Эльвира Набиуллина предложила ограничить размер переплаты по всем видам кредитов

Гости
Лазарь Бадалов
доцент департамента мировых финансов Финансового университета при Правительстве РФ

Дмитрий Лысков: И еще одна тема информационного эфира. Центробанк заинтересовался переплатами за кредиты. Оказывается, полная стоимость кредита часто отличается от той, что прописана в договоре.

Марина Калинина: Разберемся, за что же мы переплачиваем, законно ли это и есть ли реальные ограничения у кредитных организаций.

У нас в студии Лазарь Бадалов, доцент Департамента мировых финансов Финансового университета при Правительстве Российской Федерации. Здравствуйте.

Лазарь Бадалов: Добрый день.

Дмитрий Лысков: Здравствуйте.

Прежде чем мы начнем обсуждение, я предлагаю посмотреть небольшой сюжет. На улицах российских городов мы спросили у простых прохожих: «У вас есть кредиты? Какой ежемесячный платеж?» Вот давайте посмотрим, что мы увидели.

ОПРОС

Дмитрий Лысков: Вот такие мнения мы услышали на улицах российских городов.

Лазарь Ашханович, закредитованность россиян как вы оцените на данный момент в целом по стране?

Лазарь Бадалов: Ну, в части закредитованности или каких-то таких формулировок, связанных с тем, что у нас некий «пузырь» кредитный появился – конечно, неправильно так говорить. Но есть тенденция, и тенденция к тому, что население, действительно, проявляет все больший и больший спрос на кредиты. И на самом деле об этой причине очень мало говорят, а она ключевая.

Эта причина заключается в том, что доходы населения снижаются. И если брать достаточно длительный период времени, то примерно с 2014 года началась эта тенденция по снижению доходов населения. В этом году, я думаю, будет такой перелом, потому что государство очень много разных выплат делало, помощь оказывало разным категориям граждан. Соответственно, это, безусловно, поможет исправить ситуацию. Но в целом тенденция есть – доходы населения сокращаются. И выпадающие доходы люди компенсируют заемными средствами.

Дмитрий Лысков: Очень хочется верить, что будет перелом, потому что вот то, что мы слышали – это же не какая-то умышленно сделанная выборка, это действительно совершенно случайная выборка.

Лазарь Бадалов: Совершенно верно.

Дмитрий Лысков: И буквально пара человек ответили, что не пользуются кредитами. Все остальные так или иначе выплачивают кредиты.

Лазарь Бадалов: И, как мы видим, все-таки люди говорят… Там была достаточно большая часть людей, которая говорила про ипотечные кредиты и какие-то потребительские нужды.

Дмитрий Лысков: Потребительские, да, потребительские нужды меня больше всего удивили. Потребительский кредит взял, потребительский кредит на компьютер, на объектив, на бытовую технику. Ну не знаю, можно ли было обойтись. Наверное, без компьютера, действительно, по нынешним временам, обойтись сложно. Но мы же понимаем, что многие берут кредит на телефон, например.

Лазарь Бадалов: Ну, вот этой категории на самом деле становится все меньше и меньше. Один герой был, который сказал про кредиты «по молодости». Действительно, кредиты на телефон, на какой-нибудь ненужный гаджет ради моды – это все-таки история десятилетней давности. Сейчас люди уже более осознанно подходят к этому вопросу.

Марина Калинина: Неужели начали задумываться?

Лазарь Бадалов: Стали задумываться, потому что очень много уже негативного опыта. Плюс сами банки свернули такой вид кредитования. Опять-таки многие говорили о том, что пользуются кредитными картами. Действительно, население у нас переориентировалось на использование кредитных карт. Хотя это не очень правильно, потому что кредитная карта… Как бы нам из самого названия ни казалось, но кредитная карта – это не ради кредита, а кредитная карта – это все-таки расчетный инструмент. Но у нас в силу, скажем так, такого уровня финансовой грамотности, к сожалению, люди кредитные карты используют ради получения кредита.

Поэтому эта история про телефоны – она все-таки история из прошлого. Сейчас все-таки потребительский кредит – это категория либо каких-то действительно нужд обоснованных (например, компьютер ради работы). Либо, к сожалению, тоже есть такая история, и эта история связан с тем, что Центральный банк опять-таки ранее озаботился ростом ипотечного кредитования, было очень много ипотечных кредитов с первоначальным минимальным взносом, и Центральный банк стал вводить определенные ограничения, таких кредитов стало меньше.

Но, как я всегда говорю, административные меры, к сожалению, всегда оборачиваются непредсказуемым результатом. Действительно, ипотечных кредитов с минимальным первоначальным взносом стало меньше. Но каким образом люди стали обходить эту уловку? Они стали получать потребительский кредит и направлять его в виде первоначального взноса при получении ипотечного кредита. То есть это совсем плохо.

Марина Калинина: «Как без кредита обойтись, – это сообщение из Свердловской области, – если пенсия 10 тысяч, а нужно газ провести, ремонт сделать, бытовую технику купить? Ведь все требует замены, и печка аварийная уже. Голодаю, но плачу кредит под 16%».

Лазарь Бадалов: Это то, о чем я только что говорил – доходы населения.

Марина Калинина: И высокие проценты все-таки по кредитам. Может быть, банкам тоже стоит как-то пересмотреть свое отношение?

Дмитрий Лысков: Лазарь Ашханович, я просто добавлю. О чем все-таки идет речь? О какой такой переплате за кредиты вдруг заговорил Центробанк? Мы, оказывается, переплачиваем и даже не замечаем, что это делаем, да?

Лазарь Бадалов: Ну, само собой. То есть все-таки процентная ставка – это не единственный, скажем так, который можно платить по кредиту. Там может быть страхование включено, какое-то обслуживание. Тем не менее этот показатель – полная стоимость кредита – он существует давным-давно. Здесь уже, собственно говоря, ничего нового. Клиент, действительно, при получении кредита получает на главной странице кредитного договора информацию о том, сколько он реально переплатит по этому кредиту.

Но все-таки речь возникает не о том, как мы будем регулировать процентные ставки, потому что процентные ставки – это вопрос рынка. У нас ключевая ставка увеличивается…

Марина Калинина: Ну, высоковатые у нас процентные ставки по сравнению с другими странами.

Лазарь Бадалов: У нас ключевая ставка увеличивается. Если мы сравним ключевую ставку, которую устанавливает Центральный банк с другими странами, то мы тоже увидим, что у нас не самая низкая ключевая ставка. Соответственно, банки ведь не раздают собственные средства в кредит, им нужно эти деньги привлечь. Нужно посмотреть, какие у нас ставки по депозитам. У нас сейчас ставки по депозитам в среднем – ну, 5–6% годовых. Да, кредиты могут выдаваться в два раза дороже…

Марина Калинина: Мы сейчас кого жалеем – банки или заемщиков?

Лазарь Бадалов: Мы сейчас пытаемся четко понимать, какая ситуация. Я знаю эту идею – давайте запретим банкам, поставим какой-нибудь потолок и скажем банкам: «Давайте выдавать кредиты не дороже, например, чем под 10% годовых». Административные меры. Последствия будут непредсказуемые. И последствия всегда крайне негативные. Можно зарегулировать банковский сектор. Он и так достаточно серьезно зарегулирован. Можно еще ограничить вот такие рыночные показатели.

К чему это приведет? Это приведет к тому, что люди… что банки сократят кредитование. Действительно, они оставят кредиты под 10% годовых, но категория заемщиков, которая сможет получать такие кредиты – это будет очень маленькая категория.

Есть спрос. Спрос рождает всегда предложение. И те, кто не смогут получать банковский кредит… Вот человек, который написал про маленькую пенсию и необходимость много чего исправить в жизни. Куда он обратится, если он не сможет пойти в банк?

Марина Калинина: МФО.

Лазарь Бадалов: Он пойдет в микрофинансовые организации. Можно зарегулировать дальше микрофинансовые организации. Куда дальше человек дальше пойдет? А дальше он пойдет в вообще нерегулируемый сектор. Мы забываем, что сейчас современные технологии, так называемое P2P-кредитование – человек человеку, когда физическое лицо предоставляет заем другому физическому лицу на какой-нибудь онлайн-площадке. А это нерегулируемый сектор, это неподконтрольный сектор. И там могут быть абсолютно другие процентные ставки, там могут быть абсолютно другие риски, непредсказуемые. Вот до чего мы можем довести дело.

Не кого-то мы жалеем, а ради того, что надо понимать, что есть рынок, и вмешиваться в него какими-то административными мерами… Кстати, Эльвира Сахипзадовна Набиуллина противница этих мер административных, о чем очень часто говорит в СМИ. Но тем не менее момент очень серьезный.

Дмитрий Лысков: Вот смотрите, о чем говорила как раз Эльвира Набиуллина. Она заявила, что банки часто включают цену навязанных дополнительных продуктов (я так понимаю, что страхование рисков то же самое, что-нибудь еще) в тело кредита, в стоимость кредита – и это влияет на размер итоговой переплаты. То есть, насколько я понимаю эту схему (поправьте меня), человека просят застраховать, условно говоря, свою жизнь – это довольно крупная сумма. И просто в тело кредита эта сумма включается, а потом человек, даже не подозревая об этом, переплачивает, потому что проценты-то начисляются в том числе и на это. Правильно я понимаю?

Марина Калинина: У нас как раз звонок. Я думаю, что наша телезрительница дополнит вопрос. Ирина из Кировской области. Ирина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. Я всегда беру кредиты в «Сельхозбанке». Раньше было так: я заплатила проценты, заплатила сумму, которая положена. Сейчас почему-то берут страховку за то, что ты берешь кредит. То есть в результате каждый год я плачу какое-то страхование за то, что этот кредит у меня взят. А когда я начинаю спрашивать, почему так делается, мне говорят: «Ну что вы хотите? Не хотите кредита – не берите».

Дмитрий Лысков: Ирина, спасибо огромное вам за звонок.

Марина Калинина: Спасибо.

Дмитрий Лысков: Лазарь Ашханович, ну вот, как раз это пример того, о чем я только что говорил.

Лазарь Бадалов: Это пример, да. Ну смотрите, очень интересная ситуация. Если человек, Ирина, рассказывает нам о том, что она очень часто пользуется кредитами, соответственно, в одном и том же банке, соответственно, она всегда погашает этот кредит, можно предположить, что у человека очень хорошая кредитная история.

Дмитрий Лысков: Да.

Лазарь Бадалов: Так что же ей мешает пройтись по пяти, по десяти банкам, по пятнадцати банкам и посмотреть, поискать условия более приемлемые, найти банк, где страховку будут предлагать, но не будут навязывать? Потому что страховка не является обязательством, обязательным, скажем так, финансовым инструментом, который надо в обязательном порядке получать с кредита. Это дополнительная попытка кредитора застраховать свои риски за счет заемщика.

Дмитрий Лысков: Лазарь Ашханович, я несколько темой тоже интересовался. Конечно, не так глубоко в ней ориентируюсь, как вы. Скажите, пожалуйста, не называя, конечно, коммерческих организаций, а вы знаете банки, которые сейчас кредитуют население без страховок?

Лазарь Бадалов: Этого можно легко добиться.

Дмитрий Лысков: А, добиться все-таки нужно?

Лазарь Бадалов: Нет, если настойчиво отказаться.

Дмитрий Лысков: Просто Эльвира Набиуллина говорит о том, что, собственно говоря, введение новых ограничений, в частности, которые до этого Дума вводила, банки воспринимают как игру в «кошки-мышки» и часто как раз включают эту самую цену дополнительных услуг в само тело кредита.

Лазарь Бадалов: Да. Потому что, к сожалению, у нас клиенты не умеют отказываться. Потому что менеджеры легко их запугивают: «Вам не одобрят кредит». – «Ну, если не одобрят – я на это согласен, хорошо. Давайте попробуем без страховки». Вот если человек проявит свою настойчивость и уверенность, то ничего за это не будет абсолютно.

Марина Калинина: Что еще накручивают?

Лазарь Бадалов: А?

Марина Калинина: Что еще накручивают? Какие еще «подводные камни»?

Лазарь Бадалов: К сожалению, могут придумать абсолютно, скажем так, разнообразные условия. Очень много связано с вопросами страхования: страхование жизни, страхование ответственности. При автокредитовании даже вплоть до того, что так называемое GAP-страхование, связанное с потерей стоимости автомобиля в связи с его владением, то есть амортизацию по сути страхуют.

Так что в этом плане очень много таких дополнительных каких-то услуг, которые, собственно говоря, к кредиту никакого отношения не имеют. И, к сожалению, получается так: либо ловят клиента на невнимательности (а клиент в момент получения кредита озадачен своими проблемами, связанными с приобретением товара или услуги какой-то), либо начинают давить на него – и человек очень быстро соглашается.

Дмитрий Лысков: Лазарь Ашханович, но ведь клиент, приходя в банк, не в наперстки пришел поиграть, чтобы его ловить на невнимательности, а в случае чего еще и давить на него. То есть получается, что у банков вообще нет никаких ограничителей, никто за ними не следит, раз вот такая практика вообще возможна?

Лазарь Бадалов: Нет, безусловно, Центральный банк, как я уже сказал, регулирует достаточно серьезно банковский сектор. Ну, представьте себе, регулировать и контролировать общение менеджера с клиентом – это нужно под запись, а потом каждый диалог прослушивать. Безусловно, у менеджера банка есть заинтересованность побольше продать финансовых услуг, чтобы получить за это какое-то бонусное вознаграждение к своей заработной плате.

И пользуются опять-таки чем? Невнимательностью, скажем так, какой-то слабостью, если человек где-то не очень хорошо разбирается, как я всегда говорю. Если вы не понимаете, что вам предлагают – лучше откажитесь, лучше уйдите домой, разберитесь, почитайте.

Марина Калинина: Тогда возникает вопрос: как будет реализовываться предложение Эльвиры Набиуллиной ограничить размер переплат по всем видам кредитов, когда фактически, как вы совершенно справедливо заметили, контролировать их в этом плане разговоры с клиентом…

Дмитрий Лысков: Поставят над каждым менеджером банка менеджера Центробанка.

Лазарь Бадалов: Ну, тут на самом деле пока подробностей Центральный банк не анонсировал. Предложение заключается в том, что Центральный банк ожидает законодательного утверждения такой возможности.

Марина Калинина: Пока это только ипотеки касается.

Лазарь Бадалов: Да, пока это только ипотечных кредитов… Кстати, по поводу страхования – там тоже есть такое нововведение, ну, относительное нововведение, так называемый период охлаждения. Даже если опять-таки об этом не всегда клиентам говорят, даже если заемщик получает кредит и соглашается на страховку, то у него остается 14 дней для того, чтобы отказаться от этой страховки.

Но здесь есть тоже определенный нюанс, и он связан с тем, что это действует не по отношению ко всем кредитам. Есть определенные нюансы, надо в этом разбираться. Но, тем не менее, вот такой инструмент тоже существует.

Дмитрий Лысков: Как раз наш телезритель из Рязанской области пишет (действительно, видимо, это такой лайфхак): «Беру кредит со страховкой, а на другой день от нее письменно отказываюсь. И деньги за нее банк возвращает».

Лазарь Бадалов: Да.

Дмитрий Лысков: То есть это действительно работающий инструмент получается?

Лазарь Бадалов: Видите, это уровень финансовой грамотности. Извините, деньги на страховку возвращает не банк. Деньги за страховку возвращает страховая компания. У нас даже клиенты, получая кредит, не обращают внимания, что договор страхования… А банкам запрещено законодательно заниматься страховой деятельностью. А страховым компаниям запрещено заниматься банковской деятельностью. Поэтому человек, по сути…

Дмитрий Лысков: Но тут какая-то взаимная заинтересованность прослеживается.

Лазарь Бадалов: Вот это разделение именно по этой причине и существует, потому что всегда будет прослеживаться заинтересованность, потому что всегда есть заинтересованность продать два продукта вместо одного. Соответственно, люди даже не обращают внимания, что они заключают договоры с двумя разными юридическими лицами.

Марина Калинина: Алла из Краснодара у нас на связи. Алла, здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Можно задавать вопрос?

Дмитрий Лысков: Конечно.

Зритель: Дело в том, что я, короче, хочу… У меня до 2022 года, до апреля я должна выплатить кредит, но я хочу его закрыть пораньше. Вот та страховка, которая входит… Кредит в «Уралсибе». Страховку, которая входит в этот кредит, мне вернут за эти полгода или нет?

Дмитрий Лысков: Сейчас как раз узнаем. Алла, спасибо вам за звонок.

Лазарь Ашханович, вернут?

Лазарь Бадалов: Да, при досрочном погашении заемщик имеет право обратиться в страховую компанию и потребовать возвращения…

Дмитрий Лысков: Ну, это важно – не в банк, а в страховую компанию.

Лазарь Бадалов: Потому что чаще всего обращаются в банк, а в банке отказывают, говорят: «Нет конечно, никакой страховой премии никто вам не вернет». И человек недовольный идет домой, возмущается, говорит: «Ну вот, банк меня обманул».

Дмитрий Лысков: Слушайте, вот интересная получается схема, да? И никто, конечно, не разъясняет, не пытается разъяснить: «Идите в страховую компанию, это их работа»?

Лазарь Бадалов: Ну, к сожалению, тут еще играет этот момент, связанный с тем, что и люди у нас слишком доверчивые. Вот если один раз сказали «нет» – ну, значит, это так и есть, значит, это закон. Если менеджер так ответил – значит, менеджер транслирует какой-то закон. Ничего подобного!

Не понимаете, не разбираетесь? Ну попробуйте написать жалобу в Центральный банк. Сейчас существует электронная приемная. Открываете сайт Центрального банка, пишете жалобу – обязательно получите ответ. То есть в Центральном банке есть целый департамент, который работает с жалобами и обращениями клиентов, и они предоставляют достаточно подробную информацию и объясняют людям их права.

Дмитрий Лысков: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо.

Дмитрий Лысков: Я думаю, что это важнейшее разъяснение на самом деле.

Лазарь Бадалов, доцент Департамента мировых финансов Финансового университета при Правительстве России, отвечал на наши вопросы.

Спасибо, что были с нами. Спасибо, что писали, звонили и принимали активное участие в этой программе. С вами в прямом эфире были Марина Калинина…

Марина Калинина: …и Дмитрий Лысков. Всего вам хорошего! И до завтра.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)