Электросамокат приравняют к мопеду

Гости
Владимир Соколов
председатель Межрегионального общественного движения за права пешеходов «Союз пешеходов»
Антон Шапарин
вице-президент Национального автомобильного союза

Оксана Галькевич: Ну, не совсем о самокатах. О СИМ-СИМ мы поговорим – о средствах индивидуальной мобильности, причем желательно с каким-нибудь электромоторчиком, с каким-нибудь прибором. Это почти все электросредства для передвижения по дорогам: электросамокаты, электровелосипеды. Вот смотрите, сейчас у нас в Правилах дорожного движения нет ничего на них, ни строчки не сказано. Но некоторые эксперты считают, что такая строка должна обязательно появиться, подраздел нашего ПДД. Общественная палата решила вынести это на обсуждение. Давайте, друзья, уважаемые зрители, развернем это, так скажем, на более широкий круг обсуждения, на более широкую аудиторию. Вот как думаете: нужно ли прописывать в законе статус этих средств, правила их передвижения, передвижения на них, какие-то санкции за нарушение правил дорожного движения? Они же нарушают, да, где-то по дорогам?

Петр Кузнецов: Ну, конечно. Если бы он хотя бы, когда из-за спины выезжает, в спину мне едет, кричал бы: «Сим-сим!», – я бы хотя бы был подготовлен, знаешь.

Оксана Галькевич: «Сим-сим, подвинься!», да?

Петр Кузнецов: Да-да-да. А то ты двигаешься уже после того, как он тебя задевает ручкой. Владимир Соколов, председатель Межрегионального общественного движения «Союз пешеходов». Со стороны пешеходов сначала поговорим. Владимир Сергеевич, так уже есть ощущение…

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: …что мешают больше они пешеходам. Передвигаются они не по дороге, а по тротуарам.

Владимир Соколов: Ну, не совсем так. Сейчас продолжается еще заседание Общественной палаты. Я вышел, чтобы предварительно вам рассказать…

Петр Кузнецов: Спасибо.

Владимир Соколов: …что я услышал. Итак, действительно, Общественная палата внесла существенные изменения в тот проект, который в свое время готовился Минтрансом и два года мы его обсуждали. Общественная палата взяла на себя ответственность за то, чтобы признать средства индивидуальной мобильности, в частности, электросамокаты с мощностью двигателя более 250 Вт, механическими транспортными средствами. А вот электросамокаты и другие средства мобильности с мощностью двигателя менее 250 Вт – просто транспортными средствами. Что это дает? Это повышает ответственность. Если человек управлял механическим транспортным средством и сбил кого-то, то он несет ответственность, потому что управлял средством повышенной опасности. И есть статья 279 в Гражданском кодексе, которая требует от этого человека компенсации полной ущерба, который он нанес. А до этого вот этого пункта не было. То же самое транспортное средство, ну, это как велосипед. Там, конечно, ответственность меньше. И тем не менее, она есть, в менее мощных средствах индивидуальной мобильности эта ответственность есть.

Петр Кузнецов: А поясните, пожалуйста, вот 250. Почему именно эта цифра? Это примерно что, чтобы мы на пальцах понимали? Я не совсем понимаю, что такое 250 Вт.

Оксана Галькевич: Скорость какую они развивают, да?

Владимир Соколов: Определение «мопед», вот как раз в Правилах дорожного движения, действующих правилах, приводит такую формулировку, что мопед – это двухколесное транспортное средство для передвижения, для перевозок пассажиров или грузов с мощностью двигателя (там в кубических сантиметрах) или же с электродвигателем мощностью от 250 Вт до 4 кВт. Т. е. это мы привязываемся к Правилам дорожного движения.

Петр Кузнецов: Это категория «М» уже?

Владимир Соколов: Да, именно. Категория «М». Можно управлять этими средствами индивидуальной мобильности такой мощности с любыми правами водительскими. Но, в сущности, это категория «М». И соответственно, ну человек, конечно, не будет предъявлять свое транспортное средство для техосмотра, не будет платить налога транспортного, но тем не менее, он отвечает по полной программе, если он пьяным встал на свой электросамокат и кого-то убил, то до 9 лет лишения свободы, а если он покинул место, то до 12 лет.

Оксана Галькевич: Владимир Сергеевич, а вот мы сейчас показываем, кстати, картинку, и там попадаются кадры, знаете, вот эти гироскутеры, на колесах сейчас люди ездят. Они тоже как-то будут отражены?

Владимир Соколов: Они подпадают под ограничения. Т. е., понимаете, для электросамокатов возможно движение по правому краю проезжей части. Если у человека есть права и вот он на мощном электросамокате едет. Если это на не мощном самокате, типа для детей, то дети имеют право движения по тротуарам. Но при условии, что максимальная скорость их будет равна скорости пешехода. Со скоростью пешеходов детям можно ездить по тротуарам. Что касается всех остальных, это, пожалуйста, в парках культуры, в рекреационных зонах. Но никогда ни в коем случае не там, где находятся пешеходы. Т. е. пешеходы должны себя чувствовать безопасно, особенно во дворах домов, на придворовых территориях.

Петр Кузнецов: Да. Вот пенсионер нам пишет из Омской области. Ждал я такого сообщения. «Ну, это в Москве электросамокатов тысячи. А в регионах их единицы». Действительно, сейчас вот то, что мы видим по картинке, это скорее явление такое столичное, чем общенациональное. Но, наверное, мы сейчас и пытаемся их причесать, чтобы они уже в каком-то упорядоченном виде пришли в регионы?

Владимир Соколов: Вы совершенно правы. Вообще проблема возникла в 2017 году, когда были первые пострадавшие. В прошлом году, вот представитель ГИБДД, который присутствует на совещании, рассказал, что в прошлом году погибло 6 человек. Я знаю, что в Крыму погибло 2 человека, в том числе девочка маленькая. К сожалению, это уже проблема, которая дошла до многих. И многие видели последствия возможные и вообще к чему приводит неурегулированное распространение этих транспортных средств индивидуальной мобильности. Поэтому закон нужен, это понятно. Но он должен защищать и во вторую очередь развивать новые виды транспорта.

Оксана Галькевич: Да.

Петр Кузнецов: Да, ну вот взялись все-таки, взялись, с очередной попытки. Надеемся, что доведут до ума.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: Владимир Соколов, председатель Межрегионального общественного движения «Союз пешеходов». А с нами сейчас Антон Шапарин, вице-президент Национального автомобильного союза. Здравствуйте, Антон Владимирович.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Антон Владимирович.

Антон Шапарин: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: С позиции пешеходов понятно. Позицию автомобилистов сформулируйте, пожалуйста.

Антон Шапарин: Для начала я немножко поправлю господина Соколова. К глубокому сожалению, Общественная палата не может внести никаких поправок, не может ничего предложить ровным счетом. Все решения будут приниматься в более высоком уровне структурами. А мы можем в Общественной палате только обсуждать. В который раз обсудили, пришли к выводу о том, что это нужно регулировать, в который раз. Но, собственно, пока что в нормативную базу ничего не внесено.

Оксана Галькевич: Нет, Общественная палата, конечно, не вносит ничего в нормативную базу, это понятно. Но обсуждение тоже дело важное, знаете, градус общественного мнения замерять нужно.

Антон Шапарин: Абсолютно.

Оксана Галькевич: Так?

Антон Шапарин: Во многом важна точность с формулировкой, потому что наши телезрители могут посчитать, что уже какие-то поправки внесены. Сейчас такие публикации появились.

Оксана Галькевич: Ваша позиция?

Петр Кузнецов: Так, хорошо. Антон, вы поправили. А теперь к вашей позиции.

Антон Шапарин: Позиция проста. Предельно проста. Во-первых, у нас в Правилах дорожного движения уже написано про мопеды. Необходимо эту формулировку доработать. Это можно сделать решением постановления правительства, и достаточно быстро и легко. Соответственно, мы убираем слово «на двух колесах», чтобы сюда попали и одноколесные транспортные средства. Я видел таких сумасшедших на дорогах общего пользования, которые несутся. Он считает, что если он надел шлем и подлокотники, то это как броня средневекового рыцаря, он выживет в столкновении с двухтонным автомобилем. Соответственно, мы должны убрать слово «двигатели внутреннего сгорания» из Правил дорожного движения, чтобы все, соответственно, транспортные средства, любые, с любым типом двигателя, с мощностью больше 250 Вт, этого вполне достаточно, попали в категорию мопедов. Соответственно, получаешь права, получаешь доступ к мопедам, получаешь доступ на дороги общего пользования. Все абсолютно логично.

Оксана Галькевич: Т. е. легкое редактирование уже существующим нормам, законам требуется, да? И все?

Антон Шапарин: Абсолютно. И это даже не законы…

Петр Кузнецов: А вот смотрите: «Мы вот все мощность вот этими киловаттами меряем. Вопрос не в мощности, – пишет наш телезритель из Москвы, – а именно в скорости движения». Вот я знаю, что во многих странах подобному электротранспорту запрещено вообще двигаться быстрее 20 км/ч. Поэтому некоторые производители изначально устанавливают в свои модели ограничители скорости, и такого не происходит. Но это сложно.

Антон Шапарин: А вы знаете, у нас такая развитая в стране инфраструктура обхода разных ограничений. Вот компания Huawei, например, пострадала от американских санкций, а мы два дня назад с партнером эти санкции обошли и установили весь софт, который ему нужен, несмотря на американские санкции. Здесь ровно то же самое. Люди столкнутся с ограничениями со стороны производителя, накатят другую прошивку, и оно будет ехать так, как люди хотят. Дроны, собственно, тоже ограничены были по высоте, да? Ставишь прошивку, и он у тебя поднимается на 3 км. Так что это все не проблема, это все обходится. Здесь необходима жесткая ответственность со стороны прежде всего органов власти. Нужен контроль за этим, и нужно контроль в том числе за продажей. Потому что мы должны понимать, кто конкретно покупает это транспортное средство и где он это использует. Потому что у нас, к глубокому сожалению, сотрудников полиции на дороге очень мало.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Кузнецов: Да. И покупают их те же, кто вейпы покупает. Это примерно такая категория у нас.

Оксана Галькевич: Ну, ладно. Разные, разные. Спасибо. Антон Шапарин, вице-президент Национального автомобильного союза. Друзья, мы с вами прощаемся буквально на 20 с небольшим минут. Дальше поговорим о качестве жизни (у нас рейтинг такой в стране хотят ввести), о международном напряжении (что-то как-то неспокойная обстановка в последнее время)…

Петр Кузнецов: О, да.

Оксана Галькевич: …и об аптеках. Вы знаете, падают продажи лекарств.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)