Если с курильщиков будут брать экологический сбор - это поможет спасти планету?

Если с курильщиков будут брать экологический сбор - это поможет спасти планету?
Сколько стоят молодые специалисты. Самозанятые выходят из тени. Мусор будут мерить баками. Неучтённые земли. Обналичивание карт на кассах
Ценность диплома: на что могут рассчитывать сегодняшние выпускники?
Пожарный с дипломом экономиста. Почему выпускникам вузов так трудно устроиться по специальности?
Павел Салин: Нет социально-экономических достижений — никакой пиар не поможет. И в федеральном центре, и на местах
Элмурод Расулмухамедов: Из мусорной реформы случайно выпал человек. Остались чиновники и бизнесмены-регоператоры
«Представьте, на всей улице два банкомата и девять магазинов. Конечно, обналичивание на кассах будет выгодно и потребителю, и банку»
Если ваше имущество не учтено - ваша задача проинформировать о нём налоговые органы
Хотя бы пять-семь лет в нормальном инвестиционном климате — и люди поверят!
Необходимо проанализировать потребность в квалифицированных кадрах в России сегодня
Долгострой. Закон о социальных предпринимателях. Россия–Украина: обмен пленными. «Резиновые» квартиры. Отказ от пластика в рознице
Гости
Михаил Антонов
координатор Общественного экологического проекта «#РосЭко»
Дмитрий Косырев
член президиума всероссийского движения «За права Курильщиков»

Экологический сбор за сигареты. Производителей табачной продукции в России могут обязать выплачивать экологический сбор. C таким предложением выступил проект «Трезвая Россия». Минздрав РФ готов поддержать подобную меру, ведь окурки ежегодно создают до 680 миллионов тонн мусора в мире. С учетом того что средняя стоимость пачки сигарет сейчас составляет около 105 рублей, новый налог сделает продукцию дороже почти на 5%, считают эксперты. Государство же сможет дополнительно привлечь в казну более 75 млрд рублей.

Виталий Млечин: А теперь неприятная новость для курильщиков: курить, возможно, станет еще дороже, если производителям табачной продукции добавят к оплате еще один сбор, на этот раз экологический. Письмо с соответствующим предложением направили в Минприроды и Минздрав участники федерального проекта «Трезвая Россия».

Тамара Шорникова: Какие аргументы? Давайте посмотрим. В мире ежегодно выпускаются около 6 триллионов сигарет, около 2/3 всех отходов (окурков) выбрасывается в окружающую среду, создавая до 680 миллионов тонн мусора тоже, конечно же, ежегодно. С ними в окружающую среду поступают более 7 тысяч химических веществ, в том числе мышьяк, кадмий и другие вредные вещества, которые могут негативно влиять на здоровье человека и животных.

Виталий Млечин: Немного статистики еще. В России в прошлом году произвели 300 миллиардов сигарет, в окурках это 34 миллиона тонн. Внушительный такой объем, скажем так.

Тамара Шорникова: И еще одну графику перед разговором посмотрим. Давайте прикинем, сколько сейчас денег от производителей табачной продукции в виде налогов поступает в бюджет: 70 рублей из 105 (это в среднем потребители сейчас в России платят за пачку сигарет) государство в виде налогов уже получает, оставшееся делят розничная точка, дистрибьютер, перевозчик, производитель и поставщик сырья. Ну и, соответственно, мы понимаем, что каждый новый сбор, естественно, не проходит мимо пользователей, мимо тех, кто покупает эти пачки сигарет, потому что навряд ли, конечно, производители на себя возьмут все затраты. А может быть, и возьмут?

Давайте обсуждать и разбираться прямо сейчас с экспертом и, конечно же, с вами. Высказывайте свое мнение, вы за или против такого экологического сбора для производителей табачной продукции, ждем ваших ответов и аргументов как в SMS, так и по телефону в нашем прямом эфире.

Виталий Млечин: Ну еще тут надо добавить, что в прошлом году государство получило 600 миллиардов рублей только от акцизов на табак, это примерно 4% от всех доходов федерального бюджета. Казалось бы, 4% немного, но 600 миллиардов – это все-таки такая существенная цифра.

Давайте представим нашего гостя, пора уже это сделать. Писатель, член президиума Всероссийского движения за права курильщиков Дмитрий Косырев у нас в гостях. Дмитрий Евгеньевич, здравствуйте.

Прежде чем вам вопрос задать, спросим наших зрителей: как вы считаете, курильщики должны платить еще и экологический сбор? «Да» или «нет», напишите нам сообщение на короткий номер 5445.

Так как у нас тут свобода слова полнейшая действует в этой студии, вас тоже спросим, как вы считаете. Хотя мне кажется, тут ответ на этот вопрос очевиден.

Дмитрий Косырев: Он не так очевиден, как вам может казаться, Виталий.

Виталий Млечин: Так, прекрасно.

Дмитрий Косырев: Дело в том, что, во-первых, вот эта вот наша контора, как там она называется, за счастливое и трезвое детство и так далее, у нас таких несколько…

Виталий Млечин: Называется «Трезвая Россия».

Дмитрий Косырев: Очень приятно, как будто я не знаю. Она озвучила не свою инициативу, это не ее инициатива. Это совершенно железная механика: вчера это говорится в кругах антитабачных заговорщиков, в США или в Женеве, где штаб-квартира ВОЗ, дальше эти ребята озвучивают здесь и тащат сюда. То есть что-то свое у них, наверное, есть, я не знаю, я не знаю, что у них своего есть, запреты в основном.

Тамара Шорникова: Простите, антитабачные заговорщики – это те безусловно злые ребята, которые хотят, чтобы все были здоровы и чтобы экология процветала?

Дмитрий Косырев: Во-первых, это провалившиеся ребята. Антитабачная кампания настолько страшно провалилась, что сейчас они не знают, что им делать. Поэтому на прошлом заседании РКБТ (это Рамочная конвенция по борьбе с табаком) они обратились к экологам, это вот такие две провальные кампании, и сказали: «Ребят, наше дело плохо, давайте спина к спине встанем и будем ваши идеи о спасении планеты подтягивать к идеям спасения человечества от табака». Естественно, надо брать налог, а что еще-то? Борьба за права некурящих и так далее денег стоит, они же там не бесплатно, очень не бесплатно работают. Собственно, вся эта кампания антитабачная ради денег, экологическая тоже.

И они поэтому придумали доклад, я его читал… Они выдали грант, РКБТ выдала грант британским ученым (естественно, каким же еще), и они настрогали под заранее готовую идею, что табачное производство губит планету, настрогали, все вместе свели: страшное количество воды расходуется, чего-то там еще; да, люди в третьем мире, естественно, страдают, работают на табачных фабриках, и так далее. Это откровенный идиотизм, потому что мы вот сейчас с вами сидим и расходуем ресурсы планеты. Если бы мы не сидели и студию бы закрыли, то тоже бы расходовались ресурсы планеты: любая деятельность их расходует.

Ну вот они этот налог ввели, это была еще идея 2010 года австралийская, собственно говоря, я это все читал. То есть я этим занимаюсь, я исследую корни антитабачной кампании, кто ее финансирует, кому это выгодно и так далее. Если они говорят, что нужно на помощь призвать экологов, у которых тоже страшные проблемы, особенно в США, где можно уже открыто говорить о том, что это жулики, то они сейчас и будут пытаться подтягивать одну инициативу к другой, а эти все передаточные звенья (за счастливое детство и так далее) будут все это сюда тащить и с нас пытаться брать деньги.

Кстати, о деньгах: Макрон тоже пытался брать экологический налог с французов, правда, не за табак, а вообще в целом, и это кончилось бунтом желтых жилетов и тем, что президентство Макрона, его репутация обрушились полностью. Но это Франция, естественно.

Виталий Млечин: Да, там немножко другие процессы происходят.

Как вы считаете, бороться с табаком, с курением табака вообще не нужно? То есть это все зря делается, какой-то популизм?

Дмитрий Косырев: То, что делается сейчас, наверное, не зря, потому что лишний раз показало, на чем проваливаются. Нельзя запрещать, нельзя врать людям.

Тамара Шорникова: Вы всегда так говорите «проваливаются», но объективная же статистика, что курить стали меньше.

Дмитрий Косырев: Нет, нет! Я изучаю статистику. Курить стали меньше с 1980-1990-х гг., кривая пошла вниз до начала кампании запретов, которые придумали вот эти ребята в ВОЗ, Всемирной организации здравоохранения, этого человека зовут Дерек Яч, который южноафриканец, который придумал саму РКБТ, он ее разработал, это все, так сказать, родные, знакомые персонажи. Кривая шла вниз; когда начали вводить запреты, кривая стала слегка менять траекторию. В последние год-два увеличивается число курящих в таких странах, как Испания, Австралия (самая антитабачная страна мира), в некоторых штатах США. То есть это все стабилизировалось и пошло вверх, и это мы не учитываем фактор альтернативных средств: эти все электронные сигареты, нагревательный табак и так далее.

Тамара Шорникова: Слушайте, пусть они за рубежом чем хотят себя, тем и травят, в России-то что?

Дмитрий Косырев: А в России была гениальная история с 17%. Сначала вот такие вот борцы за здоровое детство доложили вплоть до главнокомандующего, президента, что в России бросили курить за год 17%. Но это были люди, которые выразили желание в опросе, что мы сейчас бросим, если с нами будут так обращаться. Прошел год, получилось неудобно: они не бросили, тот же опрос показал. И дальше эти антитабачные ребята стали делать то, что делали и делают их антитабачные собратья по всему миру (британцы, американцы и так далее), – подкручивать статистику. Они начали брать исходную цифру такую, чтобы от нее число ныне якобы курящих было 17%, меньше. А последние данные у нас показали, что либо она на нуле осталась, либо даже слегка число курящих увеличилось.

Виталий Млечин: Но мне кажется – я могу ошибаться, поправьте меня, если это так, – мне кажется, что все-таки шансов на то, что, скажем, молодой человек начнет курить, если пачка будет стоить 100 рублей, меньше, чем если она будет стоить 10 рублей, ну просто потому, что это дороже. Я ошибаюсь?

Дмитрий Косырев: Видимо, да, потому что как вам насчет шансов, что он будет сам выращивать свой табак? Британцы, ирландцы, австралийцы и так далее уже показали всему миру, что бывает, когда цены постоянно растут: там гигантская индустрия, во-первых, контрабанды, то есть там какие-то цифры, миллиарды сигарет, я даже не могу себе представить, сколько это, задержанных сигарет в Австралии, в каждом магазине вы можете купить под прилавком эти контрабандные сигареты. Правда, вам могут не продать, потому что они вас не знают, но своим, естественно, продают.

То есть все, что они получат, – это то, что получили их предшественники, такие же уроды, это те, кто боролись с алкоголем в Америке. То есть гигантскую индустрию, которую будут поддерживать миллионы людей, в том числе полиция и все остальные, потому что курить-то многим хочется, если не всем, и она в итоге станет сильнее государства. Америка, к счастью, увернулась и отменила вот этот самый антиалкогольный закон, и теперь правнуки или внуки вот этих же самых запретителей решили повторить свой опыт уже с курением и так же завалились.

Виталий Млечин: Нет, ну сейчас хотя бы не запрещают, ограничивают, но не запрещают.

Дмитрий Косырев: А почему же? У них там план, что к середине столетия нужно свести потребление табака к нулю и все запретить. Они не остановятся, понимаете? Они вот эти запреты так и будут придумывать до конца особенно потому, что провалились. А куда им деваться? Некоторые люди из их числа ушли работать на табачные компании, кто-то умный уже из этих рядов антитабачных сбежал, а остальные окопались и говорят, что мало запрещали, нужно еще запрещать.

Виталий Млечин: Давайте узнаем, что думает Василий из Екатеринбурга. Василий, здравствуйте. Вы курильщик или нет?

Зритель: Здравствуйте. Я в прошлом курильщик, но 30 лет назад бросил курить и очень…

Виталий Млечин: Так. Что вас заставило бросить?

Тамара Шорникова: Почему «заставило»? Может быть, сподвигло?

Виталий Млечин: Сподвигло.

Зритель: Проблемы со здоровьем, перестал пить алкоголь, перестал курить. И хочу крикнуть на всю страну: все бросайте, потому что это не только вредит вашему здоровью, это вредит здоровью ваших детей, это вредит здоровью ваших родителей, кто вас окружает. Посмотрите, курильщики все завалили своими пачками, сигаретами, окурками; в подъезде все прокурено, дома невозможно дышать; по улице идешь, перед тобой кто-то обязательно курит, за тобой кто-то курит. Хотя закон существует о защите прав людей от табачного дыма, но почему-то плохо соблюдается. Курильщики оплачивают уничтожение наших детей своими деньгами, понимаете?

Дмитрий Косырев: Ага.

Зритель: Поэтому если мы не бросим курить и пить алкоголь, нас просто как индейцев скоро не будет. И этот товарищ, который защищает права курильщиков, он, видимо, кровно заинтересован в этих продажах, чтобы курильщики покупали, чтобы были, наши эти курильщики. Он, видимо, получает зарплату или какую-то выгоду.

Тамара Шорникова: Ну давайте без домыслов. Вы свое мнение выразили.

Виталий Млечин: Спасибо, Василий. Так нет, мы предполагали, что подобные обвинения прозвучат, вы даже сказали, что вам есть чем парировать. Парируйте.

Дмитрий Косырев: Вы знаете, вот когда мои уважаемые оппоненты, профессионалы, в том числе вот такой человек, который сейчас выступал, поверят, что я это делаю все бесплатно, не получая ни единой копейки ни от одной табачной и любой другой компании, вообще ни от кого, то у них будет серьезный отъезд крыши. Они думают, что я такой вот злодей, который это все делает за деньги. Это у них такое мышление, потому что сами они, естественно, я имею в виду профессиональных борцов, конечно, не рядовых людей, сами совершенно не бесплатно за это все борются. Было такое в советское время понятие общественной работы, работы на благо общества, которую нужно делать бесплатно. Все тогда, естественно, опошлили, сделали слегка принудительной, но идея-то хорошая была.

Я не защищаю права курильщиков только, я нападаю на фальсификаторов и жуликов, которые пытаются запретами изуродовать жизнь людей. В том числе тот, который звонил… Я понимаю, что человек искренне верит, что табачный дым ему угрожает, он поверил. Мне очень жалко этого человека, потому что самый страшный провал антитабачной кампании был в том, что они не смогли доказать, что табачный дым хоть как-то вредит окружающим.

Зато были очень странные, противоположные данные. Например, как насчет доклада, причем это доклад ООН, не какой-то там конторы, то есть платила Организация объединенных наций, противораковая у них есть отдельная от ВОЗ контора. Почему-то, по непонятным причинам получилось, что в курящих семьях дети здоровее на 26% по ряду показателей, якобы связанных с табаком. Ну это все никто, естественно, не объяснял, потому что если бы было наоборот, они бы объяснили, а так вот так и осталась одна из многих загадок вот этой всей дикой кампании медицинских фальсификаций. Табачный дым окружающим не вредит. Было доказано и показано исследованиями токсикологов еще в 1990-е гг., что человек, который живет в курящей семье, но сам не курит, все равно что выкуривает 6 сигарет в год.

Тамара Шорникова: Вы знаете, у нас обычно говорят, что на одну статистику всегда найдется вторая статистика, которая первую, естественно, опровергнет…

Дмитрий Косырев: Да.

Виталий Млечин: Да, это, к сожалению, не бесспорное утверждение, то, что вы говорите. Но есть другой аспект. Вот, скажем, вредно или не вредно, хорошо, выведем за скобки. Но если мне, например, не нравится, что человек, который идет передо мной в толпе, курит, мне не нравится этим дышать просто вне зависимости от того, вредно или нет? Давайте попробуем разобраться, как можно соблюсти и права курильщиков, и права тех, кто не курит и не хочет этим дышать. Как это возможно, если вообще возможно?

Дмитрий Косырев: Да никаких проблем. Когда у нас обсуждался антитабачный закон, то сначала наивные люди пытались примерно вот так вот поставить вопрос: вот угол для курящих, вот для некурящих. Везде, где есть люди, – а люди делятся на курящих и некурящих, так будет всегда, – нужно, чтобы были условия для жизни и работы всех. Эти граждане, которые на нас набежали, скажем так, говорят: «Нет-нет-нет, наша цель в том, чтобы всех заставить силой бросить». И принят был такой закон, который вот сейчас, естественно, не работает, как правильно было замечено, он и не мог работать, чтобы все бросали, то есть дискриминирующий треть населения России, не знаю, 40% или 25%, никто этого реально не знает, этих людей, которые курят.

И всем стало плохо, и будет плохо, пока все не поймут, что да, вот вам не нравится, когда кто-то идет впереди и курит, мне не нравится, когда кто-то рядом в метро и от него пахнет пивом, хотя я сам пиво пью и много чего другого тоже пью. Мне не нравятся женщины, от которых мерзко воняет духами, которые мне не нравятся, мне нравится определенный тип духов у женщин. Но понимаете, нужно еще учиться терпеть, во-первых, и относиться с уважением к другим людям, которые ничуть не хуже, чем вы. Курящие – это люди, которые так же, как и вы, делают чудеса в производстве, в сельском хозяйстве, в искусстве…

Виталий Млечин: То есть, короче говоря, невозможно вот это вот, чтобы и те были довольны, и другие? Просто кто-то должен терпеть всегда?

Дмитрий Косырев: Нет, почему же? Например, для любого курящего человека некурящий мир отвратителен, но мы его терпим, то есть он неприемлем для жизни полностью. Но нужно, наверное, учиться понимать и терпеть, что там тоже есть некурящие тоже люди.

Виталий Млечин: Все понятно.

Дмитрий Косырев: Но когда людей запугивают, сводят намеренно с ума, говоря, что им дым угрожает, когда им врут на эту тему, у них возбуждают ненависть к курящим, а на этом строится вся антитабачная кампания, – вот это уже плохо. Вот когда этого не будет…

Тамара Шорникова: Мы выяснили только что, что вы абсолютно бескорыстно отстаиваете права курильщиков. Давайте выясним, платят ли экологам, раз уж мы тут такие подозрения тоже высказывали.

Дмитрий Косырев: О-о-о…

Тамара Шорникова: У нас на связи с нами Михаил Антонов, координатор общественно-экологического проекта «#РосЭко». Здравствуйте.

Виталий Млечин: Михаил, слышите ли вы нас?

Михаил Антонов: Я слышу вас, вы меня слышите?

Тамара Шорникова: Да.

Виталий Млечин: Да, и мы вас теперь слышим.

Михаил, скажите, пожалуйста, вот эта статистика о том, что окурки очень-очень сильно загрязняют нашу планету, – вы согласны с этой оценкой? Действительно окурки наносят очень серьезный вред экологии? До такой степени, что надо еще дополнительно обкладывать пачки с сигаретами налогом?

Михаил Антонов: Да. Коллеги, смотрите, я тут сейчас прослушал такое достаточно эпическое выступление спикера из вашей студии с такими эпитетами. Ну не знаю, моя позиция личная: у человека есть право, курить или не курить, я лично бросил курить в 2012 году, считаю это личным делом каждого.

Но суть в чем? Надо понимать, что все равно из этого производится тот или иной вид отходов, той или иной мусор, то есть сам непосредственно вот этот фильтр-окурок, бумага, пластик, фольгированная бумага и так далее. Вопрос, что да, есть статистика, приводится, что более 680 миллионов тонн их образуется в год. Отрицать этот факт, мне кажется, глупо. Вопрос, как эта судьба дальше складывается, потому что это нагрузка на инфраструктуру, постоянно мы их видим и в городе, и на природе, или еще где-либо, это опять же практически не разлагается, вот этот вид отходов.

Вопрос, что с ним делать, – это другая история. Значит, это захоранивать его на полигонах либо утилизировать, а системы переработки не существует. Так что как-то, на мой взгляд, однозначно… Почему, если для отдельных видов товаров, продукции и прочего вводится утилизационный сбор, почему это не могут быть сигареты? Они потребляются в массовом таком количестве, вопрос, как дальше эта система будет выстроена, как это потом все будет работать. И здесь еще необходимо и культуру граждан формировать, не бросать свои окурки не то что в городе, главное на природе, потому что где мы можем путешествовать, видим, что все ими проконопачено…

Виталий Млечин: Да. Михаил, скажите, пожалуйста…

Михаил Антонов: Завалы… Короче, на мой взгляд, я скажу: знаете, когда я в 2012 году курил, сигареты стоили 40 рублей, сейчас я увидел, что те же сигареты стоят почти 200 рублей; 75 рублей, на мой взгляд, здесь особого горя какого-то не составят курильщику, если он хочет курить, наверное, на 5 рублей дороже заплатит.

Виталий Млечин: А окурки наносят вред, скажем, сопоставимый, например, с пластиком или с целлофановыми пакетами, например?

Михаил Антонов: Я же и говорю как раз: сам фильтр содержит в себе пластиковые элементы, упаковка от пачки содержит в себе пластик. Сама бумажная пачка тоже может быть внутри покрыта пластиком, фольгированная бумага… То есть это все из одной и той же оперы, то есть это тот же самый поток пластика, что называется.

Тамара Шорникова: Михаил, а у меня знаете какой еще вопрос? Насколько я знаю, сейчас, согласно бюджетному правилу, нет у нас прямых таких потоков: взяли экологический сбор, пошло это на улучшение экологии. Как вы думаете, вот те дополнительные деньги, которые станут усилением бремени для производителей, действительно как-то помогут бороться с негативными последствиями для экологии, или это просто очередные поборы?

Михаил Антонов: Смотрите, поскольку эта система у нас в стране сейчас только формируется, шатко ни валко, возможно, на мой взгляд, эти меры надо было вводить намного раньше. Есть, планируется либо расширенная ответственность производителя, то есть он решает, что потом, как утилизировать отходы, которые остаются от его, собственно говоря, товара, либо платит деньги в бюджет. Потому что понятно, не поставишь за каждым курильщиком человека, который бы ходил и собирал бычки, мне кажется, это просто невозможно. Определенно да, это наносит нагрузку на окружающую среду, соответственно в таком случае они должны платить в бюджет, это мое такое мнение. Вопрос, как эта система будет работать дальше… Надеюсь, что все заработает, тернистый путь, как говорится.

Виталий Млечин: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Спасибо большое.

Виталий Млечин: Это был координатор общественного экологического проекта «#РосЭко» Михаил Антонов.

А сейчас узнаем мнение людей на улицах. Наши корреспонденты задавали им тот же вопрос, что и мы сейчас вам: должны ли курильщики платить экологический сбор?

ОПРОС

Тамара Шорникова: Такие мнения.

И еще для финала две SMS не о том, как бороться с курильщиками, а о том, как улучшить экологию, здесь мы точно все «за». Ленинградская область: «Надо как в Сингапуре – жестко штрафовать за брошенный окурок».

Виталий Млечин: Ну и из Ярославской области тоже, в общем, идея та же: «Я не курю, но то, что предлагают, – чистой воды коррупция. Лучше бы субботники устраивали, а сегодняшним детям сделали бы доступными спорткомплексы, бассейны, а не закрывали их».

У нас с вами полторы минутки осталось, давайте подводить итог. Как вы считаете, если эта инициатива будет принята, как она скажется и скажется ли вообще на ситуации?

Тамара Шорникова: На производителях, на потребителях?

Дмитрий Косырев: Она скажется плохо на всех или в лучшем случае будет бесполезна. Я сейчас сидел и представлял себе мусорный бак, сколько в нем всяких отходов. Если, допустим, с каждого… И сколько занимают там места именно окурки и пачки сигарет?

Тамара Шорникова: Справедливости ради, мусорные окурки как раз не в баке, они рядом обычно, их видно.

Дмитрий Косырев: И другой мусор тоже. Так вот если брать с каждого вида отходов по налогу, будет интересно, но эти ребята прицепились именно почему-то к сигаретам.

В качестве финала я бы сказал, что эта история чудовищна интересна, потому что она показывает, в каком мире мы живем. Я советую всем не доверяют любой лапше, которую вешают на уши, проверять вот эти самые данные о вреде курения, о вреде пассивного курения; подвергать сомнению мои слова прежде всего и читать, допустим, мою колонку на эту тему еженедельную, подвергать сомнению любые другие утверждения, потому что это область, где идет страшная драка за деньги, и тут уже идет без правил. И тот самый дурацкий налог, который могут ввести, а могут еще не ввести, только один из маленьких эпизодов того, что происходит.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое. У нас в гостях был писатель, член президиума Всероссийского движения за права курильщиков Дмитрий Косырев.

Пришло время подвести итоги голосования. Мы спросили у вас, должны ли курильщики платить экологический сбор, и «нет» 59%, «да» 41%, то есть все-таки больше наших зрителей считают, что не стоит этого делать, хотя не так и велик этот разрыв, такого подавляющего большинства ни одна из этих точек зрения не получила. Это, видимо, говорит о том, что тема все-таки сложная и требует еще дополнительного обсуждения.

Большое вам спасибо. Нам пора завершать. Тамару Шорникову вы увидите сегодня вечером в вечернем блоке программы «Отражение», я, Виталий Млечин, прощаюсь с вами до завтра. Большое всем спасибо и до встречи.

Тамара Шорникова: Счастливо и будьте здоровы.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски