серую» зону. Как? Вот он заплатил китайцам 10 тысяч долларов, а китайцы необязательные, мы это условно говорим, что китайцы, это хоть где может быть, прислали условно номенклатуру немножко другую. И что получается? У него паспорт сделки, банк начинает сверяться: так, а это что такое, а это, а где остальное? И он там рассказывает истории, а иногда и кинуть просто могут, то есть они вообще ничего не прислали, бывает такое. И он и так деньги потерял, а банк еще и подозревает, что он просто деньги вывел из страны.

Александр Денисов: А что, банк прямо должен кроссовки пощупать?

Эдуард Савуляк: Конечно, он все должен пощупать. И что дальше происходит? Соответственно, банк на таможню, наши правоохранительные органы, возбуждается уголовное дело, штрафы, я говорю, до 100% от суммы операции. То есть человек и так потерял условно свои 10 тысяч, еще 10 должен в виде штрафа нашему государству, потому что оно считает, что он их обманул, еще и уголовное дело над ним висит, да? И он в следующий раз думает: «Лучше я 3 тысячи брошу, на 3 тысячи мне точно пришлют, а 7 как-нибудь по-другому, чтобы вот этих вот нюансов не было».

Поэтому, на мой взгляд, все-таки уже немножко пришло время от этих валютных ограничений, еще раз, которых нет нигде в мире, они есть в странах с действительно слабой экономикой, что вот если чуть-чуть валютная выручка не пришла, а курс соответственно начал падать и кошмар, как в Венесуэле какой-нибудь, мы уже все-таки, на мой взгляд, это переросли и от этих ограничений могли бы отказаться. И тогда бы не было этих теть, соответственно многие бы вздохнули гораздо лучше, ничего бы не боялись, ну и в целом, я думаю, на нас бы это неплохо отразилось.

Александр Денисов: Про ограничения поговорим, пообщаемся со зрителем.

Анастасия Сорокина: После звонка. Из Ульяновской области Татьяна дозвонилась. Здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте. Татьяна, вы выводите валюту за рубеж или нет?

Зритель: Нет-нет, я пенсионерка, у меня 10 тысяч стабильная пенсия, но, конечно, обижена на государство. Я уже пыталась сколько раз позвонить, предыдущая вот тема, но меня отключили. Но вот сейчас хочу высказаться, оторваться по полной.

Александр Денисов: Ага.

Зритель: Меня просто интересует, вот эти деньги она украла, или это ее личные деньги? Это вот вообще непонятно, как это понимать вот простому обывателю. Но в других странах бы за это, если, конечно, украла у государства, в долларах, я думаю, там миллиард долларов, да?

Александр Денисов: Миллиард рублей.

Зритель: Да, ну хотя бы рублей, это столько мне в жизни, мне пять жизней надо, я столько не зарабатываю, правда? А вот что ей за это будет, скажите? Ей смерти мало за это, понимаете? Объясните, пожалуйста, простому обывателю.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Татьяна, за вопрос.

Зритель: Просто вот, смотрите, мы всю жизнь работали, вообще на пенсию 10 тысяч заработали, а сейчас вот они пожинают плоды, а мы тут нищенствуем.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо.

Эдуард Савуляк: Сразу поясню еще раз, что миллиард этот не ее и не украденный у государства, это миллиард, который якобы через нее прошел какими-то предпринимателями. То есть они сказали, что вот можно через нее условно на Китай закинуть деньги за кроссовки. И она, естественно, это делала не бесплатно, видимо, на этом заработала какие-то деньги. Опять же предположу, что если миллиард действительно был, то миллионов 50–60 рублей она заработала все равно на этом. С одной стороны, это не миллиард, но тоже деньги немаленькие. Я уверен, пенсионерам из Ульяновска, конечно…

Александр Денисов: …пенсию можно было поднять.

Эдуард Савуляк: Да.

А по поводу того, что ей будет. Насколько я понял, заведено все-таки уголовное дело, и вот тут очень хитрый нюанс, статьи могут быть разные, начиная от незаконного предпринимательства, незаконной банковской деятельности, и есть совсем такая суровая статья, как раз вывод денег за границу по подложным документам. Соответственно, если мы говорим о статьях за незаконное предпринимательство, незаконную банковскую деятельность, там в принципе 3–5 лет и, как правило, если первый раз человек попал, а мы видим, что вроде она не рецидивист, условный срок и штраф зачастую еще какой-то, такой какой-то формальный, абстрактно 10 тысяч, 100 тысяч рублей. Соответственно, если же получится статья суровей, незаконный вывод денег за границу по подложным документам, там в принципе 7–10 лет вполне возможны и условного срока уже быть не может. Но, как практика показывает, в основном идут по условным статьям все.

Александр Денисов: Вот про позицию государства, вот вы говорили. Я тут прочитал, что, оказывается, правительство выдвигает такое предложение отменить уголовную ответственность за нерепатриацию валютной выручки, то есть оставить ее за рубежом, а также, что меня больше всего удивило, за перевод денег по подложным документам.

Эдуард Савуляк: Вот как раз о чем я говорил.

Александр Денисов: Да. Силовики и Центробанк против. Почему правительству либерализация валютного контроля выгодна, а силовикам и Центробанку нет? Ведь даже по подложным документам хотя отменить. Зачем?

Эдуард Савуляк: Ну смотрите, это как раз ровно то, о чем мы говорили.

Александр Денисов: О чем говорили, да.

Эдуард Савуляк: То есть, с одной стороны, я считаю и, видимо, правительство так считает, что все-таки эта норма себя изжила, то есть мы больше людей пугаем, чем на самом деле толк от этого есть. То, что силовики против, это понятно, их же на самом деле дело заводить уголовные дела и так далее, поэтому тут понятно. Центральный банк, на мой взгляд, перестраховывается, потому что, еще раз, если Центральному банку задать, он ведь на самом деле это все видит до копейки, это мы там предполагаем, сколько там «грязного», «белого», а он это все видит до копейки. Поэтому, если Центральному банку задать вопрос, на самом деле как на курс, а он, видимо, именно курса боится, соответственно как на курс повлиял условно этот миллиард рублей, или пусть их там было 80 миллиардов каких-то еще неучтенных, непойманных таких, на мой взгляд, все-таки он не повлиял вообще никак.

То есть если вопрос задать, что у нас влияет на курс, все скажут, что цены на нефть, на втором месте санкции, они реально влияют, наверное, на 20–30% точно, тем более если еще и вместе сложатся, мы знаем, как курс прыгает на этом. Вот эти тети вообще на это не влияют. Но опять же Центральный банк, видимо, пока не готов. Я уверен, что в ближайшие 3–5 лет мы к этому придем точно.

Анастасия Сорокина: Еще один звонок, Саш, примем, из Владимирской области Марина дозвонилась. Здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте. Звоню до вас много раз, дозвонилась в первый, спасибо вам большое. Владимирская область, город Вязники, город очень маленький. Я индивидуальный предприниматель, но я хотела сказать еще не об этом. В общем, у нас торговля осуществляется, пускают таджиков, армян, куча огромных конгломератов, которые перемещаются из Москвы в наши маленькие города, то есть занимают все наши ниши. В итоге вывозят огромное количество денег именно в свои республики, не платя никаких налогов, вот и все. Наша администрация безмолвствует, губернатор молчит.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Эдуард, что, действительно такой мощный канал вывода средств через диаспоры национальные?

Эдуард Савуляк: С одной стороны… Вот, кстати, здесь смеяться не надо, может быть, опять же за счет того, что мы Россия, на нас, грубо говоря, в 80 миллиардах вот эти деньги не очень видны, но я могу сказать, что как раз те республики, куда они выводят эти деньги, свои родные, они за счет этих денег живут. То есть вот те же самые Грузия, мы поругались сейчас в очередной раз…

Александр Денисов: …Таджикистан…

Эдуард Савуляк: Там же, соответственно, 3 миллиарда долларов выводилось соответствующими диаспорами, я не говорю «вчерную», я говорю, что выводилось 3 миллиарда, для них это чуть ли не треть того, что они вообще зарабатывают. Поэтому в целом в масштабах России, конечно, 3 миллиарда туда-сюда, вроде бы не видно, но в целом это деньги относительно немаленькие. Тут немножко вопрос другой. Они, возможно, конечно, тоже как раз пользуются каналами не совсем «белыми», но в основном все-таки они выводят по «белым» каналам а-ля «Western Union», вот такие каналы, какие-то там соответственно банковские, не будем рекламировать. Поэтому да, они платят достаточно большие комиссии, порядка 15%, то есть, прямо скажем, очень комиссия «взрослая».

Александр Денисов: Грабительские, да.

Эдуард Савуляк: Другое дело, что они платят банку, а не пенсионерам или кому-то. Но опять же мы надеемся, что цепочка идет так, что вот банку платят, банк платит налоги, ну и достается пенсионерам во Владимире или в Ульяновске. То, что касается того, что безмолвствует губернатор или еще кто-то, – здесь я опять же ситуации, конечно, не знаю, но подозреваю, что не совсем все так, потому что все-таки у нас сейчас, когда заезжает какой-то зарубежный предприниматель, он ведь у нас обязан все равно вставать на какой-то учет, соответственно сразу покупать страховки, какие-то патенты и все прочее. Поэтому если он это сделал, то на самом деле от него больше ничего не требуется, он уже это все купил, условно заплатил 15 тысяч рублей за год, и считается, что это учтено. Поэтому не уверен, что там все настолько плохо, вот так.

Александр Денисов: В каком контексте находятся компании, что вот они вынуждены, не знаю, вынуждены или, может быть, злой умысел, может быть, им так хочется так все за границей положить, все свои яйца. Что их заставляет? Или это преступные деньги, что их здесь держать нельзя? Вот этот поток как складывается? Ну хорошо, мы с кроссовками определили, кто-то не хочет полную стоимость высвечивать, а вот в остальном? Это же не все сплошь ради кроссовок-то, вот эти 90 миллиардов.

Эдуард Савуляк: Конечно. Вот опять же, мы видим, что основные деньги совсем другого склада. И вот здесь вот тоже такая интересная статистика, на мой взгляд, ее, конечно, надо смотреть не по кварталам и даже не за 2 года, а период, конечно, гораздо больший. Почему? Ну потому что, если мы посмотрим какие-то хорошие времена, в России это было до 2014 года, тогда резко цены на нефть упали, санкции и все остальное. Ведь до этого время, вы вспомните, и курс был совсем другой, было выгодно просто в России работать, как, к слову, и сейчас тоже выгодно, слово «невыгодно» некорректно, иностранцы все-таки от нас не убегают.

Александр Денисов: «Невыгодно» некорректно?

Эдуард Савуляк: Некорректно. Еще раз, вот тут самый яркий признак какой? У нас на текущий момент иностранцев в России немало. Их может быть не так много в каких-то реальных отраслях экономики, хотя они и там есть, но их все равно чуть ли не треть в наших госбумагах. И если бы было так все плохо, как иногда представляется, они бы, видимо, наши госбумаги продали, грубо говоря, даже если задумываются ваши знакомые, то иностранцев-то что тут держит? Продали бы наши ОФЗ, купили соответственно доллары, убежали туда, купили там какие-нибудь свои местные бонды эти и сидели бы тихонько.

Естественно, это бы сразу отразилось на курсе. Представляете, когда массе одновременно, грубо говоря, в течение месяца захотелось бы из России удрать? Сразу бы курс прыгнул, минимум 75–80 мы бы курс увидели, да? А он у нас, наоборот, еще раз, в сравнении с началом года даже просел. Поэтому в России работать все равно более-менее приятно.

Но тут какой нюанс? Еще раз, никто же не работает бесплатно, мало ли, фабрика у него какая-то или он наши облигации купил, мы, естественно, платим проценты, дивиденды, что он логично хотел бы, видимо, раз он из-за границы деньги нам внес, видимо, туда они должны уйти. Я сейчас просто о чем говорю? О том, что они, естественно, туда уходят, мы не можем не платить, то есть условно надо платить каждый месяц, или каждый квартал, или раз в год, мы это делаем, они туда ушли. Но они оттуда могут и прийти, вот в чем все дело.

Поэтому может так получиться, что да, мы в свое время назанимали, соответственно сейчас срок подошел, ушло 90 миллиардов в целом. Но так получится, что в начале следующего года, может быть, сюда придет 110.

Александр Денисов: То есть вы подозреваете, что этот поток может быть сплошником и честным?

Эдуард Савуляк: Нет, я не говорю, что он сплошником честный.

Александр Денисов: Ну по большей части.

Эдуард Савуляк: Да, по большей части так и есть, так и есть, потому что если бы он у нас был нечестный по большей части, я предположу, что, во-первых, было бы и больше уголовных дел и совсем не в отношении теть с миллиардом рублей. Ну и, прямо скажем, Центральный банк, видимо, тоже бы как-то высказывался, у нас бы тогда правительство говорило не про смягчение политики…

Александр Денисов: …а про ужесточение.

Эдуард Савуляк: Если все так плохо, давайте уберем уголовные дела, – конечно, так не говорили, им бы это не позволили просто сказать. Поэтому да, в основном честный у нас отток, вот так.

Александр Денисов: Если даже продолжать эту беседу про нечестный поток, я вот логики не понимаю. Хорошо, что-то у тебя «темно» с твоими деньгами, что-то там мутное. Где гарантия, что там чистоту не наведут в твоих деньгах? Очевидно же, что если здесь не вцепились и ты ушел, там точно вцепятся.

Эдуард Савуляк: Ну смотрите, с одной стороны, слово «там точно вцепятся» до сих пор не работало очень много лет…

Александр Денисов: Не работало?

Эдуард Савуляк: Не работало, ключевое слово.

Анастасия Сорокина: Но заработало.

Эдуард Савуляк: Но вот пару последних лет, как раз с прошлого года начиная, еще в позапрошлом такого не было, мы наблюдаем, что, оказывается, видимо, за границей тоже просто не все в порядке, что много появляется любителей, которые хотят за счет российских денег поправить свои дела. И тут вот пока это, конечно, немножко больше разговоры…

Александр Денисов: А что за любители? Это банки или кто, интересно?

Эдуард Савуляк: Смотрите, в какой-то степени банки, это уже, скажем так, то, с кем вы конкретно общаетесь, кто вам конкретно говорит «нет, не дам ваши деньги». Но сегодня идет немножко выше. Еще раз, какую-то одну страну или какой-то один банк, конечно, назвать не получится, но в целом, обратите внимание, те же самые англичане, наверное, уже года три последних рассуждают о чем? О том, что что-то у них в Лондоне недвижимости куплено дорогой, тут у них есть подозрение, что какие-то плохие люди это сделали. И намек-то был такой прозрачный – да это плохие русские! И в итоге поймали тетю, соответственно, из одной республики СНГ, поймали какого-то дядю с корнями азиатскими, русского пока не поймали ни одного.

Александр Денисов: Вы имеете в виду супругу кого-то там из азиатских стран, бывшего Советского Союза?

Эдуард Савуляк: Да-да.

Александр Денисов: Которая любила в «Harrods» куда-то там ходить?

Эдуард Савуляк: Да, конечно. Тут опять же ни у кого миллиард пока не забрали, но лиха беда начало. И естественно, когда это на самом высшем уровне провозглашается, что давайте-ка мы посмотрим, насколько у нас тут все в порядке, конечно, когда есть такое мощное прикрытие, что там сверху как бы дали добро, конечно, есть банкиры, которые могут посчитать: «У меня не все в порядке, а я свое «не все в порядке» прикрою за счет клиентских денег, и это будут их проблемы, и мои проблемы в этой связи не высветятся». Поэтому да, такое вполне возможно, вполне возможно. Еще раз, я пока не говорю, что такое массово, потому что тогда бы, конечно, 90 миллиардов туда не пошло, тогда бы, видимо, многие бы сто раз подумали.

Александр Денисов: То есть, Эдуард, уточню: прикроет свои проблемы личные, то есть какую-то недостачу за счет…

Эдуард Савуляк: Конечно, да.

Александр Денисов: …чьих-то «темных» денег.

Эдуард Савуляк: Ну да, так и есть. Может быть, необязательно «темных», может быть, и вполне себе «светлых»…

Александр Денисов: …но к которым можно придраться.

Эдуард Савуляк: Конечно.

Анастасия Сорокина: То есть со всех сторон сейчас, получается, у нас идет вот такое?

Эдуард Савуляк: Ну пока не со всех сторон, но я вам точно могу сказать, что еще 3 года, 5 лет назад, 10 лет назад такого все-таки не было. Сейчас такие вещи, я не скажу, что они массовые, но они просто не единичные.

Александр Денисов: Ну вот подтверждение, Эдуард, и будем закругляться: 85% апартаментов в Нью-Йорке куплено анонимно, американцы уже считают, на компании, имя, конечно, у покупателя скрыто. Подсчитали, что 60 тысяч объектов там таких анонимных, и теперь уже приняли закон об отмене анонимности – а это зачем? Тоже против нас, что ли, что мы понакупили?

Эдуард Савуляк: Нет, это, конечно, не против нас. Мы же понимаем, что в Нью-Йорке, видимо, кто все-таки больше всего купил, неважно, анонимно не анонимно, но, видимо, местные жители необязательно с Нью-Йорка, но уж американцы точно, вряд ли русские. Поэтому здесь, видимо, речь идет о чем? О том, что американцы не хотят платить, у них же большие налоги, в Нью-Йорке под 48%, конечно, задумаешься сто раз купить анонимно или 48% заплатить. Поэтому американцы хотят тоже гайки немножко завернуть, может быть, голову свернуть какому-то миллионеру американскому или российскому. Но, очевидно, в недвижимость Нью-Йорка сейчас будут вкладываться поменьше, вот так.

Александр Денисов: Спасибо, Эдуард, спасибо.

Эдуард Савуляк: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это было мнение Эдуарда Савуляка, директора консалтинговой компании. Спасибо, что были с нами.

Мы продолжаем наше обсуждение. Впереди главная тема.

Александр Денисов: Спасибо.

Эдуард Савуляк: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Андрей
Верните все выпуски в Youtube!

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски