• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Елена Жутова: Курсы кройки и шитья у нас называют курсами «порки и нытья». Это само по себе говорит о профессии портного

Елена Жутова: Курсы кройки и шитья у нас называют курсами «порки и нытья». Это само по себе говорит о профессии портного

Гости
Елена Жутова
портной

Тамара Шорникова: Прямо сейчас рубрика «Профессии». Уверенно идем в новый телевизионный сезон. И нового в нем будет много. Мастер-классы. Нужно ведь понять, как все работает, как устроена профессия. Новое время для встреч на ОТР. Со следующей недели наша рубрика «Профессии» будет выходить по четвергам в 14:30. Дальний Восток, подключайся к прямому эфиру. Мы сделали все, чтобы дозвониться нам издалека было удобнее. Предлагайте свои профессии, о которых вы хотели бы узнать больше. Новые герои: космонавт, балерина, стюардесса, портной. Уже сегодня здесь в нашей студии Елена Жутова. Просим любить и жаловать. Портной высшей (6-ой) категории. Преподаватель швейного мастерства.

Елена Жутова: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Елена, пока обсуждали выход рубрики к эфиру, в редакции мнения разделились. Кто-то сказал: «Портной? Может быть, портниха? А, может быть, швея? Все-таки дама к нам приходит». Давайте сразу определимся, кто был прав, кто не прав. Почему именно портной?

Елена Жутова: Потому что в тарифно-квалификационном справочнике та профессия, которой я занимаюсь, называется «портная». И присваиваются соответствующие разряды. Швея – этот немножечко другое. Это более низкий уровень, назовем так.

Тамара Шорникова: В чем разница принципиально в работе у швеи и портного? Потому что для многих это синонимы, я уверена.

Елена Жутова: Образование швеи-мотористки дают в училище. А для того, чтобы научиться работать в качестве портной, нужно закончить техникум или высшее учебное заведение, где уже квалификация технолога, конструктора или модельера.

Тамара Шорникова: То есть портной у нас делает все?

Елена Жутова: Портной делает от начала до конца. Швея шьет определенную операцию.

Тамара Шорникова: То есть специалист по карманам…

Елена Жутова: Условно так. Потому что в процессе производства все изделие разделяется на определенные фазы. И идет заготовка определенных деталей. Потом идет сборка. Поэтому каждый работник, швея выполняет какую-то операцию: заготавливает воротник, манжет, пришивает пуговицы, пробивает петли. А портная это все делает сама от начала до конца.

Тамара Шорникова: То есть швея – это у нас такая боевая единица в масштабах крупной фабрики, где все поставлено на поток?

Елена Жутова: Да.

Тамара Шорникова: Давайте выясним, чем же занимается портной, как выглядит его рабочий день. Мы сняли сюжет. Давайте посмотрим видеоматериал.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: У вас есть склад, собственный гардероб, или, может быть, два склада?

Елена Жутова: Нет.

Тамара Шорникова: Просто если можешь сшить себе кофточку за 2 часа, кажется, что дамы не смогут остановиться. Это наверняка должно быть огромное пространство. Или для себя час, а для клиентов весь остальной день?

Елена Жутова: Я даже не могу сказать конкретно. Бывает, что попадается в руки какой-то отрез материала, и, используя свободное время, можно воплотить немедленно. А иногда это откладывается на какой-то более длительный срок. По мере необходимости. Если нужно срочно сшить, сошьем срочно. Если нет, можно отложить и обшить тогда наших клиентов.

Тамара Шорникова: В магазинах покупаете одежду?

Елена Жутова: В магазинах я покупаю только ту одежду, которую я не хочу шить, например, джинсы.

Тамара Шорникова: Вот любопытно, говорите – «не хочу шить». В сюжете была такая фраза: «Какой интерес шить юбку с четырьмя вытачками». А что для портного считается интересным делом, а что какая-то рутина? Можно действительно купить. Или лень столько тратить времени на это дело?

Елена Жутова: Когда приходит клиент, он примерно представляет, что хотел бы увидеть в результате. Я могу предложить немножечко другой вариант того, что он хочет, но немножечко интереснее. Или бывает наоборот – он твердо знает, что хочет то-то и то-то и не соглашается ни на какие компромиссы. Но такие редко бывают. В основном люди прислушиваются к моему мнению.

Тамара Шорникова: Действительно любопытно. Когда приходит человек и говорит «просто юбку, просто платье», как строится беседа? Как узнать, в чем должен уйти этот самый клиент?

Елена Жутова: Мы живые люди. Мы просто разговариваем нормальным человеческим языком. Я пытаюсь предложить несколько вариантов. Человек уже сам решает, что ему ближе.

Тамара Шорникова: А часто фантазии клиента расходятся с реальностью? Вы же, наверное, видите, что пойдет человеку, а что нет?

Елена Жутова: Тамара, я не так много шью для клиента именно теперь. В основном что хочет человек, то мы и сошьем.

Тамара Шорникова: Все в фантазиях очень смелы, «хочу вот такую юбку».

Елена Жутова: Нужно понимать, что это просто одежда. Не надо так слишком много времени ей уделять.

Тамара Шорникова: Вы уделили ей всю свою жизнь. Давайте начнем с азов, с творческого пути. Вот шеф-повар в нашей студии рассказывал, что прежде чем его допустили к блюду, он перечистил тонны картошки. На чем портной набивает руку?

Елена Жутова: Как я уже говорила, я начинала свое образование в школе. У нас были учебно-производственные комбинаты, где мы 2 года учились на швею-мотористку. Как раз нам тогда присваивалась корочка, на которой было написано «швея-мотористка 3 разряда». То есть это азы. Это образование, которое ты получаешь во время обучения в школе. А потом, когда уже идешь дальше в училище или средне-специальное образовательное учреждение (техникум), там имеется производственная практика, то есть мы получаем теорию, осваиваем в мастерских практику, и так же происходит присвоение другой квалификации – 4 разряд, 5 разряд. Наибольший разряд (5-й) можно было получить при окончании техникума. Хотя люди, которые работают в ателье, они, конечно, к этому относятся с недоверием. Потому что 5 разряд – это очень высокий. И присвоить его ученице, у которой нет такого навыка работы – это авансом, скажем так.

Тамара Шорникова: Какой экзамен нужно сдать? Что нужно сшить, чтобы такой разряд присвоили?

Елена Жутова: Это зависит от операции, которую умеет выполнять работница.

Тамара Шорникова: Например?

Елена Жутова: Например, один из высших разрядов – это пришивание пуговиц.

Тамара Шорникова: Мне казалось, что это самое легкое в работе.

Елена Жутова: Утюжные работы – высокий разряд. То есть все происходит непосредственно на потоке. То есть когда человек приходит и начинает работать на швейной фабрике, есть технолог швейного производства на потоке, который распределяет приходящих к нему учениц на определенные операции, и уже смотрит, как она справляется, есть ли у нее скорость, какое у нее качество, как она тщательно и аккуратно выполняет свою работу. То есть можно ли ей доверить какую-то операцию 4 разряда? Если она выполняет, у нее получается хорошо, ее ставят на более сложные работы.

Тамара Шорникова: В общем, сложное движение по карьерной лестнице в вашем швейном деле. Свое первое собственное блюдо помните? Вряд ли вам сразу доверили то самое розовое пальто с песцовым воротником? Что сшили?

Елена Жутова: Первое. Я даже не помню. А что мы делали? В школе мы стежки делали ручные, какие-то мелкие. То есть определенного изделия даже не было.

Тамара Шорникова: То есть платья, над которым вы долго корпели, а потом оно оказалось на 2 размера меньше, у вас не было такого в биографии?

Елена Жутова: Не было. Что-то я такого не припомню.

Тамара Шорникова: Хорошо. А как часто в вашей жизни ваши навыки вам помогали? Например, быть самой лучшей на каком-то званом вечере. Или за 1 день подготовиться к важной встрече, например. Или сшить джинсы, которых ни у кого не было.

Елена Жутова: У меня не было такого случая, что нужно немедленно, завтра, вчера сшить какую-то вещь. А насчет джинс я вернусь к этому вопросу. Все-таки это такая специфическая одежда. Учитывая сложность ткани, сложность обработки, наличие там различных клепок, то, что это очень плотный материал, для этого нужно специальное оборудование. Шить в бытовых условиях – это совершенно будет отличаться от производственных.

Тамара Шорникова: Про оборудование. Видела у вас такой арсенал. Боевой ряд швейных машин. Наверняка они отличаются от того, на чем вы учились шить. Вот что сейчас изменилось в оборудовании, что облегчило, может быть, ваш труд?

Елена Жутова: Раньше я работала на производственном оборудовании. А сейчас у нас в студии представлено оборудование бытовое. В этом разница. Разница в качестве строчки, в скорости пошива и возможностях оборудования. В основном это качество и скорость.

Тамара Шорникова: И варианты стежков, наверное?

Елена Жутова: Естественно.

Тамара Шорникова: Покажите то «оборудование», в котором вы пришли. Я вижу, что это простые вещи. Но раз вы принесли их, значит они основополагающие в профессии.

Елена Жутова: Конечно. Каждой портной что нужно? Нужна сантиметровая лента, естественно, нужны нитки, для того чтобы шить какую-то вещь, нужны любые закройные ножницы, с помощью которых мы кроим вещи. Нужны волшебные вещи, такие как фломастер, который сам собой испаряется, в общем, исчезает с помощью воды. Есть у нас нити-обрезатели. У нас есть иголки, булавки. И, естественно, ткани – то, из чего нужно шить.

Тамара Шорникова: Где сейчас берете такое разнообразие цветов, фактур.

Елена Жутова: Можно купить в магазине, можно порыться в сундуке, а можно купить у нас на складе.

Тамара Шорникова: Если весь товар в наличии, просто ли сейчас купить ткань? Сколько это стоит?

Елена Жутова: Что значит сколько стоит? От и до?

Тамара Шорникова: От 50 рублей и дороже.

Елена Жутова: От 50 рублей?

Тамара Шорникова: Да, я знаю места, где можно купить за 50 рублей.

Елена Жутова: И что это за ткань?

Тамара Шорникова: Это когда распродаются рулоны, остаются небольшие отрезы (меньше метра), они продаются по таким ценам.

Елена Жутова: Это шелк, ситец?

Тамара Шорникова: Все – трикотаж, шелк, ситец, фатин.

Елена Жутова: То, что в простонародье называется «отрезы»?

Тамара Шорникова: Да. Остатки.

Елена Жутова: То есть то, что вряд ли пригодится обывателю. Но вы наверняка из этого сможете сделать что-то достойное.

Тамара Шорникова: Ткани, которые имеют какие-то дефекты, которые можно, допустим, как-то обойти. Дырочки, затяжечки, какое-то пятно. Или еще что-то. Для нас это не помеха.

Елена Жутова: Продолжаем раскрывать профессиональные секреты. Сейчас узнаем, а что интересно нашей телезрительнице. Есть у нас звонок в прямом эфире. Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Вы хотите рассказать о своем опыте. Вы шьете, вы ходите в швейные ателье?

Зритель: Нет, я не умею шить. Я нашла газету – ателье. Думаю: у меня шубка была. Это первое мое.

Тамара Шорникова: А почему вы ходите в ателье? Почему не покупаете в магазинах?

Зритель: Вы выслушайте, пожалуйста. А рукава из соболя. Мне надоело. Я позвонила в ателье, говорят: «Приезжайте». Я из города Рубцовск. А потом блузку я шила.

Тамара Шорникова: Спасибо большое. Видимо, привлекает то, что ты будешь в единственном экземпляре, что будет сидеть точно по фигуре. Но если простая математика, тот зеленый костюм, который мы показывали. По-моему, метра три ткани. И, насколько уточнили ваши коллеги в ателье, это от 1000 за метр. Сколько ваша работа стоит в данном случае с зеленым костюмом?

Елена Жутова: Это можно озвучить в эфире?

Тамара Шорникова: Это нужно озвучить. Мы хотим понимать, сколько зарабатывает специалист вашего уровня.

Елена Жутова: Если так прикинуть примерно, это такая цена, от которой мы будем отталкиваться. Минимум 6000.

Тамара Шорникова: Минимум 6000. И еще около 3000 за ткань. То есть костюм 9-10 тысяч.

Елена Жутова: Опять же, когда заказывает человек какую-то вещь, мы должны понимать, насколько срочно. Есть понятие срочного заказа. Если вам нужно сшить, допустим, в течение 3 или 5 рабочих дней, естественно, это будет стоить дороже, чем если бы ваш заказ выполнялся в течение 2 недель, предположим, или месяца.

Тамара Шорникова: При вашем мастерстве этот костюм вы сделаете за сколько?

Елена Жутова: Можно сделать и за 2 дня. Опять же, зависит от того, чем я занята. У меня же, кроме возможности шить на заказ, существуют другие обязанности, которые я должна выполнять.

Тамара Шорникова: Так. Вот два дня. 6000 за костюм есть. А много ли клиентов в месяц? Сколько может портной заработать?

Елена Жутова: Заработать он может сколько угодно. Если он будет работать с утра до вечера и ночью. И в зависимости от того, чем именно он будет заниматься. Есть работы, которые оплачиваются очень дорого. Это, например, какие-то кружевные вещи, свадебные платья. Что-то такое праздничное.

Тамара Шорникова: То есть работа может быть прибыльной и, конечно же, такой… Красивый костюм точно может ударить по карману клиента. В магазинах при всем обилии, при всей нервотрепке можно все-таки купить дешевле.

А умельцы в интернете выбирают так, что еще и домой на примерку привезут. Вот что говорят ваши клиенты? Почему обращаются в ателье?

Елена Жутова: Вы понимаете, вещь, которая сшита руками – это единственный экземпляр. То есть я сама крою, сама сметываю, строчу, меряю на человека, дошиваю, утюжу, сдаю. То есть это единственная вещь в единственном экземпляре, сшитая на конкретного человека. Это не тот массовый поток, когда кроится 50-100 вещей и шьется бездумно, автоматически. То есть штучный товар или массовое производство. Решать вам.

Тамара Шорникова: Про бездумность и массовое производство. Меня, человека, далекого от шитья, в магазине безмерно раздражают кривые швы, торчащие нитки. Как вы со стрессом в магазинах справляетесь? Наверняка у вас другой взгляд на вещи.

Елена Жутова: Если я туда не хожу, у меня его нет.

Тамара Шорникова: Понятно. Что говорят те ваши клиенты, которые приходят не выбирать себе костюм, не заказывать, а шить? Дело трудоемкое сегодня. Кто выбирает сегодня профессию портного? Кто к вам приходит?

Елена Жутова: Приходит много девочек, у которых мамы портные или всю жизнь шьют. И они хотят тоже что-то сшить себе новое. Мама далеко. Приходится обращаться к другим людям.

Тамара Шорникова: Так. Приходят представители семейных династий. Кто еще?

Елена Жутова: Да. Я не спрашиваю, чем человек занимается в жизни.

Тамара Шорникова: Молодежь, пенсионеры, мужчины, женщины.

Елена Жутова: Если мужчины приходят, они приходят шить сами.

Тамара Шорникова: Есть желающие?

Елена Жутова: Есть. А по возрастному я даже не могу сказать. В основном, скорее всего, молодежь.

Тамара Шорникова: Мне кажется, работа требует терпения.

Елена Жутова: Да, однозначно.

Тамара Шорникова: Что еще она требует? Какие качества должны быть у человека, который решил связать со швейным делом свою жизнь?

Елена Жутова: Мне кажется, терпение – это вообще краеугольный камень в любой профессии.

Тамара Шорникова: Что для этой еще нужно?

Елена Жутова: Когда девочки учатся на различных курсах кройки и шитья, у нас есть такая поговорка: «Курсы порки и нытья». То есть само о себе все это говорит. Если ты не любишь распарывать и переделывать, тебе делать нечего. Иначе будут, как вы сказали, кривые швы, неровные строчки, и все будет смотреться, как на пугале.

Тамара Шорникова: А ваша любимая часть работы какая?

Елена Жутова: Когда уже все примерки прошли…

Тамара Шорникова: Профессиональные термины могут звучать в нашей рубрике.

Елена Жутова: Когда все померила, я сижу и шью. Меня никто не трогает, я вся в процессе.

Тамара Шорникова: То есть это уединение, творчество?

Елена Жутова: Да. Девочки говорят, что это медитация. Молодые называют это так.

Тамара Шорникова: Слушайте, это явный плюс профессии. Потому что сейчас в крупных городах за медитацию платят большие деньги тренерам по медитации. А у вас она…

Елена Жутова: Да, ты погружен в процесс. И тебя ничего не должно отвлекать. Сидишь и работаешь. Тебя никто не трогает. Ты никого не трогаешь. Занимаешься теми вещами, которые тебе нравятся.

Тамара Шорникова: Сколько стоит час вашей медитации, если к вам приходят арендовать оборудование в швейный коворкинг.

Елена Жутова: На один час 300 рублей. Но у нас такая политика, что если вы находитесь больше 2 часов, это считается, что вы находитесь целый день. Платите 900 рублей и можете 8 часов медитировать.

Тамара Шорникова: Ваши коллеги, такие же работники швейных ателье, мастерских по пошиву и ремонту одежды – много ли их? Много ли конкурентов в вашей нише? Много ли желающих освоить профессию портного?

Елена Жутова: Совсем недалеко от нас находится ателье. Они занимаются только ремонтом. Они не берутся за пошив.

Тамара Шорникова: Понятно. Хочется узнать. Если бы вы в начале пути выбирали свою профессию, что-то поменяли бы в ней, ушли в другую отрасль в швейном деле?

Елена Жутова: Я думаю, наверное, нет. Мне и так хорошо на своем месте.

Тамара Шорникова: И это отлично. О тех, кому хорошо на своем профессиональном месте, мы рассказываем в нашей рубрике «Профессии». А также о тех, кому, может быть, это место надоело и он хочет новых карьерных перспектив. О них тоже рассказываем – как их получить, где их найти. Обо всем этом в следующий четверг в 14:30. Обратите внимание на новое время выхода рубрики в эфир. Встретимся с вами здесь. Место остается прежним – Общественное телевидение России. Спасибо.

Елена Жутова: Вам спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты