Елена Альшанская: Вся наша экономика зависит от товарообмена с зарубежом. Тогда и государство - иноагент?

Гости
Елена Альшанская
руководитель благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

Ольга Арсланова: Сейчас наша постоянная рубрика "Дежурный", которую, напомню, мы делаем совместно с нашей интернет-дирекцией. Каждый день на сайте ОТР появляется дежурный дня, который выкладывает те новости, которые лично его заинтересовали, которые он посчитал наиболее важными, интересными. И сегодня наш дежурный – Елена Альшанская, руководитель благотворительного фонда "Волонтеры в помощь детям". Здравствуйте.

Антон Алфимов: Какие новости у вас сегодня?

Елена Альшанская: Во-первых, я сразу же опять зову всех заходить на сайт otr-online.ru, потому что там их намного больше. А для эфира у меня две истории. Первая – такая печальная. В Подмосковье вторую неделю некоторые поселки, снт находятся без электричества. Учитывая, что сейчас зима, можно себе представить, в каком состоянии находятся люди, что реально происходит. 11 ноября в Подмосковье выпал ледяной дождь. Три дня шел ледяной дождь, в связи с чем произошло такое очень тяжелое обледенение деревьев. Лед на самом деле очень много весит. Под весом льда деревья начали обламываться и падать на линию электропередач и даже на дома. То есть это такая действительно природная катастрофа, к которой, видимо, были не очень готовы службы Подмосковья. И в результате сначала вообще 21 поселок был отключен от электричества.

На данный момент уже остался только Дмитровский район, в котором несколько снт и поселков остались без электричества. Это вчерашняя информация. Вчера еще с утра писали про 11. Но сегодня я попыталась найти информацию – в СМИ ее практически нет. Почему-то такой глобальной для Подмосковья катастрофы практически не заметили средства массовой информации. Информации мизер. Хотя люди пишут в своих блогах, пишут истории про то, как они обогреваются печками, как они ходят друг к другу греться, как они живут не только без электричества, но и без воды по несколько дней, потому что, естественно, во многих домах подача воды тоже связана с электричеством.

И то, что я нашла, на вчерашний день несколько сообщений в социальных сетях от жителей поселков Дмитровского района. Вот, например, деревня Жуковка, бывшая военная часть, снт Овражки, район деревни Теряево, откуда опять пишут люди, что хоть электричество им подключили, но снова отключили. И со вчерашнего дня они опять сидят без света и воды. Я крайне надеюсь, что эта ситуация… Почти 2 недели – это уже чересчур. Подмосковье, я думаю, все-таки должно оснащено… Хотя бы генераторы людям дать. И очень хочется привлечь внимание к этому федеральные средства массовой информации. Потому что неподготовленность к довольно простой ситуации (не тайфун, не стихийное бедствие серьезного уровня – всего лишь ледяной дождь) привел к такому коллапсу систем электроснабжения. А если вдруг что-то посерьезнее, справимся ли мы с этим – большой вопрос.

Вторая история у нас про то, что вчера появились новости о том, что до конца года состоится в Кремле встреча, совещание на тему поправок в закон об НКО-иностранных агентах. Это довольно скандальное законодательство. Оно было принято в 2012 году, уточнено в 2015 году. Но ситуацию это не улучшило. О чем идет речь? У нас появилась в законе об НКО такая поправка, что существуют некие НКО, выполняющие роль иностранных агентов. Понятно, какой образ всплывает в сознании каждого. Вот такие НКО-шпионы, которые работают не на благо родины, а на благо некого иностранного государства. В общем, некая логика в этом есть. Бывают действительно такие не только НКО. Это тоже нужно понимать, что в основном, конечно, лоббированием интересов иностранных государств во всем мире занимаются политики и коммерческие компании. У нас же в стране почему-то считается, что только общественные организации работают на этой шпионской ниве. Но в результате закон написан настолько широко, что не прослеживается никакой задачи действительно выявить те организации, которые вредят своей родине, работают на благо иностранных государств, а вместо этого он сформулирован следующим образом.

У организации должна быть хоть копейка денег от любого иностранного гражданина. Не обязательно правительство Норвегии, например, а просто гражданин Белоруссии если вам 100 рублей перевел и при этом у вас есть хоть какая-то публичная коммуникация с госорганами, например, вы учители в Общественном совете или написали письмо в департамент здравоохранения и об этом письме написали у себя в блоге, то вы уже шпион. То есть любая публичная коммуникация с властью для вас полностью закрыта. При этом, например, самое безумное в формулировке этого закона – там написано, что организация должна действовать в том числе в интересах иностранного государства.

Понятно, что если б вы действовали в интересах иностранного государства, то не очень хорошо. А именно, что это в числе прочих причин. Она может действовать в интересах своего государства, но не будет никаким агентом и шпионом, и просто совпадение двух случайных факторов, которые совпадают у каждой мало-мальски публичной организации.

Там еще самое смешное, что не только гражданин Белоруссии, но и, например (сейчас я зачитаю), российская организация, которая получала денежные средства и иное имущество из иностранных источников. Мы, естественно, не знаем, из каких источников получают средства обычно наши доноры. Поэтому это вообще пункт, который делает любую организацию потенциально иностранным агентом. Еще более глупое, как мне кажется, в этом то, что организация сама должна это про себя заявить. Она должна проанализировать источники своих пожертвований, сказать: "А, тут у меня компания, которая торгует машинами, наверняка же у нее есть какие-то иностранные деньги! Значит, я иностранный агент и заявляюсь об этом в Минюсте". А дальше после этого, помимо очень сложной отчетности, которая появляется в организации, она должна любую свою бумажку, свой сайт, любое свое сообщение маркировать штампиком, такой желтой звездой "иностранный агент".

Понимаете, например, вы пишите письмо организации, которая помогает каким-нибудь собачкам, вы пишите письмо в фирму с просьбой дать им корма и говорите: "Дайте, пожалуйста, корма для собачек. Мы иностранный агент". Понятно, что любая коммуникация такой организации с внешним миром практически заказана.

Но пока из информации о том, что же будут менять в законе, практически опять нигде нет никакой конкретики, никаких подробностей. Единственное, что говорится о том, что под угрозой оказались вузы. Потому что многие вузы, частные вузы, существуют в том числе на какие-то грантовые деньги, конкурсные истории из-за рубежа. И поэтому, конечно, потенциально все они иностранные агенты. Просто никто пока их не выявлял.

Антон Алфимов: Понятно.

Елена Альшанская: Вообще нужно понять, что у нас действительно вся экономика зависит от некого товарообмена за рубежом. Мы же экспортируем бесконечное количество продуктов, начиная с нефти. И понятно, что если с таким подходом, с каким выстроено законодательство, отнестись ко всему, то наше государство – иностранный агент в первую очередь, потому что оно получает финансирование из-за рубежа в этой формулировке.

Ольга Арсланова: Логичный вывод.

Антон Алфимов: Спасибо.

Елена Альшанская: И поэтому я надеюсь, что эту ситуацию изменят, доведут до какой-то более-менее человеческой логики.

Антон Алфимов: Спасибо. Это была Елена Альшанская, руководитель благотворительного фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам". Она поделилась теми новостями, которые заинтересовали ее лично. Это рубрика "Дежурный". 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты