Из мусорной реформы случайно выпал человек. Остались чиновники и бизнесмены-регоператоры

Из мусорной реформы случайно выпал человек. Остались чиновники и бизнесмены-регоператоры
Леонид Григорьев: Мировой кризис бывает, когда грохается большая страна и происходит драматическое падение нефти
Как потребовать перерасчёт за оплату мусора и при этом добиться его своевременного вывоза
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
Гости
Элмурод Расулмухамедов
первый заместитель председателя Центрального совета Всероссийского общества охраны природы

Мусор будут мерить баками. В правительстве придумали новую схему оплаты за вывоз мусора. Стоимость теперь хотят рассчитывать по количеству баков. Формула непростая. Попробуем в ней разобраться.

Ольга Арсланова: Продолжаем, возвращаемся к нашим темам. Жителям России предлагают новый способ оплаты за вывоз мусора. Правительство рассматривает возможность ввести более справедливую схему расчета стоимости услуги. Ну, по крайней мере, так ее презентуют – как более справедливую.

Петр Кузнецов: Но не через кассы магазинов. Это другое немножко.

Ольга Арсланова: Считать хотят по количеству баков, установленных на контейнерной площадке.

Петр Кузнецов: Почему бы и нет? Директор Российского экологического оператора Алексей Макрушин объясняет: например, если таких баков пять, то это число будут умножать на 30 дней – и, соответственно, плата будет рассчитываться за 150 контейнеров в месяц. Но он же признает позже: для разделения суммы между жильцами или арендаторами потребуется достаточно непростая формула.

Ольга Арсланова: Все это происходит на фоне «мусорной реформы», которая началась в России с этого года, с 1 января. В нее не вошли 11 регионов пока что – по разным причинам. Цель – сделать обращение с мусором более цивилизованным в нашей стране; нужно решить проблему с несанкционированными свалками и сократить объемы вывозимых отходов. Так, на переработку к 2024 году, по планам, будет отправляться 36% мусора вместо 7%. Вот 7% – это показатель на текущий, 2019 год. По паспорту национального проекта «Экология» нужно эту цифру увеличить.

Петр Кузнецов: Давайте обсудим новую схему. У нас в гостях – Элмурод Расулмухамедов, первый заместитель председателя Центрального совета Всероссийского общества охраны природы. Здравствуйте.

Элмурод Расулмухамедов: Добрый день.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: О плане реализации, понятно, говорить трудно. Даже инициаторы говорят, что, в общем-то, формула сложная. Правда, мы к пенсионной формуле привыкли. Может быть, после этого и разберемся.

Ольга Арсланова: С текущей формулой тоже не очень понятно.

Петр Кузнецов: Нет, а сама идея? Вот давайте с этого начнем. Саму идею вы считаете правильной, в том направлении?

Элмурод Расулмухамедов: Ну, если плясать от печки, то у нас реформа, про которую вы тут сказали, из нее случайно выпал человек. Остались чиновники, остались бизнесмены в виде региональных операторов. И новая методика расчета – это хоть какая-то попытка вернуть в систему человека. Почему так? Потому что до этого расчет делался либо по количеству проживающих, либо по квадратным метрам.

Петр Кузнецов: Причем это определял конкретный регион или даже город.

Элмурод Расулмухамедов: Это определяли, по сути своей, чиновники во взаимодействии с региональным оператором. Эти цифры попали в соглашения. И понятно, что эта система вызвала возмущение населения по всей стране практически, потому что там, где люди не живут, но являются владельцами, они мусор не образовывают и они отказывают платить с квадратного метра. В других местах другие претензии и другие причины, потому что люди видят, сколько они выбрасывают реально. И когда кто-то определил какой-то норматив, то это у всех вызвало возмущение.

Поэтому то поручение, которое сейчас есть от председателя Правительства, разработать новый метод – оно, скажем так, учитывает претензии людей, потому что в этой ситуации мы с вами хоть как-то можем влиять на то, сколько мы с вами платим. Если мы с вами заполняем контейнерную площадку из десяти контейнеров, мы платим одну сумму. Если мы умещаем свои отходы в пять контейнеров, то мы, естественно, платим меньше.

Ольга Арсланова: А расскажите, пожалуйста, поподробнее. То есть вот эти контейнеры стоят на несколько домов, правильно?

Элмурод Расулмухамедов: Да.

Ольга Арсланова: Люди туда что-то выбрасывают – все в разном объеме.

Элмурод Расулмухамедов: Да.

Петр Кузнецов: И из соседних домов тоже, например.

Ольга Арсланова: У кого-то идет ремонт – и кто-то туда вынес, я не знаю, диван разрубил, ну, условно. А кто-то аккуратно все сортировал и маленький пакетик неперерабатываемых отходов туда выбросил. Как они заплатили в итоге? Что у каждого в платежке будет?

Элмурод Расулмухамедов: Заплатим мы примерно… Сейчас, вот в той системе, которая есть, мы заплатим примерно равномерно. Но при этом…

Ольга Арсланова: То есть я заплачу за того, кто диван порубил?

Элмурод Расулмухамедов: Возможно. Но когда вы выбросите диван, кто-то заплатит за вас.

Ольга Арсланова: Понятно.

Элмурод Расулмухамедов: Про это тоже не надо забывать, потому что у вас ваш диван не вечный. Это с одной стороны.

Ольга Арсланова: Хорошо.

Элмурод Расулмухамедов: С другой стороны, у людей появляется возможность как-то регулировать эти отношения. Потому что во многом завалы на контейнерных площадках, которые в начале реформы наблюдали во многих городах, они были вызваны тем, что жители уже платят и несут отходы, а, например, юридические лица, которые на первых этажах и так далее, и так далее, они еще не подписали соглашения с операторами, но продолжают выбрасывать свой мусор. Поэтому здесь как бы мы рассчитываем, что включится такой гражданский контроль, который потом эту историю более или менее отрисует.

Ольга Арсланова: То есть расчет на то, что люди будут сами договариваться, соседи будут договариваться, урегулируют это сами, без участия власти?

Петр Кузнецов: Заодно и воспитываем добрососедство.

Элмурод Расулмухамедов: Да.

Ольга Арсланова: И все заинтересованы в том, чтобы платить меньше.

Элмурод Расулмухамедов: Все заинтересованы. Ну, мы исходим из того, что все заинтересованы в том, чтобы платить меньше, кроме регионального оператора.

Ольга Арсланова: Понятно.

Элмурод Расулмухамедов: Соответственно, мы хотим убрать мнение регионального оператора из принятия решения о том, сколько мы должны платить.

Ольга Арсланова: Он сам разберется, конечно.

Элмурод Расулмухамедов: Нет, пусть он приходит и… Ну, как бы то, что он вывез по факту – за это он деньги и получает. Это с одной стороны.

С другой стороны, когда реформа начиналась, нам всем обещали, что региональные операторы, которые придут, – это инвесторы, они вложат деньги и так далее, и так далее. Ну, разумно, если считать бак объектом вложения оператора, что он получает прибыль пропорционально своим вложениям. Возможен случай, когда он поставит один бак, собирать будет с региона в 500 тысяч жителей, с квадратного метра – и получать от этого удовольствие, потому что один бак можно вывозить…

Ольга Арсланова: Вот! Это очень важный момент.

Элмурод Расулмухамедов: Это обратная сторона.

Ольга Арсланова: То есть если оператору эта схема покажется пока что не очень выгодной, он просто будет реже приезжать? И у нас рядом с баком образуется еще гора?

Элмурод Расулмухамедов: Ну, не совсем так, потому что есть требования к оператору по количеству вывозов в неделю или в день. И это никто не отменял. Это с одной стороны.

С другой стороны, эта схема позволяет нам эффективно запускать раздельный сбор, когда появляется контейнер уже под раздельный сбор и появляется дифференцированный расчет. То есть мы на эту схему смотрим как на некую промежуточную, но она уже сейчас восстанавливает справедливость в системе.

У нас громогласно объявлена реформа, но она не поддерживается населением, потому что люди не воспринимают ее: «Мы носили, носили туда же, – и так далее, и так далее. – Почему сейчас мы должны платить больше?» И здесь как бы восстанавливается логика. Это тот самый случай, когда власть учитывает мнение населения.

Сейчас как бы отрабатывается эта история. Понятно, что это вызовет возмущение у региональных операторов. Понятно, что будут рассказывать про сложности учета и все остальное. Но наша задача сейчас – в первую очередь все-таки получить удовлетворение от граждан, чтобы они были довольны реформой. А региональный оператор – это фигура сменная. Ну, если не справляется – значит, поменяется.

Петр Кузнецов: Ну, граждане… Я сейчас не за всех говорю, но я убежден, что граждане готовы платить, но они готовы платить по факту. Вот если это будет обеспечено, то…

Элмурод Расулмухамедов: По возможности, да. Но сразу учет такой мы наладить, к сожалению, не можем, поэтому как бы это будет идти поэтапно. Но уже отказ от этой тотальной нормативной схемы, когда на вас практически наложили некий оброк, независимо от того, сколько вы… Уже отказ от этой системы – это уже позитивный шаг.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, то, что появился отдельной строкой в платежке вывоз мусора, или как верно он там называется, – это хоть как-то сделало прозрачной данную процедуру и стартовавшую реформу? Гражданам стало понятнее?

Элмурод Расулмухамедов: Вы знаете, идея отдельной строки была в том, чтобы граждане понимали, люди понимали, сколько они платят.

Петр Кузнецов: Вот и я про это.

Элмурод Расулмухамедов: И, возможно, для кого-то эта цифра является, скажем так, стимулирующей, мотивирующей к меньшему количеству отходов и так далее, и так далее. К сожалению, вот эта отдельная строка и метод расчета по квадратным метрам – это как бы противоречит друг другу в логике.

Идея же общая была такая, чтобы граждане задумывались, и граждане, и бизнес задумывались о том, сколько отходов формируется. И надо эту мотивацию восстанавливать. Вот это первый шаг такой – ну, может быть, довольно примитивный, но он более или менее понятен и относительно реализуемый в наших нынешних отношениях.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем зрителей. У нас на связи Нина из Архангельска. Мы спрашиваем наших зрителей, сколько они платят сейчас за вывоз мусора и какая схема их бы устроила. Нина, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Приветствуем вас, Нина. Вы в прямом эфире, мы вас слушаем внимательно.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Я хочу поинтересоваться, кому это такое пришло в голову – мерить баками мусор? Вот я живу в многоквартирном доме, у нас во дворе большой магазин «Магнит». Баки стоят и для них, и для нас. Всегда у них отходы, ящики среди дня и вечером – горы! Как будут платить люди? А сколько к нам со стороны привозят? Каждый день из машин люди привозят мешками – и тоже сюда, в наши баки, выкидывают.

Петр Кузнецов: Нина, наверное, вы прослушали. Мы как раз говорили о присутствии в том числе на общей контейнерной площадке, скажем так, юридических лиц, которые располагаются на первом этаже.

Вопрос по количеству баков заодно тогда, раз вы нас вернули к этим контейнерам. На примере своего двора могу сказать, что эти баки все время как-то перемещаются: то их три, то их снова пять. Во-первых…

Ольга Арсланова: Куда их убирают?

Петр Кузнецов: То ли они откатываются куда-то в соседний двор, не знаю. Иногда обнаруживаешь… Вот за вами сейчас была картинка – этот грузовой бак, куда как раз те самые диваны складывают. Обнаруживаешь его почему-то на машино-месте на парковке во дворе, почему-то он там оказывается.

Кто заведует контейнерными площадками? Есть ли ответственность, не знаю, управляющих компаний в этом плане? Кто следит за этим?

Элмурод Расулмухамедов: Ну, сейчас место под контейнерные площадки должны предложить муниципальные органы либо управляющие компании. Комплектация собственно контейнерной площадки? Мы говорим о том, что надо, чтобы люди приняли в обсуждении, сколько это будет. Возможно, начнем с десяти, а потом сократим до восьми. Или начнем с десяти, а потом добавим. То есть логика в том, чтобы вот здесь был определенный маневр – тогда у нас не будет завалов. Это с одной стороны.

С другой стороны, сейчас идет дискуссия, кто должен обеспечивать чистоту на этой площадке и так далее, и так далее.

Ольга Арсланова: То есть это пока еще неизвестно до конца?

Элмурод Расулмухамедов: Четко – пока нет. То есть идея в том, что… Кто-то говорит, что этим должны заниматься операторы. Операторы говорят: «Так как земля не наша, то этим должны заниматься муниципалы». Вот здесь еще идет дискуссия.

В общем-то, реформа пробуксовала в том месте, где муниципалы не предоставили своевременно площадки под это дело. Но мы говорим о том, что люди, которые выносят отходы, мусор и так далее, и так далее, должны иметь право контролировать ситуацию и дальше уже разобраться, кто виноват – муниципал или оператор. Как бы из двух виноватых всегда найдем кого-то.

Петр Кузнецов: Кстати, в этом плане добавляется к ныне существующим еще одна проблема – дефицит контейнерных баков, потому что в России сейчас оценивается их количество в 750 тысяч единиц. Эксперты считают: чтобы восполнить этот дефицит, требуется около 9 миллиардов рублей.

Элмурод Расулмухамедов: Ну, здесь надо задать вопрос простой. Еще раз: когда мы отдаем миллиардные контракты некоей компании, и она утверждает, что она делает инвестиции, то, наверное, мы рассчитываем, что хотя бы баки они поставят сами. Но, как выяснилось, у нас многие регоператоры гордому званию инвестора никак не соответствуют.

Поэтому сейчас принято решение, что надо будет поддержать опять же государственными деньгами (то есть нашими с вами деньгами) производство этих контейнеров и расстановку в рамках поддержки реформы. Но я очень надеюсь, что это не будет просто подарок граждан страны бизнесменам. Потому что получается, что мы платим с вами два раза: мы сначала платим в тарифе, а потом мы платим из наших налогов, помогаем им приобрести это имущество. Что это будет? Какие-то кредиты, какие-то субсидии на эту историю? Это с одной стороны.

С другой стороны, мы видим по многим направлениям, например, избыточность – то есть ставятся очень дорогие контейнеры, которые потом быстро выходят из строя. То есть надо все-таки изучить опыт, потому что контейнер стоимостью в 35 тысяч рублей – это, конечно, безумие абсолютное.

Ольга Арсланова: Смотрите, что нам пишут. Тверская область: «У нас рядом частный сектор, который свой мусор несет в наши контейнеры. Мы должны за них платить?» «Контейнеры заполняются очень быстро. Баки стоят в открытом доступе, – это уже из Краснодарского края. – Постоянно привозят мусор частные машины. Мы и так платим 250 рублей с человека. Кто учтет чужой мусор?»

В общем, у нас очень многие зрители считают, что лучше платить с человека, прописанного в квартире.

Элмурод Расулмухамедов: Можно платить с человека, прописанного в квартире, но у этой ситуации тоже есть нюансы. Потому что, например, вы приехали, где-то работаете, и вы тоже производите мусор – при этом вы прописаны в Московской области, но приехали и работаете в Москве (или наоборот). Соответственно, вот этот аспект тогда выпадает полностью. Это с одной стороны.

С другой стороны, сделать так, чтобы контейнерная площадка конкретного ТСЖ была под контролем жителей ТСЖ и под контролем управляющей компании – это элементарное действие, ничего сложного в этом нет. Добиться от оператора, чтобы контейнеры стояли в частном секторе и туда они складывали – здесь тоже ничего сложного нет. Ну, вряд ли кто-то будет везти 10 километров мусор куда-то, что-то, как-то. То есть это не деньги, из-за которых…

Скорее всего, в частном секторе просто нет контейнеров, то есть оператор недоработал. А жители, которые оказались в этой ситуации, вынуждены за это платить. И здесь как раз логика именно в этом.

Петр Кузнецов: Мы еще, кстати, покажем, как жители выходят из этого положения, в нашем материале, но пока послушаем Пермь и Валентину. Валентина, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Да, добрый день. Вы знаете, я управляющая ТСЖ «Солдатова, 29». У меня три больших дома, 350 квартир. Вначале мы оплачивали… Была элементарная и очень хорошая система, к которой люди привыкли. Допустим, у меня 22 500 метров квадратных, мы платили за вывоз мусора где-то 15 тысяч. На сегодняшний день мы платим 80 тысяч с жильцов. Понимаете, это огромная сумма! Программа настолько не проработана! Мы были бы готовы, допустим, поддержать тех же людей, если бы знали, что где-то будет завод по переработке, полигон. А все это вывозится в одну общую кучу куда-то, которая горит. Понимаете, настолько все не проработано!

Дальше, второй вопрос – контейнеры. Вы говорите про контейнерные площадки. А у нас контейнеры… У нас десятиэтажный дом, и на сегодняшний день вот эти… Раньше мы покупали за деньги ТСЖ, мы планировали заранее смету. На сегодняшний день, если жильцы платят в купе 80 тысяч, вы знаете, мы еще должны закладывать деньги на приобретение контейнеров? Один контейнер стоит порядка 7 тысяч. У меня 9 подъездов. Даже если по одному контейнеру в подъезд, то – 7 на 9 – 63 тысячи. И это один. А там по два, по три стоят. Вы понимаете, какая это сумма? Вот настолько не проработано!

У нас с площади берется. Конечно, жильцы возмущаются: «А почему не с человека?» Мы можем всегда проконтролировать количество людей, допустим, проживающих в доме. Всегда у нас есть доступная и достоверная информация. Хорошо, мы бы поняли, если бы наш Пермский край сказал… На сегодняшний день, вот уже полгода прошло, а мне еще счета от регионального оператора за январь, февраль и март… Мы собирали деньги для себя, и мы готовы заплатить эти деньги региональному оператору, но на самом деле даже счетов нет, нет договоров.

Понимаете, система настолько пробуксовывает, что мне даже стыдно жильцам смотреть в глаза за такую работу нашего Пермского края.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Прокомментируете?

Элмурод Расулмухамедов: Ну, оправдывать некачественную работу регоператора не будем, это как бы здесь логично.

Петр Кузнецов: Вряд ли какой-то отдельный случай, выбивающийся?

Элмурод Расулмухамедов: Да. Если региональный оператор настаивает, чтобы ТСЖ, как сейчас упомянули в этом случае, приобрело контейнеры само, то естественно, что эта сумма должна быть вычтена из счетов. То есть два раза платить категорически нельзя. Ну, здесь логика такая.

Часть ТСЖ – мы знаем, что у них контейнеры были, они давно стояли и так далее, и так далее. У многих устроено по-разному. Мы считаем, что платить надо, если, условно говоря, оператор поставил контейнеры. А если они приобретены за счет жильцов, то извольте вычесть из суммы – и тогда справедливость восстановится.

То, что реформа не проработана – ну, это не секрет. Приходится на очень высоком уровне ее как бы балансировать и так далее, и так далее. Ну, у нас ситуация достаточно простая. То есть мы как эксперты, которые этим занимаются очень много лет, еще до рождения нынешних министров и всего остального, мы практически понимаем, что опыт экспертов остался за кадром, и никто практически не слушает. То есть идет исправление ошибок, которые уже случились.

Петр Кузнецов: У нас обещанный материал впереди…

Ольга Арсланова: …о том, как люди выкручиваются.

Петр Кузнецов: В сельском поселении Соколовское Челябинской области жители сами решили проблему утилизации мусора. Давайте посмотрим, как это выглядит.

СЮЖЕТ

Элмурод Расулмухамедов: Ну, по сути своей, правильные вопросы. Наша задача сейчас – не молчать, четко формулировать наши претензии. Мы – россияне, и мы справимся с любой проблемой, разгребем.

Ольга Арсланова: Понятно. Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Спасибо. Элмурод Расулмухамедов, первый заместитель председателя Центрального совета Всероссийского общества охраны природы.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Галина
Господа вы вообще в УМЕ? Я живу одна в однокомнатной квартире, а рядом двушка и там живут 5 человек. Вопрос для вас "Кто должен платить больше?"
Геннадий
Народ не выпал из мусорной реформы, его ВЫТОЛКАЛИ власть и весь планктон эли приящийся на проблеме... Нет ни у кого малейших помыслов РЕШИТЬ проблему..доже боятся обсуждать РЕШЕНИЕ. Один пиар что саму проблему УВОДИТ от конструктивного РЕШЕНИЯ, что как раз и способствует мусорной мафии делает свое черное дело....НУЖНО продавливать АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ проекты...Как говорят КЛИН ВЫШИБАЮТ КЛИНОМ, а не жеванием того что "под фонарем".. Пока ма не поставим зарплату чиновничества в прямую зависимость от объема реализованной продукции произведенной из отходов, мы НЕ РЕШИМ проблему. ТУПО долбачу много лет. Проблему отходов может решить только создание региональных трестов "Отходы" ЕСЛИ ДОЗРЕМ и МАФИЯ ДОЗВОЛИТ..

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски