Екатерина Рыбакова: Мы не ищем ответственных и виноватых в проблемах, а создаём пространство, где люди могут приложить свой потенциал, чтобы стало по-другому

Екатерина Рыбакова: Мы не ищем ответственных и виноватых в проблемах, а создаём пространство, где люди могут приложить свой потенциал, чтобы стало по-другому | Программы | ОТР

Личное мнение

2020-03-19T11:42:00+03:00
Екатерина Рыбакова: Мы не ищем ответственных и виноватых в проблемах, а создаём пространство, где люди могут приложить свой потенциал, чтобы стало по-другому
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Екатерина Рыбакова
соучредитель «Рыбаков Фонда»

Оксана Галькевич: Давайте уже немного как-то в сторону отойдем от корона-, макароно- и прочих вирусов...

Иван Князев: «Гречковирусов».

Оксана Галькевич: Да, поговорим не о таком сиюминутном, не о том, что у нас сейчас в моменте происходит, может быть, это и напряженная ситуация, но тем не менее подустали уже от этого, а о чем-то более таком долговременном, постоянном – о детях, о воспитании, о семье, о каких-то вот ценностях, о скрепах, в конце концов.

Иван Князев: О вечном таком, да.

Оксана Галькевич: Да.

Иван Князев: Друзья, мы не так давно обсуждали решение вдовы Стива Джобса Лорен Пауэлл Джобс, она заявила, что оставит своих детей без наследства, потому что считает социальное неравенство несправедливым, а потому не заинтересована в приумножении богатства, которое ей и ее детям оставил основатель Apple. На самом деле это далеко не единственная история, многие состоятельные люди придерживаются таких позиций.

Оксана Галькевич: Ну, наверное, многие. Но, вы знаете, одно дело, сколь многие люди у них, а другое дело такие люди у нас.

Иван Князев: Я думаю, картина будет другая у нас.

Оксана Галькевич: Вот как думают и как поступают наши, так скажем, финансовые элиты? Вот признаемся, что было непросто найти такой пример, но мы все-таки сумели. Вот мы представим сейчас вам нашу гостью – у нас в студии сегодня Екатерина Рыбакова, значит, глава, президент, член совета и сооснователь «Рыбаков Фонда». Здравствуйте, Екатерина.

Екатерина Рыбакова: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Екатерина.

Оксана Галькевич: Можно я еще вот буквально одну короткую фразу добавлю к вашему представлению, чтобы более полной, так скажем, была картина? Ваш муж еще достаточно серьезный бизнесмен, он входит в первую сотню списка Forbes.

Екатерина Рыбакова: Да.

Оксана Галькевич: Это вот чтобы наши телезрители понимали.

Ну вот смотрите, у нас рубрика «Личное мнение», мы бы хотели с вами вот эту тему обсудить, услышать ваше личное мнение, как вы относитесь к, так скажем, поступку вдовы Джобса, к заявлениям главы Microsoft и прочих достаточно серьезных людей в финансовом мире, которые говорят о том, что, в общем, деньги не главное, не дома главное в воспитании детей, в семейных каких-то отношениях, что совершенно другие вещи должны наследовать новые поколения?

Екатерина Рыбакова: Я это мнение понимаю и разделяю. Мы...

Оксана Галькевич: У вас, кстати, четверо детей.

Екатерина Рыбакова: У нас четверо детей, они все учатся в России, в Москве. Старшая дочка студентка, младшие трое в московских школах учатся государственных.

Оксана Галькевич: Вы осознанно решили, такое решение принималось изначально? Кстати, сколько вот вашей старшей дочери, сколько она студентка? Получается, 19, да?

Екатерина Рыбакова: Ей будет 20 в этом году, да.

Оксана Галькевич: А вот, кстати, это вот то самое время, то самое поколение, когда модно было детей там отправлять, знаете, в Англию в школу...

Иван Князев: В престижные школы, да.

Оксана Галькевич: Да, куда-нибудь в Швейцарию.

Екатерина Рыбакова: Да. Мы это обсуждали в семье, у нас были эти мысли о том, чтобы посмотреть, что с образованием в мире, и для своих детей, это было еще до создания фонда, что-то выбрать. Но поездив и посмотрев именно...

Иван Князев: ...ничего лучшего не нашли?

Екатерина Рыбакова: Дело не в том, что лучше, там отсутствует некое качество, которое для нас важно.

Оксана Галькевич: Какое?

Екатерина Рыбакова: И еще такой момент, я на этот вопрос чуть позже отвечу. То, что нас остановило в итоге, – мы увидели обычные случаи, когда родители, состоятельные семьи отправляют детей за границу учиться, платят за них деньги, то есть они отправляют туда своих детей и свои деньги, назад они не получают ничего.

Иван Князев: Ни детей, ни денег?

Екатерина Рыбакова: Ни детей, ни денег. Дети остаются за границей жить после учебы, как-то... И вот мы с Игорем, не планируя уезжать из России, задали себе вопрос, зачем нам это нужно. Ну то есть поверить в то, что там детей ждет лучшее будущее, мне непросто, потому что... Мне кажется, вообще формула счастья довольно простая для нас – это иметь дело, которое питает и дает смысл, и иметь отношения, построенные на доверии.

Оксана Галькевич: Екатерина, а почему вы немножко, мне кажется, стесняетесь говорить об этом? Это сложно, да, против какого-то тренда идти на самом деле? А ведь это тренд все-таки: накопив какой-то, получив капитал, перебросить его на другую сторону, добежать до какой-то границы, так скажем.

Екатерина Рыбакова: Ну я не знаю, это не тренд, это то, что на слуху, это то, что привлекает внимание, общественное мнение. Мы не знаем гораздо большее число людей, которые делают другой выбор. Среди наших знакомых большинство таких, они остаются в России с мыслями о России, с тем чтобы благоустроить нашу страну, благоустроить нашу жизнь, создать лучшее будущее для себя, для своих детей и для наших соотечественников.

Иван Князев: А скажите...

Оксана Галькевич: А ваши дети (прости, Иван) поддерживают это?

Иван Князев: Да, я как раз тоже хотел спросить.

Оксана Галькевич: Потому что, знаете, я иногда, например, в семье удивляюсь тому, что в семье одни установки, а дети приносят какие-то вещи со стороны совершенно другие, что-то где-то там они между собой обсуждают, какое-то тоже свое детское общественное мнение. Дети вас поддерживают в этом выборе, в этом настрое?

Екатерина Рыбакова: Они нас поддерживают, во всяком случае они не демонстрируют нам какого-то непонимания или осуждения. Но они сейчас в том возрасте, когда идет формирование и становление личности, и мне кажется, мы можем влиять на это, мы можем закладывать какие-то ценности, какие-то основы, а они свой выбор сделают потом и продемонстрируют нам это своими делами. То есть сейчас еще пока...

Иван Князев: Я так понимаю, что вот именно как раз-таки в этом возрасте важно именно вам заложить какие-то ценности...

Оксана Галькевич: В каком возрасте, кстати?

Иван Князев: Ну в каком, да, тоже хороший вопрос.

Екатерина Рыбакова: Старшей дочке вот будет 20, пока 19, сыну 17, будет 18, второму сыну 14, младшей 10.

Иван Князев: Потому что если эти ценности не заложат родители, то это благополучно сделает общество, и еще неизвестно, в каком обществе ты окажешься. Потому что я так думаю, что, например, ваша старшая дочь тоже ведь общается среди своих сверстников, и многие из них относятся по-другому, у них другая позиция, что надо пользоваться тем, что тебе сейчас дано.

Екатерина Рыбакова: Ну, мне трудно говорить о каких-то вот установках. Мне кажется, все люди разные, каждый человек в течение жизни разный: сегодня он на одной позиции, завтра он может эту позицию поменять, увидев какие-то другие примеры, истории, ролевые модели. Все это очень динамично.

Оксана Галькевич: А вот мы заговорили о том, что в определенном возрасте нужно закладывать какое-то правильное отношение, не знаю, к жизни, делать выбор. Это в каком возрасте? Я просто знаю, что вы образовательными технологиями, развитием своих детей много занимались, углублялись в эту тему. Вы для себя какой вывод сделали, с какого возраста эту работу с детьми нужно начинать?

Екатерина Рыбакова: Я не думаю, что это специальная отдельная работа, это происходит по ходу жизни, то есть мы не воспитываем детей отдельно от остальной всей жизни, вся наша жизнь и есть образовательная среда и воспитательная среда для ребенка. И иногда нам кажется, может быть, что вот если мы им будем декларировать какие-то установки, то они это воспримут. Но они воспримут не то, что мы говорим, а то, что мы делаем, и это происходит с самого рождения и на протяжении всей жизни. Но чем старше они становятся, тем больше они начинают уже сами для себя выбирать, на что смотреть, на что ориентироваться, и это прекрасно. Очень важно допускать, что у них есть возможность свой выбор сделать и свой путь пройти.

Иван Князев: Екатерина, скажите, пожалуйста, а как вы вот закладываете в своих детей вот это вот, ну не знаю, можно назвать, наверное, чувство патриотизма, чувство любви к своей родине? Я просто когда-то читал различные интервью Сергея Брина, одного из основателей Google, его родители были выпускниками технических университетов Москвы, и он там вполне себе не стесняется костерить нашу страну, говорить, что в ней нещадно попираются права и свободы, там много, не будем всего говорить.

Екатерина Рыбакова: Да.

Иван Князев: И как-то он не очень ее любит. Как вы закладываете в ваших детях вот эту любовь к нашей стране?

Оксана Галькевич: Притом что на самом деле проблем у нас...

Иван Князев: ...достаточно, да-да-да.

Оксана Галькевич: ...достаточно, они существуют, о них тоже надо говорить.

Иван Князев: Да, родину любить достаточно сложно.

Екатерина Рыбакова: Наличие проблем говорит нам о том, что их надо решать.

Иван Князев: Ага.

Екатерина Рыбакова: Ну вот у нас с Игорем позиция такая, что мы не пытаемся найти ответственных или виноватых за эти проблемы, мы пытаемся создать некое пространство, где люди могут приложить свои силы, свой потенциал к тому, чтобы стало по-другому. Не нравится что-то – переделай, это вот девиз предпринимателя. То, что Сергей Брин говорит, я читала, меня тоже это немножко задевает, потому что, конечно, то, каким он стал и кем он стал, даже абстрагируясь от личной истории, никогда нельзя сказать, что это не благодаря, а именно вопреки.

Иван Князев: Ну да, его-то заслуг, конечно, никто не умаляет.

Екатерина Рыбакова: Ну это его позиция, он тоже имеет на это право. И опять про то, как мы воспитываем это, я уже в предыдущем вопросе ответила.

Иван Князев: Ну да.

Оксана Галькевич: Давайте выслушаем нашего телезрителя, Елена дозвонилась до нас, она из Москвы, может быть, спросить вас о чем-то хочет, может, мнением поделиться. Здравствуйте, Елена.

Иван Князев: Здравствуйте, Елена.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Очень приятно видеть Екатерину у вас в прямом эфире, потому что я подписана на влог ее мужа, смотрю его достаточно часто, по мере выхода роликов в его блоге.

Я полностью разделяю мнение их семьи. Я считаю, что действительно ребенка как бы, ну да, в наше, скажем так, светлое будущее нужно выпускать с багажом знаний, каким-то минимальным, скажем так, набором материальных благ, но все последующее он должен зарабатывать сам. Потому что я считаю, что вот если ребенку давать больше, больше, больше, он не будет это оценить и будет это, скажем так, транжирить направо и налево. А если он будет зарабатывать и преумножать вот этот вот первоначальный какой-то небольшой капитал своими собственными усилиями, то тогда он действительно это будет ценить и будет к этому относиться с большим трепетом, скажем так.

Если говорить, сказать о себе могу, единственный момент в моей жизни был такой, когда мне было 17 лет, я подошла к своему папе и говорю: «Папа, я хочу». Он мне сказал: «Хочешь? Иди заработай». В общем-то, как-то так. Поэтому я очень рада, спасибо большое, что Екатерину вы пригласили, я полностью разделяю мнение о том, что действительно дети должны сами прикладывать свои усилия, вкладывать в свой ум, в свой интеллект, в свои способности для достижения целей и даже для своего собственного развития.

Оксана Галькевич: Спасибо большое, Елена.

Иван Князев: Спасибо вам.

Екатерина Рыбакова: Да.

Оксана Галькевич: Вот, вы знаете, наши зрители интересуются, так как у вас двое сыновей, в армию служить пойдут?

Екатерина Рыбакова: Когда придет время идти служить в армию, они будут уже совершеннолетними, они сами для себя примут это решение.

Иван Князев: То есть вы даже в этом плане полностью им...

Екатерина Рыбакова: ...доверяем.

Иван Князев: Оставляете свой выбор.

Екатерина, еще такой вопрос. А какие вы подарки дарите детям? Я сейчас не к тому, что, грубо говоря, нужно подарить совсем дешевый телефон или, например, дорогой. Понятно, что, если у вас муж серьезный бизнесмен, вы можете позволить любой дорогой телефон. Я к тому, что какие подарки? Знаете, бывают у наших детей «хотелки» такие, что, ну не знаю, зашкаливают просто. Вот у вас есть возможность подарить фактически любой подарок. Вы как-то ограничиваете, какие-то грани разумного ставите? Вот просто интересно узнать.

Екатерина Рыбакова: Да, ответ «да», ставим.

Иван Князев: Ну поделитесь, что вы подарили дочке на 19-летие, если не секрет, конечно.

Екатерина Рыбакова: Я уже и не вспомню. Но это что-то приятное, но это что-то такое не очень весомое, я скажу так.

Иван Князев: Понятно.

Оксана Галькевич: Екатерина, расскажете, знаете, о работе вашего фонда, потому что нас многие спрашивают о том, что вот вы говорите какие-то общие слова, они на самом деле очень радуют, людям приятно это слышать от человека, так скажем, от представителя бизнес-сферы, от супруги такого состоятельного человека. Но они не совсем понимают, собственно говоря, ваш вклад, как это подкрепляется делами, вот эти ваши слова, ваши позиции, какими делами это подкрепляется.

Екатерина Рыбакова: Да, да. Наш фонд существует уже почти 5 лет. В начале деятельности фонда мы запустили и поддерживали несколько инициатив, направленных на развитие и поддержку предпринимательства: молодежное предпринимательство, настоящих, зрелых предпринимателей. Создали такую инициативу, как «Преактум», конкурс, кубок «Преактум» по предпринимательству среди студентов и старших школьников, «Эквиум», бизнес-клуб уже для состоявшихся, зрелых high-impact предпринимателей; про женщин инициатива, для тех женщин, которые начинают свой путь в предпринимательстве, и много других инициатив. Но мы быстро поняли, что для того чтобы формировать культуру предпринимательского мышления, популяризировать это, нужно начинать со школьного возраста и даже с дошкольного.

Оксана Галькевич: Ага.

Екатерина Рыбакова: И таким образом наш фонд сегодня сосредоточен именно на вопросах школьного и дошкольного образования. И когда мы говорим о школьном образовании, мы как фонд, как общественная организация не являемся специалистами в педагогике, экспертами какими-то, мы представляем именно интересы общества как общественная организация. Мы не собираемся прямым образом воздействовать на содержание образования, мы хотим добавить в школы некий компонент, который позволит им стать открытой средой, которая поможет им выстроить взаимоотношения с социумом, партнерские взаимоотношения, получить там и поддержку, и ресурс. И мы очень рассчитываем, что эта наша деятельность повлияет на атмосферу в школе, на качество взаимоотношений людей внутри школьных организаций.

И мы для этого проводим, во-первых, конкурс, называется «Школа Рыбаков Фонда», мы отбираем те школы, где сформированы уже деятельностные команды, которые реализуют какие-то проекты в этом направлении. И такие школы мы отбираем, проводим для них дополнительные какие-то возможности, организуем образовательные туры здесь в Подмосковье. Вот в этом году пришлось перевести в онлайн, а так мы каждый год проводим весеннюю школу для этих команд.

Оксана Галькевич: Вы результат какой-то за 5 лет работы уже увидели? Он вас удовлетворяет?

Екатерина Рыбакова: Мы уже сформировали некое сообщество таких школ, мы сделали для них образовательный курс на платформе «Фоксфорд», онлайн-курсы, называется «Школа – центр социума», где мы показываем, какими еще компетенциями, кроме преподавания академических дисциплин, педагоги, сообщество школы могут обладать, какие они могут дополнить компетенции. Это и построение сообщества, это и комьюнити-менеджмент, это то же самое, фандрайзинг и прочее. У нас есть целый курс, он привлек уже 3 800 школ. Человек больше на этом курсе, а уникальных школ, представителей 3 800. Значит, они интересуются этой темой, хотят в этом направлении развиваться, это наше достижение.

Оксана Галькевич: Они сами вас ищут, или вы все-таки пытаетесь как-то... ?

Екатерина Рыбакова: Мы распространяем информацию о нас в том числе и через конкурс, привлекая людей участвовать в конкурсе, и другими способами, у нас есть свои медиаактивности, и соцсети, и прочее.

Оксана Галькевич: У нас есть еще один звонок, из Карелии Алексей хочет с вами побеседовать. Алексей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Добрый день.

Екатерина Рыбакова: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Слушаем вас.

Зритель: Я очень рад за позицию Екатерины и ее мужа о том, что надо жить в России и работать в России. Но самое главное, меня устраивает их позиция в вопросе обучения детей. Заграница – это еще не факт, что там образование может быть лучше. У нас в России образование в свое время было неплохое и люди выходили очень грамотные, об этом говорить я не буду. Это будет хорошая семья.

Надеюсь, у дочери после окончания института будет уже специальность, она найдет себя. А хорошо бы было, если бы старший сын пошел в военные, тогда у вас будет просто замечательная семья российская. Его влияние потом может сказаться и на младшем сыне, и вообще будет у вас все хорошо.

Екатерина Рыбакова: Спасибо.

Зритель: Я немножко о вашем фонде из Интернета читал, поэтому я желаю вам всяческих успехов и, самое главное, всем здоровья и благополучия семейного.

Екатерина Рыбакова: Спасибо!

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Вы знаете, на самом деле такая человеческая реакция, потому что, мне кажется, мы от каких-то примеров нормальности отвыкли.

Иван Князев: Отвыкли.

Оксана Галькевич: Их мало, как вы правильно сказали. Вот вы говорите, что у вас в окружении таких людей с таким выбором, с такой позицией много, но мы что-то их не знаем.

Иван Князев: Мы не о них не слышим.

Екатерина Рыбакова: Вот для того чтобы мы их увидели больше и чтобы вы их узнали, мы еще одну инициативу в этом году запустили, называется «Rybakov Prize». Это премия, Игорь называет ее Нобелевской премией в области образования, международная премия. Главная премия, Гран-при – миллион долларов – получает именно такой деятель, филантроп, меценат, который инвестирует свои средства в образование. Конечно, это мы имеем в виду социальные инвестиции, не бизнес.

Оксана Галькевич: Ага.

Екатерина Рыбакова: И мы с помощью этой нашей инициативы, с помощью этой премии выявили, то есть к нам пришло 450 заявок со всего мира, где-то половина из них из России. Наш экспертный отборочный комитет в шорт-лист отобрал 16 заявок, они стали лауреатами премии, и среди них невероятные люди, невероятные проекты. Это есть, нам надо просто внимательнее к этому присматриваться, уметь это увидеть.

Иван Князев: И больше об этом говорить.

Оксана Галькевич: Больше общаться, да?

Екатерина Рыбакова: Да.

Иван Князев: Дети ваши работают с вами в фонде?

Екатерина Рыбакова: Ну они пока учатся. Но у меня младшая дочка, наша младшая дочка с удовольствием всегда принимает участие в летней школе для педагогов, победителей конкурса имени Выготского, который мы для педагогов дошкольных детских садов проводим. Точно так же там 100 человек, победителей приезжает в Подмосковье на летнюю школу, и Алена у нас в статусе волонтера и организатора бегает с бейджиком, очень любит это.

Оксана Галькевич: Спасибо вам, Екатерина. Времени у нас уже не осталось. Но, вы знаете, я вижу много на самом деле сообщений на нашем SMS-портале, говорят спасибо вам за вашу позицию. У нас аудитория, прямо скажем, самая широкая в стране, это вся страна нас смотрит.

Екатерина Рыбакова: Спасибо.

Оксана Галькевич: Самые разные регионы, я вижу Ставропольский край, Ленинградскую область, Мордовию, Астраханскую область и прочие, прочие, они говорят вам спасибо, так держать и вам больших успехов.

Екатерина Рыбакова: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Спасибо. У нас в студии сегодня была Екатерина Рыбакова, президент, член совета и сооснователь «Рыбаков Фонда».

Иван Князев: Спасибо вам.

Екатерина Рыбакова: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)