Эксперт Алексей Петропольский: Сейчас себестоимость труда в России ниже, чем в Китае. Особенно в регионах

Эксперт Алексей Петропольский: Сейчас себестоимость труда в России ниже, чем в Китае. Особенно в регионах
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Алексей Петропольский
предприниматель, юрист, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса

Русский бизнес сел на AliExpress. Китайская онлайн-платформа начинает продавать товары российских производителей. Рассказываем о первых отечественных компаниях, которые получили приглашение от менеджеров сервиса. Одно из непременных условий, выставленных «АлиЭкспрессом» - это невысокая цена товаров. Наших покупателей это безусловно порадует, а вот порадует ли качество?

Анастасия Сорокина: «Русский бизнес сел на АлиЭкспресс». Для тех, кто не знает, что это такое, – китайская платформа, которая ведет торговлю через Интернет, вот на ней появятся товары российских производителей. Сначала будут продажи только на территории нашей страны, таким образом у представителей малого и среднего бизнеса появится шанс заявить о себе на родине, даже, можно сказать, в регионе и в случае успеха расширить географию продаж.

Александр Денисов: Менеджеры сервиса поначалу сами отбирали российских производителей. Непременным условием для них была невысокая цена товаров. Нас это, конечно, и радует, и настораживает, что там будет за такое добро по дешевке. Ну и, кстати, вместе с вами и узнаем, что за товары выставляют наши компании, посмотрим сюжет нашего корреспондента.

Анастасия Сорокина: Давайте как раз эту тему будем обсуждать вместе с вами. Если даже, может быть, вы представитель производителей, то звоните обязательно, делитесь своим мнением, интересна ли вам такая предложенная новая стратегия присоединения к китайской платформе.

А прямо сейчас у нас в студии гость Алексей Петропольский, предприниматель, юрист, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса. Алексей, здравствуйте.

Алексей Петропольский: Добрый день.

Александр Денисов: Алексей, может быть, с сюжета и начнем нашего корреспондента Маргариты Твердовой про предприятие из Нижегородской области?

Алексей Петропольский: Давайте.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: «Не ценой, а качеством». А я-то так рассчитывал, что и ценой будут удивлять, что недорого.

Алексей Петропольский: Действительно, сейчас в России себестоимость труда ниже, чем в Китае, особенно в регионах, будем говорить прямо. В Китае сейчас минимальная зарплата труда – это 300–400 долларов. После девальвации рубля у нас эти зарплаты практически сравнялись, и по сути мы сейчас можем стать конкурентным рынком, если будем налаживать производство на экспорт. Внутри страны я сильно сомневаюсь о том, что АлиЭкспресс даст какой-то рост продаж, потому что это в первую очередь площадка, где встречаются китайские производители и крупные оптовики.

Александр Денисов: То есть в 10–12 раз не даст, как рассчитывают?

Алексей Петропольский: Если законодательство изменится в пользу экспорта, возьмем пример того же Китая, у них экспортных пошлин как таковых практически нет, а вот импортный товар к ним завести практически невозможно.

Александр Денисов: Высокие пошлины?

Алексей Петропольский: То есть все сделано для того, чтобы национальные производители вывозили свой товар за рубеж. И всяческие налоговые ставки, всяческие технопарки создаются, то есть огромное количество инфраструктуры создано под производителя, который работает только на экспорт.

Анастасия Сорокина: Алексей, давайте немножко проясним ситуацию. Вот тот сюжет, который мы посмотрели, касается компаний более крупных, когда действительно сами представители АлиЭкспресса предлагали присоединиться, подключиться, это уже речь об экспорте. Но вот сейчас предложение для малого и среднего бизнеса заявить о себе в рамках своего региона, посмотреть, как пойдут продажи. Вот как вы оцениваете, это эффективная поддержка именно среднего и малого бизнеса? Потому что сейчас идут разговоры о том, что у нас очень в плачевном состоянии, в связи с этим и экономические трудности.

Алексей Петропольский: Ну для малого бизнеса, честно, поддержки здесь никакой нет, тем более внутри России. У нас огромное количество маркетплейсов своих, российских – это и «Авито», и «Юла», – и там тоже огромное количество бизнесов продают свою продукцию.

Александр Денисов: Ну они успешно и продавались, кстати говоря, да.

Алексей Петропольский: Да, это речь идет о выручке не более 1–2 миллионов рублей в месяц, а то и в год иногда. А если бизнес средний, то есть свыше 300 миллионов рублей выручки в год, тогда, конечно, для них именно перспектива роста, масштабирования, в первую очередь направлена на экспорт, потому что внутренний рынок у нас слабый, внутри покупают тяжело. Сейчас люди на продукты питания тяжело набирают и на коммуналку, даже на лекарства не остается, а уж что говорить о том, чтобы покупать какие-то товары, хоть они и произведены задешево.

Но если дадут возможность вывозить, экспортные пошлины станут понятными, таможенное оформление станет упрощенным, а не как сейчас, то действительно площадка АлиЭкспресса даст возможность российским производителям вывозить товар по всему миру и даст возможность кратного роста, и 10, и 12 раз. А малым компаниям даст возможность масштабироваться, если их товар действительно как-то востребован, как-то заявить о себе и привлечь тех же китайских инвесторов, которые увидят, что да, качественный товар, да, мало производство есть, но мы хотим, мол, у вас там заказ на партию в 100 тысяч штук получить, даем предоплату, это часто развито в Китае, то есть работают по предоплате, в дальнейшем производят на эти деньги и поставляют. Но опять же повторюсь, на сегодняшний момент это тяжело реализуемо, потому что вывезти из России товар очень нелегко.

Александр Денисов: Алексей, а вот вопрос. Вы говорите, трудно, барьеры, высокие пошлины. Смотрите, с АлиЭкспресс правительство же неоднократно пыталось урегулировать этот момент, потому что люди не платят, они покупают подешевке, все это проходит мимо налогов, приходит какая-то коробочка, невесть что там в ней лежит, то ли брендовая куртка, то ли дешевые тапки. Точно так же и тут, эти барьеры ни к чему: швейное предприятие запаковало, и отправили хоть куда, хоть в Китай, хоть в Японию. И все, и это не видно, понимаете, не проконтролируешь, и никакие преграды экспортные тут не мешают.

Алексей Петропольский: Смотрите, у нас вывезти товар просто дорого: его дорого растаможить, дорого его сертифицировать, долго объяснять. И в случае, когда оптовик что-то закупает, он, как правило, едет на производство либо читает рекомендации от своих партнеров. Внутри этой системы есть определенные ранжирования и рейтинги поставщиков. Если там 10 тысяч хороших отзывов и ты кого-то знаешь из тех, кто действительно пользовался этой продукцией, ты склонен ей доверять и можешь не лететь на завод, чтобы получить пробную партию. Опять же если заказ большой, тебе пришлют какие-то образцы, чтобы ты мог с ними ознакомиться, абсолютно бесплатно.

Но здесь кроется еще другая проблема, которая еще больше. Вот мы говорим сейчас об экспорте из России, но скоро, будем говорить так, накроется медным тазом экспорт из Китая в Россию.

Анастасия Сорокина: Возможность покупать.

Алексей Петропольский: Да, то есть, грубо говоря, все, кто пользовались и покупали что-то из Китая и перепродавали…

Анастасия Сорокина: На том же АлиЭкспрессе.

Алексей Петропольский: Ну да, в основном, вообще все, что продается в Instagram, в Facebook, на каких-то Интернет-магазинах, даже во многих магазинах просто ритейловых, какая-то посуда, в общем, всякие товары – они завозятся и закупаются в АлиЭкспрессе, завозятся не растамаживаясь, потому что на сегодняшний момент законодательство позволяет малому бизнесу, в частности индивидуальным предпринимателям, не отчитываться о происхождении товара. Они берут как частники этот товар, закупают, платят минимальные налоги (как правило, это на много физлиц завозится, то есть там схемы платить по минимуму налогов уже отработаны малым бизнесом), в дальнейшем делается наценка от 100% до 1 000% и перепродается.

С введением маркировки товара на момент прохождения его в таможне весь этот бизнес закроется, а это, я вам скажу, даже не тысячи человек, это сотни тысяч предприятий по России, которые просто потеряют свой бизнес. Потому что к ним придет налоговая инспекция, скажет: «Ребят, а маркировка товара есть?» А где они ее возьмут, если таможенную «очистку» они как юридические лица не проходили? Следовательно, они потеряют всю свою наценку и потеряют свои бизнесы, это нас ждет в ближайшей перспективе.

Александр Денисов: Ну хорошо, это компания, а я все-таки понять не могу. Допустим, я заказал детский комбинезон, он проходит мимо вообще всех налоговых. Мне лично пришла посылка, я за нее заплатил на почте и все. Точно так же отсюда: это швейное предприятие запаковало вот эти пинетки, шапочки, в одном экземпляре это ушло. Опять же это мимо всех таможенных барьеров и прочего.

Анастасия Сорокина: Но ты заплатил за доставку, опять же за все наценки.

Алексей Петропольский: Если вы как физическое лицо купили, то проблем нет, пользуйтесь, никто у вас маркировку…

Александр Денисов: Так это же бизнес и построен на физических лицах, которые покупают в одном экземпляре.

Алексей Петропольский: Нет, я вам могу сказать, что основной бизнес построен именно от 5–10, а то и от 100 экземпляров.

Александр Денисов: На АлиЭкспресс?

Алексей Петропольский: Даже на АлиЭкспрессе. То есть это вообще большой маркетплейс для поиска хорошей цены для оптовиков. Мелкий опт… Вы можете зайти на АлиЭкспресс, набрать какой-нибудь электрочайник, и там будет цена одного экземпляра, допустим, 100 долларов, но если вы возьмете от 10 экземпляров, уже цена будет 40, 50 долларов. Экономика совершенно понятна, в основном, конечно, этим пользуются не какие-то частники, а в основном пользуются оптовики или мелкий опт, который на этом делает очень хороший бизнес.

Потому что огромное количество товаров, которые распродаются путем мелкого маркетинга, в том же Instagram всегда какие-нибудь там то подтяжки, то носки предложат по грамотным маркетинговым ходам. Это как раз те самые мелкие оптовики, которые себе как на физлицо даже если завезут, при контрольной закупке не смогут объяснить, откуда у них взялся этот товар. А если заплатят все налоги и «очистку» платежей, то им просто придется закрыться, и это беда, которая…

Анастасия Сорокина: …нас всех ждет.

Алексей Петропольский: …нас всех ждет. И мы просто… Опять же все подорожает для нас с вами, для конечного потребителя.

Анастасия Сорокина: Есть ли альтернатива развития для малого и среднего бизнеса? Вообще в какой сфере сейчас его надо развивать?

Алексей Петропольский: Ну вот с учетом того, что АлиЭкспресс пришел на территорию России, я думаю, что наше правительство все-таки как-то скорректирует возможность экспорта российских товаров, то производство дешевое за счет дешевой рабочей силы действительно будет перспективно, будет развиваться. Допустим, даже производство российских конфет очень востребовано в том же Китае, потому что у них генномодифицировано, все поставлено на фантастические потоки; считается, что все, что из России с точки зрения продуктов питания…

Александр Денисов: Они очень любят наши продукты, да.

Анастасия Сорокина: Их там просто очень много.

Алексей Петропольский: Да, оно экологически чистое. Но проблема в том, что у них импортное законодательство не позволяет россиянам привозить много, но другие страны, возможно, переиграют как-то эту историю и дадут возможность российским производителям вывозить товары и продавать их с учетом того, что они дешевле, чем в Китае.

Александр Денисов: Кстати, я, вы знаете, с производителем мясных изделий в Ишиме разговаривал. Я вот понять до сих пор не могу, он говорит: «Моя мечта – вывозить всю мою колбасу в Китай, но я не могу этого сделать, мне не разрешают». Я понять не могу, кто ему не разрешает? Как это устроено?

Алексей Петропольский: Ну как с нашей стороны не разрешают? У нас огромное количество барьеров, от Роспотребнадзоров до самой пресловутой таможни. Плюс сама таможня Китая не востребована в том, чтобы к ним внутрь завозились товары извне, они очень ценят внутренний рынок, чтобы внешняя инфраструктура никак им не мешала. И я вам могу сказать, что у меня есть товарищ, кто в приграничной территории, под Омском имеет производство пищевое молочное, он чуть-чуть возит в Китай. Он говорит: «Смотрите, маленький приграничный город может потреблять всю мою продукцию, он мне даст возможность масштабироваться в разы, как мне не даст весь Байкальский край». То есть представьте…

Александр Денисов: Китайцы так молоко пьют?

Алексей Петропольский: Они обожают нашу молочную продукцию, считают ее экологически чистой.

Анастасия Сорокина: Саша, все время устаю напоминать: там 1 миллиард 300 миллионов человек.

Алексей Петропольский: Там приграничный город как Москва любой.

Анастасия Сорокина: Просто…

Алексей Петропольский: А что такое Омск? Это спящая деревня.

Александр Денисов: Как вы про Омск-то.

Анастасия Сорокина: Давайте выслушаем Санкт-Петербург, на связи у нас Александр. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Это Александр Михайлович вас беспокоит. Я первое что хочу сказать, что у нас в Петербурге неплохо развита, так сказать, система заказов в Интернете. Она и по качеству нас устраивает, и по ценам, и так далее. Но обсуждая сегодняшнюю тему, я хотел бы сказать о чем? Ведь обидно, если наш русский бизнес, малый или средний, как правильно говорит ваш эксперт, подсядет на АлиЭкспресс в виде оптового покупателя, понимаете? То есть самого производства не будет наших хороших, нужных товаров, а у нас очень приличные товары и потребительского такого порядка, и продовольственные, и так далее. Тем самым мы как-то можем импорт подсократить.

Но этот вопрос нужно обсудить, потому что стопорит наше законодательство, то есть наше правительство. Если бы такие вещи хорошие, которые вы обсуждаете, правильно нашли разрешение на уровне руководства двух стран, а мы же граничим с Китаем, тогда бы мы их опыт и плюс наши смекалку и умение реализовали бы в этом прекрасном виде, так сказать, торговли, реализации. Иначе мы просто перейдем, так сказать, в перекупку и использование китайских товаров. Китайцы тоже ждут наш товар, но нужно вот эти все преграды снимать при наших хороших партнерских отношениях. Вот это было бы здорово. А вам спасибо, молодец ваш эксперт, правильно все докладывает.

Александр Денисов: Спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Алексей Петропольский: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо, Александр Михайлович.

Алексей Петропольский: Вот здесь хочу добавить опять же. Китайские производители тоже далеко не дураки, у них есть две отдельные линии, для внутреннего…

Александр Денисов: О них никто так и не думал.

Алексей Петропольский: Для внутреннего потребления и для экспорта. На экспорт идет массовый товар, который просто штампуется, там нитки отовсюду вылетают, если это продукты питания, то они все с канцерогенами, с добавками. И то, что пользуется внутренним спросом, то, что потребитель там ближайший не будет покупать в случае, если это некачественное, потому что экспорт там идет 3 месяца, это все идет по предоплате, как правило, человек уже не отказывается от того, что ему пришло. А все, что рядом продается, – это нужно продавать высокого качества, иначе просто потребитель не будет брать. И то же самое, этот же путь пройдут и российские производители в случае, если на них обвалится рынок Китая или международный рынок и их товары будут востребованы за рубежом.

Александр Денисов: У меня как-то пугает ваша нацеленность именно на зарубежный рынок, а Россию вы в принципе не рассматриваете.

Анастасия Сорокина: Да, нас многие упрекают, что все про экспорт.

Александр Денисов: И купить тут не на что людям, и…

Алексей Петропольский: Ну а что делать? Вы думаете, почему у нас производственность труда стоит дешевле, чем в Китае? Потому что мы 5 лет деградируем, падаем, у нас уровень заработка падает, девальвация также продолжается, уровень потребления населения падает, заработков падает, а при этом налоги растут, при этом растет коммуналка, растет элементарная жизнь. Как мы можем потреблять что-то сверх того, что касается товаров первой необходимости и жилья? Ну никак. А вот этот сегмент маленький среднего класса практически незаметно; если в Москве его еще можно разглядеть, то в регионах либо… Вот просто элементарно вам скажу: ипотеку сейчас по России в 95% берут государственные служащие. Почему так происходит? Потому что только они чувствуют уверенность в завтрашнем дне.

Александр Денисов: Потому что они участвуют в перераспределении благ, как это называется по-научному в экономике.

Алексей Петропольский: А раньше, еще до 2014 года, эта пропорция составляла 50 на 50, то есть люди из бизнеса брали наравне с чиновниками. Более того, сами банки сейчас не заинтересованы в том, чтобы люди из бизнеса брали у него деньги, потому что неизвестно, что с этим бизнесом будет через год. Экономика становится прогосударственная.

Анастасия Сорокина: Еще один звонок из Санкт-Петербурга, дозвонилась Лариса. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Я из Санкт-Петербурга, работаю в отделе «Ивановский текстиль». Хочу что отметить? С нового года, как поднялись цены на все и вся, я имею в виду еще и кассовые аппараты, покупательская способность резко упала. Бывает, знаете, сидишь целый день, одна-две продажи. Мало того, если носки берут за 40 рублей, чек выходит полметра. Я вообще не знаю, мне жалко этих предпринимателей, я сама когда-то была в бизнесе, и слава богу, что я им не занимаюсь. У нас уже около 40 тысяч предприятий закрылось, закрываются, и никто уже в аренду не берет помещения даже за бесценок.

Хочу что еще отметить? Берут в основном, знаете, люди пожилого возраста, что-то еще там, но и то говорят: «Будем донашивать старое». А мамочки молодые, у которых по двое-трое детей, уже присматриваются, думают, уходят без покупок. Я не знаю, куда мы идем вообще.

Зачем эти кассовые аппараты? Малый бизнес и так работал честно и порядочно, это не те, которые там миллиарды имеют. Они всегда были… Вот я на примере своей хозяйки: это очень пунктуальный, честный и порядочный человек. От нее мы зависим тоже, потому что я на пенсии, но я продолжаю работать, мне 70 лет. И куда деваться нам всем? Все дорожает, это нереально вообще, НДС и все остальное. Слышу с вашей передачи, что еще будет выше, – ну я не знаю, куда еще выше-то? Даже не берут…

Александр Денисов: Лариса, такой вопрос. А у вас этой «Ивановский текстиль», вы что производите? Носки, как я понял?

Зритель: Вы знаете, мы не производим, она привозит товар прямо из Иваново, с фабрик, прямо с фабрик. Вы знаете, у нас даже есть уценка, я предлагаю людям с уценкой, и то думают и не покупают. Она уже за голову хватается, хоть закрывайся. Ну что делать нам всем, понимаете? И это не только в моем отделе, я работаю в большом торговом центре, покупателей намного меньше стало, люди стали задумываться. Спустишься вниз, в продовольственный, там да, то есть работают все только на живот, больше ничего, не хватает денег. Сын у меня, у него двое детей маленьких…

Александр Денисов: А как вы считаете, наш текстиль, вообще одежда, что там ивановские ваши партнеры производят, – это лучше китайского?

Зритель: Это хлопок. Вы знаете, с нового года, как нам сказали, они перешли уже на более дешевую ткань, то есть нам хлопка уже будет меньше, уже я смотрю, идет одежда с полиэстером, то есть люди все равно хотят хлопок больше. И по ценам, конечно, он стал намного дороже.

Александр Денисов: Но по качеству это лучше китайских аналогичных товаров?

Зритель: Ну вы знаете, да, конечно. Сейчас Китай я бы не стала ругать, потому что мы на нем, извините, мне 70 лет, мы на нем выросли, я их благодарю, говорю, что они нас накормили и одели, вещи у них все равно неплохие.

Александр Денисов: В Китае разного качества шьют, есть и хорошие, безусловно.

Зритель: Да. Если качество хорошее, почему нет? И многие… Мы покупаем, я сама ношу с удовольствием, и дети мои берут, все равно все китайское, как бы мы там все ни хотели. Тем более с Европой у нас сейчас никак. Поэтому, вы знаете, я не знаю, что с ценами, кассовые аппараты вот эти ввели, кассовая лента, я говорю, уже повторюсь, наверное, за 40 рублей берут носки, я вынуждена отбивать, полметра чек выходит. Вот сколько надо этой ленты купить, плюс еще обслуживание кассовых аппаратов… Они, кстати, недешевые, как мне сказала одна инспектор, она к нам заходила. Надо как-то, я не знаю… Мы же задушим этот малый бизнес, он и так у нас не процветает, уж скажем так прямо. Я сама из него ушла, думаю, слава богу, что я вовремя ушла, я бы не выдержала, это все на нервах…

Анастасия Сорокина: Спасибо вам за звонок, Лариса.

Александр Денисов: Спасибо.

Зритель: Вам спасибо.

Алексей Петропольский: Ну вот смотрите, 40 рублей пара носков, которая приехала из Ивановской области в Санкт-Петербург. В этой паре носков наценки сидит рубля 2–3, потому что минусуйте зарплату, аренду, налоги…

Анастасия Сорокина: …кассовый аппарат…

Алексей Петропольский: …кассовый аппарат, плюс нужно продать еще как-то суметь, сколько он будет лежать, этот товар, лежалый товар – это тоже деньги, потому что они заморожены в товаре. И вот в таких условиях мы еще пытаемся поднять какие-то налоги, ввести некое администрирование маркировки товара. Ведь маркировка товара, это на примере алкоголя, когда вторая касса еще появляется, которая считывает отдельно маркировку. Ну представьте, с носков один чек вылез, а потом еще с маркировкой другой вылез, дабы в казну каждый рубль был посчитан. Это, честно сказать, бред и идиотизм. И конечно, в Китае сейчас произвести носки, возможно, можно чуть дешевле, но в случае правильного расчета экспортных пошлин и возможности вывоза из России товаров, поверьте, Ивановская фабрика сможет вырасти кратно только путем попадания на какие-то внешние рынки.

Анастасия Сорокина: То есть для них как раз сейчас перспективно сотрудничать с АлиЭкспрессом?

Алексей Петропольский: Для них внутри России неперспективно, потому что, напомню, наши маркетплейсы гораздо более популярны особенно среди физических лиц, а вот иностранные компании, которые в АлиЭкспрессе просто есть целые отдельные офисы, которые рассчитывают некие маркетинговые стратегии по определенным группам товаров внутри АлиЭкспресса. Вот иностранные компании именно в опте очень заинтересованы в том, чтобы искать новые рынки, откуда можно забирать дешево товар.

Александр Денисов: То есть в нас заинтересованы?

Алексей Петропольский: В нас заинтересованы, потому что мы на сегодняшний момент страна, которая может быть альтернативой Китаю. Сейчас логистика налажена хорошо, фурой, или поездом, или самолетом можно вывезти любой товар, а с учетом наших зарплат, то же Иваново, там 200 долларов в среднем зарплата у человека, кто работает на производстве, с учетом себестоимости электроэнергии и даже налогов мы все время становимся выгоднее, чем любая другая страна.

Александр Денисов: И учитывая, что у нас все позакрывалось, возьми любой город, там…

Алексей Петропольский: Вопрос лишь в том, насколько захотят покупать из России. С учетом санкций, с учетом вообще в целом токсичности российского бизнеса на территории любых стран, вот это вопрос до сих пор открытый. Потому что сейчас россиянин даже открыть расчетный счет в банке за рубежом – это целая проблема, у нас уходит до полугода, года, чтобы объяснить банку, что ты не белая ворона, что эти деньги не ворованные, чтобы банк в дальнейшем, европейский банк или китайский банк, не получил каких-то санкционных ударов из-за одного маленького физического лица.

Александр Денисов: А вы говорите, у нас зарегулирован бизнес, там еще как…

Алексей Петропольский: Нет, он зарегулирован только по отношению к россиянам.

Анастасия Сорокина: В отношении россиян.

Алексей Петропольский: Если туда приедет даже человек, уж не знаю, с Украины, ему откроют, руками его встретят, овациями, что он приехал, что он открыл…

Александр Денисов: Человек приедет.

Алексей Петропольский: …что надо интегрироваться.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Обсуждали такую новую инициативу, которая появилась, скажем там, в уже знакомом АлиЭкспрессе, всегда, если что-то хочется найти быстро и недорого, это было такое большое подспорье. Ну вот очень многие сейчас, кстати говоря, пишут, что действительно проще становится купить в Интернете, и наверное, за этим как раз вот то самое будущее.

Александр Денисов: А вот вопросы еще приходят, Алексей, еще чуть-чуть у нас осталось, ответим. Нашим производителям какой опыт сможет передать вот эта онлайн-платформа? Чему их может научить? Может быть, подстроятся под рынок, поймут, на носки сделать упор тоже… Вот у нас пальто качественные раньше шили, в советские времена, сейчас его нигде не купишь, хорошее пальто, приходишь, вот эти компании даже западные шьют барахло, но за которое тебе придется отдать приличные деньги, а хорошего нет.

Алексей Петропольский: Китайцы научились одному, платформа китайская, научились они самому главному – делать дешево, много, довозить гарантированно быстро. Мы этому всему… Нам учиться даже не надо, у нас есть товары, которые мы готовы делать, у нас нет только масштабирования, поскольку не было сбыта. Этот сайт даст возможность наладить сбыт и масштабироваться по примеру наших китайских коллег, и вместе с этим будет расти и экономика, и малый бизнес, и средний бизнес. Надо только дать политическую волю.

Александр Денисов: Ну а китайцы чему нас могут научить все-таки?

Алексей Петропольский: Они могут приехать и поставить завод с более дешевой рабочей силой и наладить производство, собственно говоря, они это и делают на тех территориях, которые им отдают в аренду.

Александр Денисов: Но это не самый лучший путь, между прочим, нам привозят не самые лучшие заводы, где производят не самые лучшие машины.

Алексей Петропольский: Когда ты не можешь сам развивать свою территорию и население от этого страдает, не лучше уж, чтобы кто-то эту территорию развивал, пусть на каких-то арендных условиях, но при этом росло благосостояние страны и ее населения?

Александр Денисов: Ну кстати, вот Си Цзиньпин некоторых пугает, и вполне справедливо, он заявлял вот на экономическом форуме в Петербурге: «У нас есть люди, у вас есть свободные пространства». Социологов это вообще ужаснуло, вот такое заявление, они не скрывают.

Алексей Петропольский: Более того, у нас дешевая рабочая сила, которая совершенно не работает сейчас, в поисках того, как применить себя. У нас есть огромное количество региональных каких-то городков маленьких, в которых негде работать, которые можно развивать путем построения там заводских площадей под нужды рынков.

Александр Денисов: Спасибо большое, Алексей.

Анастасия Сорокина: Тему обсуждали с Алексеем Петропольским, предпринимателем, юристом, экспертом в сфере защиты интересов бизнеса. Спасибо, что были с нами.

Алексей Петропольский: Спасибо вам.

Анастасия Сорокина: Эфир подходит к концу. Наши коллеги в 18:00 продолжат обсуждать самые главные темы. А с вами сегодня были Александр Денисов и Анастасия Сорокина.

Александр Денисов: Пока.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски