Если обрушится мост, главного конструктора посадят, а если министр завел в отрасль в тупик, его пожурят и отправят на другую синекуру

Гости
Сергей Лесков
Ведущий программ

Константин Чуриков: А сейчас – «Темы дня» с Сергеем Лесковым. Обозреватель ОТР у нас в студии. Добрый вечер, Сергей.

Сергей Лесков: Добрый вечер. А почему надо удивляться этому зарплатному парадоксу, связанному с 40 годами? Ведь у нас продолжительность жизни мужчин такая низкая, что, по-моему, до пенсионного возраста, до старого пенсионного возраста доживают порядка 70% мужчин. То есть 40 лет – это уже закат жизни, ну, для мужчины, в общем-то. Так что…

Оксана Галькевич: А данные по новому пенсионному возрасту есть? Сколько доживают до 65?

Сергей Лесков: А там будет еще меньше. Еще не пробовали. Я думаю, что будет еще меньший процент. Таким образом, строки из песни Высоцкого о 42 годах, в общем-то, попадают в самую точку. Ну вот.

Что касается событий сегодняшнего дня, то в мировой политике, наверное, для нас самое важное – это то, что… Помните, как у Гоголя? «К нам едет ревизор». Вот к нам едет госсекретарь Майк Помпео. Он еще вчера хотел посетить Москву, а потом с министром иностранных дел Лавровым полететь к президенту России в Сочи, но теперь он прямо прямиком из Брюсселя полетит в Сочи. В общем, для мировой политики это важная встреча – по нескольким причинам.

Ну, во-первых, по военному потенциалу Россия и США, без всякого сомнения, равных не знают – тут какой-то просто тандем и гигантский отрыв. А в связи с угрозой разрыва Договора о ракетах малой средней дальности, в общем-то, конечно, мировая напряженность повышается.

Плюс к этому есть немало, конечно, напряженных точек. Венесуэла, где произошло опасное сближение. Про Венесуэлу давно говорили, но, в общем-то, до сих пор непонятно, кто там у власти. В общем, произошла такая поляризация. Вроде бы там наши какие-то есть военные, ну, советники, скажем так. Американские «коршуны» летают вокруг Венесуэлы. Очень напряженная обстановка. По-прежнему в Сирии неспокойно. Северная Корея – тоже вопрос непонятный. А самое главное – это Иран, который ужесточает свои требования по ядерной сделке, американцы уже вышли из нее. То есть – есть о чем поговорить.

Я напомню, что в конце прошлого года на саммите «двадцатки» в Аргентине Путин и Трамп должны были встретиться, но случился накануне инцидент в Керченском проливе, который не закончился до сих пор, и эта встреча была отменена. Но теперь уже про Керченский пролив никто не вспоминает. Видимо, все-таки, на мой взгляд, этот мелкий пограничный инцидент, похожий на провокацию предыдущего украинского режима, он как-то стал забываться. Это, кстати говоря, можно было предположить.

Оксана Галькевич: Кстати, сегодня же…

Константин Чуриков: Сергей, но зачем нам Помпео, если есть Трамп?

Сергей Лесков: Да, теперь переходим к Трампу.

Оксана Галькевич: Я просто к тому, что сегодня как раз стало известно, что Вашингтон запросил встречу с Путиным.

Сергей Лесков: Это глагол очень громкий, конечно.

Константин Чуриков: По данным источников «Коммерсанта», близких к Госдепартаменту США.

Сергей Лесков: Ну хорошо.

Оксана Галькевич: В Японии уже в июне этого года.

Сергей Лесков: Пусть будет так.

Константин Чуриков: Конечно, пусть поговорят.

Сергей Лесков: Саммит будет в Японии. Не исключено, с большой вероятностью, что там может быть встреча двух президентов, Путина и Трампа, которые пока встречались только в Хельсинки…

Оксана Галькевич: Год назад, тоже летом.

Сергей Лесков: …где они, кстати говоря, никакого совместного заявления не сделали, а только провели пресс-конференцию совместную, которой лучше бы и не было, потому что американский президент выглядел так бесцветно, что американский истеблишмент на это обиделся и сделал ему там как бы «козу». В общем, привело это к охлаждению отношений.

Будем прямо говорить: вероятность встречи Путина и Трампа увеличилась в связи с тем выводом, который сделала комиссия спецпрокурора Мюллера, которая оправдала президента Трампа, не обнаружив у него никаких связей с русскими во время его избирательной кампании. Теперь Трамп может исполнить свою заветную мечту. Помните, еще четыре года назад мы верили, что он любит Россию? Вот сейчас мы, может быть, и убедимся в этом.

Вообще, если говорить без шуток, то, конечно, нам сближение с Америкой очень важно не по каким-то внешнеполитическим соображениям, а по внутренним соображениям. Это важно для нашей экономики. Практически всегда в истории России случалось так, что сближение с Америкой приводило к экономическому росту, начиная с эпохи Николая I, когда Америка не была еще мировым лидером. Так было и при Сталине, когда компания инженера Кана построила здесь 500 (а то и больше) заводов, которые работают и поныне.

А, наоборот, ужесточение, охлаждение отношений с Америкой приводило к курсу на какую-то консервацию и отсутствие каких-то свобод во внутренней экономике. Поэтому отношения с Америкой, еще раз подчеркну, являются фактором внутренней российской политики. Я уж не говорю о санкциях. Не в силах Трампа, по-моему, их отменить – там как-то Конгресс придумал какие-то законы уважения настолько заковыристые…

Константин Чуриков: Обходящие президента.

Сергей Лесков: …да, обходящие президента, что только чуть ли не вся Америка должна голосовать, чтобы снять с России санкции. Ну, будем жить с санкциями. Всегда юристы могут найти какие-то обходные пути и прокопать какие-то вокруг плотины ручейки, где может наладиться сотрудничество.

И конечно, самое важное… Кстати, знаете, Костя, еще о чем я подумал? Ведь практически все американские президенты в новейшей истории посещали нашу страну – ну, СССР или Россию. Я стал копаться в памяти. Ну, из таких крупных президентов не посещал Эйзенхауэр, но он встречался с Хрущевым два раза. Не посещал нашу страну Кеннеди, но он не успел просто. Не посещал Джонсон – тоже не успел, потому что он заменил Кеннеди. А так, по-моему, все они приезжали в нашу страну, и некоторые даже не один раз, как друг Билл.

А вот может ли Трамп… Случится ли такое, что Трамп, который казался нам самым отъявленным другом России, ступит на российскую землю? Посмотрим.

Константин Чуриков: В статусе президента, потому что до этого он бывал.

Сергей Лесков: Ну, в статусе президента. Так-то он был, конечно. Да и Обама приезжал сюда в статусе сенатора, это не в счет. Вот в статусе именно президента. Вопрос интересный. Посмотрим, как будут развиваться наши отношения. Может быть, сейчас Трампу будет легче, ибо он как бы сбросил со своих плеч этот груз страшных обвинений. Посмотрим, что будет дальше.

И конечно, стоило бы… Сейчас мы перейдем ко второй теме. Стоило бы во многом взять нашим экономистам пример внутриэкономического устройства Америки. Вот часто нам звонят наши зрители и жалуются на плоскую шкалу налогообложения. У нас все платят один и тот же налог – и олигархи, и полуголодные люди.

В США существует, конечно, как вы понимаете, не плоская шкала налогообложения. Я где-то прочитал цифру, что в США 1% населения – ну, самые богатые – платят 75% налогов. Справедливо. При этом в Америке больше всего миллиардеров в мире. И миллиардеры там – не чета нашим. Они сделали свое богатство своим умом – на интеллекте, а не на народных недрах. Такие миллиардеры в истории Америки были, ну, начиная с Рокфеллера, например, но это время давно ушло. Они теперь делают на высоких технологиях.

Константин Чуриков: Сергей, мы подождем Трампа. Вот я подумал: если он сейчас… ну, не сейчас, а вскоре переизберется на следующий срок и через пять лет только прилетит в Россию, то он просто Россию не узнает. У нас же есть нацпроекты!

Сергей Лесков: Да, у нас есть нацпроекты. Мы с каким-то иногда пессимизмом оцениваем их перспективы. Ну и вообще какое-то очень часто у нас по части наших экономических перспектив такое кислое настроение. Отчасти это справедливо. Стоит напомнить, что перед праздниками президент проводил совещание по нацпроектам с Кабинетом министров и, по информации из источников, заслуживающих доверия, был очень недоволен ходом выполнения национальных проектов.

Что за проекты? Видимо, надо напомнить. Двенадцать национальных проектов, разбиты они на четыре группы. Первая группа – ну, условно говоря, это «Человеческий фактор»: «Здравоохранение», «Образование», «Демография» и «Культура». Вторая группа – так называемая «Комфортная среда»: «Дороги», то есть инфраструктура… Что интересно? Наука и образование в первой группе, а дороги, которые у нас как бы… Известно, одна же беда у нас – дураки и дороги. Они разнесены в разные группы. Итак, «Дороги», «Жилье» и «Экология». «Экономический рост» – это третья группа: там «Малый и средний бизнес», «Производительность труда», «Занятость», «Цифровая экономика», любимая игрушка, ну и также «Международная кооперация, сотрудничество и экспорт».

Так вот, мы уже говорили в нашей программе, что требования к министрам ужесточаются – там разрабатывается целая шкала, по которой будет оцениваться эффективность. Такая балльная система, прямо как в фигурном катании: техника, артистизм, еще что-то. Ну правильно, правильно.

Константин Чуриков: В фигурном катании все-таки оценки ставят люди.

Сергей Лесков: Да. Но здесь тоже будут люди, причем самые лучшие люди.

Константин Чуриков: Судьи.

Сергей Лесков: Понятно, что чем выше начальник, тем он лучше, мудрее, больше жизни знает.

Кто будет теперь отвечать за эти проекты? За экономический блок – естественно, первый вице-премьер Антон Силуанов. За тот, который считается как бы «Человеческим капиталом» – вице-премьер Татьяна Голикова. Ну, она и так, в общем-то, отвечает за социальную сферу. Новый, к которому мы еще не привыкли, вице-премьер Максим Акимов отвечает за цифровую экономику и инновации. И наш любимый вице-премьер, несменяемый, Виталий Мутко отвечает только за один вопрос, но зато какой! – за обеспечение жильем российских граждан.

Константин Чуриков: Не стадионами, а жильем…

Оксана Галькевич: Стадионами уже обеспечены. Специалист широкого профиля.

Сергей Лесков: Стадионами обеспечил. Если не получится с жильем, то можно пойти переночевать на стадион.

Оксана Галькевич: Кому? Мутко?

Сергей Лесков: К тому же многие из них просто стоят пустые.

Оксана Галькевич: Мне кажется, у него нет проблем с тем, где переночевать.

Сергей Лесков: На футбол-то никто не ходит. Пожалуйста, можно там… А в подтрибунном помещении можно согреться даже. Ну, как у Виталия Леонтьевича получится с этим – посмотрим. Вот такое распределение обязанностей.

Вообще мне это, конечно, все напоминает… Сейчас часто ведь говорят о необходимости мобилизационной экономики, как было во времена Сталина, когда экономика семимильными шагами стремилась к коммунизму. Правда, так и не дошла. Но тем не менее вот был такой атомный проект знаменитый (ну, на самом деле, без всякой иронии, знаменитый проект). Биографы этого проекта говорят, что была установлена четкая и такая параллельная связь между возможными наградами в случае удачи и возможными наказаниями в случае неудачи. Не афишируют… Ну, он удачный был, естественно, поэтому там получили фантастические совершенно награды участники этого проекта.

Кстати, малоизвестный факт – ведь во главе атомного проекта стоял Лаврентий Павлович Берия. Он вроде бы никаких наград не получил, но это не говорит о том, что этот человек отличался чрезвычайной скромностью. Мне как-то в архивах попалось, что все-таки одну награду он получил, и такой награды больше никогда не было в истории. Он получил звание почетного гражданина СССР. Ни орден Ленина, ни Сталинскую премию, ни звезду Героя соцтруда, а он стал почетным гражданином СССР. Был только еще один человек, который это звание получил – это был Игорь Курчатов. Вот они вдвоем получили.

Константин Чуриков: Сергей, в нашей стране, понимаете, управленцы разные. Если что-то не получается, у нас что происходит с этим человеком? Его оставляют на должности? Повышают?

Сергей Лесков: Да, один из вопросов – в общем-то, безответственность власти. Вы понимаете, если обрушится мост, предположим, то главного конструктора осудят и отправят отбывать наказание – ну, это без всяких сомнений. Такое бывает. Какой-нибудь пожар, бедствие – там находят виновных. Но если какой-нибудь министр, столоначальник или еще кто-то завел свою отрасль в тупик – да нет, его пожурят, и он спланирует на новое, столь же теплое место, найдет другую синекуру.

Сколько у нас уже длится кризис? Такой страны в мире нет. Уже десять лет мы не можем выбраться из кризиса, который осторожно называем стагнацией. Я не знаю ни одного министра, который пострадал бы за такую неумелую работу. Это что-то невероятное. Поэтому на этом, конечно, аналогии с атомным проектом и мобилизационной экономикой сталинской эпохи заканчиваются.

Я не думаю, что сейчас, если кто-то будет работать… Спустя рукава они не будут работать, но есть подозрение, что сколько ни засучивай рукава, но потенциал этих менеджеров не позволит решить те задачи, которые сформулированы в этих 12 национальных проектах.

Константин Чуриков: Сергей из Ставрополя, ваш тезка, спрашивает: «Попросите Сергея Лескова объяснить следующий момент. Путин всегда дает установку, чтобы министры занимались реализацией нацпроектов в первую очередь. Разве для этого нужны установки? Что, они не понимают, что этим надо заниматься?» Или они думают (это я уже от себя), что пронесет?

Сергей Лесков: Ну, я не был министром, мне трудно ответить на этот вопрос. В общем-то, сейчас окрики со стороны президента становятся все громче. Но как они проникают, какой отклик они находят там, в душе того или иного министра? Это загадка очень большая.

Вообще на самом деле, чтобы экономика развивалась, она не должна подчиняться какому-то кнуту или прянику. Экономика растет, когда есть какие-то внутренние стимулы для развития и, конечно, когда есть какая-то управленческая и человеческая культура.

Я недавно прочитал любопытную вещь. Это к вопросу об эрудиции нашего высшего менеджмента. В компании «ЛогоВАЗ» Бориса Абрамовича Березовского (ну, человек-эпоха, конечно, который, в общем-то, и является символом 90-х годов, оставил там значительный след) было компьютерное направление. Компьютерное направление Березовскому казалось совершенно излишним. Он заводил совместные предприятия с Mercedes, с Honda, фактически взял под управление «АвтоВАЗ» с «Жигулями», а компьютерное направление было лишним. Хотя там уже было совместное предприятие с Oracle. Он его просто выпихнул за пределы своего предприятия и продолжал копить свои миллионы на автомобилях.

Между тем, он не понимал, что Oracle… Он не понимал масштаба вообще несопоставимости. Капитализация Oracle больше, чем капитализация Mercedes, Honda, даже «ЛогоВАЗа», то есть даже этого «АвтоВАЗа» и вообще всей автомобильной промышленности. Oracle входит в тройку крупнейших IT-компаний мира. Вот это говорит просто о каком-то кругозоре, эрудиции и глубине познаний в экономике.

Оксана Галькевич: Так у нас и до сих пор этого многие не понимают.

Сергей Лесков: Вот Ларри Пейдж, который руководит Oracle, он входит в десятку крупнейших олигархов США, но вовсе не руководитель Ford или какого-нибудь Mercedes.

Оксана Галькевич: Как говорят, капитализация Apple больше, чем…

Сергей Лесков: Больше, чем все.

Оксана Галькевич: Да. У нас есть звонок. Что наше все в нашей программе? Это звонки телезрителей. Надежда из Москвы хочет поделиться с вами своим мнением. Надежда, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Здравствуйте, все ведущие, Сергей. Вот я пенсионерка. Совершенно недавно узнала о том, что на меня зарегистрировали семь фирм за два дня. Причем фирмы нехилые – это и производство и продажа алкоголя, и строительство зданий, и добыча угля, ну и в таком же духе.

Когда я начала… Откуда ветер дует? Пришла в налоговую. Говорят: «Да, у нас такое может быть». Там бегали люди, на которых… на кого-то три, на кого-то семь, на кого-то пятнадцать даже фирм оформили. Вот я не знаю. Оказывается, с 1 января был такой закон, что по электронной записи можно оформлять и регистрировать организацию – что и привело к такой неразберихе. Это что, для статистики? Мало того, эти фирмы очень сложно закрыть. Они легко открыли, за два дня. Я посмотрела – 12 и 14 марта этого года. Но закрыть – это совершенно… Мне сказали: «Возможно, пройдет полгода. Возможно, год. А возможно, и пять».

Оксана Галькевич: Понятно.

Зритель: Я говорю: «А для чего вам фирма, в которой я и учредитель, – они меня поставили, – и руководитель?»

Константин Чуриков: Ну понятно. С вами только акциями не поделились, к сожалению.

Оксана Галькевич: Надежда, это к разговору о цифровизации нашей экономики, о цифровой экономике. Как вы сказали – любимая игрушка. Это ведь тоже один из национальных проектов, довольно существенная часть внимания…

Сергей Лесков: Надо сказать, что жулики были во все времена. Как только обезьяна слезла с ветки дерева, сразу появились жуликоватые обезьяны. Тут ничего не поделаешь, люди разные, нравственные установки разные. В этом и сила, и слабость человеческого племени. Ну что, Чичиков не был, что ли, жуликом, когда еще не было цифровой экономики? Можете себе представить, что у Чичикова не было мобильного телефона, а жуликом был. Ну, вам можно только посочувствовать. Ну, обращайтесь в налоговую полицию.

Оксана Галькевич: Обратилась, видимо, Надежда. Она сказала, что была там.

Сергей Лесков: Чем это вам грозит? Это, в общем-то, вне нашей компетенции. Мы можем только выразить некое сочувствие.

Да, я начал говорить, что мы говорим с каким-то скептицизмом по поводу национальных проектов, но многие западные эксперты смотрят, в общем-то, на перспективы экономического роста России, ну, более или менее спокойно. Несколько лет назад крупнейшее в мире рейтинговое агентство PricewaterhouseCoopers говорило, что через 20 лет, в начале 2030-х годов, по ВВП на душу населения Россия обгонит Германию и станет пятой экономикой в мире.

Оксана Галькевич: Это в каком году?

Сергей Лесков: В 2013-м

Оксана Галькевич: А, в 2013-м.

Сергей Лесков: Ну, это было до некоторых событий, но тем не менее ведь эти эксперты основывались на каких-то показателях российского экономического потенциала. Потенциал этот остался и сейчас, просто им надо с умом распорядиться. По очень многим все-таки критериям, как бы мы ни критиковали работу нашего Кабинета, в общем-то, там есть какие-то показатели, которые сохраняют такие хорошие стартовые позиции – например, в области интеллектуального… искусственного интеллекта.

Константин Чуриков: Сергей, можно я сейчас процитирую как раз статью? В «Российской газете» она в 2008 году вышла, называется «Дожить до 2020-го». И там, короче, говорится, что к 2020 году россияне (это 2008 год был) будут в среднем получать 2 700 долларов в месяц, иметь не менее 100 квадратных метров на семью из трех человек, что мы слезем с «нефтяной иглы». Может быть, это все из этой области?

Сергей Лесков: Да, Костя, я совершенно согласен. Ну, это случилось…

Оксана Галькевич: Сколько долларов?

Константин Чуриков: 2 700.

Сергей Лесков: Был такой величайший экономист XX века Кейнс, который тоже делал прогнозы какие-то…

Константин Чуриков: Прямо можно показать эту статью с моего компьютера.

Сергей Лесков: …сколько в среднем будет получать каждый человек. Но дело в том, что все экономические прогнозы не учитывают какие-то крупные политические и военные катастрофы, которые возможны. Кейнс не учитывал Вторую мировую войну, которая обрушила все эти прогнозы. Санкционная война против России с 2014 года тоже обрушила все эти прогнозы. Поэтому это, в общем-то, какие-то обстоятельства, которые в страховых компаниях… Как они называют?

Константин Чуриков: Insurance companies.

Сергей Лесков: Да. В общем, не все в жизни можно учесть.

Так вот, перейдем к следующей теме, которая многим из нас особенно близка. Если мы говорим о производительности труда, о построении цифровой экономики, то, в общем-то, конечно, это ломает рынок труда, это понятно. А кто пострадает больше – мужчины или женщины? Проведено несколько исследований на этот счет – в Международном валютном фонде, в Европейском банке реконструкции и развития. В общем-то, эксперты считают, что в первую очередь пострадают женщины. Там даже такой есть любопытный «индекс рутинности»…

Константин Чуриков: Рассказывайте, Сергей, рассказывайте.

Сергей Лесков: Рассказываю.

Константин Чуриков: И можно крупно показывать Оксану сейчас.

Оксана Галькевич: Да пожалуйста! Покажите, пожалуйста, а то все Сергей да Сергей.

Сергей Лесков: Нет, просто это наука говорит, я здесь ни при чем. С чем это связано? Женщины чаще решают задачи, которые предполагают какую-то рутинность операций, а мужчины… Это опять же статистика. Это не означает, что все женщины и все мужчины такие.

Константин Чуриков: Сергей так не думает, Оксана.

Сергей Лесков: А мужчины – они как бы больше склонны к аналитической и коммуникативной работе, что труднее поддается роботизации.

При этом мы можем обрадовать Оксану: все-таки это не касается тех женщин, которые находятся на уровне высокого образовательного ценза и добились каких-то высоких позиций на своей работе. Это касается тех женщин… Вот у вас 40 лет звучало? Вот 40 лет и низкий уровень образования.

Константин Чуриков: И то, и другое…

Сергей Лесков: Друзья мои, это только подчеркивает то, что человек, который вкладывает в свое образование, вкладывается в свое будущее. Он, кстати, и живет дольше.

Константин Чуриков: Сергей, но вы не рассказывайте главного: выяснилось, что вероятность замены женщины на робота все-таки составила 40%.

Оксана Галькевич: Гусары, спокойно! Замена женщины на робота и прочие замены – это не наша дорога.

Сергей Лесков: В этих работах очень много цифр, поэтому… Ну а у мужчин – 38%. Вы же договаривайте до конца. Но эти 2% – это, как говорят эксперты, статистически значимая разница.

По странам любопытное расхождение есть. Больше всего, конечно, опасность для женщины в случае тотального наступления роботизации в таких странах… ну, в странах Юго-Восточной Европы (видимо, и в России) и в Японии. А, например, в Скандинавии, которую некоторые из нас так любят посещать, больше вероятность потери работы уже у мужчины.

Оксана Галькевич: Ты был в Скандинавии?

Константин Чуриков: Никогда. Видишь, я боюсь туда ехать.

Оксана Галькевич: Слушай, я тоже никогда, я тоже. Я дальше Финляндии ни разу…

Сергей Лесков: Примерно одинаковые риски потерять работу во Франции, Великобритании и США.

Я позволю себе сделать вывод, который не делают эксперты – ну, видимо, из-за опасности каких-то гендерных выводов сейчас на Западе: чем выше уровень экономики, тем ниже гендерная разница между мужчинами и женщинами и тем спокойнее жизнь женщины; а с другой стороны, чем как бы меньше вот эти гендерные отличия, тем больше риска у женщины. В общем, это как-то совершенно коррелирует со многими другими свободами…

Оксана Галькевич: В общем, чем менее развита страна, вот так скажем, тем тяжелее женская долюшка, да? Вот так.

Сергей Лесков: Тем женщине опаснее, тем тяжелее женщине. Мужчине тоже тяжело, но женщине еще тяжелее, чем мужчине.

Оксана Галькевич: Ну понятно.

Сергей Лесков: Опять же это говорит о том, что именно женщина в любой стране становится как бы таким страдательным субъектом.

Константин Чуриков: А мужчине проще? Вы знаете, очень много вопросов по поводу Анатолия Сердюкова, который возглавил совет директоров Объединенной авиастроительной корпорации.

Сергей Лесков: Очень талантливый человек.

Оксана Галькевич: Очень! И мужчина – главное. Талантливый! Вообще все у него в жизни удалось!

Сергей Лесков: Кто бы вообще сомневался в его талантах? И судя по некоторым его избранницам, он не лишен мужского обаяния – что тоже важно.

Константин Чуриков: Давайте послушаем еще Аллу из Самары. Здравствуйте, добрый вечер, Алла.

Зритель: Добрый вечер. Вот я хочу обратиться с таким вопросом. Сергей Лесков – мне очень нравится, как он говорил, всегда как-то объективно отражал нашу жизнь. А вот сейчас эта его речь, когда он сказал, оправдывая Правительство, что делают какие-то подвижки… Какие конкретно подвижки, скажите, пожалуйста?

Сергей Лесков: Я не очень хорошо вас услышал.

Оксана Галькевич: Алла, о чем шла речь, когда Сергей так сказал?

Сергей Лесков: Я такого слова просто не знаю.

Зритель: Нет, он сказал, что Правительство… идут сейчас такие… ну, как бы решаются какие-то вопросы. Но какие вопросы решаются? Рабочих мест нет, идут сокращения рабочих мест. Устроиться на работу невозможно! Понимаете? И в то же время число миллиардеров наших растет. Вот объясните мне, пожалуйста, как такое может быть? Люди в Правительстве сидят с двойным гражданством…

Сергей Лесков: Нет таких в Правительстве.

Зритель: В любой момент Правительство наше…

Сергей Лесков: А кто в Правительстве с двойным гражданством? Откройте, пожалуйста, глаза. Мы, наверное, что-то не знаем. В Правительстве нет людей с двойным гражданством.

Константин Чуриков: Алла имеет в виду, наверное, наших таких больших олигархов…

Оксана Галькевич: …которые вошли в список Forbes, между прочим.

Константин Чуриков: В Великобритании.

Оксана Галькевич: В Великобритании, да.

Сергей Лесков: Это правда.

Оксана Галькевич: Не в наш список, а британский.

Сергей Лесков: Но это же частные люди.

Оксана Галькевич: А заработали на нас.

Константин Чуриков: Они прямо совсем частные-частные?

Сергей Лесков: Ну знаете, тут цифр очень много. Человек, конечно, по своей природе звонит на радио или на телевидение, когда жизнь прижала его, поэтому у нас, в общем-то, и звонки такие. Но нельзя думать, что вот эта картина, которая складывается по звонкам, является таким зеркальным отражением России. Это не так.

Ну например, такая цифра. В мире средний показатель компаний, где внедряется искусственный интеллект – 22%. А в России 30% фирм внедряют элементы искусственного интеллекта.

Константин Чуриков: Сергей, понимаете, в чем штука? Алла и многие наши зрители, вообще многие люди в нашей стране этого всего не видят и не чувствуют.

Сергей Лесков: Видят. Почему? Многие чувствуют.

Константин Чуриков: Вот посидели, посовещались…

Сергей Лесков: Почему? Многие чувствуют, нет.

Очень часто говорят: «Где новый Днепрогэс? Где новая Магнитка? Где новые заводы?» Сейчас мы находимся не в промышленном веке. Уже и в той же Америке не строят крупных заводов. Сейчас все большее развитие получает сфера услуг – та самая цифровая экономика и компьютеризация. И я вас уверяю, там находят работу многие и многие молодые люди. В России уже появились первые миллиардеры именно в области компьютерных технологий. Это, может быть, не слишком видно людям пожилого возраста, которые живут (я чрезвычайно их уважаю) другими ценностями.

В России много сложностей, но не надо посыпать голову пеплом и говорить, что у нас вообще ничего не происходит. Право же, это не так. Движение вперед есть – не такое быстрое, как хотелось бы.

Конечно, если мы сейчас говорим о гендерных отличиях, то непозволительной, на мой взгляд, остается разница в оплате труда между мужчинами и женщинами. Где-то я видел цифру – сейчас, по-моему, 28%. На 28% женщина меньше получает. Хотя лет двадцать назад она получала меньше на 50–60%. Все-таки есть тоже и здесь движение. Давайте мы все-таки будем видеть какие-то изменения к лучшему.

Ну а самое, конечно, печальное, если мы говорим о гендерном представительстве в органах власти, то Россия находится… Вы даже не знаете, на каком месте, не угадаете. 122-е место в мире! У нас женщин вообще нет… Ну, редкость большая, за исключением Матвиенко, Голиковой…

Константин Чуриков: Это при том, что у нас, извините, в Правительстве министры здравоохранения, образования (сейчас по-новому называется – просвещения), вице-премьер…

Оксана Галькевич: Социальный блок, да.

Константин Чуриков: Совет Федерации.

Сергей Лесков: Тем не менее мы и в страшном сне не можем представить, что во главе России станет женщина. А есть в Европе немало стран, которые возглавляют женщины. В Литве сейчас выборы президента – там только женщины участвуют. Ну, Литва, конечно, нам не указ, но тем не менее.

Константин Чуриков: У нас все впереди, Сергей. Нам еще, кстати, надо разобраться с людьми после сорока, через несколько минут об этом пойдет речь в эфире ОТР.

Оксана Галькевич: Но наши телезрители, вы знаете, они определились для себя: все-таки женщина лучше, чем робот.

Константин Чуриков: Конечно.

Оксана Галькевич: И уж тем более…

Константин Чуриков: Согласимся с тобой.

Сергей Лесков: Да. Собственно, давайте-ка я все-таки закончу…

Оксана Галькевич: «О, ночной кошмар! – пишут нам зрители. – Женщины-роботы?»

Сергей Лесков: Дайте мне сказать несколько слов в завершение этой пикантной и всех волнующей темы. В одном из последних романов Виктора Пелевина доказывается, что лучшей женщиной является робот. Помните, там мужчины, которые живут с так называемыми сурами, только они могут испытать счастье. А сура – это женщина-робот. Не дай бог, если это предвидение замечательного писателя сбудется.

А опасность, конечно, в том, что если у нас будут в России сохраняться гендерные отличия в оплате труда, в возможностях карьерного роста, то женщины могут стать новыми луддитами – они будут разрушать роботов, разрушать компьютеры, как было в Англии на заре промышленной революции. А помните, что случилось с луддитами? Их выслали в Австралию. Куда мы вышлем наших женщин?

Константин Чуриков: Мы не пустим!

Сергей Лесков: Куда мы без них?

Константин Чуриков: Мы и компьютеры сохраним, и женщин.

Сергей Лесков: Надо что-то делать. Это призыв к Правительству.

Оксана Галькевич: А вы знаете – почему? Потому что пока женщины занимаются механической работой, а мужчины предпочитают диванную аналитику… Ведь у диванных аналитиков тоже бывают кризисы, и их надо кормить. И в этом случае механическая работа кормит-то получше диванных аналитиков.

Сергей Лесков: С вами нельзя не согласиться.

Оксана Галькевич: Со мной лучше не спорить, – сказал Сергей Лесков. Спасибо.

Константин Чуриков: «Темы дня» с Сергеем Лесковым только что в нашем эфире. Сергей к нам вернется в среду. А через несколько минут – о жизни, карьере и зарплате после сорока.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

Дмитрий Карпов
Не толерантный вы, Сергей, не толерантный! Окромя своего мнения похожее на своё за пашквиль признаёшь..
Данри
Вот что было ликвидировано на территории современной России с 1991 года по 2018 год, т.е. за неполных 30 лет. За эти года ликвидировано порядка 85 тысяч заводов. Это те заводы, которые работали на момент развала СССР, т.е. на 1991 год. Также, на нашей территории ликвидировано более тысячи городов и поселков городского типа. Если брать села, и деревни – то их ликвидировано порядка 20 000. Вы только представьте – 20 тысяч деревень за 27 лет. В России насчитывается 101 долларовый миллиардер. Это вдвое больше, чем в Британии (54), Франции (40) и Канаде (46), и почти втрое больше, чем в Японии (35). При этом объем ВВП России меньше, чем в каждой из этих стран.В указанных четырех странах налогообложение прогрессивное - чем богаче человек, тем он больше платит денег в казну. Экономика в современной России создавалась либеральными реформаторами в интересах олигархов и крупных финансовых спекулянтов. Кто за все это ответит?
александр
мнение Лескова очень переменчиво то он говорил какая стране великая польза от ЧМ по футболу теперь оказывается большинство стадионов пустуют где польза то ?
Елена
Таки нашему самолетостроению скоро будет полный каюк с приходом нового руководителя????
Елена
Вот президент объявил прорыв в развитии страны и посадил ту же команду, которая завела страну в глубочайший кризис. Где логика????
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты