Экзамен во время эпидемии

Экзамен во время эпидемии
Пенсионеры на работе. Качество хлеба. Диспансеризация. Главные страхи россиян. Будущее российского автомобилестроения. Малый бизнес в России
Трудовая старость: каждый пятый россиянин после выхода на пенсию продолжает работать
Сергей Лесков: Информационные технологии сейчас - это направление главного удара для прогресса человечества
Выросло число россиян, желающих отрыть своё дело
Автомобили: сделано в России
Чего мы боимся?
Медосмотр с пользой, а не для галочки
Пенсионеры на работе
«Не хочу расслабляться». Почему учительница из Чебоксар, выйдя на пенсию, продолжает работать в школе. СЮЖЕТ
Детские игрушки опасны
Гости
Всеволод Луховицкий
сопредседатель Межрегионального профсоюза работников образования «Учитель»
Александр Милкус
обозреватель Издательского дома «Комсомольская правда», заведующий лабораторией НИУ ВШЭ

Ольга Арсланова: Началось! В России стартовал основной этап ЕГЭ. Накануне уже прошел первый пробный экзамен.

Петр Кузнецов: Правда, пока без выпускников, за партами были взрослые. Задача была – просто проверить все помещения и протестировать оборудование, чтобы исключить малейшую какую-то возможность злоупотреблений.

Ольга Арсланова: Ну и еще проследить за тем, чтобы выпускники ничем не заразились, когда экзамены уже пойдут в обычном формате. А 3 июля в классах появятся уже выпускники, которые будут сдавать географию, литературу и информатику.

Петр Кузнецов: То есть уже в эту пятницу, получается.

А еще раньше с нами на связи Александр Милкус, обозреватель издательского дома «Комсомольская правда», заведующий лабораторией Высшей школы экономики. Александр, Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Александр Милкус: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Были мнения, что надо было в этом году вообще без ЕГЭ или куда-то его совсем на осень отодвигать, не знаю. А кто-то говорит, что лучше вот так, в таком виде, с такими ограничениями, с возможными рисками, но проводить. Ваша позиция?

Александр Милкус: Ну, во-первых, у нас нет другого выхода, других вариантов, у нас нет сейчас другого механизма зачисления студентов в вузы, поэтому все разговоры о том, чтобы куда-то переносить, они не могут быть вообще восприняты серьезно.

Я не думаю, что есть какие-то серьезные риски. Как раз для того, чтобы их минимизировать, проходили пробные экзамены. Ну, я бы их называл не пробными, а репетицией экзаменов, когда все службы, кроме детей, кроме школьников, разбирались в том, как все устроено.

Я думаю, что все будет нормально, все будет соответствовать. У нас очень серьезные, я бы даже сказал, драконовские нормы Роспотребнадзора для проведения ЕГЭ. И думаю, что все пройдет нормально. Ну, другого варианта нет.

Петр Кузнецов: Да, это правда. Но давайте не будем исключать, что, возможно, будет больше конфликтных ситуаций. В связи с этим хочется понять, как у нас вообще оспариваются результаты ЕГЭ, в чью пользу выносятся решения.

Александр Милкус: Во-первых, я не очень понимаю, почему будет больше конфликтных ситуаций. Процедура отработана, она будет проводиться точно так же, как и в прошлые годы. Ну, разве что будут температуру мерять.

Петр Кузнецов: Элементарный пример: ребенок перенервничал, температура подскочила. Это не связано абсолютно никак ни с коронавирусом, ни даже с ОРВИ. И ребенка отстраняют.

Александр Милкус: Вот для этого, кстати, в этом году, в отличие от прошлого, есть вторая волна. Она будет в августе. И там ребята, которые перенервничают, у которых температура, которые были простужены, заболели, что-то в этом роде, в отличие от прошлых лет, когда пересдать можно было только в сентябре и только основные предметы, в этом году в августе, во вторую волну можно будет пересдать, если у тебя будет справка.

Петр Кузнецов: Все! То есть резервные дни для этого есть?

Александр Милкус: То есть тут везде, где возможно было подложить соломку для выпускников этого года, это сделали.

А процедура апелляции – она такая, как и в прошлые годы. Обращаешься в свою комиссию по проведению ЕГЭ в регионе и можешь что-то там оспаривать. Никаких проблем.

Петр Кузнецов: Понятно.

Ольга Арсланова: В этом году несколько месяцев будущие выпускники обучались по Zoom и готовились по Zoom тоже к ЕГЭ. Какими могут быть результаты? Будут ли они слабее, чем в предыдущие годы?

Александр Милкус: Кстати, еще одна, на мой взгляд, абсолютно неправильная информация некоторых «экспертов» от образования, что в этом году дети будут хуже подготовлены к сдаче ЕГЭ, чем в прошлом.

Ну, во-первых, мы знаем, что в последние годы одиннадцатый класс, давайте не будем кривить душой, в основном ребята занимались теми предметами, которые им нужны для поступления в вуз.

Ольга Арсланова: Ну, так всегда бывало.

Александр Милкус: Ну, они должны остальные предметы школьного цикла сдавать, но, в общем, конечно, упор был сделан на вот эти экзамены, на те предметы, которые им нужны. В этом году они получили фору – еще один месяц. То есть они бы сдавали в июне, а сейчас они сдают в июле. У них есть дополнительный месяц для того, чтобы подготовиться.

То, что они учились по Zoom или с помощью каких-то дистанционных технологий – честно говоря, для меня очень сомнительно. Я думаю, что занимались и с репетиторами, и со школьными учителями по тем предметам, которые им нужны опять же для сдачи, достаточно активно в разных форматах. Сейчас очень много ресурсов есть, кроме школьных, для того чтобы дети подготовились к экзаменам. И я знаю, что многие ребята использовали и «Российскую электронную школу», и другие ресурсы. Опять же спектр гораздо больше, чем просто занятие с учительницей. И это еще раз дает возможность ребятам лучше подготовиться к ЕГЭ.

Я думаю, что в этом году результаты будут лучше. А если мы берем еще усредненные результаты… В прошлом году, как и во все предыдущие годы, сдавали ЕГЭ все, кто выпускался из школы – даже те, кто не собирался поступать в вузы. В этом году мы смотрим, что те, кто не поступают в вузы, уже получили аттестаты и занимаются трудоустройством или поступлением в колледжи и так далее. То есть 90% ребята – это ребята, которые сдают и обязательные экзамены, и экзамены по выбору. То есть выборка будет гораздо более сильных… ну, не гораздо более, а сильных ребят. Вот надо это учитывать.

Результаты точно, на мой взгляд, будут выше. И на мой взгляд, проходной балл в ведущие вузы тоже, может быть, немножко подрастет. Хотя нужно учитывать, что в этом году еще 11 тысяч бюджетных мест вузы дополнительно получат.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо за информацию.

Петр Кузнецов: Мы об этом еще успеем поговорить. Александр Милкус, обозреватель издательского дома «Комсомольская правда», заведующий лабораторией Высшей школы экономики.

Всеволода Луховицкого приветствуем – это уже сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования «Учитель». Всеволод Владимирович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Всеволод Луховицкий: Добрый день.

Ольга Арсланова: Мы говорили о том, какая подготовка у выпускников в этом году. А что пришлось пережить учителям для того, чтобы выйти к ЕГЭ?

Всеволод Луховицкий: Вот здесь как раз все сложнее по сравнению с тем, что говорил предыдущий оратор. Я согласен, у детей особых проблем по сравнению с прошлым на этом ЕГЭ не должно быть. А вот проблем у учителей при работе на ЕГЭ будет не меньше, а может быть, и больше. И именно об этих проблемах я бы хотел сейчас прежде всего сказать.

Петр Кузнецов: Давайте.

Всеволод Луховицкий: Начнем с того, что сейчас, в этом году, не сдают дети после девятого класса ОГЭ. Это значит, что запланированные на сдачу и на подготовку, на оплату работы учителей на ОГЭ финансы в регионах есть. Более того, были даже рекомендации: эти самые финансы пустить на дополнительную поддержку, на дополнительную оплату работающих на ЕГЭ. Но мы не знаем пока и нет никаких доказательств, что это в самом деле будет сделано. А ведь работа в этом году на ЕГЭ будет гораздо тяжелее для учителей.

Во-первых, многие из учителей – люди немолодые. Даже если они не подходят под графу «65+», все равно им нужно быть в масках, в перчатках. И вы помните, что необходимо реально по семь часов находиться на участке.

Ольга Арсланова: Да, понятно.

Всеволод Луховицкий: В связи с этим были предложения – дать возможность учителям, по крайней мере, делать перерывы и заменять друг друга.

Петр Кузнецов: Смены.

Всеволод Луховицкий: Да, делать смену. Но до сих пор во всех нормативных актах, например, нет указания на то, что учитель имеет право выпить воды и что-то перекусить на этом отдыхе. А ведь всем учителям, работающим на ЕГЭ, грозит статья Кодекса об административных правонарушениях – статья 19.30, в которой сказано, что любое нарушение требований к проведению ЕГЭ наказывается штрафом: для граждан – в размере до 5 тысяч рублей, для должностных лиц – от 20 до 40 тысяч.

Петр Кузнецов: За каждое подобное нарушение?

Всеволод Луховицкий: Да. И проблема заключается в том, что в регионах, я знаю точно, никто не обращает внимания, что обычный учитель, который стал, например, организатором вне аудитории, не является должностным лицом. И его все равно могут оштрафовать до 40 тысяч, сказав: «Как это так, ты не должностное лицо? Ты подписал договор – значит, ты должностное лицо». Вот эта статья, которая висит над каждым учителем, – это очень тяжело психологически.

Петр Кузнецов: У нас просто времени совсем не остается. И это, судя по всему, на этом практическом, тестовом занятии отработано не было? С учениками понятно – здесь все меры, вся соломка подстелена, как предыдущий эксперт сказал. А вот с учителями большой вопрос.

Всеволод Луховицкий: С учителями очень большой вопрос.

Петр Кузнецов: Придется делать какие-то выводы и уже анализировать тогда, когда это произойдет.

Ольга Арсланова: Ждем вас в эфире.

Петр Кузнецов: 3 июля обсудим это. Спасибо. Всеволод Луховицкий.

О комарах успеем поговорить еще.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)