Эксперты назвали регионы с самым грязным воздухом

Эксперты назвали регионы с самым грязным воздухом | Программы | ОТР

Кто должен отвечать за превышение выброса вредных веществ в атмосферу?

2020-08-26T12:44:00+03:00
Эксперты назвали регионы с самым грязным воздухом
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Сергей Шахматов
соавтор первого российского экологического мобильного приложения «ЭкоВизор», лидер красноярских «зеленых»
Ольга Максимова
руководитель испытательной лаборатории ООО «ЭКОСПЭЙС», внештатный эксперт Росприроднадзора

Дарья Шулик: Ну что же, наша первая тема в дневном «Отражении». Будем говорить об экологии, а точнее – об ее отсутствии в наших городах. Эксперты назвали регионы России с самым загрязненным воздухом. Кстати, Москва и Подмосковье покинули первую десятку. А вот лидер остался неизменным.

Петр Кузнецов: В эту «грязную» десятку в итоге вошли Красноярский край, Кемеровская область (они сейчас появляются на нашей карте), Ханты-Мансийский автономный округ, Свердловская область, Ямало-Ненецкий, Иркутская область, Башкортостан, Челябинская и Оренбургская области, а еще здесь есть Краснодарский край.

За прошлый год предприятия и транспорт выбросили в атмосферу более 20 миллионов тонн вредных веществ. В итоге получается, что в среднем на одного жителя приходится от 23 килограммов до 1,5 тонны – это в зависимости опять же от региона проживания. Представляете, какая нагрузка? И об этом предлагаем поговорить.

Дарья Шулик: Поговорим с нашим экспертом. А вы поделитесь, пожалуйста, с нами, как дышится в вашем регионе. Позвоните нам, расскажите свое мнение в нашем чате.

Петр Кузнецов: Сергей Шахматов – наш первый эксперт. Давайте поприветствуем его. Он соавтор первого российского экологического мобильного приложения «Эковизор» и исполнительный директор федеральной экологической платформы «Российские зеленые». Здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте, Сергей.

Сергей Шахматов: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Сергей, расскажите, пожалуйста. Мобильное приложение – что это такое и для чего оно? Как оно может нам помочь?

Сергей Шахматов: Ну, по большому счету, мы его задумывали как такой универсальный агрегатор мониторинговых сетей. И неважно, какие сети – государственные, производственные или частные. У нас даже есть общественные сети в нескольких городах. Эта система позволяла по методике западной при определении индекса универсального загрязнения атмосферного воздуха определять фактически уровень загрязнения воздуха в городах в режиме реального времени.

Петр Кузнецов: Вы таким образом составили карту загрязненности Красноярска отдельно. Расскажите, как она составляется. Что учитывается? И что составляет все-таки эту загрязненность? Какие источники основные и какие представляют наибольшую опасность для здоровья человека?

Сергей Шахматов: Конечно, мы начали с города Красноярска как с пилотного проекта. Сейчас в «Эковизоре» у нас около 50 городов. И мы каждую неделю выкатываем с федеральной платформы недельные и, соответственно, месячные, квартальные, годовые рейтинги качества воздуха, то есть уровня загрязнения атмосферного воздуха в приземном слое по почти 55 городам.

Конечно, мы базируемся в первую очередь на данных по универсальному загрязняющему веществу – мелкодисперсной пыли, которая признана самым опасным загрязняющим веществом Всемирной организацией здравоохранения и называется PM2,5. Соответственно, чем это опасно? Тем, что это вещество фактически в себе абсорбирует весь перечень, весь спектр газообразных загрязняющих веществ, начиная от обычных стандартных окислов углерода, диоксида азота и заканчивая опасными канцерогенами, такими как бензпирен.

Дарья Шулик: Сергей, в основном все-таки, когда составлялся этот рейтинг, я так понимаю, что в его топ, скажем, на верхние места попали те города, где крупные производства. Я имею в виду – и цветные металлы, и нефтехимическая продукция. А помимо предприятий (там же есть города, где не так много всех этих производств), что еще портит нам воздух, что мешает жить?

Сергей Шахматов: Вы абсолютно верно заметили, что данный рейтинг составлен только на основании инвентаризации стационарных источников – это промышленные предприятия. И, соответственно, отдельно автотранспорт. Но, к сожалению, не были учтены другие типы источников, которые во многих городах определяют уровень загрязнения достаточно весомо, даже еще больше, чем стационарные либо передвижные источники.

Например, мы постоянно в десятке самых грязных городов, особенно в отопительный сезон, наблюдаем города, которые не имеют никакой промышленности и с достаточно слаборазвитым транспортом. Ну, допустим, это город Улан-Удэ, это город Чита, это город Минусинск Красноярского края, где 80% вклада дают автономные источники теплоснабжения бизнеса либо частные источники – так называемое печное отопление. Именно по этому показателю, кстати, город Минусинск – сегодня фактически лидер в России по заболеваемости раком, исходя из уровня концентраций среднесуточных и среднемесячных бензпирена.

Петр Кузнецов: Скажите… Что касается замеров. Возьмем среднестатистический российский город со всеми промышленными предприятиями, с одним промышленным предприятиям и так далее, с трафиком. Разница есть какая-то между центром и, скажем, промзоной на окраине?

Сергей Шахматов: Ну, на самом деле, если города большие, миллионники, то, конечно же, есть отдельные локации, так скажем, концентрации загрязняющих веществ. Я уж не буду ударяться в подробности, по каким веществам. Неважно, да?

Петр Кузнецов: Ну да.

Сергей Шахматов: Есть места в городах, которые исторически чистые, на возвышенности, продуваемые. Естественно, это, наверное, самые благоприятные микрорайоны этих городов. Есть микрорайоны, которые исторически самые грязные, и они остаются грязными.

Петр Кузнецов: И еще у меня один вопрос. Если продолжать город так символически разбивать, то воздух в квартире в принципе тот же, что и на улице? Или как раз на улице остается все самое вредное?

Сергей Шахматов: Ну конечно, концентрации, которые в приземном слое находятся на улице, особенно у крупных источников или около автострад, где большой поток передвижных источников, или, допустим, около небольшого поселка с печным отоплением, то есть с концентрацией автономных источников теплоснабжения, особенно в отопительный сезон, – концентрации будут превышать в разы, чем внутри закрытого помещения.

Именно поэтому разработаны рекомендации Роспотребнадзора, которые позволяют определенными простыми действиями именно в такое время, когда повышенное загрязнение на улице, как раз оставаться дома, принимать определенные попытки, связанные с влажной уборкой, попытки, связанные с принятием душа. Есть конкретный перечень мероприятий, которые позволяют снижать, во-первых, это влияние извне в квартире. С другой стороны, если есть у людей в квартирах бризеры или любые другие очистительные установки, конечно же, они эти концентрации убирают – и людям легче намного.

Петр Кузнецов: Послушаем телезрителей?

Дарья Шулик: Да. К нам дозвонилась Марина из Самарской области. Марина, здравствуйте. Как у вас с воздухом?

Зритель: Здравствуйте. Как у нас с воздухом? В принципе, у нас неплохо, но бывает… Вот мы живем в Самарской области, Куйбышевский район. У нас здесь Куйбышевский НПЗ. И у нас бывает, что утром выходишь на улицу – оттуда сбрасывается какой-то неприятный запах. Там же то ли газ, то ли бензин, что-то такое неприятное.

А раньше жили в Красноярском крае, город Ачинск, мы 50 лет там прожили. Мы уехали оттуда. Просто невыносимо там дышать было, абсолютно невыносимо!

Дарья Шулик: А невыносимо почему?

Зритель: Ну, там у нас глиноземный комбинат. Прямо над городом дым стоял вообще, прямо завеса такая. Дышать было очень тяжело! Мы сейчас переехали в Самарскую область. Жители стали жаловаться, что плохой воздух, дышать тяжело. И нам поставили какую-то аппаратуру. Я не знаю, как правильно называется.

Петр Кузнецов: Подождите. Это где поставили какую-то аппаратуру?

Зритель: У нас район Волгарь, и поставили там какую-то систему, что она проверяет, какой воздух, ну, какая там зараженность.

Петр Кузнецов: Замеры делает, понятно.

Зритель: Не знаю, как это называется.

Петр Кузнецов: Это вам сказали, что ее поставили? Или вы физически видели?

Зритель: Да, нам поставили. В новостях передавали, говорили, что…

Петр Кузнецов: Показали ее?

Зритель: Да. Очень много концентратов всяких в воздухе находится. И наш губернатор Дмитрий Азаров уже распорядился, что надо наказывать людей, что такое происходит. Люди-то жалуются – дышать нечем, тяжело.

Петр Кузнецов: Да, спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо, Марина.

Петр Кузнецов: К Сергею Шахматову возвращаемся, к нашему эксперту. Сергей, а что еще сегодня можно сделать для очистки в городе? И что делается?

Сергей Шахматов: Ну, на самом деле у нас же есть еще и другие источники загрязнения. И никто не отменял вторичное загрязнение, никто не отменял опыление в городе, загрязнение от улично-дорожной сети, которую, как правило, не убирают во многих городах с той интенсивностью, допустим, как в Москве. По разным причинам – нет денег или нет возможностей, или просто лень.

И в этом смысле, конечно же, на передовую именно по экологии, именно по качеству атмосферного воздуха выходят местные мероприятия, связанные с уборкой, со снижением уровня опыления, с постоянным увлажнением улично-дорожной сети, с закрытием открытых участков грунта, с озеленением, с созданием более интенсивного каркаса зеленого через кустарниковую инфраструктуру, через непосредственно зеленые насаждения.

Петр Кузнецов: То есть никаких сложных комплексов не подразумевается, а просто физическая очистка. Сергей, скажите, пожалуйста, сильно ли мы отстаем от Европы по чистоте воздуха? Есть какие-то сравнения?

Сергей Шахматов: Ну, если мы сравниваем по универсальному международному индексу, то, конечно же, у нас кластер городов от 500 тысяч до миллиона в среднем в 1,5–2 раза грязнее, чем средний европейский город.

Петр Кузнецов: В 1,5–2 раза.

Сергей Шахматов: Конечно же, мы, может быть, в каком-то смысле чище, чем среднестатистический китайский город или индийский, но Европа совершенно точно далеко ушла в этом вопросе.

Дарья Шулик: Получается, что где больше людей, там и дышать тяжелее.

Петр Кузнецов: К сожалению, не только поэтому. Сергей, спасибо. Сергей Шахматов.

Дарья Шулик: Спасибо, Сергей.

Петр Кузнецов: Ольга Максимова с нами сейчас на связи – это руководитель испытательной лаборатории ООО «Экоспейс», внештатный эксперт Росприроднадзора. Ольга Александровна, здравствуйте.

Ольга Максимова: Добрый день.

Дарья Шулик: Здравствуйте. Ольга Александровна, вот скажите, пожалуйста… Мы только что говорили о предприятиях. Звонок у нас был в студию, что работает предприятие, дышать нечем. А кто-то же должен следить за тем количеством выбросов, которые совершает то или иное предприятие. Наверное, есть же какой-то регламент, не больше какого количества не могут выбрасывать этих самых нехороших веществ. Почему так происходит? И кто не усмотрел?

Ольга Максимова: Действительно, совершенно верно вы сказали, выбросы предприятий контролируются самым непосредственным образом. То есть перед тем как начать свою деятельность, каждое предприятие, в результате деятельности которого предполагается выброс загрязняющих веществ, оно защищает проект предельно допустимого выброса. То есть это в структурах Росприроднадзора, в федеральных службах происходит. И уже имея на руках этот документ, он может свою деятельность начать.

Контроль за соблюдением этих предельно допустимых выбросов осуществляет как само предприятие, то есть своими силами, экологической службой, и подает отчетность регулярную, а также, в общем, контролирующие органы, департаменты Росприроднадзора, местные власти это могут делать в результате какого-то своего мониторинга экологического.

Петр Кузнецов: Но, судя по новой карте загрязнений, как будто бы ситуация-то не улучшается. Ну, немножко города местами меняются, но, если мы возьмем в целом уровень загрязнения наших городов, он остается на прежнем уровне, если не ухудшается обстановка.

Ольга Максимова: Если вы имеете в виду последнюю информацию…

Петр Кузнецов: Да, с которой мы начали.

Ольга Максимова: На самом деле это может быть названо новостью только условно, потому что это традиционные, самые активные источники загрязняющих веществ в воздухе. Уральский федеральный округ, Сибирский – это больше 60% по России совокупно этих выбросов. Там сочетаются таким несчастным образом несколько условий.

Помимо высокой концентрации предприятий, самых активных загрязнителей атмосферы (то есть это энергетика, цветная и черная металлургия, нефтедобыча и нефтепереработка, угольная добыча), там накладываются на это природно-климатические особенности, то есть преобладание котловинного замкнутого рельефа, особенно для городов Кузбасса это характерно. Это антициклонная погода с небольшим количеством осадков. Плюс высокая плотность населения, урбанизированность. Сочетание этих факторов дает такую тяжелую обстановку, такие тяжелые условия жизни людей.

И конечно же, уровни решения этой проблемы есть разные. Что-то и людям советуют. Я думаю, уже тут сказали об этом. Это и системы очистки воздуха, это и индивидуальная защита, снижение опыления и так далее. Но необходимо работать, конечно, с источником. То есть это проблема управленческая.

Существуют уже разработанные системы экологического менеджмента. Это стандарты, которые могут вывести отрасли, тем более такие вредные отрасли, такие загрязняющие отрасли, на совершенно высокий уровень так называемого сознательного и устойчивого развития. И такие примеры есть.

Мы знаем, что крупнейшие корпорации, по крайней мере, это пытаются делать, то есть выходить на стандарт управления качеством и стандарт экологического менеджмента – что позволяет не только держать ситуацию на определенном уровне, но и улучшать ее. Конечно, это внедрение наилучших доступных технологий.

То есть эта работа в таком начальном состоянии, но она ведется. У нас эти справочники и компетентные люди, с которыми можно это обсуждать, они есть. Поэтому здесь вопрос в постановке задач и приоритетов.

Дарья Шулик: Ольга Александровна, к сожалению, не все же такие совестливые. Вы просто раньше говорили, немного ранее сказали о том, что предприятия сами должны следить за тем уровнем выбросов, которые они производят, они подают регулярно отчеты. Ну понятное дело, что отчет может быть один, а на деле происходит все совершенно по-другому.

А есть ли какой-то график у контролирующих органов, через сколько они должны, например, проверять то или иное предприятие? Что будет, если, например, предприятие проверили и выявили, что в отчете цифры одни, а на самом деле – совершенно другие? Вообще это чем-то грозит предприятию? Или это настолько небольшие штрафы или какие-то санкции, что в принципе эти отчеты можно постоянно подавать одни и те же, и ничего не будет дальше?

Ольга Максимова: Нет, в случае нарушений зафиксированных подключается природоохранная прокуратура. Причем проверка может быть инициирована как по ходатайству департамента Росприроднадзора, так и по ходатайству отдельных физических лиц. То есть можно самостоятельно своими силами жителям провести исследование, заказать экспертизу, анализ воздуха. Естественно, это требует подготовки определенной. Надо знать, какие вещества измерять, какие концентрации, источником которых являются предприятие. И если есть на руках протокол аккредитованной лаборатории, где есть налицо это превышение предельно допустимого выброса, превышение предельно допустимых концентраций в воздухе, то это основание для подачи искового заявления в суд.

Дарья Шулик: Спасибо, спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. Ольга Максимова и ее комментарий.

И комментарии наших телезрителей, несколько из них. Сообщение из Москвы: «В столице убрали троллейбусы, а вместо – очень затратные электробусы и простые автобусы. Власти не задумываются об экологии». Сообщение из Красноярского края: «В Красноярске угольные месторождения и ТЭЦ принадлежат одним собственникам, и они никогда не переведут отопление на газ». Омск пишет: «Омск – чемпион страны по отравлению населения ночными выбросами отравляющих веществ в воздух. А главное – виновных который год найти не могут».

Дарья Шулик: А с ним может поспорить Челябинск, пришло предложение: «Надо закрыть Челябинск для проживания». Видимо, настолько там плохо дышать, нечем.

Петр Кузнецов: Спрашивали мы вас на протяжении этой темы: в вашем регионе дышится легко? «Да» – ответили 33%, «нет» – 67%. Слушайте, я думал, ситуация хуже будет.

Поехали дальше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)