Электронные медсправки для водителей

Гости
Вячеслав Лысаков
член комитета ГД по государственному строительству и законодательству, председатель межрегиональной общественной организации автомобилистов «Свобода выбора»
Владимир Рабинков
руководитель рабочей группы по автобусам Российского союза туриндустрии (РСТ), директор транспортной компании

Дмитрий Лысков: Водительские медсправки станут электронными. О заболеваниях автомобилистов ГИБДД будет узнавать автоматически. И если с этими болезнями нельзя садиться за руль – прощай, права! Действие водительских удостоверений будет приостанавливаться до выяснения обстоятельств и дополнительных обследований.

Тамара Шорникова: Такой проект поправок в закон «О безопасности дорожного движения» разработали в МВД, согласовали с Минздравом. И сейчас он размещен для общественного обсуждения на Портале проектов нормативных актов.

Давайте на нашей площадке тоже запустим общественное обсуждение: как вы считаете, поможет или нет?

Дмитрий Лысков: Крайне интересно, действительно, мнение наших граждан.

Кстати говоря, любопытные цифры. Только за последние три года ГИБДД по причине выявления заболеваний, не совместимых с вождением автомобиля, аннулировало более 16 тысяч водительских удостоверений. И за это же время более чем 96 тысячам автомобилистов права были заменены в связи с выявлением заболеваний, допускающих вождение машины с ограничениями. Ну, правда, аннулирование происходило, конечно, в судебном порядке.

Тамара Шорникова: Подключаем к разговору экспертов. Владимир Рабинков, руководитель рабочей группы по автобусам Российского союза туриндустрии, директор транспортной компании. Здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Здравствуйте.

Владимир Рабинков: Добрый день.

Дмитрий Лысков: Ну и как вам инициатива? То есть роботы теперь будут автоматически следить за тем, можем ли мы управлять автомобилем?

Владимир Рабинков: Ну, здесь речь не о роботах.

Тамара Шорникова: Следить-то все-таки будут люди, Дима.

Владимир Рабинков: Как любая инициатива все последние годы, она вызывает большую настороженность и абсолютно ничего хорошего не сулит.

Дмитрий Лысков: Так-так, почему же?

Владимир Рабинков: Очевидно, очевидно, что она дает очень большие коррупционные возможности для тех, кто будет это дело…

Дмитрий Лысков: Так, подождите, подождите, подождите! Если я правильно понял, все-таки из Минздрава данные автоматически будут уходить в ГИБДД, там автоматически будет приостанавливаться действие прав, а потом человек пойдет в поликлинику – и там или подтвердится диагноз, или не подтвердится. Где здесь основа для коррупции?

Владимир Рабинков: Ну какое заболевание? Вот медик может такой диагноз поставить, а может другой. Например, атеросклероз препятствует или нет? Может ведь и инфаркт вызвать, и инсульт. Нельзя ездить с атеросклерозом? Диабет провоцирует.

То есть мы, во-первых, можем уйти в медицинские дебри. И кто проведет границу, что с этими заболеваниями можно, а с этими – нельзя? И у врача, конечно, будут все возможности поставить такой диагноз, чтобы водитель мог ездить.

Дмитрий Лысков: Ну, если я не ошибаюсь, все-таки есть…

Владимир Рабинков: Вы говорите «прийти». А что такое «прийти в ГИБДД»? Вы бывали, ходили в ГИБДД? Сколько это времени? Сколько усилий? Сколько нервов?

Дмитрий Лысков: Вы знаете, я думаю, что многие…

Владимир Рабинков: Он не согласен с этим. Он будет обращаться в суд. У нас у судов работы мало, да? Вот представляете, сколько в стране десятков и сотен тысяч, миллионов человеко-часов будет на эту проблему потрачено? А будет ли реальный эффект?

Вы уже цифры привели: 16 200 прав лишили за три с половиной года. Что это такое? Это вообще ноль. Это сотые доли процента от общего числа автолюбителей.

Дмитрий Лысков: Ну, это как раз по суду.

Владимир Рабинков: То есть проблемы нет, она надуманная. Это сотые доли процента. А аварийность у нас из-за чего происходит? Человек мог пьяным за руль сесть, он мог наркоманом быть. У него может что-то произойти внезапно, да? Как говорил Воланд: «Плохо, что у человека внезапна смерть». В этом проблема. И вот эти диагнозы помогут или нет? Конечно нет.

Тамара Шорникова: Владимир Анисимович, сейчас немного о процедуре. Все-таки это не космический аппарат, куда погружаться человек и оттуда автоматически данные будут утекать. Это также осмотр у специалистов. Они, соответственно, нажимают кнопку «Отправить ГИБДД» или не нажимают. По списку заболеваний – он ведь остается прежним? Есть утвержденный список, с какими заболеваниями человек не может управлять транспортным средством. Он, я так понимаю, пересмотру не подлежит?

Дмитрий Лысков: Это, конечно, старый анекдот про то, что водитель слепой, но хотелось бы все-таки не видеть подобных водителей на дорогах.

Тамара Шорникова: Но, с другой стороны, почему возникло обсуждение и уже несколько лет муссируется? Потому что выдали права на десять лет, а за это время ты ослеп, оглох, стал наркоманом и пьяницей…

Дмитрий Лысков: Как говорится, тьфу-тьфу-тьфу, не приведи, Господь! Не примерять на себя, но…

Тамара Шорникова: Система не знает, и ты по-прежнему за рулем. Как от этого уйти?

Владимир Рабинков: Ну, вообще положено раз в три года проходить медкомиссию. Для людей старшего возраста, может быть, чаще. Если он не прошел, но случилось ДТП, и будет по суду доказано, что из-за того, что он не прошел и мог бы предупредить это ДТП, то есть он должен был пройти медкомиссию, а он этого не сделал, то тогда могут быть какие-то возмещения убытков. То есть человека подтолкнуть к тому, чтобы он раз в три года проходил. Да он и сам заинтересован. Что, неужели человек хочет попасть в аварию или кого-то задавить, разбить свою машину?

Просто это надо делать добровольно, это надо поощрять и экономически подстегивать, но никак не запретительными мерами, а особенно через МВД. И получается некая презумпция виновности. То есть врачу показалось, что что-то не так. Вы же знаете, как у нас диагнозы ставят. Вот когда команда пришла, что не положено такое для статистики, – ну и не будет таких диагнозов. Наоборот, сказали: «Давайте, чтобы всем после прививок хорошо было», – ну и хорошо.

Дмитрий Лысков: Владимир Анисимович, спасибо огромное. У нас, мне подсказывают, звонок из Тульской области…

Тамара Шорникова: Поблагодарим сначала Владимира Рабинкова, руководителя рабочей группы по автобусам Российского союза туриндустрии, директора транспортной компании.

А звонок у нас…

Дмитрий Лысков: …из Тульской области, если я не ошибаюсь.

Тамара Шорникова: Василий, приветствуем.

Дмитрий Лысков: Василий, слушаем вас.

Зритель: Да-да, здравствуйте, добрый день.

Тамара Шорникова: Да, слушаем. Как вы относитесь к такой инициативе?

Зритель: Я? Как бы и положительно, и отрицательно. Я никогда не был водителем, у меня никогда не было и транспорта водительского. Я просто мое мнение скажу. У нас в России очень легко купить диагноз, чтобы получить инвалидность, и очень легко, мне кажется, устранить все это за деньги, потому что Россия есть Россия.

Тамара Шорникова: Вы имеете в виду – избавиться от диагноза ненужного, да?

Зритель: Да, я думаю, что в России можно все.

Тамара Шорникова: Хорошо, спасибо вам за ваше мнение. Давайте…

Дмитрий Лысков: Кстати говоря, у нас граждане-то действительно привыкли к тому, что можно все, и справку можно купить, и все что угодно можно сделать за деньги, поэтому, может быть, сейчас и будет возмущение вот этими новыми правилами, где все автоматически.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем Андрея из Санкт-Петербурга. Андрей?

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Вы «за» или «против»?

Зритель: Конечно, «против».

Тамара Шорникова: Почему?

Зритель: Потому что это очередное поле для финансовой деятельности нашего ГИБДД. Потому что будут еще больше денег брать за это, и все. Больше ничего у нас не получится другого. То есть как все было, на том уровне все и останется.

Дмитрий Лысков: Андрей, а скажите, пожалуйста… Ну, раньше ГИБДД стояли на каждом углу с полосатой палочкой, тормозили, и там все было понятно. Сейчас, по идее, денег-то они в руки брать права не имеют. Я понимаю, что всякие исключения возможны, но в целом вы согласны или нет, что коррупции в этой сфере стало значительно меньше?

Зритель: Нет. По-моему, ее стало еще больше.

Дмитрий Лысков: Еще больше?

Зритель: Да.

Дмитрий Лысков: У вас есть какие-то примеры, я не знаю, может быть, какие-то рассказы?

Зритель: Озвучивать это все, конечно, не хотелось бы. По моему даже не то что мнению, а…

Дмитрий Лысков: По ощущению?

Зритель: Да-да-да. Наоборот. Ну, в принципе, это ничего никак не повлияет. Только повлияет на то, что будут с людей еще больше денег брать, и все.

Тамара Шорникова: Да, понятно, хорошо. Спасибо вам за ваше мнение.

Мнение еще одного эксперта узнаем. Вячеслав Лысаков, член Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству, председатель межрегиональной общественной организации автомобилистов «Свобода выбора». Здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Вячеслав Иванович, здравствуйте.

Вячеслав Лысаков: Добрый день. Вы сильно в дебри ушли, к сожалению, уважаемые коллеги.

Дмитрий Лысков: Верните нас скорее к реальности.

Вячеслав Лысаков: Вернемся на свет. Хочу обратить ваше внимание на две крайне важные вещи. Первое – проблема существует. И второе, на что я хочу обратить внимание, – Минздрав категорически этого не видел и в течение не менее чем семи-восьми лет отказывался сотрудничать с МВД в этой сфере.

В прошлом созыве … Я могу напомнить или сказать тем, кто об этом не знает. Большинство вряд ли, наверное, об этом слышало. В прошлом созыве, где-то лет семь-восемь назад, Генеральная прокуратура выборочно в нескольких регионах проверила водительские удостоверения на предмет их соответствия нынешним требованиям закона, в том числе списку заболеваний, которые запрещают водителю управлять транспортным средством. Они обнаружили свыше 20 тысяч, кажется, 24 тысячи, свыше 20 тысяч водительских удостоверений или водителей, которые управляли транспортным средством вопреки тому, что страдали рядом заболеваний.

Дмитрий Лысков: Вячеслав Иванович, вот сразу уточнение. Вячеслав Иванович, о каких в данном случае проблемах идет речь? Потому что максимум, что я слышал по этому поводу, – это отсутствие очков, то есть проблемы по зрению. Это максимум.

Тамара Шорникова: Пометка на правах.

Дмитрий Лысков: Да.

Вячеслав Лысаков: Нет, послушайте, ну это большой список. Я вам могу сказать… Все-таки давайте немножко просто, чтобы у нас не перепрыгивать с первого на десятое. Водительские удостоверения этих водителей были решением судов дезавуированы, то есть признаны недействительными. Согласитесь, что 20 с лишним тысяч потенциальных убийц… А по-другому их назвать нельзя. Потому что человек может потерять сознание, например, за рулем, страдая эпилепсией. Вот эпилепсия.

Дмитрий Лысков: Я почему и спрашиваю. То есть не сгущаете ли вы краски?

Вячеслав Лысаков: Нет, не сгущаем. Ну вы представьте себе эпилептика за рулем. И они, к сожалению, попадаются. У человека начинается приступ, он теряет сознание, а автомобиль продолжает двигаться. А 2–2,5 тонны на любой скорости – 60, 80, 100 километров час – это снаряд, который сметает все на своем пути.

Ну о чем говорили предыдущие здесь выступающие? Глупость, по-другому назвать я не могу. Что это малый процент, что это ерунда, это сбор денег. О чем вы говорите, уважаемые коллеги? Люди, которые не имеют права по медицинским показаниям управлять транспортным средством – источником повышенной опасности.

Поэтому совершенно правильно была сделана эта выборочная проверка. А сейчас наконец-то, спустя несколько лет, Минздрав все-таки соизволил эту информацию передавать в МВД. До этого он этого не делал, ссылаясь на то, что это врачебная тайна. Так никто не собирается использовать эту тайну врачебную, опубличивать ее и так далее. Разговор о том, чтобы убрать с дорог людей, которые не имеют права управлять источником повышенной опасности. Вот и все.

Меня единственное смущает – автоматичность этой процедуры. Надо узнать детали того, что предлагают коллеги из МВД. Потому что одно дело – судебное решение, а другое дело – некая система, которая в автоматическом режиме примет решение. Потому что на сегодняшний день электронный документооборот, электронный диалог государства с гражданином еще недостаточно отлажен. Мы знаем ошибки, накладки. Мы знаем, когда судебные приставы взыскивают деньги с человека, с полного тезки – фамилия, имя и отчество совпадают с истинным должником, а деньги взыскивают с другого человека, который проживает в совершенно другом регионе даже.

Поэтому нам надо сначала обеспечить безукоризненную работу этого электронно-программного механизма, а потом уже в автоматическом режиме признавать водительское удостоверение, скажем так, недействительным. Но сама по себе идея и концепция абсолютно правильная.

Тамара Шорникова: Давайте вместе послушаем телефонный звонок, Сергей из Москвы к нам дозвонился. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Ну, мое мнение такое: передавать справки о состоянии здоровья в МВД – это идея хорошая, если она будет действительно отлажена и хорошо работать. Будет меньше «левых» справок. Но опять же должны быть медицинские учреждения, которые будут допущены до этого, не все подряд. Это нормально. Лишать водительских прав автоматически – это безумие. Дайте тогда мне право решать, платить за ЖКХ или не платить. Мы живем где – в государстве или в банде? Если в банде, то давайте делать то, что хочет каждый.

Дмитрий Лысков: Сергей, но нет ли в ваших словах противоречия? Ведь вы говорите, что передавать справки автоматически – это нормально, а вот автоматически приостанавливать действие водительских прав – это уже нехорошо. Ну хорошо, вот пришло в ГИБДД сообщение о том, что у водителя эпилепсия, как было сказано. Не следует ли автоматически приостановить в этом случае действие прав?

Зритель: Нет. Если справка…

Дмитрий Лысков: Похоже, у нас проблемы со связью. Сергей?

Зритель: Если в справке указано, что диагноз действительно очень такой серьезный, то автоматически… Приостанавливать – да, но лишать по решению суда.

Дмитрий Лысков: Речь идет о приостановке.

Тамара Шорникова: Речь о приостановке до выяснения обстоятельств, до конкретного обследования. Как раз об этом речь идет. Сергей, спасибо.

Дмитрий Лысков: Спасибо.

Тамара Шорникова: Вячеслав Иванович, знаете, какой у меня вопрос? Безусловно, опять-таки человек с эпилепсией за рулем – опасный водитель, никто не спорит. Но большинство резонансных аварий, о которых в том числе и мы рассказываем в эфире, – там, как правило, люди не с эпилепсией принимают участие и становятся виновниками. Это, как правило, алкоголики, в том числе известные, люди. В общем-то, то их право, желание приехать, пойти, встать на учет к наркологу или нет? Мне кажется, что вот основные виновники ДТП. И вряд ли их можно будет вот такими мерами как-то отследить, заблокировать им права и так далее.

Вячеслав Лысаков: Ну, вы не основных виновников назвали. Давайте я вам назову конкретные цифры статистики.

Тамара Шорникова: Давайте.

Вячеслав Лысаков: Причины ДТП из-за пьяных водителей составляет около 8%, 7–8%. Хотя у многих складывается впечатление, что это чуть ли не половина всех дорожно-транспортных происшествий. Еще раз подчеркиваю: около 8%. 6, 7, 8% – цифра не меняется. Мы понимаем, что последствия от таких ДТП – тяжелые. Гибнет, как правило, не один человек, а несколько. Все эти истории трагические мы слышали, знаем. Тем не менее цифры – упрямая вещь.

20% с небольшим причин ДТП – это состояние наших дорог: отсутствие освещенности, ухабы, выбоины, ямы и так далее. Тоже серьезный процент. В некоторых регионах эта цифра может быть и в два раза больше, более того.

Но в основном все-таки основная причина дорожно-транспортных происшествий, то есть две трети, практически 70% – это грубые нарушения правил дорожного движения водителями трезвыми, находящимися в твердой памяти и в нормальном уме, но которые рассчитывают на русское «авось». ПДД написаны кровью, это давно известно. Так вот, человек пытается объехать пробку по встречку, проскочить на красный сигнал светофора и так далее. То есть грубые нарушения правил дорожного движения.

Но какой процент в этой статистике составляют ДТП, которые произошли по причине…

Дмитрий Лысков: Вот вы у меня прямо с языка этот вопрос снимаете: а где же в этой статистике люди… Вы же сказали, что проблема реально есть, десятки тысяч аннулированных прав. А где в этой статистике люди, которые не могли бы водить автомобиль по медицинским показаниям?

Вячеслав Лысаков: Я такой статистики не знаю. Ну согласитесь, вряд ли нормально, когда за рулем сидит (давайте уж этот пример приводить до конца) человек, который либо страдал изначально эпилепсией и купил себе справку…

Тамара Шорникова: Да, поняли.

Вячеслав Лысаков: …либо получил травму после того, как был здоровым человеком, получил травму…

Тамара Шорникова: …и оказался за рулем. Спасибо, спасибо.

Дмитрий Лысков: Вячеслав Иванович, спасибо огромное.

Тамара Шорникова: После новостей поговорим об управляющих компаниях: кто руководит нашими домами?

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)