Егор Москвитин – о кино в условиях пандемии: Нас ждёт санитария индустрии

Егор Москвитин – о кино в условиях пандемии: Нас ждёт санитария индустрии | Программы | ОТР

Рубрика «Личное мнение»

2020-03-23T15:43:00+03:00
Егор Москвитин – о кино в условиях пандемии: Нас ждёт санитария индустрии
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Что нового? Симферополь, Ростов-на-Дону, Нижний Новгород
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
Гости
Егор Москвитин
кинообозреватель проекта The City

Петр Кузнецов: Ну что ж, в России из-за коронавируса помимо всего прочего начали закрываться кинотеатры. Не по своей воле, по крайней мере Министерство культуры уже рекомендовало центрам приостановить показы с 23 марта. Ну а «Оскар» уже подсчитывает убытки, ведь хороших фильмов через год, как говорят в Америке, просто-напросто может не хватить.

Марина Калинина: Прямо сейчас наша рубрика «Личное мнение». У нас в студии Егор Москвитин, кинообозреватель проекта «The City». Егор, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Егор.

Егор Москвитин: Здравствуйте.

Марина Калинина: Что же мы будем делать без кинотеатров? Давайте узнавать, что можно смотреть дома.

Петр Кузнецов: Я думал, без «Оскара».

Егор Москвитин: Смотреть сериалы дома, да, ну и фильмы тоже дома, потому что все стало выходить на платформах.

Марина Калинина: Что сейчас вообще, какие тенденции? Что смотреть? Потому что огромное количество людей сидят дома. Что вообще есть из новинок, из классики? Ваш какой-то совет, приоритет?

Егор Москвитин: Давайте. Сначала российское, потом иностранное, или наоборот?

Марина Калинина: А как вам нравится.

Егор Москвитин: А давайте и того, и другого, и третьего, и четвертого.

Марина Калинина: Времени у нас хватит.

Егор Москвитин: Во-первых, очень много российских сериалов вышло за последние дни и выйдет в ближайшие дни, то есть все начали суетиться, начали выкладывать те премьеры, которые должны были выйти позже, прямо сейчас, когда все оказались дома.

Марина Калинина: А, даже так?

Егор Москвитин: Да. И, например, можно отметить, что сервис «КиноПоиск» запускает собственные сериалы, и первый из них, который выйдет послезавтра, может стать чем-то вроде нового «Года культуры» или «Домашнего ареста», он называется «Последний министр», и в нем в таком сатирическом ключе описывается работа Министерства культуры, вот.

Марина Калинина: Это забавно.

Егор Москвитин: Да, и сценарист и режиссер Роман Волобуев – это бывший кинокритик очень известный, который занимался кино в «Афише» и очень любит всякие скрытые смыслы, отсылки, цитаты, так что это, наверное, будет интересно более молодой аудитории.

Для тех, кто смотрит телевидение давно, можно рекомендовать «Зулейха открывает глаза», это канал «Россия»...

Марина Калинина: Что-что?

Егор Москвитин: «Зулейха открывает глаза», экранизация очень большой, эпической книги о судьбе женщины, которая переселяется во время войны из одного региона в другой и терпит всевозможные бедствия. Там главную роль играет Чулпан Хаматова. Я видел одну серию, когда нам прислали для фестиваля сериалов «Пилот», и она очень качественная, хорошая. Тут особенность в том, что автор Гузель Яхина сначала хотела написать сценарий, а уже потом сделала книгу, поэтому у истории очень четкая кинематографичная структура, то есть все сделано так, чтобы удерживать зрителя.

Петр Кузнецов: А вот... А, еще что-то?

Егор Москвитин: Да, и еще из смешного «Корни» и «Патриот». Первый – это проект «СТС», второй – проект «ТНТ», две такие легкие жизнеутверждающие комедии о столкновении ценностей в российской глубинке. В одной из этих историй, в «Патриоте» парень возвращается из спецназа и обнаруживает, что в его маленьком городке все совсем сложили руки, девушки хотят податься в «Дом 2», парни пьянствуют, и он такой, будучи патриотом, ЗОЖником, силачом, спортсменом начинает всех учить уму-разуму. То есть представьте, если бы фильм «Дурак» Юрия Быкова был не грустным, а смешным, вот получился бы «Патриот». А «Корни» – это история о том, как парень из Москвы возвращается в свой родной город и тоже обнаруживает, что нужно как-то помогать.

Марина Калинина: А если не о сериалах российских, а вот именно таких больших фильмах поговорить?

Егор Москвитин: Из больших фильмов самое важное, что сейчас вышло и, к сожалению, из-за всех ограничений идет очень узким прокатом, – это картина Терренса Малика «Тайная жизнь». Это участник прошлогоднего Каннского кинофестиваля, в этом году Каннский кинофестиваль уже как минимум перенесли, а может быть отменят. Это потрясающая история, которая напомнит нашему зрителю, наверное, фильм «Восхождение» Ларисы Шепитько, единственный советский фильм, который когда-то взял «Золотого медведя» в Берлине, потому что это история о подвиге святости, о подвиге духа, воли и любви во время Второй мировой войны или Великой Отечественной войны. Главный герой австриец, это реальная фигура, он отказался вступить в войска Вермахта и за это был казнен на гильотине. И только спустя много лет его сделали святым мучеником, канонизировали.

И вот описывается его история, история его сопротивления и то, как его поддерживала его жена и их дочери. Это очень такая грустная, трагичная, в то же время вдохновляющая история о том, как человек может в любых обстоятельствах остаться абсолютно свободным, потому что он не уходит в горы партизанить, он не вступает в войска, он просто-напросто отказывается участвовать в истории, и он в итоге оказывается сильнее своей жертвы, он демонстрирует, что человек может быть сильнее всей истории, которая творится вокруг него. Поразительное кино.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, а отношения, предпочтения, я бы даже сказал, русского человека, который оказался в новых для себя условиях в плане просмотра, они как-то меняются? То есть одно дело идти в кинотеатр на что-то, а другое, когда ты самоизолировался и у тебя, не знаю, наверное, есть больше выбора таким образом, да, потому что ты ориентируешься не только на афишу. Что можно сказать, вот дома предпочтения как-то меняются по жанрам? Дома скорее будут смотреть то-то и то-то, более добрые фильмы или ужастики?

Егор Москвитин: Да, предпочтения меняются. Пока есть статистика в основном по Москве, Московской области и очень крупным городам, потому что в них более жесткие ограничительные меры, связанные с карантином. И уже заметно, что подскочило количество подписчиков «Netflix», их в России стало 200 тысяч, и если зайти на «Netflix» и посмотреть, что сейчас самое популярное, то популярными будут два жанра – это либо что-то терапевтическое, утешающее, как правило комедии, комедийные сериалы или комедийные фильмы, либо что-то, наоборот, что щекочет нервы, то есть ужастики и тому подобные вещи.

Марина Калинина: Ужасы.

Егор Москвитин: Да. И вот счастливы, конечно, те производители, которые в это время успели выпустить что-то связанное с эпидемиями и так далее. Например, на «Netflix» вышел замечательный ужастик испанский, называется «Платформа», его премьера была год назад на фестивале в Торонто, он там победил в секции «Полуночное безумие», это секция, в которой собираются самые страшные, но при этом умные фильмы, какие-то изобретательные, необычные, социальные. Это история о том, что существует некая большая тюрьма в будущем, в которой на каждом этаже находится всего два заключенных, а по центру по колодцу спускается платформа, на которой каждый день очень много еды. Чем ниже она спускается, тем меньше остается еды, и люди соответственно сходят с ума, начинают кончать жизнь самоубийством или становятся каннибалами, а раз в месяц всех этих заключенных меняют местами, и первые могут оказаться последними и наоборот.

Петр Кузнецов: По сути про нехватку гречки и туалетной бумаги.

Егор Москвитин: Да-да, то есть история про то, как оставаться людьми в период дефицита ресурсов.

Петр Кузнецов: Вот вы сказали, несколько раз произнесли, что, значит, те, кто успел выпустить, наспех сейчас пытаются что-то зрителю новое предложить, – на качестве нет опасения, что скажется, нового продукта, вот который сейчас будет наспех изготавливаться?

Егор Москвитин: Я вот думаю, что, наоборот, нас сейчас ждет некая такая санитария индустрии, потому что все съемки остановлены, в основном остановлены съемки в Европе, а, например, крупные компании вроде «Netflix»...

Марина Калинина: А съемки сейчас вообще не ведутся никакие?

Егор Москвитин: Да-да, конечно, потому что нельзя собираться больше 2, больше 3, все зависит от страны. Поэтому сейчас у нас повторяется ситуация, которая была в 2008–2009-х гг., когда сценаристы в Голливуде ушли на забастовку, бунтовать, они не работали 4 месяца, и за это время невероятно сильно вырос уровень телевизионной драматургии, потому что они все сидели дома, они все писали в стол, и в итоге родились всякие шикарные вещи вроде «Безумцев», «Игры престолов», «Во все тяжкие» и так далее.

Петр Кузнецов: Ох.

Егор Москвитин: Сейчас может произойти то же самое, потому что был очевидный кризис перепроизводства, только в Америке делается 600 новых сериалов в год, представляете, не говоря уже о продолжениях старых, и большинство из этих сериалов, конечно же, такие же плохие, как, скажем, и наши многие сериалы. Сейчас все приостановится и, наверное, будет какая-то регуляция качества.

Марина Калинина: А что вы порекомендуете из классики?

Егор Москвитин: Из сериалов или из кино?

Марина Калинина: Из кино, можно из сериалов, как вам нравится.

Егор Москвитин: Мне кажется, сейчас подходящее время, чтобы пересмотреть, например, «Седьмую печать» Ингмара Бергмана, потому что это первый такой заметный, важный фильм об эпидемии. Помните, там бродячий театр путешествует по Европе, за ним идет Смерть, и посредником между смертью и этими актерами выступает Рыцарь, которого играет Макс фон Сюдов, актер, который недавно скончался, постоянный, любимый актер Бергмана, Смерть и Рыцарь задумчиво играют в шахматы. Это очень красивый фильм, он передает это настроение какого-то конца света и единения на фоне конца света.

Петр Кузнецов: Ну тоже в любом случае тематическое.

Егор Москвитин: Да.

Петр Кузнецов: Очень много отзывов такого характера, Дмитрий Анатольевич нам пишет, кстати, что показательно...

Егор Москвитин: Тот самый?

Петр Кузнецов: Через сайт otr-online.ru: «Российские сериалы смотреть – себя не уважать». «Дома нечего смотреть, – Москва, – но старье показывают и хлам. За что мы платим деньги?» Не знаю, о каких деньгах идет речь, платное...

Егор Москвитин: Очень много сервисов подписки сейчас.

Петр Кузнецов: «Очень жалею о закрытии кинотеатров, смотреть на ТВ фильмы с рекламой совсем не то». И очень много негативных... Да, «показывайте больше новых фильмов США по ТВ и меньше рекламы», это уже Хабаровский край.

Как нам вернуть... Не знаю, уместно ли говорить «вернуть», у нас же когда-то было статусное лицо отечественного кинематографа.

Марина Калинина: Престиж нашего российского кино.

Петр Кузнецов: Можем ли мы вот эти вот необычные условия использовать в свою пользу?

Егор Москвитин: Ну, во-первых, очень здорово, что сейчас почти все онлайн-сервисы открывают бесплатную подписку, потому что это действительно шанс переманить аудиторию у западных сервисов...

Петр Кузнецов: Пусть и со снижением качества, но это просто чтобы всем хватило, да?

Егор Москвитин: На самом деле у нас очень хороших сериалов, просто нужна какая-то навигация по ним. То есть, например, «Ненастье» отличный сериал, «Звоните ДиКаприо!» хороший сериал. «Домашний арест» мне не очень нравится, но нужно признать, что это высокое качество сатиры...

Петр Кузнецов: Мне зашел.

Егор Москвитин: То есть у нас много хороших сериалов, нужно просто, чтобы зритель об этом узнавал, нужно, чтобы он был подписан...

Марина Калинина: Вот мы вас сюда и пригласили, чтобы зритель узнавал.

Егор Москвитин: Да. А что касается нашего кино, то с авторским кино у нас точно все в порядке, мы представлены абсолютно на всех фестивалях, которые проходят в мире. Вот в этом году пока успели пройти только два фестиваля, это «Сандэнс» и Берлин, все остальные переносятся, но мы и там, и там были, у нас хорошие истории рассказываются. У нас есть проблема, мне кажется, с мейнстримом, то есть с хорошим кино, которое можно посмотреть всей семьей: семейные комедии, какие-то жизнеутверждающие истории. То есть все такое голливудское, что держит на самом деле до сих пор семьи в кинотеатрах и что очень хорошо сохранилось в Германии и во Франции, у нас с этим проблемы. Как с этим бороться? Я думаю, нужна какая-то хорошая экспертиза сценариев, потому что все идет от сценариев, и очень часто в российском кино действительно со сценариями проблема.

Марина Калинина: А кто проводит эту экспертизу сценариев?

Егор Москвитин: Фонд...

Марина Калинина: Давайте, положа руку на сердце, у нас сериалов-то ужасного качества и вообще с непонятными актерами огромное количество, причем сценарий в принципе везде одинаковый: несчастная девушка приезжает беременная, брошенная в большой город...

Егор Москвитин: Да-да, в Москву.

Марина Калинина: ...и находит себе принца.

Егор Москвитин: Познает радость любви и горечь предательства.

Марина Калинина: Да.

Егор Москвитин: И даже описания у всех этих сериалов одинаковые.

Не знаю, в случае с сериалами, мне кажется, сам рынок все выправит, потому что очень важно завоевывать Интернет-аудиторию, очень важно завоевывать молодую аудиторию. У этой аудитории нет никакого встроенного протекционизма, она будет сравнивать ваши российские сериалы не с другими российскими сериалами, а с тем, что делается в Америке и в Европе. Поэтому, чтобы завоевать эту аудиторию, нужно делать крутые вещи, и они сейчас делаются.

Вот, например, завтра и послезавтра выходят две громкие премьеры, первая – это сериал «Колл-центр» от Наташи Меркуловой и Алексея Чупова, авторов «Интимных мест» и «Человек, который удивил всех», отличных фильмов. Это история как раз, кстати, про домашний арест в некотором смысле, потому что в офисе в стеклянном куполе оказываются заперты самые разные люди...

Петр Кузнецов: Домашний арест – это же по сути самоизоляция.

Егор Москвитин: Да, самоизоляция.

Марина Калинина: Да.

Егор Москвитин: Но, к сожалению, их там запирает не какой-то вирус, а загадочные террористы, которые называют себя мамой и папой, и начинают им давать какие-то команды через средства связи, через камеры слежения, начинают ставить над этими людьми эксперименты. Это очень крутой психологический триллер, он описывает нас как некое общежитие, в этом офисе собираются самые разные люди из самых разных социальных слоев, классов, национальностей и так далее. Это все такая метафора России под домашним арестом.

А вторая история, наоборот, очень жизнеутверждающая, это история под названием «257 причин, чтобы жить». Она должна была в апреле быть на телефестивале в Каннах, но его отменили, и они не стали ждать каких-то других фестивалей и все это выпустили уже в онлайне, это сервис «Start.ru». Там описывается история девушки, у которой произошла ремиссия в борьбе с раком, но внезапно для себя она обнаружила, что люди вокруг не так уж этому и рады, потому что о ней привыкли заботиться, на работе уже появились какие-то претенденты на ее должность. И она вдруг понимает, что она осталась сама по себе, и решает получать удовольствие от жизни. То есть если вы помните фильм с Джеком Николсоном «Пока не сыграл в ящик» или немецкий фильм «Достучаться до небес», то вот это то же самое, только в формате сериала, поэтому с более глубокой психологической проработкой образов.

Марина Калинина: Давайте послушаем Юрия, он нам дозвонился из Санкт-Петербурга, уже давно ждет на линии. Юрий, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Да, что Петербург смотрит.

Зритель: Добрый день. Да ничего.

Петр Кузнецов: «Бандитский Петербург», наверное, пересматриваете?

Зритель: Значит, я хотел бы сказать свое мнение по поводу нынешнего кинематографа. Конечно, ужасно…

Петр Кузнецов: Нашего, нашего?

Зритель: Но об этом я не буду говорить, я буду говорить о фильмах времен войны. Понимаете, создается впечатление, как будто дети играют где-то за сараем в войнушку, вот как в наше время, ничего серьезного, ничего... Раскрашенные, в красивых новых костюмах, формах и так далее, с длинными волосами, макияж и так далее.

Но самое главное я хотел сказать вот о чем, что, когда выступает в рекламе какой-то знаменитый актер, которого мы сейчас полюбили по последним фильмам неплохим, и в следующий раз он снимается в новом фильме, я вижу, как он выступает в рекламе какого-нибудь порошка или что-нибудь еще такого, то есть он ставит точку на своей карьере.

Петр Кузнецов: И вы уже видите в нем человека с прошлым.

Марина Калинина: Уже ассоциации такие.

Зритель: Да-да-да. Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Марина Калинина: Ну вот, видите, такое мнение.

Егор Москвитин: Да, это правда, что замыленность образов или какое-то тиражирование – это большая проблема актеров. Но опять же нужны сценарии, чтобы раскрывать их по-разному.

Петр Кузнецов: Успех можно просчитать? Наши фильмы возьмем, вот «Холоп» выстрелил почему? Вряд ли даже они рассчитывали на хотя бы половину кассовых сборов...

Егор Москвитин: Я думаю, даже на треть.

Петр Кузнецов: ...которые получили. Там все сошлось просто?

Егор Москвитин: Задним числом можно все очень умным образом объяснить, что это, во-первых, кино с очень качественной драматургией, потому что было так называемое сарафанное радио, то есть люди рекомендовали друг другу. Во-вторых, это был довольно безальтернативный период, потому что ни «Союз Спасения», ни «Вторжение» не оправдали ожиданий зрителей, особенно зрителей праздничных, не готовых к какой-то странной фантастике или к серьезной исторической драме.

Плюс в «Холопе» действительно очень сильная химия между актером и актрисой, то есть это такая редкая романтическая комедия, которая заставляет тебя сопереживать их чувствам. Во-вторых или даже в-пятых, там отличный юмор. В-шестых, это кино, которое удерживает не только среднюю и старшую аудиторию, но и молодых, потому что там благодаря энергичной режиссуре Клима Шипенко там огромное количество каких-то чисто киноманских шуток. То есть там ведь не только есть этот лагерь, но там есть еще и центр управления полетами, в котором сидят режиссеры, актеры, сценаристы, они все время подшучивают над самой индустрией кино, это все очень нравится киноманам.

Ну и самое главное, что это тот самый жанр, который всегда стреляет перед Новым годом, потому что это история перевоспитания, преображения, преодоления себя, то есть такой святочный рассказ. Ну и в самую последнюю очередь это история о социальной справедливости, потому что все мы, наверное, хотим посмотреть, как какой-нибудь мажор оказывается холопом. Странно, что там в конце не появились Кокорин и Мамаев, когда, помните, новых везут...

Петр Кузнецов: Не успели.

Егор Москвитин: Не успели снять.

Петр Кузнецов: А те уже были актерами, собственно.

Марина Калинина: Давайте про зарубежное кино немножко поговорим хорошее, потому что про российское... У нас остается буквально 7–8 минут. Про российское вроде много поговорили, давайте, что хорошего в...

Егор Москвитин: Мне очень нравится, он все еще идет в прокате, итальянский фильм «Пиноккио», это новая экранизация сказки Карло Коллоди, которую мы знаем больше благодаря переводу и адаптации Толстого. Это фильм, он сделан очень необычным режиссером Маттео Гарроне. Маттео Гарроне – это итальянец, который 2 года назад в Каннах был с фильмом «Догмэн», такой мрачной историей про жизнь в Неаполе бандитском, криминальном и так далее. До этого он сделал фильм «Страшные сказки», в котором воспроизводились какие-то итальянские фольклорные сюжеты, но уже с известными современными актерами и с таким постмодернистским китчем.

А теперь он вдруг взялся за Пиноккио, и поскольку это уже не первая, не пятая и даже не десятая экранизация, то он решил сделать акцент на двух фигурах, на фигуре матери и на фигуре отца. То есть, во-первых, отца Пиноккио, то есть этого, как же его там звали, я забыл совсем... Джепетто, вот. Кукольника Джепетто играет Роберто Бениньи, потрясающий итальянский актер, который снял фильм «Жизнь прекрасна» про концлагерь и сам же сыграл в нем главную роль, получил за него «Оскар». Так вот он играет его невероятно тонко и трогательно, то есть это такой отец, у которого ничего не получается, он не может ни капельки защитить или обеспечить своего ребенка, но он дает ему пример бесконечной любви, любви жертвенной, возвышенной, благодарной.

А мать, то есть вот эту фею, которая воспитывает героя, играет прекрасная актриса, в прошлом модель, француженка Марина Вакт, которая тоже постоянно играет в хорошем кино, например, она была в «Двуличном любовнике» у Франсуа Озона тоже в Каннах. Так вот она играет, наоборот, очень холодную такую невероятно красивую женщину, которая вынуждена скрывать свое тело ради того, чтобы хоть чему-то этого деревянного мальчишку воспитать. Невероятные фигуры отца и матери.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок, из Московской области Нина. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, слушаем вас.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Марина Калинина: Да, говорите, пожалуйста.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Я Нина Грачева.

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: Слышите меня, да?

Марина Калинина: Да.

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: Я вам хочу сказать, что сейчас современных фильмов вообще мало, но я смотрю. Вот «Магомаева» смотрела, сейчас буду смотреть... А вообще это ящик Пандоны, телевидение наше, вот так этому Егору Москвитину и скажите.

Петр Кузнецов: А он слышит.

Марина Калинина: А он вас слышит.

Зритель: Наши шоу не нужны даже и молодым, слишком много. Надо посерьезнее относиться. Вот обсуждают Лапина, а при Лапине был порядок. Ну нельзя же так, уважаемый Егор Москвитин! Нам ваши шоу не нужны! Нам нужна реальная жизнь.

Петр Кузнецов: Егор, что вы наснимали.

Зритель: Вот все, что я могу сказать. Я человек с гражданской позицией, так нельзя.

Петр Кузнецов: Вообще звучите как вот прямо после какого-то суточного киномарафона.

Егор Москвитин: Нет, то, что ящик Пандоры, совершенно точно, и вот это перепроизводство есть, оно пугает. Но, слава богу, сейчас есть всякие алгоритмы, которые могут выбрать именно то, что нужно вам, и, например, не нужно смотреть 600 американских сериалов, чтобы понять, что 550 из них плохие. Плюс наконец-то растет роль всяких навигаторов, кураторов и даже критиков. Так что давайте вместе отбирать хорошее...

Марина Калинина: А что для вас хорошее кино, а что для вас нехорошее кино?

Петр Кузнецов: Вот да, я хотел узнать...

Марина Калинина: Как вы выбираете? Вы что, все подряд смотрите?

Петр Кузнецов: Вот вы говорите, что не надо все смотреть, – а какие есть рекомендации? Вот куча, значит, открываем мы, не знаю, страницу «Амедиатека» и видим, что куча сериалов.

Марина Калинина: Вот вы как ориентируетесь в этом?

Петр Кузнецов: Как определить, стоит влезать в него или нет?

Марина Калинина: Да.

Петр Кузнецов: Про «Утреннее шоу», например, это вот сарафанное ради сработало, слава богу, удалось, а остальные?

Егор Москвитин: Ну мне приходится смотреть все, летом каждый год я еще отбираю сериалы для российского фестиваля сериалов «Пилот», мне приходится за лето смотреть 80–90 российских пилотов, поэтому коллеги меня называют, как в «Гарри Поттере», мальчиком, который выжил. Что касается западного, то тоже приходится смотреть все подряд. Но просто ты понимаешь в какой-то момент, что вот есть критерии качественной истории, что, возможно, история не про тебя, возможно, история для другой возрастной группы, для людей с другими цветом кожи и так далее. Но ты всегда точно знаешь, если там есть хорошая драматургия, хорошая игра.

Хорошая драматургия – это когда герои меняются под воздействием обстоятельств и ты сопереживаешь им, ты уважаешь их труд преображения. Хорошая актерская игра – это когда ты забываешь о том, что этот актер только что играл в рекламе стирального порошка, и веришь тому, что перед тобой персонаж. Так что сериалов очень много, нужно найти свой, но какие-то общие критерии качества все-таки есть, можно доверять рейтингам на том же «КиноПоиске».

Петр Кузнецов: Актерский состав, рейтинг.

Егор Москвитин: Актерский состав, авторы, хотя бы бюджет...

Петр Кузнецов: Трейлер, потому что качественный трейлер...

Егор Москвитин: Да, конечно, производитель.

Марина Калинина: Меня удивляет, как вы не путаетесь в этом во всем, столько информации держать в голове.

Петр Кузнецов: Тридцать секунд остается. Правда, что если так дело пойдет, то на «Оскар» даже не наберется хороших фильмов? Мы просто еще любим так ориентироваться на оскаровские номинации. Уже известно, что там будет на «Оскар» выдвинуто, и ты смотришь, потому что это уже пройденное...

Егор Москвитин: Я думаю, нет, девять фильмов наберется, просто все немножко сдвинется, Канны пройдут в июле-августе, и благодаря тому, что после победы «Паразитов» Канны стали ориентиром для «Оскара», оттуда уже будет какое-то кино, дальше будут традиционно Венеция и Торонто. Поэтому фильмов все-таки выйдет много и достойные наберутся.

Петр Кузнецов: Спасибо, спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо за интересную беседу. Много информации...

Петр Кузнецов: «Гость очень приятный», – пишет Тульская область.

Марина Калинина: Да.

Егор Москвитин: Спасибо!

Петр Кузнецов: Остается только согласиться. Спасибо вам.

Марина Калинина: Егор Москвитин, кинообозреватель проекта «The City».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Рубрика «Личное мнение»