• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Елена Николаева и Игорь Леоненко - о том, как повысить эффективность ЖКХ в условиях постоянного роста тарифов

Елена Николаева и Игорь Леоненко - о том, как повысить эффективность ЖКХ в условиях постоянного роста тарифов

Константин Чуриков: И вот наша тема, большая тема этого часа – «ЖКХ в полный рост».

Оксана Галькевич: Вы знаете, вот с тарифами на жилищно-коммунальные услуги, друзья, как с пенсионным возрастом: мы еще не знаем, как и насколько нам с вами повысят, но точно знает, что – да, да! – это произойдет. Мы уже обсуждали в нашем прямом эфире, в этой же самой студии идею Минэкономразвития, это было в начале августа, в связи с повышением налога на добавленную стоимость с начала следующего года с 18 до 20% – на эти же 2% повысить и стоимость услуг коммунальщиков.

Константин Чуриков: Обоснование очень веское…

Оксана Галькевич: А как же иначе?

Константин Чуриков: Мол, нельзя ухудшить положение ресурсоснабжающих организаций, иначе их ждут убытки до 100 миллиардов рублей, ну а объем долгов в отрасли вырастет до 1,5 триллиона. Но при этом индексацию тарифов в середине года даже никто не думал отменять.

Оксана Галькевич: Никто не отменял. И знаете, у другого ведомства… Это была идея Минэкономразвития, о которой мы рассказали. А есть еще Минэнерго, и у них тоже есть свои идеи – ну, примерно то же самое, только в профиль, как вы понимаете. Точные контуры этих двух зимне-летних прибавок – когда и по сколько – нам будут ясны несколько позже, как какой-нибудь подарок под какой-нибудь праздник. Но мы тут подумали: а что наши деньги-то, Костя? Вот кто-то забыл, но мы-то помним, что в прошлом году, например, нам тарифы индексировали несколько выше уровня инфляции.

Константин Чуриков: Ты очень мягко говоришь.

Оксана Галькевич: И этих наших, наших, друзья, с вами денег уже заплаченных вдруг снова внезапно не хватает.

Константин Чуриков: Ну и много вопросов, прежде всего, по поводу эффективности организаций, которые нам оказывают услуги ЖКХ: свет, тепло, вода, уборка, вывоз мусора. То есть тут и ресурсники, тут и управляющие компании, и много-много чего. Россияне категорически недовольны качеством работы коммунальщиков (вот можно сейчас будет увидеть, насколько недовольны), но суммы в платежках растут с начала этого года. Средний платеж по ЖКХ вырос более чем на 10% – это если сравнивать с прошлым годом, с тем же периодом. В то время как официальная инфляция держалась (нам об этом сообщали и ЦБ, и остальные структуры) на уровне 2,5%.

Оксана Галькевич: Нам об этом рапортовали как о большом достижении. Вы знаете, друзья, плохой товар мы с вами купили и можем – что сделать? – правильно, вернуть и получить обратно деньги. А как быть с сервисом, как быть с услугами, тем более жилищно-коммунальными? Вот наша большая тема. Пожалуйста, выходите с нами на связь, мы в прямом эфире. Телефон SMS-портала – 5445, бесплатный. И 8-800-222-00-14 – телефон прямого эфира. Звоните и высказывайтесь.

Константин Чуриков: А у нас в студии – Елена Николаева, руководитель комитета по ЖКХ Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», и Игорь Леоненко, аудитор, эксперт в сфере ЖКХ. Добрый вечер, уважаемые гости.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, уважаемые гости.

Константин Чуриков: Ну, сразу вопрос. Давайте вот про новое поговорим – как раз таки про инициативу Минэнерго: на 1,7% поднять с января, на 1,7% проиндексировать тарифы…

Елена Николаева: И на 2,4% – в середине года.

Константин Чуриков: Секунду! Я говорю про инициативу не Минэкономразвития, а Минэнерго. Значит, с января – на 1,7%, а с июля – на 4%. Складываем – получаем 5,7%. У нас же есть даже закон специальный, который запрещает выше уровня инфляции тарифы принимать.

Елена Николаева: Да. Я была инициатором этого закона, это мой закон, и я его проводила в прошлой Государственной Думе.

Оксана Галькевич: Не работает ваш закон.

Елена Николаева: Работает. Сейчас объясню.

Константин Чуриков: Меня просто восхищает сама постановка вопроса. То есть министерство предлагает нарушить закон?

Оксана Галькевич: Подождите, не работает.

Елена Николаева: Нет, можно я уточню?

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Если будет сделано, как предлагает Минэнерго, не будет работать.

Елена Николаева: Сейчас объясняю. Что прописано в том законе? Я, кстати, с большим трудом проводила этот закон. Я помню, была длительная дискуссия, как раз Минэнерго выступало против него. И в конечном итоге Правительство после долгой дискуссии поддержало. Речь идет о том, что в этом законе ограничены предельные изменения совокупного платежа.

Что такое совокупный платеж? Туда входят все параметры, связанные с ресурсоснабжающими организациями. И вот в совокупном платеже что-то может вырасти чуть больше, что-то – чуть меньше, но совокупно платеж должен вырасти не более, чем ежегодно устанавливаемые суммы. В прошлом году это было 4,2% в среднем по стране. Но есть корреляция и некие изменения по каждому конкретному субъекту. Поэтому в некоторых ситуациях она может быть чуть-чуть больше, чуть-чуть меньше, но в среднем по стране было 4,2%.

И в этом смысле… Вот я услышала вашу информацию, что платеж вырос на 10%. Давайте будем как-то аккуратнее, потому что…

Константин Чуриков: Средний чек, средний платеж.

Елена Николаева: Я еще раз говорю. Из чего состоит платеж? Платеж – это тариф, умноженный на объем потребленного ресурса. Возможно, граждане стали больше потреблять ресурсов?

Константин Чуриков: Об этом многие говорят тоже, да.

Елена Николаева: А вот тариф вырос не больше чем на 4%. Это мы знаем полную информацию по всем регионам.

Оксана Галькевич: А мы не говорим…

Елена Николаева: Сейчас…

Оксана Галькевич: Подождите. Мы выразились корректно, я прошу прощения.

Елена Николаева: Все правильно. Я просто хотела объяснить, что это не вырос тариф, а вырос платеж. Может быть, люди стали больше электричества потреблять.

Константин Чуриков: Ну, мы так и сказали – средний платеж.

Оксана Галькевич: А может быть, и не стали.

Елена Николаева: Это вопрос уже расчета этих платежей. Теперь – что касается повышения платежа в этом году. Здесь есть обоснованное увеличение, связанное с повышением НДС.

Константин Чуриков: В будущем году, с будущего года.

Елена Николаева: Правильно. Так это повышается не сейчас, повышается тоже в следующем году, в 2019-м. И понятно, что введение дополнительной фискальной нагрузки на все предприятия – и не только ЖКХ, а, собственно говоря, по стране – это обоснованное повышение, которое будет учтено при повышении тарифа.

Константин Чуриков: Обоснованное ими и для них.

Игорь, вот ваше мнение – мы как должны? Мы должны сначала платить, платить, разбить все банки-склянки, копилки свои и все нести туда, в ЖКХ, и потом, может быть, нам что-то сделают, как сказала Оксана? Мы все-таки же платим, мы платим исправно, дисциплина по оплате услуг ЖКХ достаточно высокая у нас в стране. Должники есть, но в принципе люди платят, они себе в продуктах отказывают. Скажите, как здесь должно быть – сначала яйцо, а потом курица, или наоборот?

Игорь Леоненко: Ну, любая организация ресурсоснабжающая и управляющая – это коммерческая организация. Я не забываю и не устаю это повторять. Поэтому когда мы говорим об интересах коммерческих организаций – это всегда извлечение наибольшей прибыли. А поскольку это регулируемая деятельность, то само собой это ни в коем случае не снижение расходной части.

И естественно, если мы посмотрим на роль ресурсоснабжающих организаций в каком-то регионе, то это, скорее всего, крупнейшие налогоплательщики, потому что они аккумулируют, собственно говоря, на себе всю выручку жилищно-коммунальных услуг. Ну, будем говорить о коммунальных услугах. И, соответственно, государство заинтересовано в том, чтобы налоговая нагрузка с гарантированной коммерческой организации, которая платит НДС в бюджет, она выросла. Естественно…

Константин Чуриков: А то, что эта нагрузка ляжет, извините, на наши плечи – это, в общем-то, такой технический вопрос?

Игорь Леоненко: Ну, технический он со всех точек зрения, потому что, я считаю, у нас экономика идет сейчас по мобилизационному пути, поэтому жаловаться мы в этом контексте не должны. А что касается НДС – я призываю всех граждан, чтобы они раскрыли стандарты раскрытия информации теплоснабжающими организациями и организациями водоснабжения и водоотведения и внимательно почитали то, что им должны предъявлять и показывать, раскрывать ресурсоснабжающие организации. И доля НДС, уплачиваемая в бюджет, прибыль, которую платят ресурсоснабжающие организации – это все публичные данные. И я предлагаю при выводах о 1,7% и 2,4% отталкиваться исключительно от той нагрузки, которая сейчас есть, и связывать только с этим.

Оксана Галькевич: Вы знаете, давайте обратимся сейчас к нашим телезрителям. Во-первых, друзья, давайте активнее подключайтесь к нашей беседе – и звоните, и пишите. А во-вторых, ответьте нам, пожалуйста, на вопрос: вот вам хватает денег на оплату коммунальных услуг? «Да» или «нет» – присылайте ответы на наш SMS-портал 5445. В конце беседы подведем итоги.

Я вот еще хочу к Елене все-таки вернуться. Вы сказали, что это повышение в следующем году, с 1 января, на величину 2% прибавки к НДС обосновано…

Елена Николаева: Пока 2,4%. Подписано президентом Российской Федерации.

Оксана Галькевич: Хорошо. Для того чтобы покрыть вероятные убытки компаний и организаций. Хорошо. Но в прошлом году они получили доход вот как раз за счет той прибавки в 4% – 60 миллиардов дополнительный доход. Простите, в прошлом году не хватило 60 миллиардов. В этом году было одно только повышение, индексация тарифов. В следующем году – дважды. Так им опять денег не хватит.

Елена Николаева: Ну знаете…

Оксана Галькевич: Нет, ну подождите…

Елена Николаева: Всем хочется быть богатыми и здоровыми, никому не хочется быть бедными и больными. Здесь вы правы. Но…

Оксана Галькевич: Да мне хочется, чтобы они что-то делали, Елена, чтобы они дыры латали, трубы меняли.

Елена Николаева: Вот теперь давайте об этом поговорим.

Константин Чуриков: Снег зимой чистили.

Оксана Галькевич: Снег зимой убирали.

Елена Николаева: Вот теперь давайте об этом поговорим. На самом деле…

Оксана Галькевич: Я хочу, чтобы они arbeiten.

Елена Николаева: Я всегда люблю о справедливости. Вот давайте…

Константин Чуриков: Мы тоже любим.

Елена Николаева: Я всегда задаю простой вопрос: у вас в квартире свет есть?

Оксана Галькевич: Есть.

Елена Николаева: Газ есть?

Оксана Галькевич: Есть.

Елена Николаева: В принципе, тепло зимой тоже включают. Горячая вода есть.

Оксана Галькевич: Да.

Елена Николаева: То есть в этом смысле, когда говорят «мы недовольны»… Как минимум эта услуга поставляется. И то, что сопровождается по доведению этого ресурса до вашего дома, и те проблемы, которые есть с аварийными ситуациями, с вопросами расчетом, и так далее, и так далее – они все лежат в этой большой совокупности проблем. Но вместе с тем сказать, что что-то делается для оптимизации, для модернизации, для уменьшения потерять… Отвечаю: нет. Почему? Потому что ни ресурсоснабжающая организация в этом не заинтересована, ни управляющая организация в этом не заинтересована.

Оксана Галькевич: Почему? Почему?

Елена Николаева: Потому что логика в ЖКХ состоит в следующем: «Мы вам доставили, что доставили, а вы обязаны заплатить». И в этом ключевая проблема ЖКХ – нет выбора, монопольное доведение ресурса, монопольное утверждение тарифа. То есть единственное, о чем заботится ресурсоснабжающая организация – о хороших отношениях с ФАС. Почему? Потому что ФАС утверждает тариф.

Когда мы ставили вопрос о том… Вы правильно говорите: «Раскройте информацию по вашему тарифу». Сколько там внебюджетных трат? Сколько там необоснованных трат? То есть то, что можно было бы, в принципе, не учитывать, но почему-то ФАС на сегодняшний момент как орган государственной власти, отвечающий за регулирование тарифа, принимает это все. Хотя отчасти там нужно по-хорошему наводить порядок.

Константин Чуриков: Мы говорим вообще о системе ЖКХ в целом. Тут еще в этой цепочке есть управляющие компании. А вы говорите…

Елена Николаева: Нет, в этой цепочке уже нет управляющих компаний. Принят специальный закон по прямым договорам, где теперь управляющая компания к этому не имеет отношения.

Константин Чуриков: Я про другую цепочку. Послушайте меня, пожалуйста. Я о другой цепочке – я о логической цепочке говорю. Вы говорите: «Свет есть, газ есть, вода есть». Хорошо. Я думаю, что таких, как я, ну, тысячи людей по стране, кто живет на последнем этаже, у кого просто элементарно из года в год течет крыша – на детей, на все. Понимаете? И это – как День сурка. Это же продолжается. Давайте сейчас, не приводя уже никаких личных примеров, обратимся к сюжетам из Махачкалы и Самары, как там собственники жилья не могут найти общий язык с коммунальщиками. Махачкала и Самара. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Вот такие зарисовки, картины маслом.

Оксана Галькевич: Очень много сообщений, вы знаете, на нашем портале, но вот есть несколько таких достаточно типичных, выражающих настроения людей. Люди пишут, например, Рязанская область: «Главная беда для людей, что очень высокие тарифы на жилищно-коммунальные услуги». И другое из Нижегородской области: «На коммуналку-то хватает. На жизнь не остается».

Константин Чуриков: Послушаем сейчас звонок…

Елена Николаева: Вы знаете, здесь вы правы. Но я хочу сказать, что давайте мы все-таки разделим моменты, связанные с теми тарифами, которые устанавливаются государством (это как раз для ресурсоснабжающих организаций), и с теми тарифами, которые устанавливают сами граждане (обращаю ваше внимание, мало кто об этом задумывается) при заключении договора с вашей управляющей компанией.

Вот кто-нибудь пришел на общее собрание, заслушали предложение управляющей компании, проголосовали за эти тарифы, вот как раз за те же самые трубы и текущую крышу? То есть вы должны были в своем доме провести общее собрание, принять эти тарифы на ближайший год, именно за жилищные услуги, и в рамках этих тарифов платить. И тогда уже требовать с управляющей компании выполнения того перечня работ, которые необходимы по конкретно вашему дому.

Константин Чуриков: Елена, я с вами согласен и не согласен. Конечно, мы должны требовать. Конечно, мы должны в это погружаться, насколько это возможно. Но, простите, мы все по-прежнему работаем, и, в общем, деньги нам с неба не падают. Почему мы все время должны, понимаете, быть профессионалами в разных сферах? Есть люди, которые получают деньги.

Елена Николаева: Вы понимаете, это ваша собственность. Когда вы машину покупаете, вы же ее эксплуатируете и за ней следите. То же самое – ваша квартира. Это ваша собственность и ваша обязанность – содержать вашу квартиру и часть вашего дома в надлежащем состоянии. Так прописано в законодательстве Российской Федерации.

Константин Чуриков: В законодательстве много чего прописано. Просто беда в том, что, понимаете, нас очень часто водят за нос, нам могут приписывать.

Оксана Галькевич: Представить одно, а на деле получается совсем другое.

Константин Чуриков: У нас нет этого безумного количества времени. Вы как считаете, Игорь, нас часто дурят управляющие компании?

Игорь Леоненко: Да, нас дурят регулярно, потому что это коммерческие организации, и я не устану это повторять.

Оксана Галькевич: Ну подождите. А для коммерческой организации репутация не важна, ну по-хорошему?

Игорь Леоненко: Когда она единственная – нет.

Оксана Галькевич: Но она ведь знает, что она не единственная.

Игорь Леоненко: Нет, она знает, что она единственная. Это касается и водоканалов, и теплосетей, и в том числе управляющих организаций.

Оксана Галькевич: А, вы имеете в виду ресурсников прежде всего?

Игорь Леоненко: Ресурсников и управляющие организации, которые зачастую тоже навязаны администрациями. У нас поменять управляющую компанию – это вызывает большую сложность у граждан, во-первых, из-за того, что они себя ощущают квартирантами в стране, а не гражданами. То есть они не могут сплотиться и выбрать иную форму управления, как самоуправление, например.

Константин Чуриков: А иногда это довольно мафиозные структуры.

Игорь Леоненко: Конечно.

Константин Чуриков: Я не буду сейчас приводить примеры, но мы все читаем и следим за новостями, что у нас было в нескольких городах России.

Оксана Галькевич: Давайте послушаем Свердловскую область, Анатолий дозвонился. Анатолий, здравствуйте, говорите.

Зритель: Вот госпожа Николаева сказала, что не больше чем на 4% были подняты тарифы. А у нас в Свердловске (Екатеринбурге) на 7% подняли нынче. Ну где же это на 4%? А инфляцию объявляют меньше 3%. Как это можно согласовать?

Елена Николаева: Когда на 7% у вас подняли, скажите, пожалуйста?

Зритель: А?

Елена Николаева: Когда у вас подняли?

Зритель: С 1 июля.

Елена Николаева: С 1 июля. Тогда у меня такой вопрос. Вы должны обратиться в органы местного самоуправления. Это индивидуальное решение, которое может быть принято только вашими местными депутатами. Если они это решение принимали, то пусть они обоснуют. Если они его не принимали, то тогда это незаконно, можно опротестовать.

Константин Чуриков: Анатолий, спасибо. Секундочку. Я просто не понимаю, а как вот местные депутаты… Я понимаю, что у них зарплаты маленькие, у местных депутатов, не как у депутатов Государственной Думы, другие. Но как они могут нарушать закон?

Елена Николаева: Нет, в законе прописано, что если в конкретном регионе введена инвестиционная большая программа по замене труб, по новым теплоснабжающим структурам…

Оксана Галькевич: То финансируют ее граждане?

Елена Николаева: …то в отдельных случаях предельный уровень может быть превышен, но это решение может приниматься исключительно коллегиальным органом управления, в данном случае советом народных депутатов или тем региональным, муниципальным советом, который на данной территории избирается гражданами. И они должны обосновать это для своих избирателей – почему они подняли не на 4%, как по всей стране, а на 7%.

Оксана Галькевич: Елена, вы много знаете случаев, где депутаты вообще с нами разговаривают и что-то нам обосновывают?

Елена Николаева: Ну, понимаете, в чем дело?

Оксана Галькевич: Нет, простите…

Елена Николаева: Вот ко мне, например, как к депутату постоянно приходили, когда я была депутатом, ко мне приходили на прием.

Оксана Галькевич: И вы обосновывали?

Елена Николаева: И я отвечала, я обосновывала свои решения. В подавляющем большинстве это зависит от активности граждан. Если граждане приходят и задают вопросы…

Оксана Галькевич: И от активности депутатов, Елена, тоже зависит.

Елена Николаева: Конечно, и от активности депутатов. А если нет – тогда не надо выбирать таких депутатов, которые, извините, вас слушать не хотят.

Оксана Галькевич: Так подождите, слушайте, вы простите…

Константин Чуриков: Знаете, это как? «Не читайте советских газет». – «Так других-то и нет».

Оксана Галькевич: Хорошо. Извините, мы выбрали депутатов, вас или Игоря мы выбрали, а вы не работаете как депутат.

Елена Николаева: Тогда отзывайте. У вас есть положение об отзыве, вы можете отозвать этого депутата.

Оксана Галькевич: Подождите. А в законе это прописано?

Елена Николаева: Да, есть.

Оксана Галькевич: Мы спрашивали. К нам приходили…

Елена Николаева: Есть, абсолютно есть положение. Можно отозвать даже депутата Государственной Думы, если он ведет себя неправильно и вы не согласны.

Оксана Галькевич: Серьезно?

Елена Николаева: Нужно собрать подписи и отзывать этого депутата.

Оксана Галькевич: Слушайте, ребята, мы неправильно живем, елки-палки!

Константин Чуриков: Возвращаемся к теме.

Оксана Галькевич: А кворум нужен для того, чтобы отозвать этого депутата?

Елена Николаева: Это зависит от того, на каком уровне. Муниципальный депутат – там меньше кворум, там нужно просто собрать соответствующие подписи и обратиться в законодательное собрание об отзыве данного депутата, по какой территории он избирался.

Константин Чуриков: Игорь, к вам вопрос. Может ли группа граждан, тем более облеченных властью какой-никакой, все-таки муниципальной, вот так вот тихонечко нарушить закон? Все-таки нарушить, потому что прописано – по инфляции.

Оксана Галькевич: Слукавить, Костя, слукавить.

Константин Чуриков: Да, слукавить. Я не думаю, что в Свердловской области инфляция, официально посчитанная, составляла 7%.

Игорь Леоненко: Ну, я категорически против того, чтобы кого-то в чем-то обвинять огульно, что кто-то что-то нарушил. Действительно, нужно разбираться. Возможно, это инвестиционная программа. Хотя я уже как-то говорил, что после реализации инвестиционной программы расходов становится больше зачастую.

Константин Чуриков: Нет, вы знаете, это как если бы, например, мы живем в Москве, и в рамках какой-то еще одной очередной инвестиционной программы, если бы вы вдруг, сказали бы: «Граждане, мы вам тогда повышаем подоходный налог здесь, в субъекте федерации», – неважно, Москва, Челябинск, Челябинская область, неважно.

Оксана Галькевич: Костя, тебе это не надо, потому что ты живешь в Москве, а бюджет Москвы – в районе 2 триллионов рублей.

Константин Чуриков: Мне это не грозит, да, это точно.

Оксана Галькевич: Здесь живет 10% населения, которые используют 25% бюджета Российской Федерации. Понимаешь? Вот бюджет Петербурга, например, в 4 раза меньше бюджета Москвы, поэтому у тебя проблем и нагрузки лишней не будет, не переживай. За тебя заплатили уже в других городах.

Константин Чуриков: Давайте зрителей послушаем…

Елена Николаева: С другой стороны, коллеги, давайте я все-таки добавлю еще несколько тезисов, которые заставят более как бы объективно эту картину оценивать. Вот посмотрите – на сегодняшний момент граждане, которые задолжали перед ресурсоснабжающими организациями, должны порядка 1,5 триллиона рублей. Вот только ресурсоснабжающим организациям водоснабжения – 267 миллиардов рублей, а по теплоснабжению – 569 миллиардов рублей. Ведь эти деньги не доходят до соответствующих поставщиков ресурсов, и они каждый раз вынуждены эти деньги откуда-то изыскивать.

Оксана Галькевич: Елена, а до нас вода по трубам не доходит, она просачивается в эти дыры, потери электроэнергии – и ничего не делается, понимаете? Я переплачиваю.

Елена Николаева: Я с вами абсолютно согласна, поэтому я и говорила, что в тарифе, на сегодняшний момент у нас все эти потери заложены в тарифе.

Оксана Галькевич: Класс!

Елена Николаева: Вы знаете, что у нас потери до 18% заложены и по воде, и по электричеству – что само по себе неправильно. В этом смысле, да, переплачиваем. Но для того, чтобы навести порядок, нужно на каждом этапе этот порядок наводить, начиная с платежной дисциплины и заканчивая модернизационными программами.

Константин Чуриков: На каждом этапе брать с тебя денежку.

Оксана Галькевич: Вы знаете, сегодня день начался с новости (а может быть, это вчерашний день закончился новостью), что у нас организации вот эти, то есть компании, которые занимаются нефтедобычей, просят о налоговых льготах. Они очень просят о налоговых льготах, потому что бремя у них тяжелое.

Елена Николаева: Они миллионеры. Мне тоже их жалко, да.

Константин Чуриков: 200 миллиардов рублей.

Оксана Галькевич: Да. А я вот подумала: нам как бы попросить, кого бы и как бы попросить о налоговых льготах, понимаете? Ну хоть вот, я не знаю, НДС…

Константин Чуриков: Каникулы.

Оксана Галькевич: Каникулы какие-то.

Елена Николаева: Риторический вопрос. Здесь я вас поддерживаю.

Оксана Галькевич: Вот нам, гражданам Российской Федерации, кого попросить и как, а? И этот вопрос по нефтяникам уже обсуждается в нужных ведомствах.

Константин Чуриков: Мы чуть-чуть отошли от темы. Мы примем звонок, а потом посмотрим сюжет. Мы вам всем «на сладкое» приготовили сегодня просто совершенно «восхитительную» историю, но это чуть позже. Тамара из Ставропольского края у нас в эфире. Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Помогите мне. Сейчас я вам расскажу свою историю. У нас управляющая компания, было «Домоуправление № 1». Сейчас рассказывали, что ничего не делали. Мы вызывали телевидение, писали в газеты, везде все писали – ничего. Как подъезд 25 лет не белился, так и не белился. Как козырьки такие были, подвалы – точно все такое же. У меня квитанции сохранены с 2010 года. 35 лет им платила, только не знаю, за что платила.

Теперь наш дом решил перейти в другую компанию, в «Горжилсервис». Мы судом перешли. Уже более трех лет, три года мы платим в эту компанию. У меня за каждый месяц есть… Я инвалид, и только пенсию получаю, бегу скорее платить за квартиру. Было «Домоуправление № 1». В общем, мы с ним порвали. Теперь мне выставляют от «Домоуправления № 2», в котором я никогда не состояла, наш дом не состоял никогда, мы к нему не принадлежали. Что, они свои долги списывают с одной компании на другую? И мне выставляют долг – 13 104 рубля.

Константин Чуриков: Секунду, секунду, секунду! Тамара, вот вы говорите…

Елена Николаева: У меня предложение сразу. В ближайшее время напишите заявление в Госжилинспекцию и в прокуратуру, потому что это однозначно идут махинации – от одной управляющей компании к другой.

Зритель: Писала, писала.

Елена Николаева: Необходимо возбуждать уголовное дело.

Константин Чуриков: Секунду, секунду!

Зритель: «Домоуправление № 1». Сразу мне все сняли. Они начисляли там. И «Горжилсервис», и «Домоуправление № 1» – они мне сразу сняли. И через три года, в апреле месяце, они пишут долг – 13 104 рубля. Я проработала 40 лет, ветеран труда, инвалид. И они меня доводят до инфаркта!

Константин Чуриков: Тамара, телевидение телевидению – рознь. Я не знаю, какой телеканал вы вызывали. Вот нам коллеги рассказывают, отписывают после того, как сюжет прошел в эфире, что магическим и волшебным образом местные власти, глава администрации озаботился ситуацией и что-то начинает делать. Давайте просто вышлем нашу съемочную группу к вам, а вы оставите нашим редакторам сейчас телефон. Вот так поступим.

Оксана Галькевич: Вы знаете, а сейчас я предлагаю посмотреть сюжет из Челябинской области. Елена, у вас готовые рецепты на многие ситуации. Вот присмотритесь к этой истории.

Елена Николаева: Хорошо.

Оксана Галькевич: Смотрите, в чем история. Челябинская область, город Верхний Уфалей. В школе № 1 не так давно уволили директора, учителя физики с большим 25-летним стажем, зовут ее Наталья Матвеева. Как это произошло? Причин не объясняли, как вы понимаете, бывает у нас во многих ситуациях. Но Наталья Александровна считает, что поводом стал ее отказ выбивать долги за ЖКХ из родителей тех детей, которые посещают ее школу. Ей был прислан список родителей, у которых есть задолженность по оплате ЖКХ.

Константин Чуриков: Ты весь сюжет не рассказывай!

Оксана Галькевич: Давайте посмотрим, как развивались события и чем все закончилось. Может быть, вы сможете подключиться, кстати?

Константин Чуриков: Репортаж Татьяны Авдеевой. Я думаю, что смело это можно назвать сюжетом дня.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Вот смотрите. Значит, вкратце еще раз выжимка. Список должников был направлен директору школы и назывался «Список должников за коммунальные услуги свыше 1 000 рублей на 1 июня 2018 года». Табличка такая на три листа. В нем жилплощадь указана, число проживающих, номер лицевого счета, на секундочку, фамилии должников, суммы их долга (от 1 000 рублей, я просто напоминаю). В этом списке, по сведениям нашего корреспондента, было где-то примерно 300 фамилий. Общая сумма задолженности за коммуналку – 20 246 477 рублей 55 копеек. Вот как вам такая история?

Елена Николаева: Нет, там явно присутствуют элементы должностного преступления. Почему? Потому что, во-первых, это совершенно другое ведомство.

Константин Чуриков: Конечно.

Елена Николаева: И ни к департаменту образования, ни школе вопросы, связанные с долгами населения за коммунальные услуги, не имеют никакого отношения. Поэтому давайте… И абсолютно грамотно было написано заявление в прокуратуру, потому что нужно просто провести расследование, каким образом вообще эти данные попали сначала в департамент образования, потом были направлены на частную, персональную почту директора школы.

Оксана Галькевич: На рабочую почту директора школы.

Елена Николаева: Ну, тем более, на рабочую почту. И с какой целью? С какой целью интересовались? Поэтому уже там явно видны некие следы того, что действительно ее вынуждали заниматься этим несвойственным коллекторским делом. С другой стороны, если действительно департамент образования будет настаивать на своем неправомерном решении, то нужно через суд восстанавливать ее, потому что это, конечно, безобразие.

И вопрос даже не в том, нравится она родителям или не нравится. Это профессиональный человек. Она за несколько лет (я тоже недавно в Facebook видела эту историю, разбиралась) сделала школу одной из ведущих. Она вошла в рейтинги, во все рейтинги по инновационным колам региона и даже отмечена на федеральном уровне. И абсурд – вот за такие вещи брать и снимать такого профессионального управленца.

Константин Чуриков: Следующий этап этого маразма – коммунальщики будут учителями в школе работать, а, соответственно, учителя и директора школ будут, не знаю, нам подъезды ремонтировать.

Оксана Галькевич: А с другой стороны, у меня вот такой вопрос: Игорь, Елена, а вам не кажется, что эта история говорит о том, что «битва за урожай», то есть за деньги нас, плательщиков, может быть, даже и должников…

Константин Чуриков: Неплательщиков.

Оксана Галькевич: …неплательщиков, вышла на новый некий уровень? Какие пошли технологии уже в ход!

Игорь Леоненко: Ну, разумеется, технологии самые изощренные, безусловно. И это касается прежде всего, так скажем, общей политики, потому что мы действительно не можем пользоваться своим правом на волеизъявление. И, к сожалению, в таких даже небольших городах, большей частью в них, царит произвол и злоупотребление всеми возможными полномочиями. И вы поймите, что деньги не пахнут. И ресурсоснабжающая организация, управляющая компания зарабатывает сама себе, в первую очередь.

Константин Чуриков: Деньги не пахнут? Потолки в сыром подъезде сыростью пахнут. Трубы плохо пахнут. Вот кое-что другое очень плохо пахнет.

Давайте Ирину послушаем из Краснодара. Здравствуйте, Ирина.

Зритель: здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: У вас вопрос такой: на оплату коммуналки денег хватает? А вот как вы думаете, если у меня пенсия – 7 916, а коммуналка – 7 557?

Оксана Галькевич: Сколько? Больше вашей пенсии?

Константин Чуриков: Больше пенсии?

Зритель: Ну, чуть меньше.

Константин Чуриков: Ну, фактически.

Зритель: 7 916 – это пенсия.

Оксана Галькевич: А вы одна живете или с супругом?

Зритель: Одна. И у меня комната в общежитии.

Елена Николаева: Можно я скажу?

Константин Чуриков: Ирина, я предвижу, что сейчас скажут эксперты. Скажут, что вам нужно обратиться в органы соцзащиты.

Елена Николаева: В органы социальной защиты…

Зритель: Я обращалась.

Константин Чуриков: Сейчас, секундочку.

Елена Николаева: Если ваш платеж составляет больше 22% от вашего дохода, вы имеете право на компенсацию со стороны органов соцзащиты.

Константин Чуриков: Давайте Ирине дадим слово. Она говорит, что она обращалась.

Зритель: Обращалась я в суд. И мне отказали без объяснения.

Елена Николаева: Что?

Оксана Галькевич: Без объяснения отказали.

Константин Чуриков: Отказали.

Елена Николаева: Это противоречит федеральному законодательству. Обращайтесь в органы соцзащиты, они обязаны вам это сделать. Если нет – жалуйтесь на них.

Зритель: Обращалась в прокуратуру, жаловалась, после суда написала. Я не знаю, мне пока не ответили. Но я думаю, что тоже бумажку пришлют какую-нибудь.

Елена Николаева: Простите, но закон на вашей стороне, поэтому я очень прошу, чтобы вы не останавливались и добивались решения в вашу пользу.

Константин Чуриков: Вы знаете, закон таков, его исполнение таково, что…

Зритель: Я, пользуясь случаем, хочу пригласить вашу студию ко мне в гости. Можно?

Константин Чуриков: Вот! Я как раз вам хотел предложить. У нас сегодня каждый звонок – это повод с вами познакомиться поближе.

Елена Николаева: Ну, ЖКХ – это такая тема, знаете.

Константин Чуриков: Оставьте свои координаты. А почему у нас закон таков, что все время ему нужно придавать какое-то ускорение? Понимаете, нужны камеры, чтобы сняли. Нужно, чтобы половина Facebook об этом прочла. Почему нельзя по умолчанию в нашем государстве, где, если оно хочет, оно вводит законы, читает спокойно переписку и все на свете, нельзя ли, чтобы по умолчанию государство узнавало о существовании Ирины из Краснодара (не знаю ее отчества) и автоматически сделало правильный расчет?

Оксана Галькевич: Чтобы государство увидело несправедливость там, где она есть. Потому что когда государству надо с меня получить копейку (не буду говорить «содрать» – не содрать, а чтобы я заплатила или что-то где-то погасила, какой-то долг), меня моментально находят, надо же! Мне машины, которые уже проданы, вспоминают, я не могу их перевести и списать. А когда у меня коммуналка больше 22%, государство как-то и не знает, говорит: «Сходи туда, поди туда, напиши сюда». Почему?

Елена Николаева: Ну, на самом деле здесь я с вами полностью согласна. Органы исполнительной власти именно в сфере жилищно-коммунального хозяйства далеко не всегда ставят в приоритет заботу о людях. Для них важнее, чтобы работали ресурсоснабжающие организации. Понятно – потому что те ближе к телу, те быстрее доказывают свои позиции.

Оксана Галькевич: Елена, подождите, простите, вы лукавите, правда.

Елена Николаева: Я не лукавлю вообще.

Оксана Галькевич: Вот честное слово. Нет, вот смотрите. Понимаете, дело в том, что ведь это норма действия по умолчанию, понимаете, заявительная система. Она не заявительная, когда она обвинительная. А когда оно помогательная, то она заявительная. Вот. У нас вот такие законы.

Елена Николаева: Я с вами согласна. Значит, что получается? Я просто попытаюсь разъяснить. Вы правы, это действительно должно действовать по умолчанию.

Константин Чуриков: Конечно.

Елена Николаева: Но у нас, увы, разные доходы в регионах. И понятно, что когда в Москве обращаются с такой просьбой, то она практически автоматически решается. А когда в Челябинске или в Забайкальском крае, где доходна часть бюджета крайне низкая, они не могут свести концы с концами – там чиновники начинают придумывать все, чтобы отсрочить вот эти положенные соответствующие платежи и компенсации, просто в силу того что физически денег нет.

Константин Чуриков: То есть фактически приходится жульничать?

Елена Николаева: По большому счету, можно наблюдать элемент затягивания. В конечном итоге заявительница победит, потому что правда на ее стороне. Но просто сейчас, за это время, пока она будет судиться, они имеют возможность не платить.

Оксана Галькевич: Игорь, вот скажите. Вот она победит, заявительница. Ей пересчитают, вернут переплаченное, так скажем, за какой-то предыдущий период?

Игорь Леоненко: Это второй этап мытарства, я думаю, у нее будет, такой же долгий. Но я хочу сказать, что, к сожалению, с учетом всего вышесказанного и услышанного, у нас идет новый этап крепостного права, по сути, где каждый гражданин, получая пенсию в размере 7 900, будет платить за ЖКХ – 7 500. И это связано с тем, что, скорее всего, субсидии не хотят давать, потому что эти деньги придется забирать из бюджета, а в планах местного чиновника этого абсолютно нет.

Константин Чуриков: И вот как раз эсэмэска пришла из Москвы, вторя вам: «Мы – крепостные крестьяне. А управляющие компании – это помещики, которым наше государство продает нас целыми многоквартирными домами». Звонок еще один у нас есть, у нас много звонков сегодня.

Елена Николаева: А можно совет?

Константин Чуриков: Да.

Елена Николаева: Вот смотрите. Каждый дом может самостоятельно управлять своим имуществом.

Константин Чуриков: Мы знаем – ТСЖ, конечно.

Елена Николаева: Для этого нужно всего лишь создать товарищество собственников жилья. Коллеги, ну наверняка в доме есть грамотный бухгалтер, точно есть грамотный управленец и наверняка есть хороший инженер. Ну соберитесь втроем. Вы точно сэкономите минимум процентов сорок.

Константин Чуриков: Смотря где дом находится, на какой улице. На Остоженке точно будет управленец.

Елена Николаева: Я еще раз говорю: это касается любого многоквартирного дома. Если с умом подойти к управлению и сделать это грамотно, то точно можно меньше потом платить за жилищные услуги (не за коммунальные, а за жилищные). Но для этого нужна инициатива, понимаете, для этого нужно захотеть это сделать.

Мы однажды пытались в доме провести общее собрание, четыре раза собирались. У нас в доме всего 60 квартир. Приходит 10 человек, вот 10 активистов. Мы плюнули и стали оплачивать вот те нужды, которые нужны у нас в доме, дополнительные, как раз этими 10 квартирами. Это неправильно? Неправильно. Но остальные не хотят. И заставить, понудить мы пока их, увы, к сожалению, не можем.

Оксана Галькевич: А может быть, как-то, знаете, дистанционно-удаленно провести какое-то собрание, с применением какой-нибудь техники?

Константин Чуриков: Современные технологии!

Елена Николаева: 1 января прошлого года как раз введена очно-заочная форма проведения общего собрания. Но я в любом случае призываю как раз к гражданской активности. Она начинается конкретно в вашем подъезде и в вашем доме.

Константин Чуриков: У нас есть телемедицина, пускай будет теле-ЖКХ. А сейчас послушаем Евгения из Ярославской области. Вам добрый вечер, Евгений.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Проблемы с отоплением. Когда-то квартира в многоквартирном доме… Отопление индивидуальное. Это было произведено в 2011 году с разрешения администрации, все согласования, разрешения, все было сделано, акты приемки, по проекту было сделано. В прошлом году по инициативе некоторых соседей нам стали выставлять счет за центральное отопление.

Константин Чуриков: Которого нет?

Зритель: Да. И никто не оспаривает. Мы не являемся потребителями тепла.

Константин Чуриков: Слушайте, у вас какие-то… Извините, Евгений, у вас какие-то органы государственной власти на территории Ярославской области, там, где вы живете, присутствуют?

Зритель: Да, конечно.

Елена Николаева: А вы к ним обращались?

Константин Чуриков: Они в курсе?

Зритель: Да, в курсе. Были суды. На первом заседании управляющая компания была на нашей стороне, она подтверждала, что мы не являемся потребителями. Но потом, когда суд вынес решение не в нашу пользу, они стали настаивать на том, что мы должны платить.

Константин Чуриков: Евгений, спасибо и за ваш звонок. Тоже надо камеру высылать. Мы так сейчас все камеры разошлем по стране.

Елена Николаева: Нет, здесь надо разобраться, потому что так на слух я пока не очень поняла эту ситуацию. Здесь нужно более предметно…

Константин Чуриков: Для этого нужно разобраться на месте. Все-таки, Игорь, ваше мнение – как с этим бардаком человеку-то быть?

Игорь Леоненко: Ну, на самом деле я тоже призываю к активности и грамотности. Но я прекрасно понимаю, что вот этими платежами, так сказать, совершенно безжалостными и беспощадными, народ настолько истощен, граждане, что для того, чтобы проявлять активность, вести какую-то самопросветительскую деятельность, разбираться в экономике, разбираться в правовых аспектах у жителей просто нет сил. И это большая проблема. Для вот этой гражданской активности, действительно, нужно свободное время, желание и какие-то возможности, которые как раз у них снова отобраны.

Но есть самые простые формы – это посмотреть на расходы, затраты управляющих организаций, ресурсоснабжающих организаций. Эти данные открытые. Лет пять назад я очень упорно изучал отчеты ресурсоснабжающих организаций, и я вам скажу, что есть поразительная вещь. Один из пунктов этих отчетов – это раскрытие потребительских свойств, качества той же воды, холодного водоснабжения и теплоснабжения. И все ресурсы…

Оксана Галькевич: Химический состав?

Игорь Леоненко: Совершенно верно. Соответствуют санитарно-эпидемиологическим нормам. И все организации…

Константин Чуриков: А чем она пахнет? Какая она на вкус?

Игорь Леоненко: И все организации, которые я изучал, совершенно честно признавались в том, что они не соответствуют СанПиНу. И уже на основании этих отчетов потребитель может отказаться от оплаты некачественной услуги.

Константин Чуриков: Подождите…

Елена Николаева: Это не совсем так. Отказаться от оплаты потребитель не может. Он может выйти с коллективным иском о пересмотре данного тарифа в соответствии с неподобающим качеством, но это нужно делать в правовом поле. Понимаете? Вот то, что вы призываете к саботажу…

Игорь Леоненко: Секундочку! А правила предоставления коммунальных услуг? Дело в том, что это не саботаж. Правовая процедура будет заключаться в том, что если гражданин увидел, что ему организация предоставила скисший творог – любой магазин ему вернет за это деньги.

Игорь Леоненко: Правильно. Но нужно доказать, что это так. То есть необходимо создать комиссию. Эта комиссия должна зафиксировать…

Игорь Леоненко: Да нет комиссии. Дело в том, что все уже в отчетах ресурсоснабжающих организаций, содержится на их личных сайтах, поверьте мне. И 90% этих отчетов – это как бы признание своей собственной вины, неправоты.

Константин Чуриков: По поводу активности граждан вот тоже нам Москва пишет: «Гражданская активность? Или в экстремисты загремишь, или пару инфарктов получишь».

Оксана Галькевич: Итоги подводим нашего опроса. Мы спрашивали, хватает ли телезрителям денег на оплату услуг ЖКХ. Вот смотрите – 8% наших телезрителей сказали, что им хватает.

Константин Чуриков: Это аудитория ОТР.

Оксана Галькевич: Всем остальным – легко здесь посчитать, простая арифметика – не хватает.

Константин Чуриков: Спасибо вам за эту тяжелую и грустную беседу. Будем следить за судьбами наших героев, которые сегодня звонили в эфир. У нас в студии были – Елена Николаева, руководитель комитета по ЖКХ Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»…

Оксана Галькевич: …и Игорь Леоненко, аудитор, эксперт в сфере ЖКХ. Спасибо большое. Елена, а вы подключайтесь к истории с Челябинском, пожалуйста.

Елена Николаева: Я обязательно подключусь, потому что на самом деле я обратила на нее уже внимание. И мы договорились написать соответствующий запрос как раз в органы образования.

Оксана Галькевич: Отлично.

Константин Чуриков: А мы еще не уходим из эфира, у нас кое-что для вас есть.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Тема часа

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты