Екатерина Духина: Даже если вы все свои долги оплатили, пограничники узнают об этом только через сутки. Но прогресс есть - раньше это было 2-3 недели

Екатерина Духина: Даже если вы все свои долги оплатили, пограничники узнают об этом только через сутки. Но прогресс есть - раньше это было 2-3 недели | Программа: ОТРажение | ОТР

алименты, неуплата, долги,

2019-12-16T15:59:00+03:00
Екатерина Духина: Даже если вы все свои долги оплатили, пограничники узнают об этом только через сутки. Но прогресс есть - раньше это было 2-3 недели
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
Гости
Екатерина Духина
адвокат, юрист по международным делам

Петр Кузнецов: Еще к одной теме. «Заграница на замке». 25 миллионов россиян могут оказаться невыездными уже в ближайшее время, перед Новым годом. Большинство постановлений передано в пограничную службу. Так что, еще раз, возможно, новогодние планы придется резко менять, причем уже в аэропорту.

Ольга Арсланова: Среди неплательщиков – алиментщики, а также те, кто вовремя не оплатил штрафы ГИБДД или просрочил оплату услуг ЖКХ. И, естественно, должники по кредитам – у них тоже могут возникнуть проблемы.

Петр Кузнецов: Вот конкретная картина в процентах, смотрите. Судебные приставы говорят о полутора миллионах должников по алиментам. ГИБДД сообщает о 13 миллионах человек, не оплативших вовремя штрафы, соответственно. Коммунальщики насчитал у себя 2,5 миллиона недобросовестных жителей. Ну и коллекторы оценивают число должников у себя по кредитам в данном случае в 7–8 миллионов человек. Вот эта сумма в 25 миллионов у нас и получилась.

Ольга Арсланова: Давайте обсудим все это с нашим гостем. У нас в студии – адвокат, эксперт по частному праву и защите прав личности Екатерина Духина. Здравствуйте, Екатерина.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Екатерина Духина: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Давайте успокоим, наверное, нас всех. Или не успокоим?

Екатерина Духина: Все-таки не успокоим.

Петр Кузнецов: Здрасте! А почему это мы должны их успокаивать?

Ольга Арсланова: Не заплатил, например, вовремя квиточек по ЖКХ, не знаю, 2–3 тысячи рублей – и что, ты невыездной?

Екатерина Духина: Или не проверил на сайте ФСПП, если ты в должниках.

Ольга Арсланова: А начиная с какой-то суммы?

Петр Кузнецов: Порог, порог.

Ольга Арсланова: Да, порог.

Петр Кузнецов: Именно выезд.

Екатерина Духина: Порог очень небольшой. С точки зрения действующих штрафов ГИБДД, когда за парковку можно получить штраф 5 тысяч рублей очень легко… Три раза за месяц неправильно припарковался – и вот тебе, пожалуйста, 15 тысяч рублей. Не выехать можно от суммы 10 тысяч рублей, если ты не заплатил ее в течение двух месяцев с того момента, как получил исполнительный лист.

Ольга Арсланова: 10 тысяч рублей долга – и ты не выезжаешь?

Екатерина Духина: 10 тысяч рублей, два месяца не заплатил – и ты не выезжаешь. Просто приходит, например, некоторым на адрес регистрации, где они живут, судебное уведомление, а затем – исполнительный лист.

Ольга Арсланова: Или не приходит. Так тоже бывает.

Екатерина Духина: Ну, на самом деле, согласно действующей практике и согласно закону, судебный пристав не вправе начинать какие-то активные действия по ограничению ваших прав до того момента, пока вы не получите исполнительный лист и не узнаете о вашем деле. Но если вы злоупотребляете этим правом, не являетесь на почту длительное время, то очевидно абсолютно, что ограничение на выезд ляжет, и вы про это не узнаете.

Петр Кузнецов: То есть это может быть даже один штраф в 5 тысяч рублей, просто пени натекли до десятки?

Екатерина Духина: Нет. Ну, до такой степени – вряд ли. Я думаю, что это могут быть два штрафа в 10 тысяч рублей и два месяца, которые вы просрочили и не заплатили, с того момента как якобы вам стало известно о наличии исполнительного производства.

Петр Кузнецов: Хорошо. Но существует период (поправьте опять, если что-то не так), два года – и долг сгорает. Или это не для каждого?

Екатерина Духина: Два года – это административная ответственность.

Петр Кузнецов: В зависимости от суммы?

Екатерина Духина: Два года – это административная ответственность. И она касается только штрафов, которые у нас возлагаются ГИБДД. Если вас в течение двух лет не привлекли, то все нормально. Если мы говорим о том, что вы должны за алименты, то эта сумма будет вечно, и пени по ней будут копиться и копиться.

Петр Кузнецов: Все. Только ГИБДД.

Екатерина Духина: На самом деле в моей жизни была очень смешная ситуация, когда мы начали с друзьями разбираться о том, насколько действующий закон «О порядке выезда и въезда в Российскую Федерацию». Действия судебных приставов противоречат статье 27 Конституции о праве любого гражданина выезжать. Потому что в 8 утра в воскресенье мне позвонил мой приятель с криком: «Они попирают принадлежащую мне по рождению статью 27 Конституции!» Я спросонья долго не могла вспомнить, что это же за статья такая…

Ольга Арсланова: А он алиментщик?

Екатерина Духина: …поскольку в прошлый раз он мне звонил, когда теща попирала статью 23 Конституции о тайне его личной жизни, когда застукала его с любовницей. Поэтому, в общем, в результате мы, конечно, все разобрались. Все законно.

Действуют определенные правила, которые мы сейчас с вами обсудили. И любой, даже очень порядочный человек, который вовремя заплатил алименты, но не заплатил что-то по ЖКХ, что ему пришло, а он не вовремя получил на почте, или не заплатил действительно штраф за три парковки в центре Москвы, может не выехать за границу.

Ольга Арсланова: Давайте тогда к его правам.

Екатерина Духина: Давайте.

Ольга Арсланова: Раз по закону ему можно ограничить выезд, то у него должно быть право расплатиться на месте – правильно? – для того чтобы все-таки не сорвался отпуск, деловая поездка и так далее.

Екатерина Духина: Сегодня, в отличие от того, что было буквально год назад, действует система быстрого соединения по электронной связи органов пограничного контроля и судебных приставов. Но – действует в течение суток. Поэтому история о том, что вы на границе увидели штраф, через приложение заплатили и через два часа улетели, пусть и другим рейсом, практике вообще никак не соответствует.

Петр Кузнецов: Не очень как-то заинтересованы в собираемости, понятно. Хотя это можно было ускорить.

Екатерина Духина: Да. Но раньше это было две-три недели. Раньше срок…

Петр Кузнецов: Прогресс есть.

Екатерина Духина: Да, прогресс есть, поскольку раньше бумажка должна была дойти ногами из одного ведомства, потом она должна была дойти ногами в другое. Сейчас электронное взаимодействие со скоростью «вжик в сутки», поэтому через сутки улетите.

Петр Кузнецов: Спасибо, что не по ICQ.

Ольга Арсланова: То есть это время, которое деньги идут, правильно?

Екатерина Духина: Нет, это время, в которое должно быть осуществлено взаимодействие в электронном порядке между двумя ведомствами. Вы заплатили – вас сняли из базы неплательщиков злостных. Но при этом ведомство судебных приставов должно сообщить о том, что вы теперь чисты, ведомству пограничного контроля. Хоть они это делают и в электронном виде, но история такая занимает сутки.

Петр Кузнецов: Так называемая, очень известная, может быть, сама обширная у нас категория – «неуловимые неплательщики». Это те, кто работают в «серой» зоне. Как с ними? Как их ловят? Как его определяют?

Екатерина Духина: Неплательщики чего?

Петр Кузнецов: Алиментов.

Екатерина Духина: Если у нас есть задолженность по алиментам в твердой денежной сумме… А именно так взыскивают. К сожалению, сегодня это очень небольшие суммы.

Петр Кузнецов: Но она же формируется на основе зарплаты, размера зарплаты.

Екатерина Духина: Тогда это не «серая» зона. Если у нас есть понятие о «белом» доходе человека, он действительно что-то получает, у нас ситуация, когда этот доход может быть установлен судебным приставом, судом, то тогда это проценты.

Ольга Арсланова: Он не сможет не платить.

Екатерина Духина: Исполнительный лист. Приезжают на работу к должнику, и дальше бухгалтерия ежемесячно отчисляет денежные средства, и никаких проблем.

Петр Кузнецов: А если это прямо совсем какие-то копейки, а «всерую» он получает прилично?

Екатерина Духина: Вот здесь, безусловно, очень большой на сегодняшний момент вопрос о том, что здесь нужно так или иначе менять нашу законодательную базу, как в странах Европы, в Америке, в Канаде, в той же Австралии даже, где я с этим сталкивалась. Нужно смотреть на расходы. Вот реально человек тратит по карточке миллионы в месяц, при этом якобы получает 50 тысяч рублей. Несоизмеримые расходы и несоизмеримые доходы здесь должны вызывать вопросы.

Но у нас судебные приставы в отношении алиментщиков все больше и больше начинают предпринимать активные действия. Например, когда кто-то получает доход от аренды, но его не декларирует, не платит с этого дохода…

Ольга Арсланова: А у нас таких 99% арендодателей.

Екатерина Духина: Он не платит с этого дохода никакого налога, то есть декларация НДФЛ у него эту информацию не содержит, и алименты с этой суммы не уплачиваются. Приставы, если у них есть информация, данная, например, заинтересованным получателем алиментов, выходят на место и спрашивают арендатора: «Скажите, пожалуйста, а на каком основании вы тут сидите?» Им представляют документ. И на основании этого документа пристав может начислить, даже если нет «белого» дохода в декларации. То есть на самом деле мы движемся, но такими крохотными шагами, в светлое будущее.

С другой стороны, на мой взгляд, есть определенная ситуация дискриминации тех же плательщиков алиментов в том, какой короткий срок дают на то, чтобы алименты оплатить.

Ольга Арсланова: А сколько?

Екатерина Духина: Пять дней, пять дней. После этого пристав считает, что он вправе взимать еще 7% штрафных с той суммы, которая будет платиться. На самом деле пять дней с момента того, как вы получили исполнительный лист. Эти исполнительные листы могут потеряться, они могут не дойти.

На самом деле в моей практике тоже было очень много случаев, когда я представляла действительно добросовестных мужчин, которые хотели платить. Они говорили жене: «Давай я тебе заранее заплачу». Она говорила: «Нет! Я хочу сделать из тебя злостного неплательщика алиментов, поэтому платить ты будешь, когда придет исполнительный лист». Он говорит: «Да я заранее тебе заплачу. Вот деньги есть, пожалуйста». Это тоже…

Петр Кузнецов: Это как в налоговую приходят и говорят: «Ну возьмите с меня налог».

Екатерина Духина: Эта ситуация, конечно, очень дискриминационная, с точки зрения закона, и с ней тоже надо как-то работать, потому что я много раз сталкивалась с тем, что люди хотят заплатить, а не могут. В результате исполнительный лист куда-то не дошел, потерялся. И здрасте! – злостный неплательщик алиментов.

И вот эти цифры, которые мы с вами видели, они формируются из-за того, что сама система несколько ущербна. Приставы автоматически рапортуют о том, что у нас такое количество недобросовестных людей, не платящих алименты, просто потому, что по-другому люди алименты заплатить не могут, если на них уже подали в суд.

Ольга Арсланова: Хотя платформа очень удобная, как с той же ипотекой, например: забросил какую-то сумму, и за весь год она рассчитывается. Так же можно и с алиментами сделать.

Екатерина Духина: Конечно. Хотя бы заранее как-то, чтобы принять деньги от добросовестного… У меня сейчас буквально по одному из дел, которое мы ведем, мы бегаем за получательницей алиментов и говорим: «Дай, пожалуйста, счет, куда он тебе оплатит». Она говорит: «Нет! Я хочу, чтобы пристав всем сказал, что он взыскивает по исполнительному листу». Такое, к сожалению, тоже бывает.

Петр Кузнецов: Публичная порка.

Екатерина Духина: Ну, публичная порка, да. Такое тоже бывает, когда обиды есть какие-то.

Петр Кузнецов: О добросовестных плательщиках и не совсем добросовестных приставах хотел поговорить. Как раз сегодня с утра ехал, слушал радио, и у них было целое расследование по тому, что приставы (по ошибке или нет) начинают по всем счетам шерстить. И получается так, что у них даже…

Ольга Арсланова: Взыскивают больше.

Петр Кузнецов: Девять списаний со счетов за один долг. Это проблема? И насколько она велика?

Екатерина Духина: Ну, на мой взгляд, проблема здесь…

Петр Кузнецов: И главное – кто будет отвечать здесь?

Екатерина Духина: Здесь даже проблема больше в том, что этот семипроцентный сбор, который приставы берут за то, что принудительно начинают исполнять то решение судебное, которое вами получено, они заинтересованы в том, что он возник. Когда он возникает? Пять дней на добровольное исполнение. «Здравствуйте! Пожалуйте сумму долга плюс вот этот семипроцентник».

То есть на самом деле, даже не говоря о том, что они списывают какие-то тройные и пятерные списания, можно уже говорить, что они преследуют цель, чтобы довести до точки невозврата, когда вы обязаны заплатить на 7% больше. И в этой ситуации, конечно, практически невозможно доказать, что ваши права были нарушены, потому что кто-то не дошел действительно вовремя до почты, не получил, кто-то не живет по месту регистрации, кто-то еще как-то не успел проверить на сайте. То есть такие случаи тоже есть. И система работает вот так и, к сожалению, тоже не идет навстречу добросовестным плательщикам.

Ольга Арсланова: Послушаем Ирину из Нижегородской области. Здравствуйте, Ирина.

Зритель: Здравствуйте, студия. Здравствуйте, Екатерина. Екатерина, мой жизненный опыт говорит о том, что наше государство не стоит на защите интересов детства абсолютно.

Моя история вкратце. Мой бывший муж с 97-го года находится во Франции, живет и работает там. Сведений о нем я не имею. Он злостный неплательщик алиментов. Долг алиментный – порядка 6 миллионов с копейками. Судебные приставы, службы судебных приставов, ссылаясь на то, что Россия не имеет, так сказать, каких-то документов, позволяющих изымать долг на территории Франции, бездействуют. А безвестно отсутствующим я его признать не могу, так как в той же службе судебных приставов есть документы, что он проживает во Франции. Как быть в этой ситуации?

Ольга Арсланова: Извините, можно один момент уточнить? А откуда вы знаете, что ему есть с чего платить? Есть какие-то доказательства, что человек работает?

Зритель: Конечно, есть доказательства. Недавно выезжали к нему мать с отцом – естественно, не на свою пенсию. Это люди 80+. Соседи сказали о том, что они уехали к сыну в гости.

Екатерина Духина: Мне хотелось бы задать вам ряд вопросов.

Зритель: Конечно.

Екатерина Духина: Откуда возник долг в 6 миллионов? Это было соглашение об уплате алиментов?

Зритель: Основной долг – порядка миллиона. Плюс проценты, неустойка по долгу, которая за 18 лет.

Екатерина Духина: Миллион – это соглашение, да?

Зритель: Судебное решение, конечно.

Екатерина Духина: Судебное решение либо соглашение? Это было взыскано с его доходов?

Зритель: Нет, судебное решение, не соглашение. Это судебное решение.

Екатерина Духина: У него были установлены доходы в такой сумме, и от этой суммы было взыскано? Правильно?

Зритель: Да. Видимо, так, раз суд решил. Это уточнить надо у судей.

Екатерина Духина: Нет, смотрите, суд у нас решает… Когда мы говорим о твердой денежной сумме, то это на самом деле моя большая боль, поскольку суды у нас больше чем 25 тысяч рублей на практике всероссийской в пользу детей не взыскивают. Поэтому взыскивают обычно либо эти несчастные 25 тысяч рублей, это максимум, либо…

Ольга Арсланова: В месяц?

Екатерина Духина: В месяц, да, в месяц, в месяц. И это при том, что «серые» доходы – миллионы, но не доказанные. Либо в процентном соотношении от заработка.

Поэтому здесь вот этот миллион – он откуда накопился? Если он в судебном решении был, то мне бы очень хотелось, чтобы вы как-то со мной связались и это судебное решение показали, потому что это какая-то абсолютно чудесная практика, которая не может меня не радовать. Но, скорее, наверное, все-таки это то, что как-то установил от его доходов, которые он до этого получил, судебный пристав-исполнитель. И это та задолженность, которая возникла в результате исполнительного производства. Тот факт, что он переехал во Францию… Он не пересекает границу Российской Федерации больше, да?

Зритель: Запрет стоит на пересечение.

Екатерина Духина: Запрет стоит на пересечение. То есть он больше не въезжает, он так и продолжает жить во Франции?

Зритель: Он въехать может, он выехать не может.

Екатерина Духина: Я это очень хорошо понимаю.

Петр Кузнецов: Соответственно, поэтому он и не прилетит.

Екатерина Духина: Поэтому он и не въезжает.

Зритель: Конечно, конечно.

Екатерина Духина: К сожалению – и это тоже большая часть моих тревог, и я постоянно пытаюсь как-то контактировать с нашими законодателями в Госдуме на тему какого-то дальнейшего продвижения в этой области, – у нас отсутствует взаимное соглашение об исполнении решений судов с Францией, с Германией, с большинством стран Европы.

Ольга Арсланова: То есть уехал – и все, этого человека больше нет в нашей стране?

Екатерина Духина: Да. Если ты уехал, то ты не можешь обратиться за взысканием его доходов по российскому суду, то есть по российскому решению.

Но у вас есть вариант – попытаться посудиться во Франции. То есть прецеденты такие были, у меня в том числе: Франция, Швейцария, Германия. В случае если гражданин злоупотребляет своими родительскими правами и очевидно для судьи, что он уклоняется от уплаты алиментов, дело можно инициировать там.

Ольга Арсланова: Но это стоит денег.

Екатерина Духина: Безусловно, стоит денег.

Петр Кузнецов: А потом, наверное, взыскать еще за судебный процесс, за расходы.

Екатерина Духина: Да, взыскать за расходы. Но взыскать ту сумму, которая у вас уже есть, по судебному решению, точнее, по исполнительному российскому листу, у вас не получится именно в связи с несовершенством нашего законодательства. Мы не распространяем, к сожалению, по семейным делам наши исполнительные листы за пределы России.

Петр Кузнецов: А сумма серьезная? А нельзя, учитывая, что это 6 миллионов, как-то запросить, не знаю, вопрос о задержании поднять во Франции, об аресте?

Екатерина Духина: Нет, нет. К сожалению, нет. И именно потому, что это не криминальное производство, то есть это не уголовное право. Здесь у нас семейное право. И у нас, к сожалению, нет возможности исполнять решения.

Петр Кузнецов: То есть даже если бы это было 100 миллионов?

Екатерина Духина: Это та же проблема, когда дети незаконно крадутся и пересекают границу. Если не было установлено перед пересечением границы российским судебным решением, что они должны проживать в России, то возникает огромная проблема по возвращению, поскольку нет взаимности в исполнении решений судов.

Петр Кузнецов: Понятно.

Екатерина Духина: Просто как стенка, граница.

Ольга Арсланова: Давайте к более распространенным проблемам все-таки вернемся – долги, которые накапливаются, по услугам ЖКХ, и так далее. Вот зрители спрашивают: «А как узнать, что у меня есть долг? Где быстренько проверить? Какую бумажку, может быть, показать для выпуска?»

Екатерина Духина: На сайте ФСПП, очень просто. Либо приложение устанавливаете, либо, соответственно, проверяйте постоянно на сайте. Если мы говорим про штрафы ГИБДД за нарушения, то на тех же Госуслугах есть отдел, который за это отвечает. Поэтому проверяйте.

Петр Кузнецов: Не всегда верно отображается. По Госуслугам могу даже определить, что…

Екатерина Духина: На сайте ФСПП.

Петр Кузнецов: Не показывает, а в аэропорту…

Екатерина Духина: На сайте, на сайте Федеральной службы судебных приставов.

Петр Кузнецов: Если не покажет, то и в аэропорту не покажет?

Екатерина Духина: И в аэропорту не будет.

Петр Кузнецов: Если, например, закралась какая-то ошибка, то и у них она будет.

Екатерина Духина: Да. В свое время, пока эта система не работала, я помню, что я сама лично ездила непосредственно к судебному приставу своего района и проверяла перед выездом куда-то на отдых себя, нет ли меня случайно в связи с каким-то штрафом в списке.

Сегодня нет такой необходимости. Есть электронная система, и она действительно хорошо работает. То есть у меня ни одного случая не было, чтобы человек там не числился, а на границе вдруг себя обнаруживал.

Петр Кузнецов: Еще одна категория – принципиальные неплательщики. В вашей практике это, как правило, те, кто просто не может себе позволить, потому что еле концы с концами сводит, или именно те, кто, знаете, из разряда «не буду платить, потому что я не знаю, куда мои налоги идут, я не вижу отдачи»?

Екатерина Духина: Очень по-разному.

Петр Кузнецов: С терминологией какой чаще встречаетесь?

Екатерина Духина: Мне кажется, это вообще, в принципе, отношение россиян к исполнению обязательств. Почему-то, знаете, как «берем чужие, а отдаем свои», здесь работает та же самая логика. Даже не потому, что не получают такой доход, а распределяют этот доход в какое-то другое место, считая, что это что-то неважное.

Кстати, сталкивается большинство с ограничениями даже не на выезд, а с ограничениями в праве управления автотранспортным средством, поскольку после задолженности в 10 тысяч рублей и неуплаты ее за два месяца легко сегодня быть остановленным на дороге. Я буквально не так давно общалась с коллегой, который помогал клиенту выпутаться из этой ситуации. Целый рейд на какой-то магистрали, останавливали по номерам водителей-должников. Тут же забирали водительское удостоверение, а машину – на штрафстоянку. И в таком случае уже даже тот, кто не ездит за границу и говорит: «Да пусть это ограничение на выезд висит», – заплатит, поскольку и удостоверение надо вернуть, и…

Петр Кузнецов: А там тоже можно заплатить сразу же?

Екатерина Духина: Там тоже можно заплатить, но опять же сутки пройдут, пока у вас это взаимодействие…

Петр Кузнецов: На штрафстоянке еще постоит.

Екатерина Духина: Да, еще постоит, конечно. Поэтому лучше, конечно, проверять, вовремя оплачивать. И интересно, что, кстати, такое же ограничение на выезд можно получить и по искам неимущественного характера.

Ольга Арсланова: Например?

Екатерина Духина: Когда мы говорим про то, что кто-то украл детей, а российский суд постановил, что дети были вывезены незаконно, их надо вернуть. Человек их не возвращает. И тоже может получить ограничение на выезд – ну, чтобы он въехал и потом дальше уже не выехал, и уже разбирались с этим делом. Вот такого рода. Это тоже у нас работает, я с этим сталкивалась в своей практике.

Ольга Арсланова: Несмотря на все эти меры, у нас все равно неплательщиков очень много, у нас очень много должников и по кредитам, и по услугам ЖКХ. Почему? Очень бедные люди – в этом дело? Или все-таки действительно проблема есть?

Екатерина Духина: Я думаю, что просто проблема с несением базовой ответственности по обязательствам. Многие не соглашаются с тем, какие ставки в их доме принимаются по оплате за жилищно-коммунальное хозяйство, но…

Ольга Арсланова: …но пользуются тем не менее этими услугами.

Екатерина Духина: При этом пользуются этими услугами и ничего не делают, например, для попытки оспорить ту или иную ставку. После этого, когда приходит сумма плюс пени, начинают удивляться.

К сожалению… Конечно, больше всего людей в этой ситуации злят те, которые не заплатили алименты, поскольку иногда, точнее, всегда, когда этот процесс случается, когда кто-то в принудительном порядке с кого-то взыскивает алименты – это значит, что в семье распавшейся уже атмосфера не очень, поэтому обиды и все прочее

Петр Кузнецов: У нас как раз еще одна такая история по алиментам – Светлана из Иркутской области.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Успеем послушать. Здравствуйте, Светлана.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. Значит, в 2013 году было решение суда о взыскании алиментов с моего бывшего мужа. Я живу в Иркутской области, он уехал в Ростовскую область жить. Мне алименты так и не приходили до сегодняшнего времени, до 2019 года.

В начала года я написала в службу судебных приставов города Красный Сулин, чтобы они мне предоставили сумму задолженности по алиментам и также указали, какие меры воздействия в отношении него были предприняты, чтобы взыскать эту сумму задолженности, алименты на несовершеннолетнего ребенка. Ответа никакого мне так и не было. Я написала письмо, электронное письмо в Ростовскую область, в прокуратуру города Ростова о применении мер прокурорского реагирования в отношении…

Петр Кузнецов: Светлана, покороче. Чем история закончилась? И мы успеем ответить.

Екатерина Духина: Они вам не отвечают?

Петр Кузнецов: Запрос был, не отвечают. И все, да? Пока в таком состоянии?

Ольга Арсланова: Спасибо.

Екатерина Духина: Ну, здесь надо было жаловаться не в прокуратуру, а в вышестоящий отдел судебных приставов для того, чтобы указать на злоупотребление правами и нарушение ваших прав в связи с тем, что приставы ничего не делают для того, чтобы осуществить розыск доходов должника, пусть даже он живет не во Франции, а в другой области. Поэтому тут жалуйтесь вышестоящему приставу.

И лучше, конечно, не звонить, а приходить прямо ногами и приносить в письменном виде заполненное заявление. Тогда, поверьте мне, все начнут быстрее двигаться, все как-то начнет меняться. В прокуратуру в этом случае обращаться достаточно бессмысленно, пока вы не прошли всю вышестоящую цепочку.

Ольга Арсланова: Спасибо за ваши комментарии.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: У нас в гостях была адвокат, эксперт по частному праву и защите прав личности Екатерина Духина. Мы говорили о том, что 25 миллионов россиян могут не выехать за границу из-за долгов.

Петр Кузнецов: Это дневное «Отражение». Ольга Арсланова, Петр Кузнецов – на сегодня прощаемся. А вечером наши коллеги Тамара Шорникова и Иван Князев вот какие темы будут обсуждать.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)