• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Николай Миронов: Никто не говорит молодым людям о том, какое будущее у них может быть в России, они не видят возможности "пробиться"

Николай Миронов: Никто не говорит молодым людям о том, какое будущее у них может быть в России, они не видят возможности "пробиться"

Гости
Николай Миронов
руководитель Центра экономических и политических реформ

Константин Чуриков: Конечно, разные новости можно преподносить по-разному. Вот, казалось бы. Позавчера ВЦИОМ опубликовал новость, о которой, например, некоторые наши коллеги написали таким образом: большинство граждан России (89%) не хотели бы покидать страну ради переезда за рубеж. Это максимальная доля за всю историю измерений. А 10% планируют все-таки выехать. Казалось бы, 10% - в принципе немного. И вот мы открыли само исследование ВЦИОМ, подробно его изучили.

Так вот, оказывается, что среди людей, которым от 18 до 24 лет (это наши студенты, аспиранты, то есть наша молодежь, за которой стоит будущее), оказывается, каждый четвертый не просто хочет уехать за рубеж, а если внимательно ознакомиться с тем, что опубликовал ВЦИОМ, не просто хочет и мечтает, а уже предпринимает для этого конкретные действия. Обо всем по порядку.

Оксана Галькевич: Какие действия?

Константин Чуриков: Сейчас, мы чуть позже. Пока перед глазами у зрителей эти данные. Что побуждает? Социологи обратили внимание, что это связано с социальной незащищенностью здесь, и, как думают молодые респонденты, что с этим на Западе получше. Недовольство политикой властей – тоже повод для молодежи. Тут еще подскочил такой параметр за последние годы, как "более высокий уровень культуры и соблюдение прав человека". Это если очень упростить, потому что там, конечно, больше параметров. Давайте сейчас посмотрим, в какие страны стремятся молодые россияне.

Оксана Галькевич: Ближайшая из них – это Германия. И туда хочет направить свои стопы большая часть молодых людей. На 2 месте Соединенные Штаты. Далее Австралия, весьма от нас удаленная. Ну, и Италия и Израиль. Тут поменьше (5% и 3%).

Константин Чуриков: Если кто-то из вас подробнее ознакомиться с этим исследованием, не поленитесь, зайдите на сайт ВЦИОМа. Вы знаете, я заинтересовался: какие конкретно действия предпринимают эти молодые люди, которым здесь не нравится, а нравится там? И обратил внимание на такой параметр: "коплю деньги на переезд". Об этом уже говорит 20% среди тех, кто собирается. Есть еще такой параметр, как изучение иностранного языка. То есть это уже сейчас происходит.

Кроме того, они говорят, что планируют уехать в ближайший год или два.

Оксана Галькевич: И даже ищу работу за рубежом. Это тоже как один из параметров.

Константин Чуриков: Ну что ж, сейчас обратимся уже к нашему небольшому исследованию. Наши корреспонденты интересовались у людей на улицах разных городов – они-то задумывались над эмиграцией?

ОПРОС

Константин Чуриков: Вдогонку нам пишут зрители очень активно. Это здорово.

Оксана Галькевич: Иногда весьма с юмором.

Константин Чуриков: Нам напоминают песню Владимира Семеновича Высоцкого: "Ваня, мы с тобой в Париже нужны, как в бане пассатижи". Это тоже правда. Николай Миронов, руководитель Центра экономических и политических реформ, у нас сейчас на прямой связи. Николай, его центр и его сотрудники недавно проводили огромное исследование, посвященное нашей российской молодежи. Николай, здравствуйте.

Николай Миронов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Я так понимаю, вас не сильно удивило это новое вциомовское исследование?

Николай Миронов: Да нет. Сейчас много исследований по поводу молодежи. Потому что всей этой темой заинтересовались, почему молодежь выходит на протесты, а какая она вообще. Потому что раньше этим никто особо не занимался, а сейчас занялись. И особенно всех интересует тема, как вообще молодежь видит будущее. И в связи с этим возникает и вопрос, готовы ли они уезжать, или они хотят жить в России и здесь что-то строить.

Как раз наше исследование, которое мы проводили, показало, что почти что до половины (40% с небольшим) молодежи в принципе рассматривает вариант уехать за границу, потому что просто не понимает, каким может быть будущее в России. Им просто никто этого не говорит, и они этого просто не видят. То есть они понимают, что социальные лифты есть у людей, которые относятся к так называемому привилегированному сословию. А у простых людей, которые просто выросли в регионах, родились там, пытаются как-то пробиться, но будущее какое-то странное.

При этом надо, конечно, понимать, что молодежь у нас никакая не западническая, она никакая не подверженная иностранному влиянию. Она реально хочет жить в России, хочет выстроить именно здесь будущее. Но с этим возникают определенные сложности: и социальные, и политические, и всякие разные. Вот, в чем проблема.

Константин Чуриков: Вы хотите сказать, что эти ребята и молодые девчонки любят Россию, но просто в данной ситуации они готовы любить Россию издалека?

Николай Миронов: Надо сказать, что молодежь – это вообще люди, которые легки на подъем. Они спокойно видят для себя переезд в другой город, спокойно видят для себя переезд за границу, завязывание новых знакомств. То есть у них нет социопатии, мизантропии, которая свойственна для более старшего возраста.

Оксана Галькевич: И проще включаются в новую жизнь на новом месте, правда?

Николай Миронов: Конечно. У них просто нет никаких якорей. Поэтому они спокойно могут сорваться, куда-то уехать. И они понимают – здесь-то что? Из маленького города можно уехать в большой. А из большого куда ты поедешь?

Оксана Галькевич: Николай, вы слышали, сейчас обсуждается одно предложение, которое прозвучало буквально на днях от Русского академического фонда о том, что, может быть, студентам, которые с отличием закончили университеты, высшие учебные заведения, можно было бы предложить на выбор такой вариант: либо вы не служите в армии, получаете некую отсрочку от армии, но не выезжаете за границу, либо вы служите, и тогда свободны в своих передвижениях.

Люди, которые все это произнесли, сказали, что это, конечно же, еще не факт. Это только обсуждается. Это как идея. Но как идею как бы вы это оценили? Как прокомментируете?

Николай Миронов: Идея, на мой взгляд, абсолютно несуразная. Она попахивает каким-то шантажом. То есть либо вы идете в армию, где вам будет не очень комфортно.

Константин Чуриков: И потом талантливая молодежь будет работать за какую-то мизерную зарплату здесь.

Николай Миронов: Это на самом деле выглядит очень лукаво. И получается, что армия – это что-то плохое.

Константин Чуриков: Наказать.

Николай Миронов: Как будто этим можно пугать людей. Но это, на мой взгляд, абсолютно неправильно.

Оксана Галькевич: С другой стороны, ведь проблема действительно весьма серьезная. Мало того, что у нас активно люди уезжают. И молодежь. 25% - это тоже немалая доля, даже если судить по опросам ВЦИОМ.

Смотрите, недавно я услышала небольшой фрагмент лекции Александра Аузана, доктора экономических наук, декана экономического факультета МГУ. Он привел очень простой пример. Он сказал, что с отъездом Владимира Зворыкина, ученого, инженера, которому принадлежит идея телевидения, Россия потеряла 20 годовых ВВП. Вот, что значит человек. Он тоже уезжал достаточно молодым человеком. То есть что-то нам делать надо. Мы же не знаем, кто в эти 25% входит и может войти. Это, может быть, будущие Зворыкины, изобретатели, ученые.

Константин Чуриков: Сергеи Брины и прочие.

Николай Миронов: Можно, конечно, вообще ввести административный запрет на выезд за границу или наказывать…

Оксана Галькевич: Нет, я не об этом. Как вы считаете, как менять ситуацию?

Николай Миронов: Это, конечно, должен быть очень большой комплекс мероприятий. Это и хороший качественный доступ к образованию, выявление талантов на ранних уровнях, еще в школе. Потом, устранение этих контрастов, которые существуют между столичными и провинциальными вузами, где учат в основном формально, чисто для бумажки. А в столичных вузах – наоборот, бывает хорошее образование. Вот эти контрасты надо устранить. Нужно обеспечить трудоустройство людей, после того как они получили образование. Потому что сейчас образование – это бизнес. Люди просто на этом делают деньги. А человек потом с дипломом не знает, куда ему податься.

И 30% выпускников просто вообще не могут найти себе работу. И в итоге они не устраиваются по специальности. То есть их учили непонятно зачем. То есть за бюджетные деньги. Должны быть гарантии трудоустройства, должны быть гарантии последующего развития, карьерного роста хотя бы в первые годы. Пока человек уже не встанет на ноги и уже дальше сам для себя не решит. И, конечно же, система меритократии. Это отбор перспективных кадров, перспективное стратегическое обучение, для того чтобы они потом уже занимались креативными проектами, управлением – кто на что горазд.

Константин Чуриков: Николай, молодые ребята в этом исследовании сказали, что через год-два точно уедут. Если они не передумают, если все действительно сложится, им придется уехать, потому что за 2 года все то, о чем вы говорите, все эти большие изменения не произойдут. Так что посмотрим, что будет дальше. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо за комментарий. У нас на связи был Николай Миронов, руководитель Центра экономических и политических реформ.

Константин Чуриков: Программа "Отражение" через 1.5 минуты к вам вернется. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Об эмиграции российской молодежи
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты