Елена Вавилова: Менталитет американцев формируется с детсада: США – идеальная страна, которая имеет право диктовать всем, как жить

Гости
Елена Вавилова
полковник Службы внешней разведки в отставке, автор книг о разведчиках

Константин Чуриков: Ну а сейчас рубрика «Личное мнение». Мы приветствуем в эфире Елену Вавилову, это полковник службы внешней разведки в отставке, автор книг о разведчиках. Елена Станиславовна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Елена Станиславовна.

Елена Вавилова: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Не будем вас называть бывшей разведчицей, потому что бывших не бывает, да?

Елена Вавилова: Ну, я думаю, в какой-то степени, конечно, то, что выработалось годами работы в этой профессии, наверное, остается.

Оксана Галькевич: Вы знаете, Елена Станиславовна, мы вот обратили внимание, что, когда речь заходит о какой-то новой старой, я не знаю, возобновленной напряженности между нашими странами, у нас в информационном поле так или иначе возникают такие, знаете, обороты с использованием слова «любят/не любят», вот почему американцы так к нам. Это от нашей какой-то излишней эмоциональности?

Елена Вавилова: Ну, мне бы хотелось, конечно... Сейчас, наверное, такой период, когда напряженность в политике, в геополитике, я бы сказала, переходит уже в какое-то такое пространство, касающееся обычных людей. Вообще-то американцы достаточно дружелюбно относятся ко всем, если мы возьмем обычного, статистического американца. Во-первых, они мало знают о других нациях, других людях, и, конечно, на их мнение влияет то, что происходит вокруг. И вот сейчас, мне кажется, мы видим вот эту тенденцию, когда политикой, постоянное напоминание в заголовках газет, на телевидении, на радио о том, что русские готовятся к войне, русские наступают, нужно их бояться, – вот это искажает их представление, обычных американцев, о русских.

Но на самом деле, как, наверное, многие знают, американцы достаточно дружелюбны, они легко идут на контакт, они очень редко жалуются на что-то, и они воспринимают людей, в общем-то, не обращая внимания на то, откуда ты. Это уже выработалось, наверное, из истории, с годами, века прошли с тех пор, когда люди с разных уголков очутились на одной земле. Но сейчас политика вот вмешивается в это, и, скорее всего, вот этот менталитет немножко подвергается такой бомбардировке, я бы сказала, негативных каких-то лозунгов, своего рода пропаганда.

Константин Чуриков: Срабатывает их там американский зомбоящик.

Елена Станиславовна, я вот хочу, чтобы вы посмотрели вместе с нашими зрителями на результаты опроса компании Gallup, это было в начале марта, это вскоре после того, как, видимо, Байден назвал нашего президента убийцей, помните, с чего он там начал свою, так сказать, деятельность. И вот как американцы относятся к России: очень положительно – 5%, в целом положительно – 17%, отрицательно в целом – 41%, очень отрицательно – 36%, т. е., если сложить, получается 77%. Надо отметить, что, конечно, нас обогнали по негативному отношению Китай, там 80% было, Иран, Ирак, Афганистан...

Оксана Галькевич: Северная Корея там еще...

Константин Чуриков: Да, Северная Корея, вот. Елена Станиславовна, но все равно как-то очень непочетно. Наверное, сейчас еще больше не любят. А вот как бы сделать так, чтобы вот эти, знаете, такие прекраснодушные американцы, которые, как вы говорите, всем братья и всех любят, чтобы вот они как-то оказались в этом здании за спиной Оксаны, в Белом доме? Вот как вот это сделать?

Елена Вавилова: Ну, есть много способов, годами это все использовалось. Сейчас просто сами контакты между людьми из-за пандемии и вообще из-за ситуации политической немножко приостановились и не настолько, в общем-то, широко используются. Но раньше это все, и вообще это, по идее, должно называться такой народной дипломатией. И люди, которые профессионально занимаются этим, они стараются организовать какие-то обмены, выставки, рассказать о нашей литературе. И эти усилия, они, конечно, сейчас сведены на нет, во-первых, из-за того, что американцы сами препятствуют многим такого рода мероприятиям, пандемия, естественно, люди не могут ездить, не могут общаться.

Но, я думаю, вот этот негатив прежде всего выражается в негативе к нашим лидерам, т. е. «Одобряете ли вы Путина?» – это, наверное, первый вопрос, который возникает, когда спрашивают о России. То есть здесь происходит такое искажение, поскольку, как я сказала, американцы плохо знают культуру других людей, они считают себя самой передовой, самой великой державой, им неинтересно, что происходит у других. И вот это незнание, постоянное нагнетание такого негатива по отношению к России, оно оседает в их сознании. И естественно, когда их спрашивают, как они относятся, конечно плохо, «я плохо отношусь к путинской России», это не значит, что они в принципе не могут принять русских людей, которые...

Очень много наших русских живут, и вот как раз они могли бы сейчас тоже создавать, стараться создать более позитивный какой-то образ. Может быть, даже, как говорится, все начинается с малого, соседям, каким-то своим друзьям. И вот когда мы жили в США, это было в 1990-е и 2000-е гг., в начале, там, в общем-то, никакого негатива не чувствовалось, наоборот, люди воспринимали русских с интересом, они смотрели...

Оксана Галькевич: Вы как раз изнутри наблюдали эту ситуацию, ведь тогда никто не знал, что вы русская.

Елена Вавилова: Нам приходилось это наблюдать изнутри, но понимая, видя как раз интерес, мы старались не акцентировать на этом, даже старались как бы избегать русских. Но тем не менее видно было, что американцы достаточно интересуются и в какой-то степени уважают. Но это все изменилось вот, я бы сказала, под влиянием опять же трений, которые возникли в политике после 2014 года, когда нас стали...

Оксана Галькевич: Елена Станиславовна, смотрите, вот как наша, собственно, власть, как наши элиты, они ведь тоже, знаете, не с Марса, что называется, прилетели, это все люди, мы рождаемся все в одном обществе, мы ходим все в школу, в институты, потом кто-то вот выбивается в эти элиты, точно так же и у американцев. Значит, стало быть, все-таки некое мировосприятие какое-то формируется где-то, в той же школе, в детском саду, в тех же вузах, университетах, некое мировосприятие, из которого следует зачастую, может быть, ситуативное, может быть, фундаментальное такое конфликтное восприятие.

Елена Вавилова: Безусловно. Менталитет американцев начинается с детского сада, со школы, он формируется сознательно всей системой образования. Во-первых, это идея о том, что США – это идеальная страна, которая имеет право диктовать другим, как жить, и она несет вот эти демократические, как они называют, идеи. И это насаждается детям, и они вырастают достаточно уверенными в том, что все, что происходит в Америке, это правильно, а все остальные допускают ошибки.

И если какая-то страна вступает в конфликт, что мы видим сейчас, Россия окрепла, встала с колен и стала таким серьезным конкурентом, вот это повлияло на то, что у американцев получается такое ощущение, что как же так, мы должны быть самыми лучшими, а тут есть еще одна супердержава. И вот это понимание о том, что Америка самая лучшая, оно, естественно, поддерживается всячески в школе, начиная с того, что они преклоняются флагу, каждый день произносят клятву. И потом очень трудно, конечно, убедить человека в другом.

И есть еще один фактор, о котором я уже упоминала, но это очень важно понять, что незнание своего соперника, незнание оппонента, других людей – вот это тоже своего рода приносит слабость, и люди могут очень легко поддаваться на какие-то пропагандистские идеи позже, вот это и произошло. То есть они не знают русскую культуру, не знают русского человека. Если взять русских, мы об американцах, наверное, знаем достаточно много, не только, вообще о любой нации, европейцы, американцы...

Константин Чуриков: Мы книжки читали и читаем еще все-таки, мы знаем американскую литературу как минимум, наверное, что-то там из американской даже классика, джаз...

Елена Вавилова: Конечно.

Константин Чуриков: Елена Станиславовна, а вот по поводу как раз того, что они нас не знают, – правда ли, что сейчас, в последнее время, грубо говоря, в посольстве американском в России работают в основном люди, которые, собственно, и русским языком не владеют, то есть они его даже не учили, им это не нужно?

Елена Вавилова: Безусловно. Они считают, что они могут взять чем-то другим, силой, ресурсами людскими и денежными, и они вот работают таким образом. Это происходит из-за того, что вот есть достаточная уверенность в том, что все, что они делают, это правильно. И вот, если помните, такая же ситуация была, американцы испытывали трудности на Ближнем Востоке, потому что многие из тех, кто работал, не владели языком. А в России это известно, даже в советское время, американцы, которые работали против нас даже в спецслужбах, проигрывали из-за того, что они не могли общаться, не понимали язык, не знали тонкостей нашей жизни, нашего менталитета. Это им мешало. В этом плане вот эта их самоуверенность, я бы сказала, она играет им не всегда на руку.

Оксана Галькевич: Елена Станиславовна, вообще американская пресса достаточно так американоцентрична, они в основном обсуждают, любят свои какие-то проблемы выяснять, обсуждать и т. д. Но вы, я думаю, по-прежнему следите по некой привычке за тем, что там происходит в информационном поле. Вы действительно замечаете, что там Россия стала чаще звучать?

Елена Вавилова: Конечно, да. Если собрать заголовки последних недель, это постоянное нагнетание, постоянное упоминание о том, что Россия может переступить какие-то линии, что Россия может в любой момент развязать войну. Несмотря на то что американцы вроде от этого далеки, вот в плане опасности в Европе это постоянно как бы им напоминается. И вот союзнические такие их обязательства, они, в общем-то, тоже муссируются, с тем чтобы дать понять, почему американцы должны вдруг вмешиваться во все это. И очень много, то есть, наверное, заголовки всех интернет-изданий, газет пестрят, на первых полосах, конечно, вот разговор о русских.

Переговоры – это сложный, наверное, такой процесс, который начался, и, конечно, нашим дипломатам приходится учитывать менталитет американцев, даже дипломатам, которые работают в этой сфере долгие годы. То, что американцы всегда любят выигрывать, вот это их желание конкурировать, и ничего здесь нет зазорного, когда они пытаются выиграть какую-то преференцию в каких-то переговорных позициях, вот это нужно учитывать. Но они достаточно стойкие во всем, ну если сказать, и в быту, и в работе, и, конечно, в переговорах, и это качество помогает им выстоять какие-то сложные моменты. Поэтому переговоры, на мой взгляд, будут достаточно длинными, здесь еще вмешивается, конечно, политика, какие-то периоды до 2024 года, когда будут новые выборы. Но разговор, конечно, в медиапространстве, он идет постоянно, и Россия выдвинулась на первое место.

Константин Чуриков: Да, вот я сейчас нахожусь на сайте CNN...

Оксана Галькевич: Открыла... Так, Костя...

Константин Чуриков: Мы с тобой одинаковые идеи совершенно...

Оксана Галькевич: Это я нахожусь на сайте CNN...

Константин Чуриков: Ха-ха, мы одновременно это сделали не сговариваясь.

Оксана Галькевич: ...и там написано, что Байден предсказывает, что Россия двинется на Украину, да.

Константин Чуриков: Так, у нас есть звонок, давайте сейчас послушаем.

Оксана Галькевич: Ну, на самом деле, может, это и не показатель, просто сегодня у него была пресс-конференция...

Константин Чуриков: Biden predicts Russia...

Елена Вавилова: Но каждый день что-то происходит...

Оксана Галькевич: И каждый день это...

Елена Вавилова: Вот сейчас такой момент, каждый день какие-то новости, и Россия получила... То есть мы, на мой взгляд, ведем себя сейчас более уверенно и более наступательно, и это, конечно, повлечет за собой реакцию американцев.

Константин Чуриков: Ой, дай бог, чтобы хорошую, правильную, хорошую для нас.

Ирина из Москвы нам звонит. Ирина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Алло?

Оксана Галькевич: Да-да, здравствуйте.

Константин Чуриков: Да, пожалуйста.

Елена Вавилова: Добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Ну, во-первых, у меня племянница живет в Соединенных Штатах, и она, когда со мной разговаривает, она говорит: «Господи, как ты можешь жить в этой стране, в которой все абсолютно плохо?» Я говорю: «С чего ты взяла?» – «Ну как? Вот у нас всегда, все время передают, что в России то плохо, в России се плохо, вообще ужасно». Но при этом при всем у них одно время были очень модные, я не знаю, как это правильно называется, типа курсов по выживанию, и знаете, кто их вел? – бывшие советские отставные офицеры.

Елена Вавилова: Да.

Зритель: Причем они имели огромный спрос, и народ туда ходил просто толпами. Значит, учили выживать в лесах...

Константин Чуриков: У нас многие эти курсы могут вести.

Зритель: Да.

Елена Вавилова: Ха-ха, конечно.

Зритель: Но я хочу сказать другое. Значит, при этом при всем, не зная, я продолжаю линию Елены Вавиловой, не зная абсолютно того, что делается в России, не зная людей русских, менталитет русских, они выдумывают все это и собираются воевать чужими руками, потому что это удобно: сижу себе в гнездышке на другом континенте, никто меня не достанет...

Елена Вавилова: Да.

Зритель: ...ну разве что оружие дальнего поражения. А при этом при всем могу и руководить кем угодно, и чем угодно действовать, и все равно мне не будет плохо. То есть получается, что Америка, влезая во все международные дела Европы, России и т. д., будем говорить так, что это организм, который абсолютно не имеет отдачи негативной при этом. Поэтому, конечно, им очень удобно и выгодно.

Оксана Галькевич: Ирина, скажите, пожалуйста, вы сказали, что вот ваша племянница живет в Соединенных Штатах и говорит, что у них показывают, что и то плохо, и это плохо. А она российскую прессу, соответственно, никакие там, социальные сети, связи социальные не поддерживает, она на самом деле не пытается получать какую-то другую информацию и понять, как на самом деле?

Зритель: Ну почему? Я-то ей рассказываю, как там у нас на самом деле.

Константин Чуриков: Это называется народной дипломатией, Ирина, так и надо. Спасибо.

Елена Вавилова: Да, она должна быть.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Елена Вавилова: Но видите, вот пример, т. е. пример необъективности, однобокой информации, которая туда подается. И это все, естественно, работа, если не говорить заказ, но по крайней мере это нацеленность на то, чтобы представить Россию в неблагополучном, в неблагоприятном виде. И это работает, потому что...

Константин Чуриков: Елена Станиславовна, а может быть (извините, что вас перебил, просто связь у нас запаздывает), сделать, как, по-моему, в 1988-м, этот был телемост СССР – США, который Познер, Фил Донахью, и вот просто поговорить народ с народом? Помните, там вот эта женщина была, которая сказала, что...

Оксана Галькевич: …«в СССР секса нет»?

Константин Чуриков: ...у нас секса нет, но у нас есть любовь?

Оксана Галькевич: Не в том смысле.

Константин Чуриков: Да-да-да.

Елена Вавилова: Да-да-да, да. Потом мы отправляли молодых, к нам приезжали молодые американцы, американка Саманта Смит приехала и смотрела своими глазами, все это видела. Сейчас, конечно, можно было бы сделать живой обмен, но если бы была возможность у России транслировать больше на Запад и в Америку, что тоже нас же в их информационном поле зажимают. При современных технологиях это было бы легко сделать, можно было бы открыть множество каналов. Но политика американцев такова, что они препятствуют этому, для того чтобы как раз проводить определенную линию необъективную, на мой взгляд.

Но, безусловно, любые усилия каждого человека, небольшой организации, бизнеса... Ведь бизнес тоже, если он несет помимо каких-то деловых переговоров и какой-то месседж о том, что посмотрите, русские люди могут работать, они креативны, они могут создавать интересные сервисы, продукты, вот это тоже своего рода имидж, и он помогает где-то растопить немножко вот то, что сейчас у нас существует.

Константин Чуриков: Сколько сейчас наших в Соединенных Штатах и какие там настроения, кстати? Вот тоже, что говорят люди, ну что, может быть, вы запомнили до того момента, когда вы вернулись к нам на родину?

Елена Вавилова: Многие, конечно, вот как молодая девушка, они как бы должны оправдывать то, что они живут там, и, естественно, они видят больше каких-то положительных сторон жизни в Америке и не всегда, в общем-то, замечают то хорошее, что у нас происходит. Но, кстати, многие культурные мероприятия, культурные наши достижения, которые есть, они не могут просто никого оставить равнодушным: это наши спортсмены, которые выигрывают, наша культура, которая все равно там существует. Но, естественно, этого мало, поэтому вот усилия и нашего Россотрудничества по открытию и по развитию каких-то, организации мероприятий в Америке и в других странах, это все усилия, направленные как раз на то, чтобы улучшить отношения и каким-то образом исправить ситуацию.

Оксана Галькевич: Елена Станиславовна, а вот все-таки по поводу русской диаспоры. Вы знаете, мы час назад тоже обсуждали вот эту ситуацию, но несколько в другом ключе, и там прозвучало от одного нашего эксперта, что есть некая украинская диаспора, которая в том числе, как некое украинское лобби, да, интересов своей страны...

Елена Вавилова: Конечно.

Оксана Галькевич: ...в американском информационном поле и прочих. Что с русской диаспорой? Вот как они могут нам помочь и могут ли в принципе?

Елена Вавилова: Ну, нужно, естественно, желание. Если люди... Понимаете, во многом те, кто живет там, они все-таки подстраиваются под общество, где они живут, потому что они не хотят слышать каких-то нареканий со стороны соседей, сослуживцев и тех, кто их окружает. Поэтому я считаю, что есть все-таки такая боязнь прямо защищать Россию, высказывать какие-то мысли, идеи, которые идут вразрез с общими посылами, исходящими из медиа, которые существуют в Америке. Вот здесь, конечно, люди, если они имеют смелость и у них есть факты, аргументы...

Американцы очень, поскольку они прагматики, они любят конкретные факты, не просто разговоры ни о чем, им вот нужно, «Приведите мне пример», «Дайте мне конкретный факт», цифры, «Приведите мне цифры, как Москва изменилась за последние 10 лет, когда я там не был» – вот этому они поверят, и дальше они могут об этом рассказывать. Какие-то достижения, наши выиграли в Чемпионате по фигурному катанию – пожалуйста, можно пойти и об этом рассказывать, и это американцы, те, кто не знают, они призадумаются, скажут: смотрите-ка, русские умеют и это, и это. Вот каждый человек на своем месте может внести положительную лепту, для того чтобы формировать какое-то общественное мнение, которое будет все-таки лучше, чем оно сейчас есть.

Константин Чуриков: Ну, будем считать, что это такое домашнее задание представителям нашей диаспоры в Соединенных Штатах: каждый, кто сейчас нас смотрит в своем городе, пожалуйста, поработайте над местным населением.

Елена Вавилова: Конечно, есть о чем говорить и рассказывать.

Константин Чуриков: Елена Станиславовна, но получается, что они довольно доверчивы и наивны все-таки? Потому что, ну я не знаю, мне кто-то скажет, что во Франции, не знаю, вкусные огурцы, но я пока не приеду, я сам не поверю, понимаете.

Елена Вавилова: Да, американцы любят конкретику, т. е. им нужно прямо, без всяких полунамеков говорить о том... Они же и сами, они обычно говорят то, что думают, и в этом иногда они шокируют других людей другой национальности, но на самом деле они такие прямолинейные и все воспринимают за чистую монету. Поэтому их легко убедить в одном или в другом, поэтому, будучи доверчивыми, они верят заголовкам, которые сейчас идут, не включают, как мы говорим, критическое мышление. А те, кто интересуются, немало есть людей, которые все-таки читают, интересуются и другими мнениями, в частности теми, которые высказываются в России, они видят мир и все проблемы немножко по-другому, шире.

Но в большинстве своем, да, нужно усилия постоянные и такие, как говорится, точечные, чтобы они доходили до людей как можно больше. Безусловно, такая работа будет вестись, и мне кажется, что у нас люди достаточно творческие, и россияне, которые живут и там, наверное, все-таки будут способствовать хотя бы через культуру, через какие-то позитивные моменты искусства даже, литературы...

Оксана Галькевич: Да. Елена Станиславовна, я прошу прощения, у нас все меньше времени, очень хочется и вопрос задать, и зрителя выслушать. Андрей из Саратова. Здравствуйте, Андрей. Если можно, коротко.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Ну, давно пора понять, ссылаясь, так сказать, на историю, что эта страна давно не любит нас, и не только из-за нашего коммунистического прошлого, а вообще как таковая. И я думаю, что, если вещи называть своими именами, то никакие они нам не партнеры, а я считаю, что это очень страшный, хитрый и лютый враг. И нам, я думаю, нужно выработать тоже такую же доктрину, чтобы в противовес как-то действовать этой стране и жестче поступать. Потому что люди не понимают, я думаю, они не остановятся, пока наша страна не будет раздроблена, скажем, на...

Оксана Галькевич: Довольно частое такое мнение, спасибо, Андрей.

Константин Чуриков: Спасибо, Андрей, за ваше мнение.

Оксана Галькевич: Елена Станиславовна, вот еще хочу о чем успеть спросить. Смотрите, вот эта установка на некую такую всеобщую толерантность и в американском, и в европейском обществе, сейчас такая, может быть, и мода где-то, нельзя отрицать Холокост, нельзя, я не знаю, не пригласить чернокожего на какую-то там важную роль в фильме и т. д., и т. д., много чего нельзя, нельзя людей из Азии тоже как-то обидеть. А что с русскими-то не так? Почему русских можно и обидеть, и отрицать, и не пригласить, и вот это вот все?

Елена Вавилова: Я не думаю, что это приветствовалось как бы в открытом таком разговоре. В общем-то, они стараются придерживаться этого правила и пытаться... Но, видите, национальный признак, он не настолько еще... То есть это может дойти до того, что каждая национальность будет рассматриваться с определенной точки зрения у американцев. Но китайцы, азиаты, люди, выходцы из Ближнего Востока тоже это пережили: после терактов 2001 года все общество обрушилось, как раз вот это, как они говорят, несправедливое отношение, когда их подозревали, когда одно имя, фамилия могли вызвать вот такую негативную реакцию, – это все было. Поэтому сейчас, наверное, вот эта вот способность американцев какие-то клеймо расставлять, клеймо на каждого человека, на каждую национальную принадлежность, в общем-то, туда это идет. Пока я не думаю, что это в открытую люди будут делать, но, слушайте, с их тенденциями, в общем-то, все можно ожидать.

Константин Чуриков: Елена Станиславовна, не прошу вас, естественно, отвечать досконально на мой вопрос, он такой скользкий: насколько мы в этой истории сейчас впереди? Вот вы полковник службы внешней разведки в отставке, вы уже здесь. Естественно, разведка работает, спецслужбы работают. Насколько мы все это предвидели и работаем наперед? И мы, граждане Российской Федерации, можем быть уверены, что все будет хорошо?

Елена Вавилова: Ну, здесь мы должны вести себя как американцы. Они оптимисты, они верят в то, что все пройдет, все устаканится и все будет хорошо. Что радует сейчас, это то, что у России есть определенная, достаточно явно выраженная позиция, которая заявлена, и наши принципы, которые мы готовы защищать, это важно в любой конкурентной борьбе. Но говорить о том, впереди мы или нет, – это все процесс, и здесь, скорее всего, никто не старается опередить или как-то задушить соперника. Здесь главное нам сейчас не допустить, не побоюсь сказать, войны, потому что настолько обострилась ситуация, что мы все, и американцы, и русские, и европейцы, все обязаны сделать что-то и в ходе переговоров, и в ходе каких-то личных общений, немножко сделать так, чтобы напряженность спала, иначе мы катимся непонятно в какую, в общем, пропасть, и это все понимают. Поэтому здесь, наверное, лучше найти компромиссы и выслушать других, каким-то образом все-таки отстоять свое, но главное – не допустить ярко выраженного конфликта, особенно военного.

Оксана Галькевич: Елена Станиславовна, мы покритиковали американские средства массовой информации, давайте посмотрим на наши средства массовой информации. Вот они там что-то нагнетают, если посмотреть на их заголовки, а если... Вот вы же смотрите, наверное, и туда, и туда каким-то особым взглядом. На наши заголовки посмотрев, что вы можете сказать? Не нагнетаем ли мы здесь эту обстановку? Всегда ли правильно мы себя ведем?

Елена Вавилова: Вы знаете, мне кажется, что я заметила, мы сейчас меньше оправдываемся, т. е. мы не пытаемся так вот занять позу обидчика, а мы сейчас прямо говорим, что не нужно нас запугивать, что это неконструктивная позиция, это ни к чему не приведет. Вот это, мне кажется, придает, наверное, уверенности нашим людям обычным, которые читают эти заголовки. И вот, мне кажется, такая взвешенная, спокойная реакция на то, что происходит там, – это очень важно, это конструктивнее, чем бросаться какими-то обвинениями.

То есть мы говорим: не нужно нас запугивать, мы найдем выход, мы найдем какую-то другую возможность выживать, жить и развиваться. Вот это, мне кажется, такой позитив, он, в общем-то, необходим для поддержания нашего, можно сказать, вот такого оптимистического взгляда на будущее, без него ну просто руки будут опускаться у тех людей, кто занимается, во-первых, и вырабатывает политику, но и тех, кто просто живет и хочет жить в мире, хочет работать, развиваться. Поэтому вот, мне кажется, наша позиция в данном случае вызывает большее уважение.

Константин Чуриков: Скажите на своем прекрасном английском «Все будет хорошо».

Елена Вавилова: Everything will be just fine.

Константин Чуриков: Ой, спасибо! Спасибо, Елена Станиславовна.

Оксана Галькевич: Спасибо, ха-ха.

Константин Чуриков: Елена Вавилова и «Личное мнение» полковника службы внешней разведки в отставке, автора книг о разведчиках.

Оксана Галькевич: Буквально прежде чем мы попрощаемся, я вам прочитаю одно сообщение, нам пишет Краснодарский край: «Елена Вавилова, спасибо! Прочла ваши книги с большим удовольствием».

Константин Чуриков: А вот эта вот фраза у меня теперь будет звучать в ушах, это такой аутотренинг, «Все будет хорошо».

Оксана Галькевич: Everything will be fine, just fine.

Константин Чуриков: Fine, fine. Через две минуты продолжим.

Оксана Галькевич: Главное from your heart, Костя.

Константин Чуриков: Главное с акцентом.

Оксана Галькевич: Мы идем дальше, друзья.

Авторизуйтесь, для возможности комментировать
Авторизуйтесь, для возможности комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)