Особые полномочия губернаторам

Особые полномочия губернаторам | Программы | ОТР

Регионы будут самостоятельно решать, когда выходить из самоизоляции

2020-10-08T21:59:00+03:00
Особые полномочия губернаторам
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Николай Прохоренко
первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением, кандидат экономических наук
Константин Калачёв
политолог, руководитель «Политической экспертной группы»

Александр Денисов: Эпидемия дала особые полномочия губернаторам: пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сегодня прокомментировал всплеск заболеваемости в регионах и пояснил, что всю ответственность губернаторам надо брать на себя.

Дмитрий Песков: Ситуация на местах лучше видна именно руководителям регионов, и вы знаете, что регионы продолжают реализовывать свои особые полномочия в условиях эпидемии. Действительно, статистика является поводом для серьезной обеспокоенности, а главное, является поводом для нашей внутренней мобилизации, каждого из нас, потому что если каждый из нас для себя не сделает выводы из этого, имеется в виду и ношение масок, и соблюдение всех режимов гигиенических, то тогда цифры будут расти еще быстрее.

Анастасия Сорокина: Но прежде чем приступить к обсуждению, зададим вопрос вам: в вашем регионе ситуация с коронавирусом под контролем? «Да» или «нет», коротко отвечайте, посмотрим, что получится в конце беседы.

Александр Денисов: Да. Ну а что это за такие «особые полномочия», вот Москва задала тон, последуют ли регионы остальные за ней, обсудим с двумя нашими уважаемыми экспертами. Это Константин Калачев, руководитель «Политической экспертной группы», – Константин Эдуардович, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Константин Калачев: Добрый вечер.

Александр Денисов: А также Николай Федорович Прохоренко, кандидат экономических наук, первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением. Добрый вечер, Николай Федорович.

Николай Прохоренко: Здравствуйте.

Александр Денисов: Вот пресс-секретарь президента сегодня назвал, такие серьезные фразы прозвучали, «вызов», «внутренняя мобилизация». Правда, ничего конкретного дальше не было. Про особые полномочия регионов, ну вот мы Москву можем рассмотреть, самая нашумевшая мера – это обязанность работодателей еженедельно отчитываться, сколько сотрудников отправили на удаленный режим, и присылать все их личные данные, ну еще штрафные меры предусмотрены. Насколько серьезная мера, нужная? Последовать ли другим регионам? И как вообще использовать эти особые полномочия? Давайте начнем с вас, Николай Федорович, потом Константин Эдуардович.

Николай Прохоренко: Ну, говоря о противоэпидемических мероприятиях, то в мире, в общем-то, совершенно четко выделено несколько, собственно говоря, барьеров, для того чтобы не заболеть или заболеть полегче. Первое – нужно каким-то образом уменьшить вероятность столкновения с людьми, которые могут быть больны. Это перевод действительно сотрудников на удаленку, это отсутствие массовых мероприятий, это отсутствие скоплений народа каких бы то ни было в очередях, в аэропортах и так далее, и тому подобное.

Если этого избежать не удается, то нужно применять все меры, для того чтобы снизить вирусную нагрузку, то есть чем больше вируса попадает в организм, тем вероятность тяжелого течения заболевания выше, поэтому это маски, это мытье рук и, соответственно, следить за тем, чтобы руки, которые потенциально загрязнены, не попадали в рот, глаза и так далее.

Александр Денисов: Николай Федорович, сразу вам вопрос. Как вы думаете, ну вот очевидно, что всплеск заболеваемости связан с курортами, люди ездят, кто-то даже по два раза успел смотаться отдохнуть, большущий трафик в аэропортах, на вокзалах. Стоит ли, например, Краснодарскому краю или Крыму взять на себя такие особые полномочия, перекрыть все и привет, пока не наладится ситуация, никаких отдыхов? Вот разумная мера будет или нет?

Николай Прохоренко: В такой сложной ситуации перемещений народа нельзя одну какую-то меру или одну какую-то причину назвать главной. То есть здесь масса причин, и самая главная, наверное, в том, что в принципе все мы, народ в принципе, конечно, расслабился. После первого всплеска наблюдалось действительно снижение, по крайней мере по официальной статистике, числа зараженных, уменьшилось количество смертей, и, собственно говоря, народ подумал, что летний период, который и так всегда очень низкий в отношении ОРВИ, он так и будет дальше.

Соответственно, поехали на курорт, соответственно, встречи, соответственно, маски, вы сами видите, в метро носили максимум четверть – вот совокупный результат этого в принципе... И еще плюс сам вирус, собственно говоря, не слушает наших новостей, он нам не подчиняется, у него своя эпидемиологическая какая-то логика. Поэтому я думаю, что мы через годик-другой, знаете, об этом будем сильно больше...

Анастасия Сорокина: Константин Эдуардович, ну вот вопрос к вам. Сейчас во многих регионах вообще не вторая волна, а первая, наоборот, только идет всплеск. И вот переложение ответственности на самих губернаторов, может быть, было бы правильно как-то централизованно действовать, какие-то предписания для всех ввести, чтобы они действовали на территории всей страны? Как вы считаете, вот эти меры, когда сами все решают, как они будут действовать, они будут эффективными?

Константин Калачев: Нет, Российская Федерация, Владимир Путин сказал, что главы субъектов получат дополнительные полномочия, и, действительно, главы субъектов могли самостоятельно решать вопрос о строгости карантинных мер в том или ином регионе. Понимаете, страна действительно большая, где-то есть градообразующие предприятия с непрерывным циклом производства, там невозможно остановить производство. Где-то, например, малый и средний бизнес, самозанятые являются очень значимой величиной, и можно, конечно, вводить жесткий карантин, но тогда мы оставим людей без работы, соответственно, у нас больше людей умрет от стресса и болезней, связанных со стрессом, чем от коронавируса. Кстати, я бы поспорил по поводу курортов, я сам успел съездить в Турцию...

Александр Денисов: А я так и думал, вы так скептически на меня поглядывали, да-да-да, я так и решил.

Константин Калачев: Да. Я могу сказать, на тот момент, когда уже свыше 300 тысяч россиян успели посетить Турцию, турецкие власти на самом деле, естественно, рапортовали о количестве случаев заболевания, 12 заболеваний было всего-то и пара-тройка госпитализированных. Я думаю, что дело не в курортах. Конечно, социальную дистанцию можно не соблюдать не только на курортах, в общественном транспорте. Кстати, самая большая опасность – это медицинские учреждения, именно там заражаются чаще всего. Так вот...

Александр Денисов: Константин Эдуардович, мы обсуждали даже не совсем курорты, а транспортные узлы, вот там все и происходит. Курорты-то бог с ними, если бы вы там появлялись мгновенно, без пересечений с другими, это ладно.

Константин Калачев: Слушайте, если метро работает, то смешно закрывать аэропорт, ну да ладно, все-таки... Так вот конкретный набор профилактических мер действительно должен определять губернатор, потому что территории очень разные. Знаете, где-то от населенного пункта до населенного пункта десятки километров, где-то ситуация с коронавирусом стала сложной еще тогда, весной, где-то коронавирус стал опасным только сейчас. Скорость распространения разная, разные условия социальные, разные условия экономические, и повышение прав регионов – это правильно. А что касается единых действий, да, невозможно в странах типа Монако и Люксембурга, наверное, а в такой стране, как Россия, все-таки надо делать ставку на то, что люди в регионах и на местах не идиоты и понимают, что нужно делать.

Александр Денисов: Константин Эдуардович, сразу вам вопрос: а как вы думаете, губернаторам вообще понятно, вы как политолог наверняка в курсе, как они воспринимают сигналы федерального центра, где красная черта, а где, так сказать, еще белая? Вот помните, Кадыров раз! – и перекрыл Чечню, тут же ему премьер и говорит, мол, это не его компетенция перекрывать федеральные трассы и хозяйничать там как хотите, помните, был такой между ними спор?

Константин Калачев: Помню, конечно. Кадыров...

Александр Денисов: Вот сейчас как, как им эти особыми полномочиями, как Ельцин говорил, «возьмите, сколько хотите», и что, они будут брать?

Константин Калачев: Вы знаете, закрывать регионы, конечно, никто никому не позволит. А что касается ситуации, надо смотреть просто по койко-местам, ведь в конце концов карантинные меры не решают проблему распространения вируса, они замедляют распространение вируса всего лишь. Так или иначе очень большая часть населения вынуждена будет столкнуться с вирусом и переболеет, вопрос только в том, чтобы нагрузка на медицину была не настолько высока, чтобы были очереди из машин скорой помощи, чтобы люди не лежали в коридорах, чтобы люди не получали необходимую помощь...

Александр Денисов: Ну так губернаторам-то понятно, Константин Эдуардович, им понятен сигнал, как им действовать?

Константин Калачев: Дело в том, что губернаторы на самом деле точно не глупее нас с вами. Можно, конечно, сказать из презумпции виновности, но я бы предложил считать, что там умные люди.

Александр Денисов: Да, спасибо. Конечно, понятнее не стало...

Николай Федорович, как считаете, чем руководствоваться губернаторам? Дотянуть, когда уже совсем статистика будет бедовая, или действовать на опережение, но рискнуть, что столкнешься с критикой? Вот опять же мы Кадырова вспоминали, дороги перекрывал – а может, и правильно сделал?

Николай Прохоренко: Мы почему-то очень редко говорим на самом деле о том, что нужно. Нужно опираться, в общем-то, на научное сообщество. Когда у нас в стране начиналась первая вот эта волна, то образовалась вот эта чрезвычайная комиссия наша в составе 28 или 30 человек. Там не было ученых-эпидемиологов, не было, там косвенно имели отношение, непосредственно к медицине имел министр здравоохранения и руководитель Роспотребнадзора, но ученых-эпидемиологов там не было. Посмотрите сейчас на рекомендации, которые выпускает Минздрав: вероятно, они консультируются со своими главными внештатными специалистами. Посмотрите на рекомендации, которые выпускает Москва, – вероятно, у мэра Москвы тоже свои советчики. Точно такие же советчики, вероятно, есть у губернаторов.

Так вот, на мой взгляд, то, что не сделано политической властью, – это то, что не создан единый федеральный экспертный совет, где можно было бы услышать мнение действительно профессионалов своего дела, вирусологов, эпидемиологов и организаторов здравоохранения. Вот только в этом случае все рекомендации, все действия были бы хоть на чем-то обоснованы. Собственно говоря, это упрек отнюдь не только в отношении наших властных структур, во всем мире этот вызов провалили, потому что ВОЗ этого не сделала на международном уровне, хотя должна была, а политики всех стран и руководители должны были настаивать на создании единого общемирового центра экспертного, и тогда мы о вирусе знали бы гораздо больше.

Александр Денисов: Да. С другой стороны, тут тоже, Николай Федорович, легкий упрек, любой скажет: да вы же сами ничего не знаете, когда там она началась, когда закончилась, первая, вторая волна, тоже все гадаем на кофейной гуще.

Николай Прохоренко: Так а по-другому и быть не может, потому что человечество столкнулось с этой инфекцией только что. Мы действительно через 1,5–2 года будем больше знать и о путях распространения, мы будем знать, что лучше блокирует РНК-полимеразу, чем ремдесивир. Мы найдем другие способы, и действительно они будут, будут какие-то вакцины, наша не наша будет признана обоснованной, будут разработаны какие-то протоколы. Но еще раз говорю, это будет через 1,5–2 года.

То есть сейчас, когда человечество столкнулось, к сожалению, часто принятие решений идет в «полувоенной» ситуации, и применяются меры, которые в обычной жизни нашей никогда бы на самом деле не применялись. То есть это упрощенная регистрация лекарств, это в том числе FDA в США, которые славятся вроде очень скрупулезным подходом к выдаче разрешений, они выдали разрешение на многие препараты, они выдали разрешение на применение плазмы, кстати, очень критикуемое там, что оно не было сделано по всем правилам, у нас идут ускоренная регистрация препаратов и выдача разрешений...

То есть нельзя сравнивать ситуацию вот этого острого подъема и всеобщей некой растерянности, отсутствия точных знаний с той ситуацией, когда, например, инфекция существует 20 лет и уже все вдоль и поперек изучено.

Александр Денисов: Абсолютно согласны. Спасибо большое, спасибо, Николай Федорович, спасибо, Константин Эдуардович.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Подведем итоги опроса.

Анастасия Сорокина: Спрашивали: «В вашем регионе ситуация с коронавирусом под контролем?» – «да» ответили 11%, «нет» сказали 89% дозвонившихся, написавших.

Александр Денисов: Да, вот такие результаты.

Двигаемся дальше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Непутин
Нет у них полномочий, Конституционный суд в 1996-ом году запретил ограничивать свободу передвижения чиновникам и штрафами. Пока нет чрезвычайной ситуации или эпидемии они совершают преступления. Я думаю, Собянин и подобные ему должны сидеть.