ЕГЭ подождёт. Как российское образование справляется с удалёнкой?

ЕГЭ подождёт. Как российское образование справляется с удалёнкой? | Программы | ОТР

Разбираемся в Теме часа

2020-03-30T14:47:00+03:00
ЕГЭ подождёт. Как российское образование справляется с удалёнкой?
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Марина Кондратович
президент Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями
Ирина Абанкина
директор Института развития образования НИУ ВШЭ

Иван Князев: В эфире по-прежнему «ОТРажение», дорогие друзья, с вами Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев. Присоединяйтесь к нашему прямому эфиру, звоните и пишите, рассказывайте.

Иван Князев: Ну а мы переходим к главной «Теме дня». Министерство просвещения России из-за пандемии коронавируса перенесло сроки проведения ЕГЭ и ОГЭ на вторую неделю июня, ну пока так, что будет дальше, посмотрим. Но здесь есть проблема: уровень дистанционного образования, на которое школы перешли в рамках профилактики, не устраивает ни учеников, ни их родителей, ну и педагогов, наверное, тоже не везде.

Тамара Шорникова: Будем спрашивать. Педагоги, учителя, бабушки, дедушки, родители, школьники, звоните нам, рассказывайте, как обстоят дела у вас. Мы будем разбираться с экспертами, с какими проблемами, собственно, ученики столкнутся после того, как самоизоляция закончится, как это все скажется на подготовке к экзаменам и в целом на качестве нашего образования.

Пока запускаем наш SMS-опрос, хотим узнать у вас, получается учиться дистанционно? «Да» или «нет» отвечайте на наш короткий номер 5445 и, конечно же, звоните к нам в прямой эфир.

Иван Князев: Представим нашего эксперта в студии. У нас в гостях Марина Семенова, президент Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями. Здравствуйте, Марина.

Марина Семенова: Здравствуйте.

Иван Князев: У нас также еще будут эксперты, которые будут подключаться к нашему разговору по Skype и другими возможными способами.

Но пока, наверное, вопрос к вам. Марина, смотрите, такой момент. Мы все вроде как-то хорошо и так громко заявляем о том, что у нас цифровизация массовая идет, у нас хай-тек, у нас различные платформы образовательные появляются. Но стоит, вот не знаю, прийти в какой-нибудь маленький городок, я уж не говорю про село и так далее, а там и Интернета нет элементарно, компьютеров нет. Вот в связи с этим как вообще мы будем? С какими проблемами сталкиваются семьи, расскажите нам, которые вот сейчас? Им сейчас вот после завершения каникул придется учиться удаленно.

Марина Семенова: Да. Дело в том, что вы правы, Интернет правда не везде есть. Нет, он есть везде, но это, как правило, например, на почте. Естественно, ученики даже сельской школы не пойдут на почту, для того чтобы делать домашние задания или еще серьезнее, как-то глубоко обучаться. Но я думаю, что в селе эта проблема все равно будет решена, наверное, приходом учителя, возможно, к ученику, потому что по-другому я просто не представляю. То есть это, может быть, по SMS-сообщениям будут какие-то задания выдаваться.

Я думаю, что даже в крупных городах, где как раз платформы работают, где Интернет есть, где есть компьютеры и ноутбуки дома, я думаю, что несмотря на то, что мы уже пришли в цифровизацию, но все это будет «висеть», как «висят» сейчас электронные дневники время от времени. То есть как только сейчас каникулы заканчиваются, дети с утра, естественно, с уставшими родителями за эти 2 недели садятся за обучающие программы, и вот здесь я думаю, что наступит коллапс.

Иван Князев: Ну вот смотрите, вот у меня у ребенка, действительно, как вы сказали, пока я знаю только вот, что есть электронный журнал, «ЭлЖур» так называемый, там есть какие-то задания, периодически мы с ней решаем задачки по математике, какую-то там историю учим и так далее, она у меня в четвертом классе, ну и не более. Вот как вы? У меня один ребенок пока еще, я еще хоть как-то справляюсь, мама у нас тоже далеко не педагог. Как вот у вас происходит?

Марина Семенова: У меня пока еще не происходит, я в ужасе сейчас жду как раз, как это все будет происходить. Несмотря на то, что училась я неплохо и получила два высших образования, естественно, что-то подзабыла, и думаю, что в условиях самоизоляции и нынешней ситуации, наверное, придется мне сначала самой садиться за учебники и готовиться как учителю к каждому уроку самостоятельно...

Иван Князев: Вот-вот.

Марина Семенова: ...а затем, уже после обеда, сажать детей и с ними заниматься. С учетом того, что я многодетная мама, у меня сейчас два школьника и один на подготовке, соответственно три ребенка, с которыми нужно заниматься как минимум серьезно по школьной программе, то думаю, что обучающий процесс у нас будет занимать прямо с утра и до позднего вечера.

Иван Князев: Так это же, понимаете, тут еще, наверное, приоритеты придется какие-то расставлять. Вот тот ребенок, который к ЕГЭ готовится, ему, наверное, надо больше внимания все-таки, чем какому-нибудь второклашке или шестой класс. Хотя тоже, конечно, понятно, что это звучит дико, но все равно, это же надо над ним сидеть фактически.

Марина Семенова: Я боюсь, что в условиях нынешних сдача ЕГЭ вообще будет, наверное...

Иван Князев: ...под вопросом?

Марина Семенова: Не то что... Нет, она, естественно, состоится, это однозначно, неважно, это будет дистанционно или это будет все-таки очно. Но то, как подготовятся дети к сдаче ОГЭ и ЕГЭ, вот это будет все-таки под вопросом.

Иван Князев: А вы видели эти вопросы? Я честно скажу, я на некоторые, может быть, и сам не смогу ответить. И как помочь здесь ребенку? Так-то у него там ладно, у него в школе учитель есть, всегда что-нибудь спросит...

Марина Семенова: Кроме учителя были курсы, были репетиторы, то есть была возможность ребенку обучаться. Сейчас, так как у нас дети на карантине, это обучение под большим-большим вопросом.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Телезрители, звоните и пишите, рассказывайте, устраивает ли вас качество дистанционного образования, если уже перешли на него или если пока переживаете и ждете. Как готовитесь к этой «дистанционке»?

Иван Князев: Ставрополь у нас на связи, Ставропольский край, Таисия. Таисия, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слышно?

Зритель: Да, я вас слышу.

Тамара Шорникова: Да, и мы вас. Говорите.

Зритель: Здравствуйте. Ну, Московская область, может быть, в этом отношении, конечно, и хороша. У нас на Ставрополье тоже делается кое-что. Но я вам скажу, не в каждом кабинете у учителя есть компьютер, это раз. Во-вторых, допустим, у нас район сельский, 4 школы определены для сдачи, 2 для сдачи ЕГЭ, а 2 для сдачи ОГЭ. И вот начинается, когда начинается март, у нас начинаются, из школ ездят бесконечно, то туда пробное, то ВПР... План учебный срывается, и вообще вот это не дает детям учиться.

Я вот как родитель, например, против. Бесконечно то перенос занятий... Вот теперь я не знаю, как это ездить будут. Вот были случаи даже года 2 назад, от нас ездили в Буденновск сдавать, это 3 или 4 часа едут туда дети на автобусе на школьном – что это такое? В Ставрополь ездили сдавать.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Ну сейчас тут поближе.

Иван Князев: Ну то есть как бы и без дистанционного обучения проблем хватает.

Зритель: Ребенок должен ехать непонятно куда, 3 часа в дороге находиться, потом сдавать ЕГЭ, потом приезжать назад... Вообще о каких тогда условиях для детей говорится? Неужели нельзя как-то продумать?

Иван Князев: Эх...

Зритель: Теперь вот это с коронавирусом начинается, тоже будут разъезды, у нас уже на пробный возили детей за 40 километров, а те, что там, в другом поселке, их сюда, в нашу школу. Вот чем это оправдано? Сколько аварий по стране! Я не понимаю, зачем это делается. Ну пусть бы уже учителей возили, взяли 10–12 учителей, пусть бы ученики в своих школах были, да что это такое? Все равно все обучение платное, все платят. Зачем вот эта галиматья такая непонятная?

Тамара Шорникова: Таисия, спасибо вам за звонок.

Следом послушаем, как дела обстоят в Туле, Елена дозвонилась оттуда. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Елена.

Зритель: Здравствуйте. У меня трое учеников разного возраста, старший студент I курса, у него тоже есть проблемы в обучении. Очень много как бы материалов скинуто на детей для самостоятельного прочтения, изучения, написания. И при этом как бы необходимо обратную связь держать, просить, снимать, как ты занимаешься физкультурой.

Иван Князев: Ага.

Зритель: У среднего ребенка были проблемы коммуникативные с электронным дневником, когда у нас «двойки» вылезали раньше, чем мы получали домашнее задание в нем, то есть сутками висела программа, не было связи, пришлось поменять школу. Гораздо проще обстоит с учеником четвертого класса, то есть как-то вот попроще в смысле учебной программы и коммуникации с учителями.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам за ваш звонок.

Иван Князев: Спасибо, Елена.

Тамара Шорникова: Много SMS нам падает. Например, «в Оренбуржье у населения нет Интернета и возможности так учиться», пишут. Москва и Московская область, кстати, телезритель возмущен и удивлен крайне: «Школа выдает ученикам ноутбуки? Издеваетесь? Сколько ноутбуков и сколько школьников без ноутбуков!» Куда нужно обращаться?

Марина Семенова: Нуждающиеся, то есть это многодетные семьи, это семьи, скажем, те, в которых достаточно трудная жизненная ситуация и у них нет даже одного компьютера на одного ребенка, соответственно вот такие семьи могут обратиться в школы и получить ноутбуки. Слава богу, у нас в Московской области с ноутбуками, скажем так, с определенным количеством ноутбуков проблем нет.

Тамара Шорникова: Просто вряд ли в школе есть склад с ноутбуками.

Иван Князев: Ну да.

Марина Семенова: Есть, есть.

Тамара Шорникова: Хватит ли на всех нуждающихся даже?

Иван Князев: Интересно...

Марина Семенова: Ну вот на данный момент, пока вопросы от многодетных, потому что я все-таки мониторю многодетные семьи, скажу так: те мамы, которые обращались, все были удовлетворены.

Иван Князев: Нет, ну что, прямо реально целый склад ноутбуков в каждой подмосковной школе у нас есть?

Марина Семенова: Такого количества нуждающихся... У нас всего 6,5% многодетных семей от числа всех семей в Российской Федерации, понимаете, нас не так много.

Иван Князев: Не знаю, просто интересно, сколько ноутбуков в Нижневартовске, к примеру.

Марина Семенова: В том-то и дело, что мы сейчас и говорим о том, что хорошо в Москве и Московской области, может быть, в Санкт-Петербурге будет хорошо, но всем остальным сейчас нехорошо. И сейчас мы слышали звонки, говорят вообще о системе образования в целом, то есть о той ситуации тяжелой, которая вообще была до коронавируса.

Иван Князев: Не говоря уже о том, что сейчас происходит.

Марина Семенова: А что будет сейчас, да, в карантин...

Иван Князев: Зрители предлагают, у кого всего лишь один компьютер, как у меня дома, так и пишут: «Вань, а пусть дети сыграют в карты, проигравший сядет за уроки». Конечно, шутки, наши телезрители не теряют оптимизма. Но, правда, люди уже предлагают в Саратове отложить все на лето – когда все закончится, может, тогда продолжим образование?

Тамара Шорникова: А другие, наверное, за голову сейчас схватились родители, как же потом детей собрать, если они так долго отдыхать будут.

Иван Князев: Ну опять же, да.

Тамара Шорникова: Давайте посмотрим все-таки видеоматериал. «Эффективно ли дистанционное образование?» – мы спрашивали у людей на улицах разных городов. Вот что отвечали.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Да, вот что отвечали.

Иван Князев: Вот такое мнение, да.

Тамара Шорникова: И подкрепим еще другими. Смотрите, Хакасия пишет: «В школе 25 ноутбуков на 500 учеников. Родители пойдут просить домой дать эти ноутбуки. У школы таких возможностей нет обеспечить всех нуждающихся».

Иван Князев: Дагестан пишет: «Я учитель, умею старый нетбук. Обучение учителей не проведено, как быть?» – это спрашивает учитель, между прочим, это даже не родители спрашивают.

Тамара Шорникова: И есть телефонный звонок у нас... Тоже проблемы со связью.

Иван Князев: У нас на связи еще один эксперт – это Ирина Абанкина, директор Института развития образования Высшей школы экономики. Ирина Всеволодовна, здравствуйте.

Ирина Абанкина: Здравствуйте.

Иван Князев: Скажите, пожалуйста, сейчас все, многие говорят, многие люди говорят и эксперты в том числе, что есть образовательные платформы. Вопрос, что это за образовательные платформы, как они выбираются, какая школа какой будет пользоваться.

Ирина Абанкина: Ну, сейчас предоставлена пока очень большая свобода в выборе. Перечислено несколько платформ: это, безусловно, РЭШ, «Российская электронная школа», это МЭШ, «Московская электронная школа», это действительно «Учи.ру», «Фоксфорд», «Яндекс.Учебник». Это те... облачные технологии, которые сегодня имеют большой, скажем так, контент разных ресурсов, и в этом плане с точки зрения контента действительно сделан очень большой шаг вперед. В отношении того, чтобы были задания и особенно программы, в том числе использующие искусственный интеллект для проверки работ, для организации, скажем так, обратной связи с учащимися, здесь, конечно, ситуация гораздо более сложная. Не для всех, скажем так, классов и программ это подходит.

Иван Князев: Ага.

Ирина Абанкина: Более того, подключение к РЭШ или к МЭШ все-таки часто не совпадает с тем, в какой логике работает сам учитель со своим классом, потому что учитель всегда учитывает особенности класса, подачу материала, темп. И, конечно, если бы это было с начала учебного года, это было бы намного комфортнее. Но мы все с вами в таких условиях, в каких оказались, вот именно сейчас карантин, поэтому да, очень трудно учителям, да, наверное, недостаточно не только техническое, но и содержательное обучение учителей и учеников, но и родителей, про них не будем забывать. Вот директора мне звонили многих ведущих школ как раз, которые говорили, что в первой половине дня они стараются работать с детьми, во второй – с родителями, потому что действительно на родителей очень большая нагрузка.

И вот в комментариях было о том, что приходится вечером, скажем так, помогать не потому, что не владеет ребенок Интернетом, он владеет и может ходить, многие в Интернете и играют даже в стратегические, скажем так, игры, но другое дело свободно себя чувствовать именно на образовательных платформах, вот в этих «облаках», я бы так это сказала, иметь навигацию и маршруты.

Тамара Шорникова: Ирина Всеволодовна...

Ирина Абанкина: Поэтому да, пока не развернута масштабная работа по очень быстрому обучению и педагогов, и родителей, и учеников самих. К сожалению, мы вынуждены вместе с вами констатировать, конечно, очень глубокую дифференциацию, очень глубокую дифференциацию.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Извините, Ирина Всеволодовна, что перебиваю, у нас мало времени. В разных условиях оказываются школьники по всей стране: да, есть школьники в Москве и Московской области, где вроде как все получше обстоит хотя бы с тем же Интернетом, с теми же компьютерами и так далее, а есть регионы, где, возможно, просто учеба встанет де-факто. Что делать в этой ситуации родителям, школам? Потому что все они тем не менее к определенной дате должны будут идти сдавать один и тот же экзамен.

Ирина Абанкина: Да, я тоже считаю, что здесь так или иначе, скажем так, могут быть, наверное, если ослабнет в конце апреля, в начале мая карантин, какие-то интенсивные курсы подготовки. Сейчас очень многие так или иначе передают в бумажном формате детям задания и забирают их, и проверяют, и пытаются дать обратный отклик. Нередко общение в том числе и по телефону. Но, конечно, очень трудно сегодня обеспечить полную доступность и равенство условий для труднодоступных регионов, для сел, для малых городов и крупных территорий, мегаполисов, где, конечно, это более доступно.

Иван Князев: Ирина Всеволодовна, скажите, пожалуйста, вот меня как родителя интересует. Вот опять же, если возвращаться к этим образовательным платформам, они насколько качественно помогут подготовиться ученикам? Когда обычное образование, там вроде понятно, можно к учителю прийти, спросить, как он готовит школьника, ребенка моего, курсы какие-то. А вот эти платформы насколько вообще адекватные? Насколько они действительно дают нормальные знания?

Тамара Шорникова: Соответствуют стандартам тем же?

Иван Князев: Да, стандартам.

Ирина Абанкина: Да. Смотрите, у разных платформ разная здесь, я бы сказала, история успеха, назовем это так.

Иван Князев: Они просто адаптированы к подготовке ЕГЭ? Там вот будут те же вопросы и те же ответы, которые школьник... Придет вот он сейчас летом, в июне и увидит эти вопросы, которые там в этих платформах даже близко не стояли.

Ирина Абанкина: Спасибо большое. Есть разные платформы. Вот «Фоксфорд» действительно нацелен в первую очередь на подготовку к ЕГЭ, ну и ГИА соответственно. Он не столько на программу, сколько именно на сдачу экзаменов, максимально близки вопросы, плюс к этому навыки, которые позволяют сдавать экзамен. И если речь идет о выпускных классах и подготовке именно к итоговой аттестации, конечно, лучше всего пользоваться именно «Фоксфордом».

Если мы говорим о сопровождении образовательной программы, то и МЭШ, и РЭШ, и «Учи.ру», кстати, – это действительно сопровождающие образовательную программу задания, возможности углубления по этим заданиям, не только программа, но и сверх программы, но не для подготовки к ЕГЭ, ГИА, даже к выпускным квалификационным работам, не к ВПР, я бы сказала. Они действительно идут сопровождением, они были рассчитаны на тех ребят, которые в том числе либо хотели углубиться, как у «Учи.ру» есть «углубленка», вот и МЭШ специально...

Иван Князев: Ну понятно, в общем, факультативные такие платформы, да.

Ирина Абанкина: Поэтому тут надо, конечно, консультацию именно специалистов, чтобы разобраться в этом ресурсе. Но и для родителей, и для ребят тоже нужны в этом смысле разные сейчас программы: одни тем, которые все-таки выпускные классы, другие тем, которые просто хотят не упустить, скажем так, текущее обучение.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: А что, как сейчас выпускникам школ ориентироваться? Что со вступительными экзаменами будет?

Ирина Абанкина: Ну, насколько мы слышали заявление от Минобрнауки, в частности от министра Фалькова, речь идет о том, что будет расширен доступ к подаче документов в электронном виде, более того, расширить число ВУЗов аж до 50, для того чтобы, может быть, даже более широкую подачу документов... Но и ВУЗы должны будут предъявить свои форматы, скажем так, на какие программы, кого и как они будут зачислять, потому что сейчас ВУЗы очень активно... Понимаете, ведь дистанционное обучение – это не заочное обучение, это очное обучение с использованием дистанционных технологий. Просто раньше пропорции были другие очного и дистантного.

Сейчас ВУЗы должны будут еще и предъявить, собственно, в каком соотношении дистантного и очного обучения они предложат ребят поступать и учиться. Очень сложно техническим университетам, там, где лаборатории, эксперименты, проекты, очень мало переведено в симуляторы, поэтому здесь очень большая разница между гуманитарными направленностями, даже, может быть, математическими и естественнонаучными, инженерными, техническими.

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Ирина Абанкина, директор Института развития образования Высшей школы экономики.

Марина, а расскажите, может быть, есть какие-то уже договоренности, не знаю, между родителями? Ну очевидно, что нагрузка будет огромная, очевидно, что учителя будут не справляться. Может быть, есть возможность как-то самим кооперироваться, я не знаю, и параллельно какие-то факультативные занятия, что ли, родителям с детьми? Взять под шефство класс какой-то, договориться, график распределить?

Марина Семенова: Я вам больше скажу: так как сейчас существуют в каждом классе родительские группы, то все обсуждения и были, и сейчас они происходят, и будут про то, как объяснить ту или иную задачу, как ее вообще решить, как что делать. Поэтому вот эта вот как раз консолидация точно будет родительская, однозначно. Но...

Иван Князев: Скажите честно...

Тамара Шорникова: У кого есть, конечно, возможность такая.

Марина Семенова: У кого есть, да.

Иван Князев: ...за головы хватаются уже родители?

Марина Семенова: Все хватаются за голову, все, потому что не только сложно преподавать своему ребенку, не каждый учитель может преподать своему же ребенку какой-то материал. Потому что все-таки ребенок, находясь в классе, он уже понимает правила поведения, включается все-таки усидчивость...

Иван Князев: Конечно, надо заставить еще.

Марина Семенова: А здесь совсем по-другому. А тут, представьте себе, он у тебя с утра играл-играл, позавтракал, и ты его тут сажаешь и говоришь: «А теперь будем учиться». Сколько он у вас просидит в таком состоянии?

Иван Князев: Я вот как родитель вас очень хорошо понимаю.

Марина Семенова: «Ну мам, я вот сейчас... Ну мам...» – и все, и вот оно, все обучение сойдет... Хорошо, когда дети дисциплинированные, когда они сами понимают, для чего им учиться, и так далее, но, к сожалению, не совсем все так хорошо.

Иван Князев: Не всегда.

Марина Семенова: Но единственное, я вам скажу, что все-таки, наверное, вот эта ситуация, которая очень сложная у нас сейчас в стране, вообще в мире, но в стране у нас произошла, наверное, она сейчас выявит, очень сильно выявятся те проблемы, которые не было видно без этой ситуации. То есть как бы знали об этих проблемах, но они были не совсем очевидны, не было необходимости эти проблемы решать.

Иван Князев: Не до них было.

Марина Семенова: Ну как бы на последнее, на последнее, даже тот же Интернет чтобы был по всей России.

Иван Князев: Ну сейчас все всплывет.

Звонки послушаем?

Тамара Шорникова: Да, послушаем звонки. Ольга из Москвы сначала, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Элеонора, простите.

Зритель: Хочу рассказать, что вот вы говорите о дистанционном обучении, но это обучение, в общем, не работает. Потому что, например, у меня девочка уже взрослая, дисциплинированная, восьмой класс. Она заходит в приложение Zoom, и что она там видит? Она видит, что ее все время вышибает в другой класс. К ним внезапно во время урока присоединяются другие дети, и они начинают, так как они из другого класса, они начинают там просто мешать слушать, мешать изображению, учитель что-то рисует, весь класс не может вышибить этого человека из Zoom, невозможно.

Иван Князев: Интернет-хулиганы такие.

Зритель: На этой неделе у нас вообще дистанционное обучение решили за ненадобностью и из-за его полной неэффективности прекратить, стали давать, вешать в электронном дневнике, в который не войдешь, домашние задания. На этом все.

Иван Князев: Ну да, такого-то из класса ведь не выгонишь, так-то можно за дверь его, а здесь...

Тамара Шорникова: Такое раздолье для маленьких хакеров сейчас просто.

Иван Князев: Да-да-да.

Тамара Шорникова: И как раз Элеонору послушаем из Башкирии. Алло, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте. Вот то же самое хочу сказать по поводу дистанционного обучения. Как наши дети будут учиться дистанционно, когда ни учителя нет рядом, нет рядом человека, который им бы сказал: «Не понимаешь? Сейчас я тебе объясню». То есть а как? «Что это слово значит? Мам, а можно я погуляю? Мам, а можно я посижу чай попью?» И это ужас начнется. Это ведь... Я не учитель, например, я не понимаю ни математических тем, которые сейчас в школах у нас проходят, ни по русскому я не могу объяснить... Программа совершенно другая, программа не моего времени.

Тамара Шорникова: Да.

Иван Князев: Да.

Зритель: Если раньше у нас проводились не тесты, у нас проводились контрольные, контрольные, я могла подумать, ответить...

Иван Князев: Да, Элеонора, мы вас поняли, спасибо.

Тамара Шорникова: Мы вас поняли, спасибо вам за ваш звонок.

Иван Князев: Марина, скажите такой момент. Я вот уже, честно говоря, подумал: а может, ну его в баню, это ЕГЭ, перенести его на осень, оставить на осень и все? Как вы считаете?

Марина Семенова: Ну, наверное...

Иван Князев: Не форсировать сейчас.

Марина Семенова: ...мы к этому и придем. То есть сейчас перенос ЕГЭ на 2 недели, я думаю, он был...

Иван Князев: Этим не закончится.

Марина Семенова: Я думаю, что да, это было по такому...

Тамара Шорникова: Репетиция.

Марина Семенова: ...прекрасному сценарию. Но сейчас, когда у нас Министерство образования поймет, к чему мы идем, скорее всего, все будет перенесено.

Иван Князев: Понятно. Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Спасибо.

«Да», получается учиться дистанционно только у 9% наших телезрителей.

Иван Князев: У 8% даже уже.

Тамара Шорникова: Уже у 8%, да.

Иван Князев: Уже успели проголосовать.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Марина Семенова была у нас в гостях, президент Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями. Спасибо.

Марина Семенова: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Гость
Здоровье и нервы детей тоже подождут?!! Отменять егэ в этом году нужно, и не подвергать риску здоровье детей!
Разбираемся в Теме часа