Китай вам в помощь

Китай вам в помощь | Программы | ОТР

Почему предприниматели не могут найти поставщиков деталей и комплектующих внутри России?

2021-02-19T19:54:00+03:00
Китай вам в помощь
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Игорь Строганов
доцент кафедры предпринимательства и логистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
Вадим Арутинов
заместитель генерального директора компании «Юнител Инжиниринг», председатель Комитета по промышленности Московского отделения «ОПОРЫ РОССИИ»
Александр Соколов
председатель Комитета по поддержке и развитию малого и среднего предпринимательства ТПП РФ

Оксана Галькевич: А тема у нас следующая вот какая. Вы знаете, у нас как-то полярно все получается. Мы вот часто говорим с вами о крупном бизнесе, это у нас такие серьезные предприятия с серьезными учредителями, с большими зарплатами, серьезными дядями в основном в каких-нибудь учредительных советах.

Иван Князев: В бобровых шапках.

Оксана Галькевич: Да. Часто вспоминаем добрым, но, надо признать, грустным словом малый бизнес. А вот что-то между этим крупным форматом и малым форматом, вот такой средний бизнес-класс у нас в стране есть?

Иван Князев: И еще интересно, как все эти форматы друг с другом взаимодействуют, заказывают ли друг у друга детали какие-то, комплектующие, упаковку, прочее.

Оксана Галькевич: Какое-то, да, взаимодействие, тоже какой-то мотор в экономике. Как это принято в развитых экономиках Европы, например, соседи наши ближайшие? Там вокруг небольшого такого или среднего размера компании тут же вырастают какие-то смежные такие фирмочки, компании, которые помогают друг другу выполнять заказы и поддерживают, я повторюсь, просто экономику собственную. А вот у нас как это все выглядит?

Иван Князев: Давайте для начала посмотрим сюжет, а после вернемся в студию к обсуждению этой темы.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Нет, ну это, конечно, удивительная история: наш поставщик не готов, китайский готов; наши долго везут и даже с учетом вообще всех затрат, когда привезешь из Китая, все равно получается намного дешевле. Это удивительно.

Оксана Галькевич: Дешевле, и тут даже вопрос качества, что интересно.

Друзья, в общем, выходите с нами на связь, что вы по этому поводу думаете, почему вот так получается, что нам постоянно приходится на Восток обращаться к нашему соседу за буквально какими-то там мелочами несерьезными, даже упаковка на самом деле, ну уж смешно.

Иван Князев: Ну да.

Оксана Галькевич: И почему не удается наладить какую-то цепь взаимодействия, бизнес-взаимодействия, внутри страны, это ведь, между прочим, новые рабочие места, пусть не самые высокотехнологичные, но это зарплата для людей, то, о чем мы постоянно говорим в наших прямых эфирах.

Ну а первым экспертом у нас сейчас будет на связи Александр Соколов, председатель Комитета по поддержке и развитию малого и среднего предпринимательства Торгово-промышленной палаты России. Александр Владимирович, здравствуйте.

Александр Соколов: Здравствуйте, уважаемые коллеги, добрый вечер, уважаемые телезрители.

Иван Князев: Слышали нас, видели сюжет, Александр Владимирович?

Александр Соколов: Да-да, я вас слышал. Прошу прощения за качество связи, мы из командировки едем по трассе.

Уважаемые коллеги, что могу сказать? Во-первых, Китай, если мы говорим о Китае, – это массовое производство, и нам действительно далеко до таких количеств производимых разных товаров, как в Китае. А что касается России, случай из практики: недавно было совещание в Торгово-промышленной палате, где как раз тема обратная была. Я предложил: а давайте заменим российским производством часть производства из Китая, или Вьетнама, или других азиатских недорогих поставщиков. На что коллега из Иваново из Торгово-промышленной палаты возразил, сказал, что люди не хотят работать, не хотят выходить на зарплаты по 30–40 тысяч рублей и что ему конкретно дешевле действительно заказывать в Китае. Я сам был удивлен и поражен, но факт остается фактом.

Иван Князев: Интересно.

Александр Соколов: Это один из фактов, люди не хотят работать, не хотят идти на такие зарплаты, ищут другие возможности заработать денег, поэтому давайте это зафиксируем.

Оксана Галькевич: Александр Владимирович, скажите, а это речь шла как раз о предприятии, о производстве, которое уже есть, оно уже сущность?

Александр Соколов: Да, абсолютно.

Оксана Галькевич: Или о создании какого-то нового?

Александр Соколов: Да-да, у человека существует предприятие, он шьет недорогую одежду, скажем, какие-то майки, футболки, шорты, он привлекает рабочую силу. Рабочая сила отказывается выходить, ищет другие источники дохода, Instagram, TikTok...

Иван Князев: А это в каком регионе?

Оксана Галькевич: Ивановская область.

Александр Соколов: ...приходишь без образования, это Ивановская область. Я думаю, что...

Оксана Галькевич: Нет, ну подождите, это предприятие, раз оно существует, значит, оно ведь для кого-то работает? Почему, собственно говоря, на ваше-то предложение не ответило согласием? Оно работает по Instagram, ради бога, тут еще дополнительные какие-то объемы предлагают реализовывать, это все какая-то выручка, все заказ и все спрос.

Александр Соколов: А кто будет работать, если люди не выходят на работу за эти деньги? Ведь экономика предприятия складывается в том числе из зарплат, правильно? Он же должен платить определенного вида зарплаты определенное количество, платить определенные налоги. У него все просчитано, но люди не хотят; 100 тысяч хотят, 80 тысяч хотят, а 40 тысяч не хотят. И это надо зафиксировать, действительно, сегодня бич нашего времени – люди ищут более такой простой источник доходов, это действительно так. Уверен, если мы с вами сейчас перейдем в другие регионы, будет то же самое, может быть, разные примеры по цифрам. А чтобы...

Оксана Галькевич: Слушайте, а Ивановская область, там ведь средняя зарплата не такая высокая...

Иван Князев: Я не думаю, что там прямо богатый регион...

Оксана Галькевич: Я не говорю, что там 25–30 – это нормально, но тем не менее.

Александр Соколов: Невелика, невелика, коллеги, невелика. Я был удивлен, вы знаете, я был удивлен, но это факт.

Что бы я предложил? Сейчас модное слово «экосистема», но экосистема в плане вот как Сбербанк, Герман Оскарович строит экосистему, «Яндекс» строит параллельно экосистему, «Тинькофф Банк» экосистему. Вот такие экосистемы, я думаю, в будущем приведут в норму нашу легкую промышленность, наше МСП, то есть мы будем заходить просто в Сбербанк, смотреть на какие-то виды товара, эти товары будут высвечиваться, и мы будем находить возможность, где их можно заказать, где их можно произвести, нанять тут же рабочую силу, присмотреться к налогам и так далее, и так далее.

И вот эти современные экосистемы существуют в Китае. Почему Китай такой массовый сейчас? – потому что у них есть вот уже созданные десятилетиями, как мы их называем, интернет-магазины. Да это не интернет-магазины, это настоящие экосистемы, при которых существует массовое огромное производство и массовое огромное внутреннее потребление. Поэтому я думаю, что...

Оксана Галькевич: Александр Владимирович, а кто эту экосистему будет создавать? Для этого тоже нужен какой-то большой цифровой... Ну слушайте, ну Греф возглавляет фактически какое-то большое предприятие, банковское финансовое учреждение...

Иван Князев: Нет, ну создать, «Яндекс» может взяться...

Оксана Галькевич: Кто здесь-то у вас, есть у вас свой Греф внутри вашей Торгово-промышленной палаты, я не знаю, «ОПОРЫ РОССИИ», еще чего-то? Где взять вашего вот этого бизнес-Грефа-то?

Александр Соколов: Вы знаете, здесь у нас, конечно, Грефов нет, потому что это огромный ресурс требуется, в том числе и административный, и финансовый. Мы помогаем, готовы помогать как эксперты, как практики, ведь Торгово-промышленная палата в основном состоит из коммерсантов, из действующих бизнесменов, и мы всячески помогаем создавать экосистему каждый своим предприятиям, каждый своими идеями, какой-то, может быть, законотворческой инициативой и так далее, и так далее. Но сейчас существуют у нас, вы правильно абсолютно сказали, Яндекс-система, может быть, Тиньков раскачает экосистему. Поэтому мы готовы помогать и готовы участвовать в ней, готовы делиться своим опытом, своим мнением.

Оксана Галькевич: Я правильно понимаю, это чтобы люди просто быстрее себя находили, друг друга?

Иван Князев: Я просто хотел маленькое уточнение. Да, вот, Оксана, здесь тот самый интересный момент: экосистема позволяет узнать, где кто что производит, но не создает эти предприятия? Просто выяснится, что вот в этой нашей экосистеме наших-то предприятий и нет?

Александр Соколов: А вы знаете, спрос как раз родит и предложение. Когда мы начнем узнавать, эти производства начнут возрождаться.

Иван Князев: Ну, они поймут, что можно куда-то свою продукцию сбывать и кто-то ее ищет?

Александр Соколов: Абсолютно, абсолютно.

Иван Князев: Понятно.

Александр Соколов: Ведь любой бизнес, любой бизнес начинается с...

Иван Князев: ...поиска рынка сбыта.

Александр Соколов: ...реализации. Прежде чем приобретать какой-то завод или строить завод, мы должны посмотреть, бизнесмены, куда мы будем реализовывать и что мы от этого получим. Поэтому вы абсолютно правы, это толкнет все-таки Россию на возрождение, наверное, нашего среднего класса, нашего среднего купеческого класса, скажем так, который начнет строить небольшие предприятия с хорошей отдачей для внутреннего потребления.

Ну и потом, вот перейдя к внутреннему потреблению, все-таки Китай делает и на внешнее, и на внутреннее потребление, все-таки сколько народа в Китае и сколько в России, это очень важный фактор, кстати говоря, потому что им сделать 1 000 маек или 2 010 маек ничего не составляет труда, а в России сделать тысячу маек и не знать, куда их продать...

Иван Князев: Ну да.

Оксана Галькевич: Ну, Александр Владимирович, слушайте, вы же бизнесмен, предприниматель, знаете, что все так или иначе разными нишами какими-то занимаются. Одно дело, что шьет, допустим, Китай, другое дело то, что шьет, допустим, Италия или Франция. Ну разные подходы есть, да?

Александр Соколов: А я вот вам хочу немножко оппонировать.

Оксана Галькевич: Давайте.

Александр Соколов: В том смысле, что эти Франция и Италия шьют сами знаете где, и заходя теперь в ЦУМ, ты видишь Made in China...

Иван Князев: В Индонезии, да, еще где-нибудь, в Китае.

Александр Соколов: Да, Индонезия и так далее. Поэтому именитые бренды от самых там Stefano Ricci и так далее часто шьются уже, к сожалению, в этом же Китае, а может быть, и к счастью, если качество не страдает, я лично не против. Вот если бы они шили в России, у нас, на нашей земле, вот это было бы здорово, вот это было бы замечательно, но нам нужно дойти до этого уровня.

Оксана Галькевич: Но они все-таки отдельные производства какие-то старые свои сохранили, просто принципиально не отдают это производство в Китай, ткани в том числе, насколько я знаю. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Тем не менее очень интересно мы с вами поговорили. Александр Соколов у нас был на связи, председатель Комитета по поддержке и развитию малого и среднего предпринимательства Торгово-промышленной палаты России.

У нас есть звонок... Так, у нас есть звонок... А, очень много сообщений у нас на нашем SMS-портале. Все возмущаются, почему мы постоянно обращаемся за помощью в Китай, и не соглашаются с нашим первым экспертом по поводу того, что люди у нас не хотят работать, не верят в это.

Иван Князев: Ну да, вот Ростовская область, телезритель очень сильно сомневается, что вот в Ивановской области люди не пойдут на зарплату в 30–40 тысяч, потому что вполне себе нормальная зарплата. Но, может быть, это для Ростова...

Оксана Галькевич: Ну, друзья, вот это был... Нет, скажем так, оснований сомневаться в словах нашего эксперта.

Давайте пригласим еще одного собеседника в прямой эфир. У нас на связи Вадим Арутинов, заместитель генерального директора компании «Юнител Инжиниринг», председатель Комитета по промышленности Московского отделения «ОПОРА РОССИИ». Вадим Борисович, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Вадим Арутинов: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Вадим Борисович, вот наш предыдущий собеседник сказал, что, прежде чем взяться за какое-то дело в бизнесе, мы должны понять, для кого мы это производим и, соответственно, какими усилиями и с кем мы производим. Расскажите коротко, что вы производите и, собственно говоря, какая часть вашего производства российская, какая часть иностранная, из иностранных, я не знаю, комплектующих, поставок и прочего.

Вадим Арутинов: Ну, мы производственная технологическая компания, инжиниринговая компания. Мы, конечно, производим продукцию для определенного сектора, это промышленность, это электроэнергетика. И наша продукция высокотехнологична, и естественно, что, к сожалению большому, бо́льшая часть элементной базы, электроники, конечно, нами импортируется для изготовления наших высокотехнологичных продуктов, которые мы поставляем, как я говорил, в российскую электроэнергетику.

Иван Князев: А почему?

Оксана Галькевич: А в России прямо вообще, что ли, никого нет?

Иван Князев: У нас станков нет, я не знаю, платы эти же клепать или еще что-нибудь?

Вадим Арутинов: Ну смотрите, да, естественно, мы сами аутсорсим коллег из Петербурга, которые производят для нас электронные платы с наполнением, да, это все замечательно, это мы научились делать давно. Но проблема заключается в том, что сама электроника, сама элементная база, ну процессоры, контроллеры, сигнальные процессоры, вот эти все штуки, к сожалению, пока еще производятся почти всегда за границей. И в нашем конкретном случае, поскольку у нас требуется очень высокий уровень надежности продукции, мы вынуждены покупать только очень такую высокотехнологичную современную электронику, и это, как правило, Юго-Восточная Азия, либо Соединенные Штаты Америки, либо Европа. Но привозят нам наши партнеры это все в Россию, сами мы этим не занимаемся, и изготавливают для нас на заводах...

Оксана Галькевич: Ну то есть вам привозят некие посредники, я правильно понимаю? Посредники провозят?

Вадим Арутинов: Ну, они их называют дистрибьюторами.

Оксана Галькевич: Дистрибьюторами. Хорошо, Вадим Борисович, а может быть, это просто, ну я не знаю, назвать по-другому? Ну первое слово, которое приходит, какая-то определенная бизнес-леность, знаете? Вместо того чтобы потратить усилия, время и найти каких-то производителей внутри страны, обеспечить их заказами, сделать такую, знаете, горизонтально интегрированную, как в свое время в Советском Союзе, экономику, проще куда обратиться? – конечно, в Китай. И плюс еще переложить это на вот этих вот дистрибьюторов, модное слово. Прекрасно, быстрее, удобнее, голова не болит, что там искать этих людей где-то в каких-то городах и городочках?

Вадим Арутинов: Конечно, мы тоже, как и все предприниматели, которые работают на территории Российской Федерации, конечно, заинтересованы в развитии высокотехнологичных производств элементной электроники, элементной базы внутри страны, это очевидно. И мы пытаемся тоже искать внутри России производителей, например, простейших таких вещей, как, например, провода, которые нам требуются, или, например, крепежные элементы, или, например, часть механических конструкций.

Даже если в каких-то случаях мы вынуждены покупать корпуса, заготовленные... импортные, мы тем не менее доводим их до ума в России. То есть, конечно, мы предпринимаем определенные шаги. Мы, например, закупаем конденсаторы в Петербурге для наших некоторых высокомощных устройств. Но это, если честно, пока скорее исключение, чем правило. Но вообще, конечно, мы были очень заинтересованы в том, чтобы по максимуму закупать внутри страны, создавать рабочие места и, соответственно, налогооблагаемую базу и так далее.

Иван Князев: Да и вообще выстраивать какие-то такие торговые связи, взаимоотношения коммерческие внутри страны, это было бы неплохо.

Оксана Галькевич: Вадим Борисович, а вот эта вот история с таким бизнес-облаком, о котором сейчас, если вы слышали, в эфире нам рассказал предыдущий собеседник, такая облачная система...

Иван Князев: Экосистема.

Оксана Галькевич: Экосистема некая бизнеса, где вы видите друг друга, кто где в стране над чем работает, кого вы можете привлечь к работе над вашей продукцией, она бы вам помогла, как вы думаете?

Вадим Арутинов: Ну, дело в том, что фактически каждое нормальное, так сказать, современное производство внутри России, которое производит высококонкурентную и не только на внутренних, но и на внешних рынках продукцию, в данном случае мы говорим про нас, про нашу компанию «Юнител Инжиниринг», безусловно, фактически и обладает такой экосистемой, но просто мы не называем этим модным словом. Просто на самом деле у нас есть набор долговременных партнеров, которые выполняют для нас те или иные услуги: инжиниринговые услуги, производственные услуги...

Иван Князев: Но о новых партнерах вы-то не знаете, а если новые будут появляться, у них будет дешевле, может быть, и проще, и им тоже надо как-то помогать? Может быть, это поспособствовало бы?

Вадим Арутинов: Конечно, мы постоянно отслеживаем ситуацию, и она, эта вот экосистема, если угодно, она у нас не статическая.

Иван Князев: Понятно.

Вадим Арутинов: Мы видим, мы смотрим, на рынке что происходит, и, когда появляется новая элементная база какая-то российского производства, конечно, мы стараемся и используем наши перспективные разработки, наше оборудование, конечно, если есть такая возможность, российские элементы. Но если честно говорить, то вот, к сожалению большому, к глубокому сожалению, практически там до 90% электроники, элементной базы, это любой производитель электроники в России, оборудование я имею в виду на базе электронных компонентов, могут подтвердить мои слова, что мы вынуждены пока еще закупать за границей.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Ну что ж, да, спасибо. Успехов вам тем не менее в вашем нелегком труде. Вадим Арутинов у нас был на связи, зам генерального директора компании «Юнител Инжиниринг», председатель Комитета по промышленности Московского отделения «ОПОРА РОССИИ». Вот звонки пошли.

Иван Князев: Послушаем телезрителей, да. Светлана из Краснодарского края у нас сейчас будет в прямом эфире. Светлана, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Добрый, добрый.

Зритель: Здравствуйте.

Меня зовут Светлана, я живу в городе Славянске-на-Кубани. Я работаю на швейной фабрике. И когда этот мужчина озвучил, что есть зарплата в 40 тысяч и идти не хотят, – врет, нагло врет. Я не знаю, где он вообще такие зарплаты нашел по швейному производству. Чтобы мы не пошли, швеи, работать на 30–40 тысяч, да это... Я не знаю, как это просто назвать. То ли у них облака низкие, то ли мы под землей где-то сидим – врут, нагло врут. Нет таких зарплат у швей, 20 – это вышка. Это нужно работать, именно ра-бо-тать, пришел к 8 и до 17, ра-бо-тать.

Оксана Галькевич: Светлана, вы знаете, эксперт-то ведь сказал о том, что люди просто не хотят вот именно ра-бо-тать на предприятии за вот вашу зарплату, а им проще в Instagram, что-то там открыли, напродавали и хоп! – и в среднем выше получается.

Зритель: Это, может быть, если берут начальства зарплату, если еще кого-то берут, то, конечно, может, начальник и пойдет на 40, а швеи в среднем получают 20–30 тысяч, но 30 – это вообще шикарная зарплата. Вот если бы я получала 30, я была бы рада. Я получаю 20, и я работаю. Я не сижу в Instagram, я именно работаю, и все у нас работают, и все швеи работают, потому что бо́льшая часть швей сидит на «сделке», вот сколько ты нашил...

Оксана Галькевич: Сколько ты нашил, да.

Зритель: ...вот столько ты и получил.

Иван Князев: Столько и получил.

Зритель: Где они взяли 30–40 и не хотят идти? Ну это чудеса.

Оксана Галькевич: Да, Светлана, спасибо.

Иван Князев: Да, Светлана...

Оксана Галькевич: Ну, мы тоже так несколько удивились, но видите, как бы эксперт рассказал прямой разговор, который у него на днях случился.

Давайте сразу Сергея из Кировской области тоже выслушаем. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Да-да, добрый вечер, ведущие это, да?

Оксана Галькевич: Добрый вечер. Это ведущие, да, а это Сергей, слушаем вас.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Это с Кировской области.

У меня вот такой вопрос. Эксперты до этого сказали, что всю электронику, все они как бы покупают за границей. Но у нас в области, придя даже в любой строительный магазинчик, от скоб до строительного степлера – все китайское. Разговариваешь с другом, который поддерживает магазин, он говорит: «В России нигде нельзя найти, даже дешевле, дороже, все закупают в Китае».

Иван Князев: Ну так о том речь.

Зритель: Что, скобы нельзя производить?

Оксана Галькевич: Ну да, вот так вот. Спасибо большое.

У нас еще один эксперт сейчас в прямой эфир выходит – это кандидат экономических наук, доцент кафедры предпринимательства и логистики РЭУ имени Г. В. Плеханова Игорь Строганов. Игорь Алексеевич, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Игорь Алексеевич.

Вот, Игорь Алексеевич, есть у меня подозрение почему-то, что не все так просто, не все вот дело в этих экосистемах, появятся они, все будут знать и быстренько начнем все производить. Я знаю, что запустить собственное производство в нашей стране – это такой процесс нелегкий, прямо скажем.

Игорь Строганов: Дело не в экосистемах. Дело в том, что, во-первых, сначала с момента распада Советского Союза нашу элементную базу, нашу производственную базу начали активно разрушать, причем разрушали это дело открыто, откровенно и достаточно серьезно. Я сам разговаривал с людьми, которые, например, в начале 1990-х гг. хотели что-то сделать, открыть, которые пытались купить списываемые станки с одного из бывших государственных предприятий, и людям сказали откровенно, что «нет, мы вам не дадим, потому что у нас прямой приказ попилить, соответственно, у нас проверят». Поэтому люди покупали из серии «мы своруем как бы и потом, соответственно, с вами договоримся по деньгам». Поэтому это первый момент.

Второй момент то, что много лет и до сих пор продолжается та же ситуация, в которой проще и удобнее покупать западное. Во-первых, у нас вбивалась много лет идея того, что западное лучше и качественнее. Это, с одной стороны, действительно так, а с другой стороны, не всегда. Во-вторых, проще действительно привезти сюда станок иностранный или сделать два варианта. Либо мы, соответственно, скажем, что это сборка местная, как это делали несколько наших предприятий, включая коломенский завод, на чем их ловили пару лет назад, и соответственно, скажем, что это российское производство, поэтому платите нам за российское производство денег...

Либо мы делаем еще проще, мы просто привозим всю экосистему (модное название, да, «экосистема») сюда. Инжиниринговые компании, какие они поставляют компоненты? Они поставляют западные компоненты, они требуют, чтобы вся инфраструктура, например, торгового центра, производственного предприятия и так далее, была на западных компонентах. Им это проще, удобнее и выгоднее, потому что распилить можно больше и откат гораздо больше, который они получают, и налоги...

Оксана Галькевич: Игорь Алексеевич, слушайте, а вот, может быть... Ну понятно, есть, наверное, и такая история, действительно, привыкли за последние годы, кому-то и проще. С другой стороны, смотрите, глобализация же последние годы шагала, десятилетия даже, по планете, вот эти все разговоры о том, что бессмысленно производить все исключительно внутри своей страны, надо как-то о международном разделении труда позаботиться, вот мы вот это... Может, мы зря просто тревогу бьем, смотрите? Ну, у нас вот остались заводы, которые не попилили, крупные, большие, с олигархическими капиталами, как сейчас часто называют, – ну замечательно, работают, в бюджет платят. Маленькие там есть, что-то метут потихоньку, подметают, мормышки какие-то продают. Ну а средний бизнес, ну что выросло, то выросло, не выросло, ну... Глобализация.

Игорь Строганов: Это для какой-то уникальной модели мира будущего, в которой очень красивая постиндустриальная среда, в которой все сидят в коворкингах, где-то что-то там на MacBook создают гениальные идеи, и все это в цифровой среде, которая производится Сбербанком на китайских компонентах и американском ПО. В реальности, с одной стороны, да, вроде как есть теория сравнительных преимуществ Рикардо, что если вы лучше производите одно, а другие ребята производят другое, то давайте производим разные вещи. Вопрос в том, что это не работает по очень простой причине.

Смотрите, первый момент – COVID прошлого года: логистика останавливается из-за ограничений, и мы тут же перестаем получать товары и те же самые производственные мощности из других стран. Соответственно, те страны, которые исключительно зависели от международной логистики, моментально садятся в лужу и в ней продолжают сидеть, это первый момент.

Второй момент. Сколько у нас было ситуаций, когда, например, сименсовские, если я правильно помню, турбины хотели поставить в Крым, Siemens говорит, что они не будут работать с Крымом, потому что...

Иван Князев: Санкции.

Игорь Строганов: Мы тут же их выключаем. Если... Сейчас весь современный станок с ЧПУ, то есть он с программным обеспечением. Любое программное обеспечение подразумевает дистанционное управление. Как только, соответственно, станочек внешний, замечательный, глобализированный приезжает в Россию и по тем или иным причинам нам говорят: «Ребята, на вас санкции», – рубильник, и, соответственно, этот станок у вас пустая груда железа.

Иван Князев: Это уже не говоря об обычных торговых войнах, например.

Игорь Строганов: Естественно. Точно такие же торговые войны, вы совершенно правы, организуют те вещи, что локальное производство бессмысленно, давайте производить крупными транснациональными компаниями. Ну так а кто прибыль тогда будет получать? Чьи рабочие руки будут работать, в конце концов?

Оксана Галькевич: Да, хотелось бы, чтобы наши были обеспечены работой.

Игорь Алексеевич, у нас Виктор из Москвы хочет тоже высказаться по этой теме, давайте выслушаем. Виктор, здравствуйте. Если можно, коротко.

Зритель: Добрый вечер. Я Виктор, Москва.

Вот по поводу Иваново у вас эксперт выступал. Я с этим не согласен по одной простой причине, потому что эти все люди, я знаю, у меня там родственников много, вот. И что делают фабрики, которые существуют на данный момент, якобы они готовы 30–40 тысяч платить. Они не готовы платить по одной простой причине – потому что они продукцию уже не у нас отшивают, а заказывают в Китае, и из Китая уже продукция идет с лейблами якобы с ихними, понимаете? Это, мягко сказать, чистое лукавство.

Оксана Галькевич: Слушайте, всех очень это удивило заявление. Спасибо большое, Виктор. Тут прямо надо разбираться отдельно в этой ситуации, на эту фабрику надо ехать.

Игорь Алексеевич, спасибо вам большое. У нас на связи был Игорь Строганов, кандидат экономических наук, доцент кафедры предпринимательства и логистики РЭУ имени Г. В. Плеханова.

Иван Князев: Скоро продолжим. Будем говорить о том, что у нас нашли что, наш бюджет, золотую жилу?

Оксана Галькевич: Да-да-да.

Иван Князев: Какую? Расскажем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Почему предприниматели не могут найти поставщиков деталей и комплектующих внутри России?