Еды на всех не хватит?

Гости
Сергей Юшин
глава Национальной мясной ассоциации
Игорь Березин
президент Гильдии маркетологов

Ксения Сакурова: Мы снова говорим о еде. Она становится роскошью, и речь не только о нашей стране. Мировые цены на продовольствие растут уже четвертый месяц подряд. По данным ООН нынешняя продовольственная инфляция стала самой высокой с 2011-го года. И останавливаться не собирается.

Виталий Млечин: Чтобы прокормить растущее население Земли, нужны технологические прорывы. Традиционной еды, произведенной по современным технологиям, на всех не хватит, считают специалисты. И многие западные инвесторы согласны, охотно вкладывая деньги в производство инновационных и альтернативных продуктов питания. Звучит это, конечно, интригующе.

Ксения Сакурова: Россия в этом плане пока отстает. У нашего бизнеса интерес к новым технологиям пищевых продуктов практически отсутствует, чего не сказать о самих россиянах. Рынок альтернативных продуктов расширяется. За год продажи растительных аналогов молочных и мясных продуктов выросли на 19% в натуральном выражении, и на 18% в денежном. Это подсчитали эксперты.

В некоторых торговых сетях фиксируют 70%-е повышение спроса на заменители молока и почти 30%-е – на заменители мяса.

Виталий Млечин: Почему это происходит? Каким будет наше меню в ближайшие 10-20 лет? И изменит ли переход к «зеленым» технологиям рацион человека? Давайте обсуждать прямо сейчас, что вы думаете по этому поводу? Нам тоже интересно. Поэтому, пожалуйста, позвоните нам по номеру 8-800-222-00-14 или напишите сообщение на короткий номер 5445. И то и другое бесплатно.

А с нами на прямой связи Игорь Березин, президент Гильдии маркетологов. Здравствуйте!

Ксения Сакурова: Здравствуйте!

Игорь Березин: Добрый день!

Виталий Млечин: Игорь Станиславович! Как вы считаете, вот это повышение спроса на вот эти новые, так сказать, новое питание, оно вызвано чем? Тем, что людям интересно? То, что люди считают, может быть, что оно более здоровое или более вкусное? Или потому, что оно более доступно? И дешевле ли оно?

Игорь Березин: Прежде всего, оно вызвано эффектом низкой базы. Ну вот, просто, чтобы понимание, о чем мы говорим. Рынок продуктов питания в нашей стране – это 15-17 триллионов рублей. А рынок того, о чем мы сегодня говорим, ну, там называются разные цифры. 15, 20, 25 миллиардов рублей. То есть это даже не 1%, а одна тысячная от этого рынка. Поэтому сейчас мы говорим о микроскопической нише, в которой любые телодвижения на уровне «привезли на три фуры больше», и у нас там рост на 20% случился.

Пока, пока это, значит, рынок… Этому малюсенькому сегменту нужно вырасти в 3-5 раз, прежде чем можно будет о нем говорить, как о чем-то наблюдаемом выше статистических ошибок. И о каких-то тенденциях. Пока, грубо говоря, он идет какими-то темпами от нуля к единице, к одному проценту. Когда он до этого процента дойдет, не понятно.

А что касается того, дешевле ли? Нет, не дешевле. В том числе и потому, что он микроскопический. Думаю, что многие видели в магазине молоко из риса, из кокоса, там, из других растительных составляющих. Оно существенно дороже. Даже вроде бы, ну, понятно, кокос – это экзотическая история, а рис, вроде это недорогой продукт питания, но рисовое молоко существенно дороже молока коровьего. И даже дороже козьего.

Поэтому мы говорим: а) об очень микроскопической нише, б) о довольно дорогой. То есть, здесь вопрос скорее о моде. Ну, и если мы говорим о молочных продуктах, то, отчасти, есть какой-то небольшой процент людей, которым да, по медицинским показаниям, там, не показана лактоза, у них там не усвояемость коровьего молока, они ищут альтернативы. Но и даже вот количество таких людей значительно превышает объем вот этой микроскопической ниши.

Это, скорее, пока вопрос моды, вопрос как бы самопозиционирования: «Вот, я не пью молоко, не ем сыр и сметану, а ем какие-то там другие продукты». Я хочу напомнить не такую уже древнюю историю, в начале нулевых у нас, особенно в крупных городах, в Москве была очень в тренде соя.

Вот эта вот история, там, на соевые продукты, соевое мясо, магазины, где только продукты из сои, там, рестораны и кафе, где вас угощают блюдами из сои. Это был, такое ощущение, что прямо это такое повальное увлечение. И она вот-вот заменит мясные продукты. Но буквально вот несколько лет прошло. И сегодня, я думаю, для людей помоложе вот эти мои рассказы – это какая-то экзотика, это что-то такое: «Какая соя? О чем вы? Где это? Когда это было?». Никто уже этого давно не помнит. В Инстаграм это точно не попало.

Ксения Сакурова: Ну, дай бог, чтобы этого не было и в будущем. Вот вообще какой будет еда будущего? Об этом спрашивали наши корреспонденты жителей Липецка, Перми и Нальчика. Давайте посмотрим вместе.

ОПРОС

Ксения Сакурова: Да, мечты такие.

Виталий Млечин: А заметили, насколько более позитивные люди живут в Нальчике? Потому что в двух предыдущих городах как-то в основном что-то плохое говорили. А в Нальчике все-таки больше позитивное. Ну, а как вы считаете? Действительно, прогресс же, он идет. Вот нам много пишут про пальмовое масло. Нам, наверное, от добавок-то вообще никуда не деться теперь?

Игорь Березин: Ну, у нас очень много всяких там мифологем с тем же самым пальмовым маслом. Все не так однозначно. Если это качественно сделанный продукт с соблюдением всех положенных технологий, то это да, продукт растительного продукт растительного происхождения.

Виталий Млечин: Да, но к нам в основном везут-то достаточно низкого качества это масло.

Игорь Березин: Молочные продукты. Но, может быть использовано. Я не смотрю на этот вопрос, что химия войдет в нашу жизнь в прямом виде там таблеток, еды из пробирок и так далее. Химия уже давно, в общем, вошла в нашу жизнь в виде удобрений, в виде различных там прибавок, добавок и так далее. Идут там вот эти битвы бесконечные: чего можно, чего нельзя, там, в каких количествах. А ученые там бьются с регуляторами.

Кто-то смотрит спокойно на генную модификацию, кто-то в ужасе и пытается все запретить. Дальше будет то же самое. Генная модификация – это не новость сегодняшнего дня, и даже вчерашнего. Это уже довольно давно разработанная технология.

Ксения Сакурова: Ну, да, мы все это едим. Игорь Станиславович, очень немного времени у нас. Не могу не задать вам вопрос, как к маркетологу. А сколько нужно времени, чтобы приучить людей есть то, что они никогда не ели? Вот 30 лет назад мы не знали, что такое суши, да? И никто этого не ел.

Сейчас в каждом крупном российском городе есть суши-кафе, суши-рестораны. И если бы 30 лет назад кому-то из нас предложили есть сырую рыбу, мы бы поморщились. А теперь нет. Вот сколько времени должно пройти, чтобы мы, например, стали есть кузнечиков? Ну, для маркетолога вот, какое бы время вы закладывали?

Игорь Березин: Это зависит от бюджетов индустрии. Вы привели прекрасный пример с суши, которые за несколько лет сначала, там, крупные города, потом средние города, и так, в общем, пошли, пошли, дошли и заняли тоже какую-то свою нишу. Не надо преувеличивать, но таких примеров, на самом деле, не так уж много.

Но если, там, задаться вопросом, кому это важно. Всегда должен быть бенефициар всей этой истории. На самом деле, мои коллеги на одном из федеральных каналов лет уже 10-15 назад полу-в-шутку, полувсерьез эту историю с кузнечиками, как их запаковать в батончик и рассказать, сколько там пользы от этого хитина, это все сделать можно.

Вопрос, можно ли на этом построить индустрию? Он каждый раз остается открытым. Вот вы вспомнили про суши, а параллельно с суши разворачивалось мнение, яркая история с ресторанами китайской кухни. В 1990-е годы их были в Москве сотни. И в других крупных городах, наверное, десятками исчисляемы.

Но, в отличие от суши и пиццы, мода на них достаточно быстро прошла. И сегодня, да, есть в каждом крупном городе несколько китайских ресторанов высокой кухни, и еще там десяток попроще. Но сказать, чтобы прямо на каждом углу, возле каждой станции метро, как это было в середине 1990-х, у нас такая вот была палатка с китайской едой из коробочки, этого нет. Это как-то не прижилось, наоборот, ушло.

Кстати говоря, то, о чем я уже рассказывал на примере соевых продуктов. Казалось, что это вот-вот будет огромная индустрия, и всех приучат. Но вот схлынула эта волна, и сегодня поклонников соевого питания те же там 3%, как было до всего этого.

Ксения Сакурова: Да, понятно, понятно. Спасибо большое!

Виталий Млечин: Спасибо большое! Президент Гильдии маркетологов Игорь Березин был с нами на прямой связи. А прямо сейчас побеседуем с главой Национальной мясной Ассоциации Сергеем Юшиным. Сергей Евгеньевич, здравствуйте!

Ксения Сакурова: Здравствуйте!

Сергей Юшин: Добрый день!

Виталий Млечин: Сергей Евгеньевич, скажите, пожалуйста, натуральное мясо, оно с нами навсегда? Или в какой-то момент покинет нас и будет заменено на какое-нибудь генномодифицированное, там, соевое или какое угодно другое?

Сергей Юшин: Я не знаю, кто кого быстрее покинет, мы натуральное мясо или натуральное мясо нас. Но натуральное мясо люди ели, когда, как вы помните, охотились на мамонтов и на других животных. С риском для жизни, на всех частях и континентах.

Виталий Млечин: Ну, мы как-то не застали те счастливые времена.

Сергей Юшин: И даже сегодня мы едим натуральное мясо. И более того, мир есть его все больше и больше. Производить его приходится все больше и больше.

Виталий Млечин: Так об этом и речь. Хватит ли на всех?

Сергей Юшин: Не только потому, что растет население, но потому, что и доходы населения растут. И, как показала история человечества, по мере роста доходов одним из наиболее желаемых продуктов, на который люди начинают тратить дополнительные деньги, является мясо.

Ксения Сакурова: Сергей Евгеньевич, а есть ли сейчас какие-то возможности по существенному увеличению количества этого самого мяса?

Виталий Млечин: Чтобы на всех хватило.

Ксения Сакурова: Чтобы хватило на растущее население. Вот мы технологически имеем какие-то прорывы, которые позволяют нам увеличить производство натурального мяса? Ну, я не знаю, еще там в пять раз?

Сергей Юшин: Ну, в пять, по крайней мере, не нужно, нет такой потребности. В ближайшие 10 лет на одной планете нужно всего лишь увеличить производство на 14%, то есть примерно на 40 млн тонн. Ну, большая цифра. Но, в 1965-м году, вообще в 1960-х годах предрекали, что вообще человечество через 20-30 лет будет голодать, потому что вот его экспоненциальный рост не справится. Вернее, индустрия сельского хозяйства не справится с обеспечением всеми продуктами питания планеты.

На самом деле, когда мы говорим о том, что 700 млн не доедает, это не потому, что нет еды. Мы сами знаем, как фермеры Франции, Испании и других стран вываливают еду, те же самые фрукты, томаты на дорогу. Потому что некому продать. Недостаточно денег у населения. Это главная проблема на планете.

А современные технологии, безусловно, повышают постоянно производительность. Ну, одно дело, какие были урожая сто лет назад, и какие сегодня. Мы меньше сегодня зависим от погодного фактора. Естественно, животные получают более сбалансированные, насыщенные энергетически корма, которые увеличивают привесы ежедневные. Нам сегодня не нужно целый год кормить свинью, чтобы она достигла товарного веса. Нам хватает 170 дней буквально. Это без химии. Это просто действительно витамины, аминокислоты необходимые и так далее.

Ксения Сакурова: Сергей Евгеньевич! А удешевить производство можно существенно? Чтобы на всех хватало этого мяса?

Сергей Юшин: Мы стараемся, чтобы себестоимость, конечно, не росла. Но, как мы понимаем, мясо не на деревьях растет. Мы используем довольно много того, чтобы производят другие индустрии, в том числе не сельское хозяйство. Ведь, например, в курице 5% себестоимости – это упаковка. Это тот же самый картон. Мы используем, как вы понимаете, те или иные пленки специальные защитные, чтобы товар был не только дешевым. Но чтобы он был безопасным.

Ну, радости отравиться дешевым продуктом, наверное, не много. Мы сегодня, конечно, создаем новые упаковки, новую газовую среду, в которой товар дольше сохраняется. И это хозяйкам как раз на руку. Не нужно ничего замораживать дома быстрее, чтоб не протухло.

Я не думаю, что мясо прямо будет дешеветь. Но в Российской Федерации продовольственная инфляция за последние 6 лет составила 41,3%. При этом, свинина, например, подорожала только на 15% на полке. То есть, мы существенно и по говядине, и по птице отстаем от общей продовольственной инфляции. За счет чего? Именно за счет повышения эффективности снижения наших затрат. Но, не все зависит от производителей.

Ксения Сакурова: Да, понятно. Давайте еще послушаем зрителей наших.

Виталий Млечин: Да, Краснодар с нами на связи. Николай, здравствуйте!

Ксения Сакурова: Николай, здравствуйте!

Зритель: Добрый день! Благодарю за ответ. Вот у меня какое мнение. Пока не переделают людей такими, чтобы мы стали усваивать нехарактерные продукты питания, то есть, клеточный уровень, тогда пожалуйста. А пока предложение простое. Кто предлагает вот эту замену, пусть тот на себе и испытает, и покажет, что это прогрессивно, это здорово, поколение вырастет здоровым, крепким, эмоционально здоровых людей.

И, кроме того, какое у продуктов питания можно требовать качество, если продукты хранятся полгода? Это какое достижение. Молоко – есть молоко. Сегодня оно молоко, завтра – другой продукт, простокваша. Послезавтра творог. Вот это я понимаю, цикл 3 дня. Но когда цикл 300 дней, извините, я с трудом скажу, что это продукт питания.

Я скажу еще одну вещь. Недавно у меня получилось так, что кончились помидоры и огурцы, которые я покупал в магазине, я живу в станице. Я использовал морковь и что-то еще из этого, а, топинамбур. И совершенно другая реакция после того, как я это съел. Потому что после моркови, то есть после огурцов, купленных, произведенных где-то там в теплице, и помидоров, у меня желание было лечь и полежать. А после вот того, что я съел со своей грядки, извините, я был бодр и свеж.

Виталий Млечин: Понятно, спасибо!

Ксения Сакурова: Свое всегда лучше! Это никаких сомнений. Об этом же пишут нам наши зрители. Например, что «нужно ехать в деревню и самим себе растить мясо. Это самое лучшее».

Сергей Евгеньевич, успеем, буквально несколько секунд. Правда, так много химии сейчас в том же мясе?

Сергей Юшин: Если вы называете аминокислоты и витамины химией, то она там есть. Но она в строго контролируемых и очень небольших объемах. Потому что, как и мы, люди, если мы потребляем витамины и минеральные добавки какие-то, мы это должны делать только по рекомендации врача. И ни в коем случае никакой самодеятельности. Вот мы так и делаем.

Ксения Сакурова: Да, спасибо!

Виталий Млечин: Спасибо!

Ксения Сакурова: Можно не переживать.

Виталий Млечин: Сергей Юшин, глава Национальной мясной Ассоциации был с нами на прямой связи.

Ксений Сакурова: Не можем не прочитать одно сообщение.

Виталий Млечин: Да, давай, только быстро.

Ксения Сакурова: Ивановская область. «У нас еще лягушки не распробованы, улитки, насекомые всякие. Мы не пропадем», пишет нам Валерий.

Виталий Млечин: Нет, друзья. Это не всем понравится. Нам пора заканчивать. Спасибо большое, всем, кто нас смотрел, кто звонил, писал, кто участвовал. Программа «ОТРажение» вернется сегодня в 6 вечера по Москве.

Ксения Сакурова: А мы вернемся завтра.

Виталий Млечин: До свидания!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)