Экономика и мы

Экономика и мы | Программы | ОТР

В какой экономической реальности мы живём? И как власти оценивают ситуацию в стране?

2020-10-29T21:12:00+03:00
Экономика и мы
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Юрий Савелов
член президиума объединения предпринимателей «Опора России»
Юрий Крупнов
председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития
Александр Широв
директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, член Правления ВЭО России, член-корреспондент РАН

Дарья Шулик: Ну а сейчас поговорим об экономике на уровне государства и о нашей с вами личной экономике. Сегодня на форуме «Россия зовет!» президент сообщил, что наша страна в этом году направила на поддержку россиян в разных сферах бизнеса почти 5% ВВП и в целом у нас все хорошо, спад в экономике по итогам года составит около 4%, что, кстати, намного меньше, чем у большинства государств. Зато через год нам обещают явный рост.

Константин Чуриков: Глава государства предложил на 3 месяца продлить отсрочки по налогам и взносам компаниям из пострадавших отраслей, а также сфере общественного питания, которая тоже пострадала, поскольку не весь бизнес сумел восстановиться. Также решено продлить на весь следующий год мораторий на плановые проверки малого бизнеса. Это если говорить о том, что делает государство, теперь о том, как чувствуют себя граждане.

Дарья Шулик: Да. Росстат сегодня опубликовал результаты опроса, из которого следует, что большинству молодых семей в нашей стране денег хватает только на еду и в лучшем случае на одежду. Как власти оценивают ситуацию в стране и в какой экономической реальности живут наши граждане, то есть мы с вами? Давайте разберемся вместе.

Константин Чуриков: Ну а сейчас мы приглашаем в эфир Юрия Савелова, это член президиума объединения предпринимателей «Опора России». Юрий Михайлович, здравствуйте.

Юрий Савелов: Добрый вечер.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Мы решили начать с крупных участников экономических процессов, то есть как раз с вас, с нашей «Опоры России». Ну как вам то, что сегодня предложил президент, вот эти проверки все приостановить, еще поддерживать, вот этот мораторий на налоговые всякие отчисления и прочее, прочее?

Юрий Савелов: Вы знаете, выступление президента я примерно даже предполагал, о чем будет разговор, о чем он будет говорить. Дело в том, что наше правительство и президент прекрасно понимают, что происходит на сегодняшний день в экономике и в малом, и в среднем бизнесе и как его нужно поддержать, мы об этом неоднократно говорим. Ну, во-первых, нам разрешили работать практически всем, понимаете, да? Это огромный плюс. Если как в первую пандемию нас просто закрывали, то сейчас мы имеем право, как я выражаюсь, мы можем работать, соответственно, сохранить свой бизнес, об этом идет разговор.

Дело в том, что вот самое неприятное для предпринимателя сейчас принять решение: или работать в этих жестких условиях небольших, или закрыть свой бизнес, обанкротить или пустить его под полный локдаун, так это слово сейчас модно стало. Делать предприниматели этого не будут. Почему? Потому что расчищать дорогу конкурентам никто не хочет. Ведь если вы сейчас перестанете работать и закроете свой бизнес, вот, то потом вам тяжело будет его восстановить, ваши конкуренты намного вас обгонят и перегонят, вот идет о чем разговор. Поэтому так как мы работаем, это уже есть огромный плюс.

По поводу поддержек, которые мы получили в первую волну пандемии, она в принципе сейчас пролонгируется, это тоже большой плюс, это тоже есть поддержка в этом направлении. Ну, я думаю, что мы попытаемся общими силами выйти из этой пандемии все-таки.

Константин Чуриков: Юрий Михайлович, но поскольку наблюдается такое некое коронавирусное безумие, каждый день вот эти антирекорды заболеваемости, смертности, об этом из каждого утюга говорится, понимаете, да, работать разрешают, а вот потребитель ко всем придет? Может быть, он затаится где-то, затихарится, понимаете, и будет прятаться.

Юрий Савелов: Нет, конечно, вы знаете, доходы населения, к сожалению, очень сильно влияют на экономику, а мы знаем, что доходы населения на сегодняшний день очень снизились, прилично снизились. И дело в том, что покупательная способность граждан упала, соответственно, мы будем покупать мало товаров у производителей, у предпринимателей, я имею в виду люди, соответственно, это очень сильно повлияет на экономику.

Но есть отрасли... Вы знаете, я всегда говорил о том, что в любой кризис 20–25% компаний не только выживают, а еще приумножают свои капиталы, понимаете, приумножают свое присутствие на рынке. Как люди себя ведут, как предприниматели себя ведут, в какой отрасли они занимаются, в какой отрасли их бизнес, об этом идет речь.

Ну допустим, я занимаюсь спецодеждой, на сегодняшний день, да, показатели снизились, но они снизились ненамного. Вы знаете, о чем идет разговор? Спецодежда – это ведь как лакмусовая бумажка для экономики: если покупают спецодежду, значит, у нас в стране не так все плохо, значит, мы работаем, значит, экономика движется вперед, по крайней мере не стоит на месте. Если спецодежду человек покупает, значит, он в этой спецодежде что-то делает.

Дарья Шулик: Юрий Михайлович, а вот знаете, что я хочу у вас спросить? Вы говорите, что предприниматели стараются сейчас не закрываться, потому что боятся, что придут на их место конкуренты.

Юрий Савелов: Конечно.

Дарья Шулик: Но честно говоря, в регионах знаете, какую ситуацию наблюдала я лично? Вот идешь по улицам, и большинство коммерческих всевозможных помещений, везде висят «Аренда», «Продается», «Аренда», «Продается», из чего делаешь вывод, что большинство не справились с этой ситуацией, хотя и не хотят, чтобы приходили конкуренты, но вот как-то закрываются.

Юрий Савелов: Вы знаете, чем интересен малый и микробизнес? Вы знаете, он очень быстро может закрыться и так же очень быстро может открыться.

Дарья Шулик: Ага.

Юрий Савелов: Понимаете, предприниматель принимает решение, у него магазинчик небольшой, он торгует не продуктами, а товарами общего, допустим, пользования. На сегодняшний день он понимает, что оборот маленький, оплачивать заработную оплату, оплачивать аренду, оплачивать электроэнергию и так далее ему просто не хватает. Поэтому он просто закрывает этот магазинчик небольшой и ждет более лучших времен.

Дарья Шулик: А на что выживать весь этот период, когда он лучших времен ждет?

Юрий Савелов: А он уже смотрит, хватает ему на это денег, каждый решение принимает сам, он уже смотрит, хватает ему на это денег или нет. А если кафе вы закроете... С другой стороны, я хочу сказать, если у вас на этой улице 4 магазинчика разных от разных предпринимателей, один закрылся, значит, все остальные покупатели, те, которые остались, пойдут в те 3, а вам потом догонять, когда вы откроетесь, будет очень тяжело. Нет, сейчас предприниматели, малый и микробизнес, сами принимают решение, как им себя вести, что делать в этой ситуации, а государство насколько может, вот мы видим по выступлению нашего президента, насколько может, настолько им пытается помочь.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем нашего зрителя Владимира из Петербурга, в городе тоже полно всякого бизнеса, во всяком случае было, надеюсь, что и сейчас есть. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Вот смотрю регулярно вашу передачу, уважаемые ведущие.

Ну и мне хотелось бы сказать: вот сколько можно вообще работать? У меня трудовой стаж с 1975 года, и я ну вообще, как бы сказать, начинал с Северодвинска, а потом здесь вот, в Санкт-Петербурге работал на... заводе, корабли строил. Работа вредная, и сейчас я пенсионер.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: И вот пенсии хватает только квартплату заплатить и на еду, все, даже на машину, на бензин и то, бывает, ну никогда вообще практически не поедешь, стоит почти памятником.

Константин Чуриков: Так. Владимир, а как изменилась ваша личная потребительская экономическая реальность за последние полгода?

Зритель: Ну, я до этого еще работал, в прошлом году... уволиться, у меня отец умер, в общем, пришлось уехать и бросить эту работу. Но все еще можно, как сказать, пока еще живой, еще можно работать в связи с этими новыми экономическими реалиями. Ну и вот сейчас проблема устроиться куда-либо на работу, в смысле хотя бы такую, чтобы... На вредную работу, на завод уже не берут, потому что пенсионер, стаж уже большой...

Константин Чуриков: Да и не надо вам на вредной работе, уже возраст такой.

Зритель: Ну да, да, отработал столько лет, и что теперь, вперед ногами, что ли?

Константин Чуриков: Владимир, спасибо вам за ваш задор.

Дарья Шулик: Спасибо, Владимир.

Константин Чуриков: Вашего смеха будет не хватать в следующие полчаса, когда мы будем про пенсии говорить, либо звоните, вместе посмеемся.

Юрий Михайлович, важный вопрос по поводу сохранения штата. Помните, значит, весной президент говорил, что важное условие – это сохранить не менее 90% штата. Вот есть какая-то информация, скольким компаниям в процентах это удается, сколько не удается сегодня?

Юрий Савелов: Пока информации большой нет, вот. Надо сохранить штат до 1 марта, да, полностью. Если вы сохраняете штат, то те деньги, тот кредит, который вы взяли, вот мы тоже его взяли, 6,5 миллионов, сейчас будет очень сложно, во второй волне очень сложно будет сохранить штат. Если мы его сохраняем, нам этот кредит просто прощают; если мы не сохраняем штат 90%, то нам придется его отдать еще с большими процентами. Поэтому мы стараемся как-то вот... Все-таки это есть какой-то определенный стимул сохранить людей, сохранить работников, для того чтобы эти 6 миллионов пошли нам в доход, мы к этому стремимся.

Но вы знаете, не так много получило предпринимателей такие кредиты. Ну как понять, по отношению ко всем процент, конечно, большой, очень много было отказано, мы об этом неоднократно говорили. Но те, кто получил, наверное, попытаются сохранить рабочие места в количестве 90%, я в этом уверен, если даже будет небольшая возможность, вот я как скажу.

Константин Чуриков: Да, спасибо вам большое.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Удачи в этой нелегкой борьбе. Юрий Савелов, член президиума объединения предпринимателей «Опора России».

Нам пишет Москва: «Растут только цены». Нам пишет сейчас Ярославская область: «Экономика была на полшестого и стала еще ниже», – нет, говорят, что через год она будет резко расти.

Дарья Шулик: Ну что ж, мы подключаем нашего следующего эксперта – это Александр Широв, заместитель директора Института народнохозяйственного прогнозирования. Александр Александрович, здравствуйте.

Александр Широв: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Александр Александрович, вот по поводу экономики, на полшестого она или как вообще? Действительно, вот это сравнение наше с остальными странами мира – мы правда, так вот резко у нас все заметно лучше, чем, не знаю, в Штатах, в Европе?

Александр Широв: Ну, если 8% спад, который мы видели во II квартале этого года, это очень хорошо, то я думаю, что это не так. С другой стороны, конечно, ожидания были гораздо более худшими, и большинство аналитиков и правительственных, и независимых говорили о том, что мы упадем примерно на 12% или 11%. И в этой связи вот этот вот спад на 8% является некоторым приятным сюрпризом, хотя, конечно, так трудно говорить о спаде, в результате которого и население сильно пострадало, и предприниматели особенно среднего бизнеса и мелкого. В общем, конечно, значит, хоть чем-то мы себя хотим утешить, вот, в частности, тем, что упали не так заметно, как могли бы.

Дарья Шулик: Александр Александрович, ну вот мы только что говорили с Юрием Савеловым, который сказал, что в принципе предприниматели готовы бороться, и он так достаточно оптимистично настроен в отношении всего происходящего. И видим мы числа, которые представляет Росстат, где молодые семьи стали жить гораздо хуже по сравнению с предыдущим годом. Вот действительно, если можно так сказать, температура по больнице, общее состояние... Давайте возьмем молодые семьи, они действительно стали меньше покупать, денег действительно нет. Вот что делать в этой ситуации? Действительно, нам говорят, что вроде все неплохо, вроде все неплохо, а покупать кроме еды ничего не можем.

Александр Широв: Ну, тут ситуация какова? На самом деле, если мы говорим про молодые семьи, особенно молодые семьи с детьми, то вот часть мер поддержки, которые были анонсированы еще до начала этого коронакризиса в послании президента Федеральному Собранию 19 января этого года, и потом эти меры перешли в антикризисный план, на самом деле они довольно сильно поддерживают доходы наименее богатых семей с детьми.

И это одно из тех направлений поддержки экономики, которое реально действует: по нашим оценкам, нижняя доходная группа населения, ну это 10–20% самых бедных российских семей, так вот у них за счет вот этих мер поддержки доходы могут увеличиться фактически на треть. Другой разговор, что вот бюджет такой семьи – это примерно на 50–60% продукты питания, еще значительную часть отбирают платные услуги обязательные. Собственно, даже эти вот меры поддержки, которые приняты, не позволяют этим семьям выйти в какой-то такой уровень благополучия с точки зрения доходов и своего потребления.

Константин Чуриков: Да, спасибо вам большое.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Александр Широв, заместитель директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН.

Вот мы как раз упомянули исследование, опрос Росстата, между прочим, официальное наше ведомство. Так вот смотрите, что происходит среди потребления молодых семей? Если год назад говорили, что им хватает, среди молодых семей, на одежду и на еду 49%, вот сейчас уже 64%, это только на эти две составляющие, и то одежда, конечно, под вопросом. Дальше, конечно, под ударом пенсионеры, особенно неработающие пенсионеры, тоже мы видим вот рост тех, кому хватает только на самое-самое необходимое.

Мы сейчас приглашаем в эфир Юрия Крупнова, это председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития, потому что Юрий Васильевич большой специалист в области демографии, а с демографией у нас в стране проблемы. Юрий Васильевич, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Юрий Крупнов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вот с экономической точки зрения, вообще, не знаю, с любой точки зрения, когда вот приходят такие данные, только еда и в лучшем случае одежда, и это молодые семьи, значит, 18–25 лет, вот они в таком положении. Это нормально, это не нормально? Тут у каждого своя логика, кто-то скажет: «А я был молодым, я тоже был голодным студентом, тоже ни на что не хватало, жили где-то на выселках, не знаю, в бараке и ничего».

Юрий Крупнов: Вы знаете, на самом деле наша семья, и особенно молодая семья, до 30 лет, чудовищно недофинансирована. Это было до COVID, до санкций, до всех других страшных вещей и так далее. Поэтому вопрос на самом деле снижения этих доходов просто означает еще более жесткое закрепление вот этой недофинансированности и через снижение потребления, причем по базовым моментам, это не престижное потребление, не избыточное потребление, не предметы роскоши, естественно. Да, это означает, что ни о каком воспроизводстве говорить просто по отношению к по сути 70% российских молодых семей не приходится, вот и все.

Константин Чуриков: Да, Юрий Васильевич, но вам могут возразить в каком-нибудь там большом нашем институте или, не знаю, в каком-нибудь органе власти, что, ну не знаю, вот в Индии много бедных, а население растет, понимаете, и, как говорится, рожают и все, и нормально.

Юрий Крупнов: Ну да, это, кстати, очень хороший момент, который выделяют, потому что обычно так и говорят. Сто лет назад якобы в нищих деревнях крестьянки по 15 детей рожали, в Нигерии по 7–8 запросто рожают и так далее. Но вопрос-то заключается в другом – это какой тип общества? Потому что это все общества, условно говоря, в том числе и в Нигерии, столетней давности, совершенно с другими моделями воспроизводства, соответственно, продолжительностью жизни, и там тоже все, кстати, снижается. Поэтому сопоставить это, конечно, вы совершенно правы, такая дикая, но в каком-то смысле ловкая вещь, где можно что-то там, тень на плетень навести, все оправдать, но сопоставлять это бе-зу-ми-е.

Давайте сопоставлять с Советским Союзом, скажем, с 1975 годом, расцветом так называемого застоя, давайте сопоставлять. Давайте сопоставлять, я не знаю, с Норвегией нынешней, почему вы это не хотите сопоставлять? Поэтому это все, вы совершенно правы, такие уловки будут вбрасываться, они вбрасываются, вообще говорят, что рождаемость не зависит, соответственно, от денег, это, конечно, глупость. Другое дело, что только от денег рождаемость не зависит, и семья не зависит только от денег, но одно другому противопоставлять бессмысленно.

Константин Чуриков: Ну да.

Юрий Крупнов: Это как такие глупые социологи, помню, одно время, где-то лет 20 назад, вдруг вбросили в школу, знаете, такие опросы первоклассникам: «Вы кого больше любите, папу или маму?» Безумие, потому что им папа и мама, безусловно, абсолютные ценности для любого ребенка. То же самое семья должна иметь средства на воспроизводство, на нормальное потребление, а с другой стороны, должна быть, конечно, потребность в детях, желание создать семью, любовь. Зачем это противопоставлять?

Константин Чуриков: Да, по поводу вот Советского Союза, 1975 года, мне кажется, еще для многих большой вопрос, что лучше, наши нынешние рывки или вот тот застой, который, как вы говорите, был тогда.

Дарья Шулик: Юрий Васильевич, давайте послушаем, у нас есть звонок, к нам дозвонилась Людмила из Красноярского края. Людмила, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот смотрю вашу передачу. Вот я проработала, у меня стаж 48 лет, а... что Дудинка, что мы живем вот здесь в Красноярском крае, мороз и 45, бывает и 50 градусов. А нам... не добавляют северные, и вот у нас... Ну что мне 12 тысяч пенсия? Мне надо столько дров купить, а 10 тысяч стоит машина плюс расколоть. И как жить дальше? Оно не хватает.

Константин Чуриков: Людмила, а вот скажите, у нас вот любят считать бедных, пересчитывать по головам, значит, официальная статистика, что у нас 20 миллионов бедных. Вот вы как считаете, вы так вот средний класс, середнячок или бедный человек?

Зритель: Вы знаете что? Я сколько лет на пенсии, почти 12 лет я работала. Мне 64 года сейчас, я бы и работала, у меня силы есть, но меня не берут нигде, все, возраст ушел.

Константин Чуриков: Да, вынуждают быть беднее. Спасибо за ваш звонок.

Зритель: Ну, не бедная я, я сажу и огород, и все, и держу курей, все, стараюсь, не умереть же с голода, экономлю на всем, собираю грибы, продаю, все это как бы...

Дарья Шулик: Ну да, на 12 тысяч особо не разгуляешься.

Зритель: Ну куда деваться.

Константин Чуриков: Дай бог здоровья. Спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Еще звонок, Александр, Пензенская область. Добрый вечер.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Я часто смотрю вашу передачу, мне очень она нравится.

Я предприниматель, живу я в городе Каменка Пензенской области. Я хочу сказать, что вообще, в принципе как таковой экономики у нас никакой не существует, вот. У нас в городе Каменка был огромный завод при коммунизме, в нем было 27 цехов, есть сахарный завод, 2 мясокомбината, то есть очень была мощно развита экономика, и были очень хорошие зарплаты. Кто-то у кого-то хлеб купил, печник купил обувь, обувщик купил еще у кого-то, эти деньги ходили в пределах региона, и они разбавлялись при помощи пенсионеров.

Потом произошел отток и населения, и денежных средств. Крупные ретейлы, уже не хватало денег в больших городах, стали приходить в маленькие города, в частности на 20 тысяч населения у нас 14 магазинов сетевых на букву «М», не буду их рекламировать…

Константин Чуриков: Ну да.

Зритель: …и у нас город стал назваться «Магнитогорск». И эти деньги все увозятся из города, просто они тупо выкачиваются, вот как из фильма ужасов, понимаете, из фильма ужасов, в голову залезли тебе и вот выкачивают эти деньги.

Константин Чуриков: Спасибо, Александр.

Юрий Васильевич, то, что зрители рассказывают, да и, собственно, это, я думаю, каждому понятно, кто просто из Москвы выезжает, что села пустеют, люди оттуда уезжают, опять с точки зрения демографии это хорошо? Вообще крепкая, большая дружная семья – это что, это в городе, или это должно быть где-то в поселке небольшом? Как нам развиваться в этом смысле?

Юрий Крупнов: Ну, во-первых, я хочу поздравить, на самом деле с горечью, но так уж попробую с юмором сказать: хочу поздравить Москву, она заняла первое место среди городов с самым меньшим процентом молодежи, желающей иметь детей. То есть в этом смысле Москва сегодня является абсолютным лидером по нежеланию рожать детей.

Константин Чуриков: Столица childfree.

Юрий Крупнов: Ну, не хочется так говорить, уж совсем заклевывать, но, Константин, к сожалению, вы метко, правильно говорите. Поэтому я к чему это все говорю? Конечно, вот эта наша гиперконцентрация в Москве и еще в 15 миллионниках кроме Москвы, хотя Москва все равно, даже по отношению к Москве даже эти миллионники такие маленькие городки с нищим населением, в этом смысле это, конечно, разрушение страны. Поэтому я и предлагаю, продвигаю 3 года, плохое слово, согласен, «размосквичивание».

Но смотрите, вот наши что говорят, наши зрители? Александр вообще, на мой взгляд, глубочайший, точнейший анализ, которому должен позавидовать каждый наш чиновник, отвечающий за экономику. То есть очень правильно, отсутствует база, отсутствуют системы индустрии, которые могут давать и занятость, и доходы.

А в этой ситуации чего мы обсуждаем? Понятно, что, с одной стороны, негде зарабатывать, если по-простому, а то, что заработано в том числе вот этим отходничеством, внутренней миграцией и так далее, это все вытягивают те, кто может вкладывать в эти вот по сути, я не знаю, как это назвать, пылесосы денежные типа торговых сетей и так далее, вот и вся ситуация.

Константин Чуриков: Юрий Васильевич, вы говорите, что мы обсуждаем, – мы обсуждаем форум «Россия зовет!», только пытаемся понять, кого и куда.

Дарья Шулик: Кого и куда.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем зрителей наших еще.

Дарья Шулик: Да, Сергей из Твери. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте. Слушаю, слушаю вас.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Значит, я смотрю вашу передачу... Алло?

Константин Чуриков: Да-да.

Дарья Шулик: Да, слушаем вас.

Зритель: «Экономика и мы». Ну, значит, я сравнил данные, которые Росстат предоставляет: значит, экономика России в мировом балансе где-то там 1,8%, они его натягивают, но я думаю, что там гораздо меньше, 1,1%. Что вот производит Россия? Добыча нефти, добыча газа, который отправляется за кордоны и так далее. Что дальше? Хороший хлеб, который отправляется, а свой народ, отрубным хлебом, то есть третьесортным, четвертого сорта, потому что рядышком у меня два находятся хлебокомбината, я спросил, говорят, что третьим-четвертым сортом в лучшем случае кормят народ.

Дальше, значит, возьмем. Ну и чурки, которые там с «Норильского никеля» и так далее...

Константин Чуриков: Так, спокойно, спокойно...

Зритель: Значит, экономика основана только на том, что на бирже богатые и супербогатые люди гоняют доллары туда-сюда каждый день, зарабатывают по 20 миллионов... Прекрасно в одной из передач Жириновский выступил: «Сегодня 20 миллионов я проиграл, но завтра 20 миллионов я выиграю на бирже», – и никакой экономики не надо.

Константин Чуриков: Сергей, вы прямо анонсируете нашу тему в 9 вечера, мы будем говорить о тех, кто делает кассу во время коронавирусного кризиса. Спасибо вам за звонок.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Вот зрители тут пишут: «Что значит «середнячок»? Это тот, у кого есть хлеб досыта?» Ленинград мне пишет, Ленинградская область: «Странный вопрос женщине с пенсией 12 тысяч, бедная она или середнячок», – она сказала, что она себя бедной не считает, что у нее огород.

Юрий Васильевич, опять-таки вот где провести эту черту бедности в случае, не знаю, с одиноким пенсионером, в случае с молодой семьей? Это как, это надо мерить вот этими 12 тысячами? Или эта черта все-таки в другом немножко измерении находится?

Юрий Крупнов: Эти 12 тысяч – это в границах примерно МРОТ, вот этой минимальной оплаты труда, которая, конечно, дальше в корзине якобы чуть-чуть превышает. Это все несерьезно, это нищета, прямо давайте говорить. Другое дело, что русский человек никогда не будет, тем более так публично, перед всей страной и миром, прибедняться, понимаете, никто не скажет, и правильно совершенно, потому что это достойные, это замечательные люди, у которых нет задачи вот сейчас, так сказать, вызвать у кого-то там какую-то жалость и схватить деньги. Нет, никто не скажет, что он бедной, и вообще это слово обидное, оскорбительное, потому что «бедный» как бы так подразумевает... Я понимаю, Островский, помните, «бедность не порок»...

Константин Чуриков: Достоевский, Достоевский, да.

Юрий Крупнов: Нет-нет, Островский-Островский, это пьеса Островского Александра Николаевича.

Константин Чуриков: А, в этом смысле? Потому что у Достоевского тоже есть, да-да.

Юрий Крупнов: Да. Но смысл, в общем, в том, что на самом деле она-то не порок, но когда мы социологически говорим про процент бедных, причисляете ли вы себя к бедным, по большому счету мы оскорбляем, естественно не специально, мы оскорбляем людей. Поэтому русский человек все-таки такой, он скажет: «Нет, не бедный, хлеба хватает, дочка помогает», – и так далее.

Поэтому вот в этом-то и есть проблема, что у нас по всем экономическим показателям фактически до 30% бедные, это в чистом виде, формально 20 миллионов, соответственно, они как бы бедные, но по сути это ближе к нищете. У нас Голодец, предыдущий вице-премьер по социалке, сегодня Голикова, они так и говорят, что у нас вообще феномен такой есть замечательный «работающие бедные», то есть люди, которые имеют работу, получают зарплату, но они бедные. Поэтому ну что здесь обсуждать?

Мы видим, что за 30 лет полностью провалилась вся эта дорога так называемого построения рынка, все это понятно. Вот Александр, который там 10 минут назад вам высказывал свою политэкономическую очень серьезную аналитику, правильно говорит. Ну возьмем любой район, 10–15 было крупных колхозов, сегодня 2–5 фермеров более-менее какие-то, одна крупная какая-то организация, и то же самое с заводами с местной, региональной, с федеральной промышленностью. Ну о чем мы говорим?

Константин Чуриков: Согласны с нашими зрителями, которые... ? Вот Свердловская область пишет: «Мы есть, экономики нет», «Мы и экономика – две большие разницы».

Юрий Крупнов: Во-первых, я воспользуюсь своим правом, раз уж я тут, так сказать... Я хочу сказать огромное способ вашему каналу, потому что каждый раз, когда слушаешь ваш канал, когда слушаешь вот эти, так сказать, вступления небольшие, казалось бы, короткие очень комментарии ваших телезрителей, это единственный канал в стране, где обсуждаются реальные проблемы, где обсуждается правда, да, разные точки зрения, мы все разные и так далее. Но в этом смысле огромная вам благодарность, ОТР, это первый момент.

Второй момент. Безусловно, очень точно сказано – экономики нет, что ее обсуждать? На 4% ВВП или на 1% вверх пошел... У нас, кстати, вы знаете, да, что у нас фактически за 10 лет 1% в год максимум, так сказать, то увеличение реальное, которое есть, и это в 7 раз ниже, чем общемировые темпы роста экономики, понимаете? Поэтому очень точно сказано – а где экономика-то? Это разве экономика? Это некие собесы по выживанию, то, как люди могут существовать, но это не экономика.

Нам нужно по сути в 10–30 раз больше индустрий, заводов развития, нам нужны вертикально интегрированные холдинги, которые просто не обирают население, и так далее. Нам нужна форсированная реиндустриализация, тогда будет какая-то экономика.

Константин Чуриков: Спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Юрий Крупнов, председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития.

Ну, экономика у нас экономная, даже Минфин сказал, это было бы несправедливо повышать, индексировать пенсии работающим пенсионерам. Об этом через 2 минуты, не переключайтесь.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)