• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Елена Комкова: Крупнейшие торговые сети очень серьезно работают над тем, чтобы цены на товары основного спроса и были фиксированными, и регулярно снижались

Елена Комкова: Крупнейшие торговые сети очень серьезно работают над тем, чтобы цены на товары основного спроса и были фиксированными, и регулярно снижались

Гости
Игорь Кох
доктор экономических наук, профессор Казанского федерального университета
Елена Комкова
эксперт потребительского рынка компании Retail Training Group

Рубрика «Реальные цифры»: еженедельные расходы на питание. Подводим итоги опроса зрителей ОТР. Мы проанализировали, какие суммы вы расходуете, на какие именно продукты, от чего пришлось отказаться из-за роста цен или сокращения доходов. Год назад «ОТРажение» проводило такое же исследование средних расходов на питание, сравним его с новыми данными. Наши гости: доктор экономических наук, профессор Казанского федерального университета Игорь Кох, эксперт потребительского рынка компании Retail Training Group Елена Комкова.

Александр Денисов: Сегодня мы подводим итоги нашего опроса. Всю неделю вы присылали нам сообщения, сколько тратите на продукты на одного человека за неделю. Вот я только что смотрел – сообщения продолжают приходить. Мы все подсчитали, проанализировали и сравнили с показателями прошлогоднего опроса.

Марина Калинина: И вот что получилось. По данным опроса, который мы проводили в прошлом году, в среднем каждый россиянин тратил в неделю 1 895 рублей на питание. В этом году эта сумма, к нашему удивлению, честно говоря, оказалась ниже – 1 880 рублей.

Александр Денисов: Дороже всего продукты обходятся на Чукотке – 8 тысяч рублей в неделю. В прошлом году там тратили на 3 тысячи меньше. Традиционно высокие расходы на питание в столице, много тратят на продукты в Республике Коми и на Камчатке. Вот сообщение с Камчатки: «В неделю – 4 тысячи рублей. И это только на продукты. Мы не шикуем, покупаем самое необходимое». Еще сообщение от жительницы из Мурманска, она инвалид второй группы: пенсия – 11 200, и из них она отдает 5 тысяч за коммунальные услуги, и столько же по ипотечному кредиту за комнату в коммуналке. Вот на питание остается всего тысяча с небольшим. Сообщение из Приморского края: «Мы нищие. Тысяча рублей в неделю на четырех человек». Не хватает денег на питание в Ростовской области, Карачаево-Черкессии, Башкортостане.

Марина Калинина: И еще официальные данные от Росстата: за первые восемь месяцев цены на продукты питания выросли в среднем на 1,5% Так вот, сейчас будем выяснять, говорят ли данные опроса, который проводили мы, о том, что люди стали еще больше экономить, или же о том, что люди стали…

Александр Денисов: Меньше получать.

Марина Калинина: …меньше получать доходов и отказывать себе, действительно, в тех продуктах, которые они покупали раньше.

У нас сегодня в гостях – Елена Вячеславовна Комкова, эксперт потребительского рынка компании Retail Training Group. Здравствуйте.

Елена Комкова: Здравствуйте.

Марина Калинина: Ну, давайте начнем с общих цифр, которые мы получили. Вот 1 895 рублей было в прошлом году, в этом – 1 880. Немного, но все-таки падение, несмотря на то что цены, даже по данным Росстата, на 1,5% выросли. Как это, с вашей точки зрения, объяснить?

Александр Денисов: Как прокомментируете?

Елена Комкова: Ну, изменился немножко состав собственно самой корзины. Если мы посмотрим, то нам рекомендуют кушать больше хлеба. Может быть, он дешевле, поэтому в общем составе…

Александр Денисов: А от чего отказались?

Елена Комкова: Ну, насколько я понимаю, меньше мяса, овощи, фрукты, рыба. То есть, в сравнении с советским периодом, нам рекомендуют меньше употреблять этого, этих продуктов для того, чтобы быть здоровыми и в форме.

Александр Денисов: Рекомендуют?

Марина Калинина: То есть меньше употреблять чего? Мяса и рыбы? А больше употреблять хлеба и макарон?

Елена Комкова: Да. Ну, видимо, это дешевле. Потом, в принципе, разнообразие, скажем так, хлебобулочных изделий сейчас достаточно большое, поэтому, может быть, нас таким образом пытаются научить более грамотно использовать продукты питания для своего разнообразия.

Александр Денисов: Но одним хлебом жив не будешь.

Елена Комкова: Вы знаете, смотря с чем его кушать. Знаете фильмы про картошку, когда из одной картошки можно сделать кучу разных блюд?

Марина Калинина: Нет, ну это понятно. Но тем не менее человек должен съедать в день определенное количество килокалорий для того, чтобы нормально функционировать, работать, жить и хорошо себя чувствовать – правильно? – растить детей и поднимать нашу экономику. Но если человек будет есть только хлеб и макароны в любом виде, то, в общем, ничем хорошим, на мой взгляд… Я не диетолог и не составляю рацион питания, но я так понимаю, что этого недостаточно, потому что витамины нужны, и фрукты, и овощи, и та же рыба, и мясо, и так далее.

Елена Комкова: Ну конечно. Мы говорим же о чем? О том, почему изменилась цена на потребительскую корзину, почему она уменьшилась. Вероятно, учитывая, что цены на многие продукты выросли, скорее всего, она изменилась, потому что в составе того, что мы кушаем, появилось больше тяжелых продуктов. Это если брать конкретно цифры.

Теперь мы говорим о том, как хорошо жить, качественно, быть здоровыми и богатыми при том, что у нас падают доходы и растут цены. Соответственно, здесь, наверное, нужно заниматься культурой потребления и смотреть, вообще что мы потребляем, где мы потребляем. Мы же не только дома потребляем. Сколько у нас остается, сколько мы выкидываем. И, соответственно, исходя из этого, уже у каждого человека стоят свои задачи какие-то – например, на тот же объем денег лучше кушать, более разнообразно, позволять себе выход в рестораны, ну, питаться где-то «на стороне», например, либо разнообразить непосредственно свою кухню с учетом тех продуктов, которые они могут позволить себе.

Марина Калинина: Вы работаете с крупными розничными сетями и, в общем, обучаете их в разных городах и в регионах, как себя вести в той или иной ситуации, как продвигать свою деятельность, и так далее. Что говорят они в ответ на ваши предложения? Работают они, не работают вот в данной ситуации? И как они изменяют свою политику ценовую, возможно, ассортимент продуктов для того, чтобы как-то…

Александр Денисов: Может быть, больше продуктов низкого ценового сегмента предоставляют?

Елена Комкова: Ну, к счастью, скажем так, та длительная работа, которую делают и розничные сети, и производители, все вместе, и ассоциации, которые сейчас в большом количестве работают на этом рынке, эта работа дает уже такие плодотворные плоды.

Действительно, во многих сетях… И вообще тот набор товаров, которые входят в потребительскую корзину, то, что называется KVI (key value indicator), то есть товары-индикаторы, по которым отслеживают и потребители цены в магазинах, и между собой магазины сравнивают цены на эти товары – естественно, это входит в основу конкурентного преимущества большого количества магазинов. Если мы берем те, которые представлены в большей части Российской Федерации, крупные сети, то они работают, конечно, очень серьезно над тем, чтобы цены на товары основного спроса и были фиксированы, и регулярно снижались.

Александр Денисов: Ну, стремительно растут сети именно низкого ценового сегмента по России. В каждой деревне сейчас (не будем называть компанию) можно встретить этот магазин, в каждой деревне буквально. Вот это объяснить чем можно? Что люди экономят, ходят за дешевыми продуктами?

Елена Комкова: Нет, просто это популярный формат, который уже достаточно быстро и хорошо развивается и пользуется спросом у покупателей. Поэтому где есть спрос, там есть и предложение.

Александр Денисов: Ну, именно ассортимент дешевых продуктов расширяется на полках?

Елена Комкова: Ну, уже такого нет сейчас. То есть все-таки есть, скажем так…

Александр Денисов: Мы возвращаемся к куриным окорочкам тем самым, как раньше было?

Елена Комкова: Нет, мы не возвращаемся к куриным окорочкам. Наоборот, каждая сеть либо каждый магазин в зависимости от того, с какой целевой аудиторией он работает, они уже думают, как на те же деньги, которые раньше тратили потребители, предоставить им сейчас больший выбор. Либо, например, те товары, которые они любят, премиум-сегмента, но в меньшем количестве, чтобы человек мог купить, у него не было остатка, он покушал.

Александр Денисов: Вопрос: о каком премиум-сегменте можно вести речь, если у нас, по результатам опроса, в неделю человек тратит 1 880 рублей? Где тут премиум?

Елена Комкова: Ну, давайте посмотрим, на что он тратит. Вот я смотрела видео не так давно, может быть, даже на вашем сайте, где пытались как раз купить на вот эту сумму продуктов на месяц, на неделю, причем исходили из разных…

Александр Денисов: Хлеб, молоко, яйца, картошка, бананы…

Елена Комкова: Это то, что входит в базовую, скажем так, корзину. Там у нас мясо, которое заменяется курицей либо чем-то, что идет в горячие блюда. Там нет ничего, связанного, скажем так, с вкусняшками. И поэтому когда люди говорят о том, что не хватает на еду, то это не значит, что у них соли нет или масла в холодильнике. Это значит, что они не могут позволить себе колбаски или какого-нибудь…

Александр Денисов: Вот это имеете в виду?

Елена Комкова: Ну, что-то такого, да, что порадовало бы.

Александр Денисов: У нас звонок, давайте послушаем.

Марина Калинина: Да, есть звонок из Омска. Владимир, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: День добрый! Вот вы говорите, что в среднем 1 800 на еду потребляют. Мы с женой потребляем в среднем 600 рублей в неделю, потому что пенсия у меня 6 700 рублей, и у нее не больше, поэтому выращиваем картошку, что-то в огороде и как-то запасаемся. В магазин практически покупаем хлеб, немножко яичек, чуть-чуть молочки. Вот и все. Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. Давайте еще Ирину из Астрахани послушаем, на что она тратит, и сколько у нее в неделю на продукты выходит. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Марина Калинина: Да, слушаем вас.

Зритель: Я вот хотела бы услышать. У женщины первые слова были – это картошка. Вот кто будет есть картошку каждый день, ну скажите?

Александр Денисов: Мы даже про хлеб еще говорили. Вы хлеб каждый день едите? Им можно наесться?

Зритель: Во-первых, какой хлеб делают? Это невыносимо! Во-первых, хлеб подорожал в Астрахани, мясо подорожало. 3 тысячи – пошли, ничего не купили. Мясо по 300 рублей с лишним стало. На 100 рублей почти подорожало мясо. Как инфляция не происходит? Она идет, идет и идет. У меня спасибо мужу, работает еще, а я на пенсии. А еще плюс квартира. Это на двоих просто купить поесть. Приходишь – сумки пустые, нечего выложить. Молоко и яйца – 70 рублей. Это смешно. Может, у кого-то хозяйство есть. У нас вот нет. Это просто издевательство! А у кого дети – я не представляю, как они живут, у кого маленькие зарплаты.

Марина Калинина: Ирина, а скажите, пожалуйста, сколько у вас получается в неделю? Какая сумма?

Зритель: Ну, например, я получаю пенсию – 10 200. Мы идем и сразу тратим, берем и закупаем на неделю: мясо, курица, что-нибудь еще, масло. Ну, самое такое необходимое, чтобы поесть.

Александр Денисов: А стараетесь сэкономить, чтобы купить мясо, например, по так называемому желтому ценнику, со скидкой? Вот бывают такие акции.

Зритель: А вы представляете, какое это мясо? Это мясо обмытое, промытое. Я думаю, что его держат в марганцовке, потому что оно непонятного цвета.

Александр Денисов: То есть берете все-таки дорогое, не экономите на этом, да?

Зритель: Ну, я беру на рынке. Я живу как бы один раз. Когда уже скоро умирать надо будет, может, и возьму.

Марина Калинина: Спасибо большое.

Александр Денисов: Спасибо. Еще звонок примем?

Марина Калинина: Один за другим звонки. Владимир из Таганрога. Здравствуйте, Владимир. Владимир?

Александр Денисов: Владимир?

Зритель: Да-да.

Александр Денисов: Добрый день.

Марина Калинина: Да, говорите, пожалуйста. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот вы в передаче говорили, что на 1,5% поднялись цены. А вот у нас в Таганроге окорочка были два месяца назад 98 рублей, а сейчас – 138. Вот как на 1,5%?

Марина Калинина: Ну, это данные Росстата, это официальные данные.

Александр Денисов: Средние.

Марина Калинина: Средние. Владимир, а скажите, пожалуйста, сколько вы тратите в неделю на продукты?

Зритель: Ну, примерно тысячу рублей на троих.

Александр Денисов: И что вы берете на эти деньги?

Марина Калинина: Что вы покупаете? Что удается купить на эту сумму?

Зритель: Хлеб, крупу, картошку, иногда окорочков, ну, мяса.

Марина Калинина: Вы как чувствуете? Вам этого хватает в плане еды, или вы не наедаетесь, ну, откровенно?

Александр Денисов: Может быть, еще что-то хотелось бы купить, но вы отказываетесь от продуктов определенных?

Зритель: Ну, хотелось бы рыбы взять. Но опять же в новостях показывали цены… вернее, добытую рыбу, сколько тысяч тонн, а цена не изменилась, ничего дешевле не стало.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. Это был Владимир из Таганрога.

Александр Денисов: Вот видите – окорочка как раз человек покупает. Я вчера был в магазине вечером. И я вспомнил – передо мной стояли покупатели, разбирали окорочка, и пенсионерка сказала: «Сейчас все купите, а мне ничего не останется, как обычно». Тоже окорочка они брали.

Елена Комкова: Ну, я не знаю. Мне кажется, что все-таки стоит в какую-то более позитивную плоскость перевести разговор, потому что, если мне память не изменяет, года с 2012-го сумма была приблизительно зафиксирована и собственно состав тех продуктов, по которым считается. Уже на протяжении шести лет мало что меняется.

Надо понимать, что действительно цена на многие продукты от многих факторов зависит – и от того, где это производится, от того, как далеко это нужно везти, от того, как долго это хранится, от того, на сколько ты покупаешь, и так далее. Поэтому мне кажется, что потребителям нужно, может быть, принять такую же схему, как работает торговля та же самая. Просто она более крупная, поэтому там в масштабах это все ощущается лучше. Сделать элементарный бюджет своих трат. И в тех тратах, которые любой потребитель делает, есть вещи, которые он может купить на год, на месяц, на три месяц, может разделить с кем-то эту покупку.

Александр Денисов: Ну, приведите пример, что можно купить на год.

Елена Комкова: Ну, ту же бытовую химию, те же крупы, тот же сахар, ту даже соль, тот же чай. Есть продукты, которые хранятся месяц, два, три, достаточно длительное количество времени. Есть ресурсы, сейчас много интернет-магазинов, где можно купить это в мелкооптовой упаковке, разделить это с соседями в конечном итоге. И тогда, если ты на протяжении года соль, сахар, крупы, чай, основные продукты будешь покупать на 10–15% дешевле, чем как это обычно бывает при мелкооптовых покупках…

Александр Денисов: А представляете, как это сложно? Это нужно договориться соседями. Еще интернет должен быть.

Елена Комкова: Ну, сейчас с такой скоростью все это развивается…

Александр Денисов: Учитывая, что пенсия 10 тысяч, интернет как-то…

Елена Комкова: Вы знаете, очень много на самом деле… Мы просто жители больших городов. Ну, может быть, это как бы дико звучит…

Александр Денисов: Да, мы рассуждаем как жители больших городов, совершенно верно.

Елена Комкова: А в городах небольших, где действительно с этим больше проблем… И люди, которые понимают, что у них и сегодня 4 тысячи, и завтра, и через полгода, то есть нет у них света в конце туннеля относительно дополнительного дохода, тогда нужно понимать, как теми деньгами и теми продуктами понятными, которые у тебя постоянно…

Александр Денисов: То есть выходить на мелкий опт? Понятно.

Елена Комкова: Экономить, да, и смотреть, сколько ты действительно тратишь основных вещей. И тогда надо смотреть, сколько у тебя остается уже на какие-то дополнительные, скажем так, вещи, связанные с радостями жизни.

Александр Денисов: А вы кого-то встречали, кто так делает? Теория хорошая, но на практике как?

Елена Комкова: Ну, очень много так живет людей, которые как раз относятся к той целевой аудитории, про которую мы с вами говорим.

Александр Денисов: Да вы что?

Елена Комкова: Которые 50% своего дохода тратят на продукты питания, кому не хватает. Речь не о том, что они голодные.

Александр Денисов: Нет, я имею в виду, что они покупают мелкооптовую партию, делят между собой, по интернету. Вы знаете таких людей?

Елена Комкова: Да, семьи, очень много в регионах. Они живут… Ну, то есть, может быть, это несколько семей, входящих, скажем так, в один клан – братья, сваты. Я не знаю, в начале месяца получают все пенсии, зарплаты, какие-то пособия, еще что-то, едут и покупают на месяц себе. Знают уже, где акции, где, соответственно, есть возможность купить. Это не мясо, которое сомнения в качестве может вызывать.

Александр Денисов: Сразу уже купить теленка и разрубить на всех.

Елена Комкова: Ну, если есть возможность заморозки – да. Кстати, очень многие сейчас, когда дешевые овощи и фрукты те же самые, морозят, покупают, замораживают и потом зимой употребляют.

Александр Денисов: Кстати, неплохой совет вы дали, вполне любопытный.

Марина Калинина: Ну что, давайте посмотрим небольшой сюжет. Наши корреспонденты в разных городах России спрашивали о том, сколько люди тратят на продукты, изменились ли их траты за последнее время. Было это просто на улицах, прохожие давали свои ответы. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Ну вот, посмотрели мы сейчас сюжеты наших корреспондентов из разных городов. Скажите, пожалуйста, что говорят розничные сети? Почему дорожают, скажем, хлеб, молоко, яйца? Я понимаю, что есть сезонность во фруктах, например, что осенью они дешевле, а в течение года, зимой и весной, соответственно, дороже. Но почему дорожают вот эти продукты? От чего это зависит? Тот же сахар, то же молоко, ну я не знаю, опять же хлеб, детское питание.

Елена Комкова: Ну, тут, наверное, надо спрашивать не сети, а в целом…

Марина Калинина: Это жадность ритейлеров? Или это… Что это тогда?

Елена Комкова: Ну, давайте смотреть. Ритейлеры – это последнее звено в цепочке после производителя и дистрибьютора. Поэтому в России за последние несколько лет произошли достаточно серьезные изменения, связанные, скажем так, с тем, что мы продаем, откуда мы это берем. Вы знаете, что большое количество импортных товаров заменено на российские.

Александр Денисов: Они дороже.

Марина Калинина: Ну, казалось бы, должны быть дешевле, это логично.

Елена Комкова: Их раньше просто не было. Понимаете, давайте вспомним, я не знаю, те же самые сыры 5–7 лет назад.

Марина Калинина: Мы об этом не раз говорили.

Александр Денисов: Они дороже зарубежных?

Елена Комкова: Раньше были зарубежные, раньше наших просто не было или их было мало.

Марина Калинина: Ну хорошо, сейчас есть наши. А почему они дорожают тогда в таком случае?

Елена Комкова: Сначала нужно было открыть производство, сначала нужно было произвести, изначально…

Александр Денисов: То есть высокие издержки?

Елена Комкова: Конечно. Потом вводится большое количество регламентирующих всевозможных законов, связанных с цифровыми технологиями, с тем, что сейчас вводятся всевозможные…

Александр Денисов: Вы имеете в виду кассовые аппараты и отчетность, да?

Елена Комкова: Ну, это для розницы в большей степени. А для производителей это система учета, чтобы контрафакта не было, чтобы так же, как на алкоголь, на табак, вот эти системы.

Александр Денисов: А какой контрафакт в хлебе, яйцах и молоке?

Елена Комкова: На свежие продукты – система «Меркурий». Где это производится. Гарантия безопасности и прохождения свежих продуктов.

Александр Денисов: Сходу у вас хотел спросить. Вот обратил внимание… Понятно, на Камчатке – там дорого завозить и так далее. Но там есть свои… Например, рыба – почему она у них дорожает, почему она у них дороже зачастую, чем в супермаркете в Москве? Я бываю в тех регионах. Казалось бы, Мурманск, Сахалин, Камчатка – там это все должно стоить копейки.

Елена Комкова: Ну, это так кажется.

Александр Денисов: Почему в сетях это стоит невероятно дорого, даже дороже, чем в Москве? Какая-то загадка!

Елена Комкова: Давайте еще раз возьмем цепочку. То, что Камчатка находится на побережье – это не значит, что там выходишь, и рыба у тебя сразу в сети и на прилавки. Поэтому вопрос – где находятся добытчики основного сырья?

Александр Денисов: Ну, они там, они там и вылавливают.

Марина Калинина: Они там и находятся.

Александр Денисов: Там же переработка.

Елена Комкова: Ну, я была на Камчатке, и я не видела там, честно, такого большого…

Марина Калинина: Там даже перевыволов.

Александр Денисов: Хорошо. Тогда какая цепочка? Там выловили. А дальше куда это все попадает? В Китай? На переработку?

Елена Комкова: Ну, я так понимаю, что у нас очень мало перерабатывающих заводов или тех компаний, которые это потом упаковывают. Потом это где-то должно храниться и в те же самые сети поставляться. То есть это достаточно длительная цепочка.

Александр Денисов: Хорошо. А сырая рыба, свежая? В Китае ее не нужно отправлять, чтобы потом в таком же виде закинуть на прилавок.

Елена Комкова: Ну, свежая в каком виде в Москву приходит?

Александр Денисов: Ну хорошо, замороженная.

Марина Калинина: А при чем здесь Москва? У нас же страна большая.

Александр Денисов: Мы имеем в виду Камчатку ту же самую. Вот выловили и тут же сгрузили.

Марина Калинина: На том же месте, где ее и добывают.

Александр Денисов: Или все равно цепочка какая-то есть?

Елена Комкова: Ну нет такого, конечно, что тут же выловили. Это же вылавливается в море. Это же какие-то суда, принадлежащие определенным компаниям. Это же не то что рыбак пошел, сеть закинул…

Александр Денисов: То ест рыба направляется в Москву, тут все это морозят, да?

Елена Комкова: Ну, вряд ли в Москву направляется и морозят, но, безусловно, логистику у нас можно найти…

Александр Денисов: Непродуманная?

Елена Комкова: Отчасти она сейчас перестраивается, но много где есть еще над чем работать, конечно.

Александр Денисов: То есть в этом и объяснение высоких цен?

Елена Комкова: С точки зрения географии, в логистике хранения, в потерях на всех этих этапах.

Александр Денисов: А вы мне объясните. Ведь бизнес должен быть заинтересован в меньших издержках. Ведь это же ваша профессия – посчитать так, чтобы как можно меньше затрат было.

Елена Комкова: Конечно. Поэтому сейчас…

Александр Денисов: Почему же тогда не просчитывают?

Елена Комкова: Нет, просчитывают.

Александр Денисов: Или они думают: «А они все равно купят. Мы им поставим по такой цене – куда им деваться-то?»

Елена Комкова: Ну нет конечно. Встану на защиту все-таки ритейлеров, учитывая, что в большей степени как бы это моя профессиональная область. Это главная задача ритейлера – получить самые хорошие цены для своих покупателей, потому что мы уже выяснили, что это последнее звено. И вы спрашиваете «Почему дорожает?» всегда у ритейлера. Поэтому все, что они делают… Это одна из самых технологичных отраслей для того, чтобы действительно до потребителя доходил товар с минимальной, скажем так, ценой продажной.

Но цепочка настолько длинная, настолько страна наша большая, настолько много участников всего этого процесса, кто вылавливает, кто, условно, чистит, кто морозит, кто упаковывает, кто перевозит, кто хранит. Объемы колоссальные, если мы говорим про большие сети. То есть это достаточно большая система. Чтобы она работала, и работала эффективно, ее нужно настроить. Сейчас она, учитывая опять-таки, что произошли существенные изменения вообще этих товарных потоков…

Александр Денисов: Сейчас она не настроена?

Елена Комкова: Она перестраивается, потому что все больше открывается производств, перерабатывающих цехов и всего остального ближе к конечному потребителю. Те же самые сети открывают свои перерабатывающие склады, хранительные, распределительные центры для того, чтобы приближать товар к покупателю, тем самым сокращая затраты в процессе его транспортировки и хранения, тем самым давая покупателю более низкую цену на более качественный товар.

Александр Денисов: Давайте быстрее приближать.

Марина Калинина: Смотрите. Мы говорим о том, что цепочка очень длинная. Но она была длинная и год назад, и в этом году. Где тот момент, когда цена начинает расти? С чего вдруг подорожал в том же Ростове на 10 рублей?

Елена Комкова: Ну, тут сложно сказать…

Марина Калинина: Она за год вряд ли изменилась, туда вряд ли подключилось еще какое-то звено, чтобы оно еще эти 10 рублей с буханки хлеба себе забирало. То есть с чего вдруг?

Елена Комкова: Ну, я думаю, что все-таки цепочки существенно меняются. Подключается, во-первых, большое количество…

Марина Калинина: Они меняются в количестве звеньев с точки зрения увеличения? Или они меняются в количестве звеньев с точки зрения уменьшения? В интересах опять же ритейлеров это, то есть сократить количество посредников между начальным, добычей то же рыбы, и конечным покупателем. Правильно?

Елена Комкова: Да.

Марина Калинина: Ведь ритейлеры тоже в этом заинтересованы.

Елена Комкова: Абсолютно верно.

Марина Калинина: Значит, они должны сокращать количество посредников. А получается, что они не сокращаются, и аппетиты их еще больше растут, и товары все равно продолжают дорожать.

Елена Комкова: Нет, они сокращаются. Просто если раньше, например, схема была, если товар шел из-за границы, то была одна схема, там были одни компании, которые там покупают, транспортируют и здесь уже поставляют на склад ритейлеру или по магазинам, то сейчас, учитывая, что идет перестройка и все больше товаров производится либо перерабатывается на территории Российской Федерации, то, естественно, появляются… Это не новая ячейка, а это новое предприятие, которое должно выстроить, безусловно, свою связь либо с производителем, либо с ритейлером.

Марина Калинина: Давайте послушаем Алену из Самарской области. Я не знаю, ждет ли она еще. Алена, здравствуйте, если вы с нами.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, слушаем вас.

Зритель: Алло. Здравствуйте. Смотрите, говорят про то, что люди могут потратить полторы тысячи в неделю. У нас в семье четверо, двое маленьких детей, три года и год, работает один супруг. И просто полторы тысячи в неделю – это как-то сказочно звучит. Мы тратим от трех до четырех. Это с учетом того, что нужно детям говядину, как сами понимаете, это жизненно необходимый продукт, мясо, молоко. Я уже не говорю про детское питание. А если учитывать еще и детское питание, то доходит и до 5 тысяч, потому что дети кушают по три раза стабильно. А между промежутками нужно что-то перекусить им. И все очень дорого. И когда наше государство ставит прожиточный минимум на человека 10 500, то это просто сказочно. А как живут пенсионеры наши – я просто не могу представить.

Александр Денисов: Скажите, а на детей бесплатное питание не выдают на молочных кухнях у вас? Этого нет?

Зритель: Нет-нет-нет, такого нет, по крайней мере в Самарской области, я не слышала. Мы ничего не получаем на детей. Муж работает один. По уходу за ребенком до полутора лет платят мне не так много, могу вам сказать, поэтому бабушки и дедушки, родители помогают. А без родителей, мне кажется, было бы очень тяжело, и дети бы в какой-то степени недоедали. Причем овощи и фрукты в зимний и осенний периоды, если они на дачах уже закончились, то детям покупаем по возможности.

Марина Калинина: Алена, ну детям, понятно, вы покупаете. А в чем вы себе отказываете? За последнее время как изменилась ваша продуктовая корзина? Чего вы себе уже не позволяете покупать?

Зритель: Ну смотрите. Мы не можем позволять себе лишнего в плане мяса. То есть свинина и говядина, по крайней мере для нас двоих взрослых, это редкий деликатес, так скажем, потому что в основном это готовится детям. Я не спорю, пока готовишь, можно будет попробовать на соль и перец, но в основном употребляют дети. Да, конечно, они не съедают 10 килограмм за месяц, но тем не менее мясо в среднем стоит около 300–350, поэтому много не покушаешь, так скажем. Сами мы употребляем с мужем курицу. Рыба сейчас тоже стала очень дорогой. Тот же самый минтай стоит 220 рублей.

Александр Денисов: Алена, вот такой вопрос. Наша гостья Елена предлагала такой вариант: вместе с соседями сбрасываться, заказывать мелкооптовую партию, ну не знаю, мяса, крупы, какой-то бытовой химии по интернету, а потом это делить между собой. Как вы думаете, это жизненная идея?

Марина Калинина: Это выход из такой ситуации непростой?

Зритель: Вы знаете, это интересная система. Возможно, попробовать, может, и стоит, но не каждый на это согласится, потому что у одних пенсия одна, у других – другая. Это нужно за кого-то заложить. Там же определенные числа, определенное время. И соседи все пенсионеры. Я думаю, мало кто согласится. В наше время все боятся того, что обманут. Нет, это как-то… С моей точки зрения, я считаю, это нежизненно как-то, чтобы с кем-то складываться и что-то попробовать.

Марина Калинина: Спасибо большое. Это была Алена из Самарской области. И есть у нас еще Людмила из Кургана. Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте. Я из Кургана. У меня такой вопрос к Елене. Вот странно она говорит, что надо экономить, экономить и экономить. Вы знаете, у меня муж получает 8 тысяч, я получаю 8 тысяч. Я воспитываю ребенка, она учится у меня в университете. Это все на наших как бы плечах. Ну, за неделю если 300–400 можем себе позволить на что-то, купить молочку… О мясе мы не говорим, мясо мы очень редко берем. Дорога много выходит у нас, химия. Ну нереально… А о рыбе и говорить нечего.

Выписывать по интернету – это даже я не знаю… Я бы никогда не рискнула выписывать по интернету какие-то вещи себе, не глядя. Это как кота в мешке берешь. Да еще и кого-то из соседей подговаривать? Это нереально, это нереально. У нас в Кургане такие цены, как будто в Москве. Поэтому нам, курганцам, выживать очень тяжело, зарплата маленькая, пенсии 8 тысяч муж получает, я тоже. И как прожить? Это вопрос.

Марина Калинина: Да, спасибо большое. Вот, кстати, о логистике передвижения товаров, из Амурской области сообщение: «В Амурской области белгородская курица дешевле местной, амурской». Как такое может быть? Я ума не приложу.

У нас есть на связи сейчас Игорь Анатольевич Кох, доктор экономических наук, профессор Казанского федерального университета. Здравствуйте.

Игорь Кох: Здравствуйте.

Марина Калинина: Присоединяйтесь к нашей беседе. Говорим мы о цене на продукты для потребительской корзины, на которые люди тратят в неделю. Кто – 500 рублей на человека, кто – 2 тысячи, 3 тысячи. В общем, люди себе во многом отказывают. Какая у вас ситуация в регионе? И как вы на все это смотрите, с точки зрения экономиста?

Игорь Кох: Ну, если говорить о ситуации в регионе, то по официальному установленному прожиточному минимуму наш регион, скорее, относится к относительно дешевым. У нас установленный прожиточный минимум в среднем на человека составляет 8 800 рублей. Это, скажем так, в нижней части, далеко в нижней части списка регионов, в том числе и по сравнению с соседними регионами России. Это объясняется тем, что Татарстан является сельскохозяйственным регионом, и в значительной части мы сами себя обеспечиваем продуктами питания. Соответственно, и цены держатся более или менее умеренные. И зарплаты в республике не слишком высокие, по сравнению с Россией в целом и другими регионами, поэтому, конечно же, проблема выживания людей с низкими доходами здесь так же остро стоит, как и в других местах.

Александр Денисов: Игорь Анатольевич, вот все, практически все зрители, которые звонили нам и которых мы в сюжете показывали, они жалуются, что очень дорогая рыба. В России полно рек, морей, мы много рыбы вылавливаем. Вот почему люди не могут себе позволить этот продукт?

Игорь Кох: Ну, трудно сказать, я не являюсь специалистом конкретно в рыбной отрасли. Но на самом деле, действительно, есть такая проблема. Видимо, это связано с логистикой, с транспортом и, кроме того, с хранением, потому что рыба – такой товар, который нужно не просто довезти, но еще и довезти в соответствующих условиях, чтобы сохранить. Это дорого. Конечно, везти рыбу с Дальнего Востока или с Севера, с Белого моря, с Баренцева моря, скажем, в Казань либо даже в Москву – это достаточно дорогое удовольствие.

Александр Денисов: Так оно дорогое удовольствие и там же, на месте, что на самое интересное, в тех же регионах добывающих тоже дорогое удовольствие.

Игорь Кох: Да. Ну, с моей точки зрения, она должна быть там, где ее добывают, все-таки дешевле, но, по всей видимости, так не получается. К сожалению, слишком дешевое продовольствие у нас не существует нигде – ни в отношении рыбы, ни в отношении мяса, ни в отношении каких-то других продуктов.

Марина Калинина: Ну а с чем вы это связываете, что продукты, которые производятся даже на территории нашей страны – тот же хлеб, как мы уже говорили, тот же сахар, – постоянно дорожают, причем не на полпроцента, а так серьезно дорожают? Яйца, молоко.

Игорь Кох: Ну, во-первых, расходы на производство постоянно растут. Это связано и с удорожанием топлива, и с удорожанием той же рабочей силы, потому что зарплаты тоже растут, и отчасти связано с удорожанием различной техники, в том числе и сельскохозяйственной техники. Мы все знаем, что большая часть, ну, по крайней мере, значительная часть сельскохозяйственной техники, оборудование для переработки сельхозпродукции – импортное. И за них приходится платить валютой. Соответственно, рост курса валюты в последние годы очень сильно ударил по тем предприятиям, которые используют зарубежного производства оборудование и комплектующие, материалы для производства здесь, внутри страны.

Кроме того, на цены, на уровень цен базовых сельхозпродуктов – зерна, сахара, мяса – довольно сильно влияют мировые цены. В период, когда мировые цены растут, становится выгодно продовольствие экспортировать, то есть вывозить из страны – что, естественно, оголяет отчасти внутренний рынок и способствует росту цен на соответствующие товары на внутреннем рынке.

Александр Денисов: Что, кстати, парадокс. Потому что мы каждый год ставим очередной рекорд по зерну, сравниваем все это с советским периодом, разница какая-то оглушительная – в два, в три раза! При этом у нас галопируют цены на хлеб. Тоже странная какая-то закономерность: зерна больше, а цены тоже выше.

Игорь Кох: Ха, так зерна больше внутри страны, а в мире его больше не становится. То есть если есть избыток зерна на внутреннем рынке, то его просто вывозят из страны. Соответственно, внутри здесь не происходит перепроизводства или затоваривания, которое могло бы привести к снижению цен.

Марина Калинина: Понятно, спасибо вам большое. Это был Игорь Кох, доктор экономических наук, профессор Казанского федерального университета.

Ну, еще очень кратко, может быть, успеем один звонок – это Татьяна из Москвы. Татьяна, здравствуйте. У вас буквально полминутки.

Зритель: Добрый день. У меня многодетная семья – я, муж и трое детей. На иждивении еще пожилые родители. Нам не хватает тоже на питание. И качество продуктов, хлебобулочных изделий оставляет желать лучшего. Хотя мы из Москвы, но питаемся в магазинах здорового питания. Колбасы мы вообще не покупаем. Соответственно, рыба для нас – тоже дорогое удовольствие. Мы тратим больше 5 тысяч рублей на семью в неделю на продукты питания.

Марина Калинина: Спасибо вам большое.

Александр Денисов: Вот эксперт только что говорил про вывоз зерна. Может быть, сделать ограничения? Я был на одном заводе в Тюменской области, там хозяин мне жаловался, что не может вывозить всю свою продукцию в Китай, потому что там юань, это выгодно, а что он должен продавать все здесь, свою колбасу, мясо и так далее. То есть он хотел бы это поставлять, но есть некие ограничения для него. Почему бы с зерном то же самое не сделать? И тогда бы цены не ползли так вверх постоянно.

Елена Комкова: Ну, я не знаю, это, конечно, надо к нашим большим «решалам» такие вопросы относить, наверное. Мне кажется, все-таки корень решения проблемы лежит непосредственно в домохозяйствах. То есть те люди, которые испытывают сейчас (ну, наверное, не только сейчас, а вообще в своей жизни) проблемы, связанные с тем, что они питаются не так, как хотелось бы, нужно смотреть на то, чем они питаются, как и сколько, какое у них потребление и сколько у них пропадает еды после. Посмотрите, короче, в свое…

Александр Денисов: Мусорное ведро?

Елена Комкова: В мусорное ведро.

Александр Денисов: То есть вы имеете в виду: «Ваши проблемы – сами и решайте»?

Елена Комкова: Я читала недавно книжку, и там как раз… До 30% мы можем сэкономить…

Александр Денисов: Книжка зарубежная, естественно?

Елена Комкова: Нет, наша как раз.

Александр Денисов: Наша?

Елена Комкова: Наша. Тоже как раз про потребительскую корзину, про рациональное питание. И там как раз указана цифра: если бы мы полностью потребляли все те продукты, которые приобретаем, включая хлеб…

Александр Денисов: А что, мы выкидываем?

Марина Калинина: Ну, я не думаю, что, честно говоря, люди, которые покупают продуктов на 800 рублей в неделю, что они что-то выкидывают.

Александр Денисов: Что у них есть что-то выкинуть, да.

Елена Комкова: Ну, пусть заглянут в свои мусорные пакеты и посмотрят.

Марина Калинина: Ну хорошо. Спасибо вам большое. Наше время, к сожалению, истекло для обсуждения этой темы. У нас в студии была Елена Комкова, эксперт потребительского рынка компании Retail Training Group.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты