Экономист Антон Табах: Самая большая проблема с пенсиями не у самых бедных – их как-то вытянет пособие, а у среднего класса

Гости
Антон Табах
главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА»

Портрет среднего класса в России. Продолжение дискуссии. В вечерней части обсуждения итогов опроса в рамках проекта «Реальные цифры» участвует главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах.

Константин Чуриков: Как известно, рыбой питаться может себе позволить исключительно средний класс. Это проект «Реальные цифры». Всю неделю в рамках этого исследования мы составляли портрет среднего класса. Вы нам писали, какие атрибуты, если вы себя считаете не богатым и не бедным, вам присущи. И вы знаете, что любопытно? Во-первых, мы эту тему еще провозгласили в понедельник, потом уже многие СМИ ее активно подхватили. Вот в начале недели стали поступать данные об исследовании «Сбербанка» о среднем классе в России.

Оксана Галькевич: Исследования такие достаточно продолжительные: в 2014 году замеры этой организации показали, что средний класс у нас составлял 60% от нашего общества, а вот в 2018 году это было уже 47%, то есть налицо такое заметное снижение.

У нас очень много действительно было SMS-сообщений, и вот вы знаете, ощущение своей принадлежности к среднему классу, как мы выяснили, совершенно не зависит от уровня дохода людей. Средний доход, который указывали наши зрители в своих сообщениях, чуть превысил 58 тысяч рублей, 58.5 почти что.

Константин Чуриков: Ну да, тут есть минимумы (7 тысяч в Астраханской области), максимумы (кстати, это редкие случаи, 150 тысяч рублей, об этом нам в Татарстане писали).

Оксана Галькевич: Из Казани было сообщение, да. Но вот, кстати, минималка там, где 7 тысяч рублей было в сообщении, там телезритель из Астрахани написал «просто благодаря детям».

Константин Чуриков: Ну и вся картина на самом деле реальной жизни среднего класса в нашем представлении о нем в ваших сообщениях. Вот из Саратовской области нам написали: «Я без преувеличения отношу себя к высокому классу, хоть и зарплата у меня минималка». Иркутская область: «Я средний класс, только жрать нечего и жить негде».

Оксана Галькевич: Ну а вот еще, смотрите, из Чебоксар нам написали, из Чувашии: «По образованию и по квалификации я средний класс, а по доходам – бедный, на грани нищеты». Из Тюмени, например, было такое сообщение: «Есть квартира, гараж, дача, пенсия 8 600 при квартплате 5 600 – показатели какого класса?» – вопрошает телезритель.

Константин Чуриков: Еще пара сообщений. Иркутская область: «Я средний класс, сижу в тюрьме: едой обеспечен, жильем тоже». И Саратовская область: «Я настоящий представитель среднего класса, нахожусь как раз посередине между нищетой и бедностью», – это сообщение.

Оксана Галькевич: Ну вот, кстати, еще одно интересное: «Считаю свою семью средним классом, из критериев не имеем только отдыха вдали от дома и уверенности в завтрашнем дне».

Константин Чуриков: Ну вот почему такой средний класс у нас получился в результате этого исследования, спросим нашего гостя в студии – это Антон Табах, главный экономист агентства «Эксперт РА». Антон Валерьевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Антон Табах: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Надо ли сильно удивляться тому, что там выглядит портрет среднего класса в России по нашим данным?

Антон Табах: Портрет в ваших SMS или портрет в исполнении «Сбербанка»?

Константин Чуриков: Портрет в наших SMS, давайте с этого начнем.

Антон Табах: Ну надо понимать, что все-таки у вас немножко зрители сдвинуты к регионам. Если мы берем то, кого относят к среднему классу, например, маркетологи или банковские работники, поскольку для них это кормовая база, то, например, он сосредоточен в столицах, поэтому понятно, что у вас среднего класса будет меньше по опросам и не по опросам. Соответственно, тот, кто относится к верхушке среднего класса, скорее всего не является вашей целевой аудиторией и при всем высоком качестве ваших передач вряд ли их смотрит, поэтому здесь есть такой фактор, и понятно, что у вас будет заведомая сдвижка вниз.

Оксана Галькевич: Ну это хорошо, допустим, нас-то смотрит определенная аудитория. А вот вы говорите про «кормовую базу» банковских работников, которые проводят такие исследования, – они-то почему этих людей не считают, которые нас смотрят и нам пишут?

Антон Табах: Потому что, так сказать, часть не относится к целевой аудитории, потому что мало что можно состричь, с тех, которые скорее бедные, чем средние. Ну и второе, есть проблемы с опросным механизмом, потому что опросные механизмы очень сильно отражают, например, национальную культуру. Если вы возьмете американские опросы, там себя к среднему классу почти всегда относят 95% населения: миллиардеры регулярно говорят, что они средний класс…

Константин Чуриков: Прибедняются.

Антон Табах: Сами из тамбура вышли, при этом люди, сидящие на пособие, считают себя миллионерами, просто ждущими своего часа.

Оксана Галькевич: А-а-а.

Антон Табах: Поэтому опять-таки надо понимать, что опросы, а есть и объективные факторы. То есть совершенно не надо удивляться, что цифры опросов «Сбербанка» упали соответственно с 63% до чуть меньше 50%.

Оксана Галькевич: До 47%, да.

Антон Табах: Потому что что, грубо говоря, какую публику ловят эти опросы и данные? Крупные города. Соответственно, где больше всего был провал в доходах средний? – в Москве и в городах-миллионниках. Причем в Москве больше всего за последние 5 лет, в среднем 11% было падение реальных доходов за последние 5 лет, в Москве чуть больше 20%. И оно было очень неровным по социальным, скажем так, стратам: в самом низу доходы росли, потому что, ну как сказать, понятно, что если пособие по безработице повысили с 4.5 тысяч до 11, то, что мы с вами несколько месяцев назад обсуждали, это большой прирост для тех, кто получает пособие по безработице, хотя в масштабах страны мало. Соответственно, высшие 10%, так сказать, тоже пострадали от кризиса несильно.

Больше всего пострадал, условно говоря, тот самый средний класс, то есть где-то от 70% по доходам до 90%-го, который сконцентрирован в столицах и городах-миллионниках и который очень сильно ужался за эти годы: условно говоря, вместо хорошего ресторана «Макдональдс», вместо двух раз в отпуск или, соответственно, кому-то при другой структуре семьи Турция соответственно один раз и отечественное или недалеко, и так далее, и тому подобное.

Константин Чуриков: И кстати, еще дискуссионный вопрос, может быть, как раз в целях экономии лучше и в Турцию.

Оксана Галькевич: Лучше в Турцию, да.

Константин Чуриков: Вы знаете, нам редакторы сообщили, что зажиточный класс нас тоже смотрит, во всяком случае так себя отрекомендовала Галина из Екатеринбурга, с которой мы сейчас побеседуем. Галина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Вы знаете, я вот хотела сказать, что что такое средний класс? Вот все обсуждается, обсуждается, обсуждается, а на самом деле никто не говорит, как к этому приходит человек или семья. Вы знаете, для этого нужно получить образование обязательно, потому что это мало, допустим, если человек просто работает, он всегда может потерять работу, если он без образования. И второе, я считаю, что нужно, наверное, все-таки как-то рационально вести свой бюджет домашний. И я хочу сказать, что к этому приходит человек, который умеет, так сказать, не знаю, достигать каких-то поставленных целей. И меня, например, очень сильно волнует сегодняшняя молодежь: она, получив образование, работает на, допустим, простой совершенно работе.

Константин Чуриков: Галина, а это претензия к молодежи или к какому-то другому субъекту в нашей стране?

Зритель: Я считаю, что это претензия к нашей организации труда. Да, это субъект, который выучил человека, наверное, все-таки это зависит от государства, потому что нужно использовать эту молодежь по назначению, это самое главное.

Константин Чуриков: Да, спасибо за ваш звонок, Галина.

Оксана Галькевич: Вы знаете, Антон Валерьевич, вот такой вопрос всю неделю нас…

Константин Чуриков: …гложет.

Оксана Галькевич: …гложет, да. Все сообщения, которые мы получали, были такие очень разношерстные. Вот даже сейчас мы получаем на наш SMS-портал какие-то отклики: кто-то пишет, что средним классом надо считать тех, у кого доход от 1 миллиона рублей; кто-то считает, что это 120 тысяч на семью из трех человек; и так далее, и так далее, и тому подобное. Мы посмотрели зарубежные, так скажем, параметры, атрибуты среднего класса: они включают жилье, автомобиль, они включают возможность отдыха в течение недели раз в год хотя бы вдали от дома и так далее, и так далее. И мы выяснили, что вот то, что касается материальной стороны в нашей стране, у нас все более-менее на равных у всех: машина какая-никакая, старенькая или в кредит, но есть, жилье какое-никакое, свое или унаследованное, имеется. Но тем не менее как определить эту принадлежность…

Антон Табах: На самом деле средний класс считают очень по-разному, есть разные критерии. Условно говоря, офицер полиции – это средний класс? Сейчас однозначно средний класс, особенно если с квартирой и со всем остальным. Лет 15 назад не был средним классом, если только не занимался чем-то не тем. Владелец нескольких ларьков – средний класс или не средний класс? Если человек необразованный, а все равно по доходам средний класс, по образованию может быть не средний класс. Учитель в школе однозначно средний класс по образованию, не всегда по доходам, зависит от муниципалитета.

Оксана Галькевич: Так это все-таки по доходам или по имуществу? Или по тем и другим критериям?

Антон Табах: И по тому, и по другому, и по третьему. А дальше, соответственно, есть, условно говоря, где все это пересекается, то есть, наверное, есть разные классификации среднего класса, профессор Григорьев из Высшей школы экономики довольно долго и много исследовал эту тему, у него очень такие обширные труды, в том числе и популярные, можете посмотреть.

Константин Чуриков: Сегодня у нас был в студии как раз.

Антон Табах: Да-да-да, но, видимо, не про средний класс, или про средний класс?

Константин Чуриков: Про средний класс.

Антон Табах: Ну отлично, так сказать, авторитетов вы к себе привлекаете. На самом деле средний класс, в идеале верхушка среднего класса – это те, у кого совпадают доходы, образование либо устойчивость занятости и имущество. А низ среднего класса – это там, где, например, по имуществу и по образованию нормально, а доходы неровные или рискованные. Вот как раз вчера беседовал со своей доброй знакомой из Екатеринбурга, она, подозреваю, нас сейчас смотрит. Соответственно, по образованию однозначно средний класс, квартира и машина есть, но соответствие вдова с двумя детьми. Соответственно, первая крупная болезнь, проблемы с работой при хорошей зарплате по меркам области – это сразу выбивается, так сказать…

Оксана Галькевич: Выпадение.

Антон Табах: …в бедность, если не в нищету. И такого среднего класса у нас очень много, едва ли не большинство нашего среднего класса именно такое.

Константин Чуриков: У меня тогда вытекает следующий вопрос. Сейчас у нас государство декларирует борьбу с бедностью.

Антон Табах: Да.

Константин Чуриков: Есть нацпроекты, есть вообще задача сократить бедность в 2 раза к 2024 году. Вопрос: у нас в нацпроектах о среднем классе что-то сказано?

Антон Табах: О среднем классе почти всегда забывают. Средний класс – он как-то… Как сказать, олигархам помогают по одним причинам, чтобы сохранить рабочие места; бедным помогают по другим причинам. А средний класс… Как сказать, о нем всегда много говорят, причем не только у нас, и в Соединенных Штатах, если почитать, всегда, так сказать, обещают что-то среднему классу, который занимает достаточно места. Но при этом чаще всего средний класс – это дойная корова либо те, у кого что-то отнимут, например, переводя на оплатные услуги в сфере образования, потому что совсем бедные их потребляют мало, или же медицину, или же еще что-то, и это системная проблема.

Та же самая пенсионная реформа: в принципе то, что сделано, как сказать, можно долго дискутировать, но если вкратце, самая большая проблема с пенсиями не у самых бедных. Самых бедных пособие как-то вытянет, им не будет сильно хуже, даже социальная пенсия, особенно если ее подтянут. О богатых можно не думать, о настоящих магнатах. В любой стране самая большая проблема – это как замещать доходы среднего класса, у которого имущество, что называется, чтобы жить, а не чтобы с него иметь ренту, и доходы, которые с возрастом начинают уменьшаться. И как сказать, об этом всегда забывают, потому что бедных много, олигархи влиятельны, а средний класс, в общем-то, далеко не везде может защитить себя.

Оксана Галькевич: Вот, кстати, по поводу того, что с возрастом люди перемещаются из одной категории в другую, у нас тоже сообщение было, что в среднем классе человек был в СССР, потом перешел к малоимущим и опускается с каждым годом все ниже и ниже, потому что недоступны становится содержание дачи, автомобиля, поездки, отдых, культурная программа и так далее.

Антон Табах: Ну на излете СССР в среднем классе были более-менее все за исключением каких-то особых случаев: сильно многодетные семьи, бедные районы Нечерноземья или Средней Азии, и наоборот, не было богатых. Поэтому там, как говорится, это в общем-то была страна всеобщего усреднения.

Оксана Галькевич: Ну слушайте, богатые были, свои Корейко-то всегда, знаете, имеются даже в таких обществах.

Антон Табах: Ну они были, как это… Опять же средний класс – это проблема восприятия: если ты не видишь богатых, если ты не видишь совсем бедных, то соответственно якорь как раз где-то находится посередине. Если ты видишь только бедных…

Оксана Галькевич: Ну вы знаете, партийная номенклатура тоже не была прямо сильно, очень ущемлена.

Антон Табах: Да-да, но они не очень демонстрировали.

Оксана Галькевич: Они прятались, скрывали.

Константин Чуриков: Оксана… Нам звонит Петр, Алтайский край. Здравствуйте, Петр.

Оксана Галькевич: Петр из Алтайского края, да.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Говорите, пожалуйста.

Зритель: У меня вопрос такой. К кому я себя могу относить? Могу я себя относительных к среднему классу, если вот я, например… Работаем мы с супругой вдвоем, один иждивенец у нас, имеется сельхозтехника кое-какая, машина грузовая, легковая.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: В смысле по деньгам в принципе вкладов у нас нет, на еду хватает. К кому мне себя отнести?

Константин Чуриков: Доход какой суммарный у вас на семью, Петр, если не секрет?

Зритель: Доход где-то в районе 30 тысяч.

Константин Чуриков: Алтайский край, 30 тысяч, средняя зарплата, наверное, даже меньше…

Оксана Галькевич: Двое работающих, один иждивенец. Спасибо.

Антон Табах: Ну не надо забывать, что если это сельское хозяйство и сельхозтехника, там как бы еще есть что-то.

Константин Чуриков: Орудия производства.

Антон Табах: Предприниматели – коренной средний класс. То же самое, но средний класс, видимо, из-за того, что сельское хозяйство, сильно зависящий от погоды, природы и рынка.

Оксана Галькевич: Слушайте, но там расходы накладные тоже достаточно серьезные.

Антон Табах: Да-да, естественно, но скорее всего да, средний класс по меркам Алтайского края.

Оксана Галькевич: Скажите, Антон Валерьевич, а вот эта статистика, которую мы привели сбербанковскую, 60% в 2014 году, 47% в 2018-м – за счет чего выпадение 13% произошло?

Антон Табах: Значит, то, что я говорил, – за счет того, что ужались Москва и города-миллионники, то, что прошлось как раз по среднему классу снижение доходов сильнее, чем по бедным, бедных подтягивают.

Оксана Галькевич: Это вот то самое снижение доходов населения в течение уже…

Антон Табах: Оно просто было очень неравномерным, то есть оно наиболее тяжело легло как раз на средний класс в городах-миллионниках, не госслужащих, и то госслужащим именно как госслужащим, не бюджетникам, тоже особо ничего не перепало. И второе – это то, что восприятие. Если люди, как сказать, видят с одной стороны олигархат, у которого по данным списка Forbes все становится хорошо и продолжает оставаться, а при этом увеличившуюся бедность и общий негативный настрой, то, естественно, начинают себя воспринимать уже значительно хуже. Поэтому это еще второй вопрос, что это опрос, это не статистика. Но по статистике, я думаю, данные будут похожи, то есть пропорции.

Оксана Галькевич: А вот все-таки, окей, хорошо, вот мы с вами сидим и рассуждаем, что причислить к среднему классу можно и по тем, и по этим, и по третьим параметрам, тут надо смотреть, рассматривать ситуацию. А в «Сбербанке», собственно говоря, вот так вот комплексно учитывают, проводя исследование?

Антон Табах: Ну насколько я помню…

Оксана Галькевич: А то, может быть, там роботы механические сидят и считают?

Антон Табах: Нет-нет, там не роботы, там как раз этот «индекс Иванова» считают очень достойные и умнейшие люди, с которыми я в плане знаком, методика именно рассчитана на среднего российского потребителя, то есть условно говоря средний житель крупного города. Естественно, там отсекаются совсем бедные или сельское население, отсекают совсем богатых. Есть определенные методы, которые позволяют, то есть делаются поправки. Вопрос в том, что все равно эта метода ориентирована на определенную целевую аудиторию. Это не точная наука, средний класс – это самоощущение. Вернемся к Соединенным Штатам: не может 95% населения по объективным критериям быть в среднем классе.

Оксана Галькевич: Конечно, зато какой уровень оптимизма.

Антон Табах: А вот там это часть национальной культуры, все.

Константин Чуриков: Давайте еще раз вернемся к Соединенным Штатам. Вот, например, там средний класс – это какой доход?

Антон Табах: Средний доход, если мне не изменяет память, на среднюю американскую семью порядка 50 тысяч долларов в год.

Оксана Галькевич: А, в год.

Константин Чуриков: Сразу представил…

Оксана Галькевич: С налогами или без налогов?

Антон Табах: До налогов.

Оксана Галькевич: До налогов.

Антон Табах: Соответственно, налоги на этот средний уровень где-то порядка 25% федеральные.

Константин Чуриков: Так.

Оксана Галькевич: Так.

Антон Табах: Естественно, это очень сильно разнится по стране: где-то в штате Алабама человек с таким доходом будет состоятельным, в Нью-Йорке, читал недавно статью, средний класс – это от 120 тысяч долларов. Вот американские университеты, например, раздают гранты на обучения, считая неправильным нагружать кредиты тем, у кого годовой доход меньше 120 тысяч, тоже определение среднего класса до какой-то степени: свыше 120 тысяч – это уже такой богатый средний класс.

Константин Чуриков: То есть получается в месяц это около примерно 4 тысяч долларов, да?

Антон Табах: Да, но это средняя температура по больнице. То есть там тоже есть Сан-Франциско и есть Нью-Йорк, есть Алабама и сельская местность где-нибудь в Канзасе.

Константин Чуриков: Умножаем на 65… Сейчас, просто интересно…

Оксана Галькевич: 37 500 в год это получается и 3 125 в месяц…

Константин Чуриков: 3 125 в месяц…

Антон Табах: Но это опять же среднее. В Европе в некоторых странах побольше типа Германии и того же Люксембурга.

Константин Чуриков: В общем, от 200 тысяч рублей.

Антон Табах: Да.

Оксана Галькевич: Простите, еще раз уточнить – это на домохозяйство?

Антон Табах: На домохозяйство.

Оксана Галькевич: На семью можно сказать.

Антон Табах: Да.

Константин Чуриков: Если на семью больше 200 тысяч рублей в месяц, значит, как в Америке почти, да?

Антон Табах: Ну да. Но у нас это уже верхушка, даже не средний класс, а это богатые даже в Москве.

Оксана Галькевич: Почем там у нас сейчас доллар? По 60, 63.5 умножим…

Константин Чуриков: Ну да, сейчас Оксана вычислит.

Оксана Галькевич: Ой… 198 тысяч, Костя.

Константин Чуриков: Ну вот я сказал, 200, да.

Юрия из Хабаровского края давайте послушаем. Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Да, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Я с Хабаровского края. Вот я считаю, что средний класс – это зарплата 80-100 тысяч в месяц. Я себя считаю нищим, у меня пенсия 15 тысяч, на сберкнижке миллион.

Константин Чуриков: Ну слава богу. Нет, извините, Юрий, хотя бы есть еще накопления.

Оксана Галькевич: Есть сбережения, молодец на самом деле.

Константин Чуриков: Сейчас мы еще Антона Валерьевича послушаем.

Оксана Галькевич: Антон Валерьевич вас должен похвалить, да?

Антон Табах: Ну а что? Достойно. Наши пенсионеры вообще, как сказать, очень хорошо копят, собственно говоря, можно только поприветствовать: и зарабатывают, и подрабатывают, особенно у кого здоровье позволяет, поэтому здесь все хорошо. Но действительно 15 тысяч, наверное, маленький доход, если он ничем не дополняется, тут кто бы спорил. Насчет того, 80 тысяч или не 80 тысяч: у нас средняя зарплата по стране, сюда опять же включается и олигарх, и тот, кто на повременке мало зарабатывает, около 43 тысяч. Соответственно, реально средняя, если отсечь самых богатых и самых бедных, наверное, в районе под 40. В Москве то же самое, соответственно, под 80. Ну вот это как бы средняя оценка на одного человека.

Константин Чуриков: Вот такой еще вопрос. Представитель среднего класса – это человек, который так или иначе все-таки свободен от каких-то остальных сторон жизни, от своих родственников? Потому что нам очень многие писали: «Я средний класс, потому что мне помогают», – кому-то родители, кому-то дети.

Антон Табах: У нас общество в некотором смысле более традиционное, поэтому надо смотреть опять же на уровни расширенных домохозяйств: то есть кто-то, как отрезанный ломоть, сам по себе, но при этом… Опять же жизнь как отрезанным ломтем, с одной стороны, позволяет самому наслаждаться плодами и богатствами, а с другой стороны, если возникла какая-то проблема, не на кого опереться. И если мы, например, посмотрим даже относительно бедные, но традиционные регионы, то там может оказаться, что, условно говоря, доходы вроде как небольшие, но при этом уровень обеспеченности имуществом весьма высок, потому что доходы размазываются.

Оксана Галькевич: Но все-таки при этом состоянии, пребывание в этом среднем классе заведение семьи насколько большой риск для молодого человека, для девушки?

Антон Табах: Ну у нас, как это сказать, опять же если мы берем… Весь вопрос, где человек в этом классе сидит. Но у нас среди бедных, бедных по такому жесткому определению, не очень много пенсионеров, это распространенный миф, что пенсионеры у нас бедные. То есть как, они бедные по европейским или американским стандартам, но у нас не Европа и не Америка. А с другой стороны, у нас как раз очень много бедных семей с детьми. И опять же выпадение дохода основного кормильца, у нас много семей, когда, как это сказать, одна мать, это тоже частая проблема, отцы не платят алименты, и в этом случае любой удар по доходам сразу выбрасывает даже при наличии жилья в бедность на грани нищеты. Это большая проблема.

Константин Чуриков: А сейчас наши корреспонденты, которые вышли на улицы нескольких городов (Иркутск, Тюмень и Петербург) узнавали, какой он, средний класс по-нашему, что люди о себе рассказывали.

ОПРОС

Оксана Галькевич: Слушайте, а мне вот интересно, вот этот последний парень из Петербурга, у него вообще семья-то есть? 400 тысяч на семью он говорит.

Константин Чуриков: Ну это смотрит нашу программу и думает…

Антон Табах: Возможно, он из Швеции, у него большая шведская семья.

Оксана Галькевич: Так и не женишься никогда, парень-то. Хотя…

Константин Чуриков: Нам пишет Архангельская область: «Термин «средний класс» придумали барыги, чтобы пудрить мозги». Вы знаете, уважаемый зритель или зрительница из Архангельской области, это не барыги придумали, это Еврипид, говорят, придумал этот термин. Он, кстати, говорил, что от богачей городу нет пользы, они только для себя гребут; опасны бедняки и чернь, когда «свое с угрозою подъемлют на имущих отравленное жало»; «лишь средний класс для города опора, он законом покорствует и власти». А у нас среднего класса мало.

Оксана Галькевич: Вот, собственно, какую травку-то поливать надо, какую почву возделывать, – средний класс нужно укреплять.

Антон Табах: Ну на самом деле среднему классу самое главное не мешать, а у нас, как сказать, очень любят экспериментировать.

Оксана Галькевич: Вот.

Антон Табах: В общем-то, средний класс может во многих случаях о себе позаботиться сам. Роль государства в данном случае – это обеспечивать, чтобы люди из среднего класса не выпадали, защищать права собственности и обеспечивать соответствующую среду, а с этим очень много проблем, возьмем одну ту же налоговую политику.

Оксана Галькевич: Ну вы прямо могли бы сказать «а это то, чего мы практически не делаем». Спасибо вам.

Константин Чуриков: Спасибо. У нас в студии был Антон Табах, главный экономист «Эксперт РА».

Но это еще не все. Буквально через несколько минут в рубрике «Автомобили»…

Оксана Галькевич: …7-местная семейная машина за 500 тысяч рублей – реально ли это? Андрей Осипов вам обязательно расскажет, ну и, конечно, ответит на ваши вопросы.

Константин Чуриков: Еще будет тест-драйв самого народного автомобиля «Лада». Рубрика «Автомобили» через считанные минуты сразу после «Несерьезных новостей».


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Портрет среднего класса в России

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты