Остаёмся дома

Остаёмся дома
Соцсети - глобальные СМИ. Беспорядки в США. Каникулы строгого режима. Пандемия как научный эксперимент. Нашествие саранчи
Свобода слова запуталась в соцсетях
На беспорядках в США сделают предвыборную гонку, вместо того чтобы решать глубокие проблемы раскола в обществе
Экономике пропишут вливания
Детские пособия
Ты просто космос, Маск!
Без стимулирования науки и человеческого потенциала из кризиса не выбраться
Отпуск с ограничениями
Антон Дорофеев: Без болельщиков даже футбол высокого уровня напоминает товарищеский матч на сборах
Восьмая казнь египетская. Огромные рои саранчи заселили уже более 300 000 гектаров на юге России
Гости
Олег Буклемишев
заместитель декана экономического факультета МГУ им М.В. Ломоносова
Олег Бабич
руководитель правового департамента Конфедерации труда России

Петр Кузнецов: Нет, кроме шуток, завтра в стране начинается та самая вынужденная выходная неделя, такого еще, по-моему, не было в современной истории России. В Москве идти, ехать некуда, открыты будут по сути только продуктовые магазины и аптечные пункты. Регионы не все, но все же перенимают постепенно проект столицы по всяческим ограничениям, таким образом власти рассчитывают на то, что люди будут больше времени проводить дома.

Ольга Арсланова: Но пока это всего лишь рекомендация, по большому счету серьезного наказания за это нет. И об этом как раз задумались депутаты Госдумы. На выходной неделе Госдума планирует рассмотреть поправки в Уголовный кодекс об ужесточении наказания за нарушение карантина. Особенно жесткие нормы предполагаются, если правила нарушил человек на карантине и кто-то умер, заболел и умер из-за этого, или если есть умышленная угроза массовых заболеваний. В этом случае предлагается штраф до 2 миллионов рублей. Еще таким гражданам могут запретить занимать определенные должности до 5 лет или вообще посадить в тюрьму на 7 лет. Кстати, в правительстве тоже сейчас обсуждают поправки в Уголовный кодекс, но там предлагаются более реалистичные все-таки меры наказания, где-то штраф за нарушение карантина порядка 15 тысяч рублей.

Петр Кузнецов: Мне просто интересно, как Госдума рассмотрит эти поправки на следующей неделе, если она выходная.

Ольга Арсланова: Не будет работать.

Петр Кузнецов: Между тем кабмин представил новый пакет мер в связи с пандемией. Власти регионов будут рекомендовать теперь жителям ограничить поездки, в том числе туристические или на курорты. Далее закрываются санатории, дома отдыха, пансионаты, детские лагеря. А тем, кто сейчас на курортах, есть же такие, должны самоизолироваться до конца срока этих путевок. То есть несколько вот таким вот скомканным получится отдых на курорте.

Ну а Минтруд между тем разъяснил условия этой странной недели со своей стороны: следующая неделя не относится к выходным или нерабочим праздничным дням, поэтому оплата производится в обычном, а не в повышенном размере, но и оснований для снижения зарплат тоже нет.

Ольга Арсланова: Минкомсвязи сегодня представит экстренно разработанную систему, с помощью которой можно будет отследить, с кем в контакте был заболевший. Это как раз к очень популярному вопросу о том, как следить за соблюдением карантина, – можно следить. Вычислять будут по геолокации: граждане, которые контактировали с больным, получат соответствующее уведомление об этом на свой телефон или смогут тут же сдать анализ. Оператор может отследить геолокацию абонента, погрешность до 50 метров, то есть в городах довольно эффективный и точный инструмент. В сельской местности, конечно, погрешность может быть больше, впрочем, и вероятность заболеть сейчас там пока что значительно ниже.

Петр Кузнецов: Но при этом я могу совершенно спокойно забыть телефон дома, да, и выйти на улицу, к чему мы вас, конечно, не призываем, это просто сценарий.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим об этих мерах, о том, как будет соблюдаться карантин, не нужны ли случайно более жесткие меры, для того чтобы остановить эпидемию? Обо всем этом прямо сейчас.

Петр Кузнецов: Давайте с экономической стороны сначала зайдем на это. Олег Буклемишев, заместитель декана экономического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Олег Буклемишев: Добрый день.

Ольга Арсланова: Уже посчитали вы с коллегами, каким может быть ущерб от вот этой выходной недели для разных сторон?

Олег Буклемишев: Я думаю, что ущерб, который будет от этой недели, намного меньше в любом случае будет общего ущерба, который нанесет эпидемия и соответствующие меры российской экономики. Не думаю, что эта неделя как-то сильно что-то изменит.

Петр Кузнецов: Многие работодатели тем не менее заявляют о коллапсе. Не буду говорить за всех, но говорят, что даже вот эта неделя – это крах многих. Как вы относитесь к такой позиции? Или это больше паническая реакция?

Олег Буклемишев: Я думаю, что такая позиция имеет право на существование хотя бы потому, что сейчас вот поступают разъяснения, они отличаются от ожиданий, они отличаются от того, что люди изначально прочитали в этом. Понятно, что речь идет о максимальном закрытии, о таком квазикарантине экономики страны и всего социального общения, но вот обусловливать это, назвать это выходными, а потом сказать, что выходные на самом деле не оплачиваются, – это такая очень мягкая формулировка. Если хотели сделать карантин, надо было делать карантин или уж чрезвычайное положение, если речь заходила о мерах, близких к этому. Если же речь идет о таком мягком введении карантина, то он, конечно, соблюдаться, я думаю, не будет.

Ольга Арсланова: Скажите, вот по вашему мнению, какие меры были бы правильными? Что было бы эффективно в борьбе с эпидемией и какие могут быть издержки этого решения?

Олег Буклемишев: Издержки будут большими, и к этому надо готовиться. А что касается эпидемиологической стороны, честно вам скажу, не являюсь специалистом по медицине и вирусологии, я думаю, что есть люди гораздо более компетентные, чем я, в этом вопросе. Но что касается экономики, сейчас действительно придется принимать серьезные меры, причем поскольку под удар в этот раз попадает в основном нефинансовый сектор и не крупные предприятия, нужно будет принимать меры системного характера, которые действуют на широкий круг экономических субъектов, на малый и средний бизнес, на сервисные отрасли, вот то, что сейчас в наибольшей степени под ударом, нужно будет лечить тоже в наибольшей степени.

Ольга Арсланова: Ага. А кто может этот стресс-тест не вынести, не сдать? Какие компании, какие сферы?

Олег Буклемишев: Я думаю, что, во-первых, это закредитованные компании, которым не будут предоставлены отсрочки от платежей. Я думаю, что это компании, у которых большие обороты, связанные с поступлениями от физических лиц, которые сейчас оказались запертые дома, это компании, платящие большую аренду, и так далее. Те, у кого фиксированные издержки, которые довольно сложно снять.

Петр Кузнецов: Олег Витальевич, очень коротко, если можно. Есть опасения уже сейчас, что будет вторая подобная неделя. От чего это зависит, как вам кажется? И выдержат ли еще одну неделю простоя вот эти кинотеатры, центры и рестораны?

Олег Буклемишев: Они будут простаивать значительно дольше, с моей точки зрения, чем неделя.

Петр Кузнецов: Ага, то есть сразу не откроются, да, в рабочий официальный день?

Олег Буклемишев: ...напуганные, и я думаю, что испуг людей здесь гораздо большее влияние имеет, чем формальные запреты или даже полузапреты, с которыми мы имеем дело. Тут речь идет о других совершенно единицах времени, о других масштабах затрат. Поэтому эта неделя дай бог позволит сократить те цифры, которые будут появляться на экранах завтра-послезавтра и в течение ближайших дней, и это, наверное, самое главное, для того чтобы система медицины выдержала.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Большое спасибо.

Петр Кузнецов: Олег Буклемишев.

А мы приветствуем Веру из Челябинской области, это наша телезрительница, ей есть, что сказать относительно того, как она проведет следующую неделю. Вера, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Ну я проведу, конечно, только дома, естественно, стараюсь не выходить на улицу. Но меня интересует вопрос, который я хотела бы уточнить. Если с 28 числа по 5 число люди не должны, сотрудники не должны работать, почему у меня моя дочь, она работает в Министерстве соцзащиты, должна выйти и работать на рабочем месте, вернее быть на рабочем месте? Тем более что у нее больной ребенок был.

Ольга Арсланова: Ну она бюджетница. Президент объяснил, что бюджетники, которые выполняют сейчас социально значимую работу, не могут отдыхать, видимо, с этим связано.

Зритель: С этим и связано? Ну надо же, как-то прямо...

Петр Кузнецов: А она кем конкретно трудится?

Зритель: Ну как, экономистом.

Петр Кузнецов: Экономист.

Зритель: Да-да.

Петр Кузнецов: Формулировка просто, что мы, конечно, вам приказать не можем, но... Как это звучало от работодателя?

Зритель: Приказать не могут, да, но заставляют работать, «вы должны работать».

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Ага. Сейчас проясним и этот вопрос. Спасибо, Вера из Челябинской области.

Ольга Арсланова: Кстати, если вы будете работать на следующей неделе, если ваш работодатель вас не отпускает отдыхать, вы нам напишите, пожалуйста, или позвоните.

Петр Кузнецов: Олег Бабич, руководитель правового департамента Конфедерации труда России, вот уж к кому этот вопрос.

Ольга Арсланова: Да, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Олег Борисович, здравствуйте.

Олег Бабич: Добрый день.

Петр Кузнецов: Вы вот слышали сейчас выступление Веры из Челябинской области?

Олег Бабич: Честно говоря, было очень плохо слышно, но я...

Петр Кузнецов: Но нам многие об этом пишут...

Олег Бабич: ...по вашим комментариям немного понял, о чем речь.

Петр Кузнецов: Олег Борисович, да, в целом проблема такова, не только у Веры, продолжают нам писать «и меня тоже», «и меня тоже», то есть «на меня эта выходная неделя никак не повлияет», заставляют работать.

Олег Бабич: Ну давайте так, разделим вопрос на две части.

Петр Кузнецов: Давайте.

Олег Бабич: Значит, у нас есть две категории работников. Первая категория – это те, кто попадают под пункт 2 указа президента, то есть кто работает в организациях с непрерывными циклами, в определенных сферах, отраслях, где со следующей недели никаких нерабочих дней не будет. Поэтому здесь вопрос, заставляют не заставляют, вообще не играет роли, работники как работали, так и работают. Ну либо работодатель для определенной части работников устраивает удаленную работу.

Значит, вторая категория – это те, кто не подпадают под пункт 2. Если ваша организация в эту категорию, перечисленной в пункте 2 указа президента Российской Федерации, не попадает, то следующая неделя для вас нерабочая. Этот указ является, как и Трудовой кодекс Российской Федерации, таким же нормативно-правовым актом, источником трудового права, поэтому все ему должны подчиняться, и работники, и работодатели. Если работодатель вопреки указу президента пытается вас заставить, работников, выйти на работу, значит, обращайтесь в Государственную инспекцию труда или прокуратуру. Вот я сейчас специально зашел на сайт Московской государственной инспекции труда и вижу, что они организовали горячую линию, консультирование. Я думаю, что во всех регионах есть совершенно аналогичные...

Ольга Арсланова: Но, Олег Борисович, извините, что я вас перебиваю, – вы всерьез считаете, что люди будут рисковать взаимоотношениями с работодателем, рисковать своей работой особенно сейчас, в экономический кризис, и жаловаться на горячую линию?

Олег Бабич: Вы знаете, ну мне сложно однозначно ответить на ваш вопрос, но я полагаю, что, во-первых, на каких-то крупных предприятиях, там, где существуют нормально действующие профессиональные союзы, проблем возникнуть вообще не должно. Значит, понятно, что особенно в малом каком-то бизнесе, конечно, будут пытаться обойти, заставить и так далее. Ну давайте делать для себя выбор, вот гражданскую позицию надо иметь, да? Вообще кому жизнь дорога, вам что, нужно деньги заработать или вообще жизнь сохранить себе и своим близким?

Уже пора, по-моему, как бы прекратить все разговоры на тему возможных нарушений трудовых прав. Есть четкий указ президента не работать, для того чтобы сохранить жизни себе и окружающим, пожалуйста, исполняйте. Не исполняете – пойдете в тюрьму. У нас Государственная Дума сейчас будет рассматривать соответствующие законопроекты по наказанию в том числе подобных работодателей. Уже надо какую-то ответственность иметь перед собой и перед обществом. Я бы хотел и работодателей предупредить: все-таки подумайте еще десять раз, вот вам важно часть прибыли потерять, или вы вообще потеряете бизнес, жизни и сядете в тюрьму. Вот определяйтесь.

Ольга Арсланова: Олег Борисович, давайте посмотрим на практику, как говорится, мирной жизни, до эпидемии: очень редко удавалось работодателя засудить, очень редко удавалось трудовому коллективу отстоять свои права, мы эти случаи знаем по пальцам просто, они все медийные, когда удавалось. Как вам кажется, вот ситуация, которая сейчас складывается, поможет консолидировать трудовые силы, поможет работникам лучше отстаивать свои права?

Олег Бабич: Ну, я думаю, что, учитывая позицию государственных органов, в сейчас это будет, в этих по крайней мере вопросах это будет значительно легче.

Ольга Арсланова: Хоть какой-то плюс, понятно.

Олег Бабич: Потому что реакция должна быть, конечно, незамедлительной. Если раньше мы встречались, я сам лично на практике, с фактами волокиты, заматывания, вхождения в ситуацию работодателя со стороны проверяющих органов, это понятно. Я думаю, что вот сейчас этого не будет, потому что есть очевидные прямые указания, это сейчас самое главное. И я призываю всех работников более ответственно подходить ко всем этим вопросам. Если ваши права нарушаются, если у вас есть профсоюз, обратитесь в профсоюз, спросите, что делать, проконсультируйтесь. Если нет, обратитесь в инспекцию труда, в прокуратуру, поверьте, вам помогут. Вот сейчас уверен, что могут.

Петр Кузнецов: Олег Борисович, можно я технический вопрос, он меня почему-то дико интересует...

Олег Бабич: Да.

Петр Кузнецов: Все-таки вот эта вот рабочая неделя, она по Трудовому кодексу, сейчас я представляю, каково бухгалтерии, она будет оформляться как что? Как выходная неделя, как простой, как форс-мажорная?

Олег Бабич: Вопрос сложный. Вообще у нас Министерство труда выпустило соответствующие разъяснения на этот счет. Никаких двойных оплат точно не будет, если даже работники будут работать в эти дни. К сожалению, в Трудовом кодексе вот такой терминологии, как нерабочий день, не существует, поэтому будут ставить, я думаю, «восьмерки» и оплачивать как рабочий день.

Петр Кузнецов: Ага. Спасибо.

Ольга Арсланова: Да, спасибо за разъяснения.

Петр Кузнецов: Спасибо. Это Олег Бабич.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)