«Если сосиска стоит меньше двухсот рублей за килограмм, то не грех её съесть и в пост» - о ценах на колбасную продукцию

«Если сосиска стоит меньше двухсот рублей за килограмм, то не грех её съесть и в пост» - о ценах на колбасную продукцию | Программы | ОТР

колбаса, сосиски, мясо, цены, закупки

2020-08-07T12:44:00+03:00
«Если сосиска стоит меньше двухсот рублей за килограмм, то не грех её съесть и в пост» - о ценах на колбасную продукцию
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Сергей Юшин
руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации
Андрей Куспиц
специалист по ремесленным колбасам

Тамара Шорникова: Делать колбасу из мяса слишком дорого. Производители мясных изделий жалуются на дорожающее сырье – мол, цены взвинтили без причины.

Вот собственно цифры, которые так возмутили крупных производителей колбас. В июле и августе свинина в полутушах подорожала на 32%, до 170 рублей за килограмм, против мая и июня (там были, конечно, ниже показатели). Тушка цыпленка бройлера за тот же период выросла в цене на 26%, до 108 рублей за килограмм. Все это грозит потерей рентабельности, ну а нам с вами – наверное, неприятными ценниками на колбасу. Поставщики мяса при этом считают претензии надуманными и объясняют всплеск цен сезонным спросом.

Сколько у вас стоит колбаса? Вот вас устраивает ее качество? Давайте такой опрос проведем. Звоните, пишите, рассказывайте.

Иван Князев: Вас устраивает качество колбасы? – «да» или «нет». 5445 – номер для SMS-голосования. В конце обсуждения подведем итоги.

Ну а сейчас представим наших экспертов. Будем разбираться, почему мясо дорожает. Сергей Юшин у нас выходит на прямую связь, глава Национальной мясной ассоциации. Здравствуйте, Сергей Евгеньевич.

Сергей Юшин: Добрый день.

Тамара Шорникова: Ну в чем дело-то, Сергей Евгеньевич?

Иван Князев: Что происходит?

Тамара Шорникова: Хочется спросить: что с мясом? Почему такое дорогое?

Сергей Юшин: Самое интересное, что производители колбас, наши добрые коллеги, многолетние партнеры, не говорят, какие цены были год назад. А средние оптовые цены в этом году, если брать с января по июль, ниже на 8%, чем за тот же период прошлого года, и ниже, чем в 2018 году. Да, действительно, сезонный фактор очень ярко в этом году выражен, и за последние полтора месяца оптовые цены выросли. Ну, вы видите, что даже между коллегами нет единства. Кто-то говорит, что 20% с небольшим, кто-то – 32%. На самом деле…

Иван Князев: Ну, может, они просто у разных людей покупают это. И все-таки сравнивать, что было год назад… Год назад коронавируса не было, жизнь другая была.

Сергей Юшин: Но я бы хотел отметить, что сегодня оптовые цены ниже, чем даже в 2015 году. У нас идет последовательное снижение среднегодовых оптовых цен, потому что, как правильно коллеги говорят, мы быстро наращиваем производство. Россия сегодня занимает четвертое-пятое место в мире по производству свинины, и дикая конкуренция.

Но – удивительно! После пандемии именно из-за того, что в середине весны и в начале лета цены были очень низкие, спрос, в том числе на колбасные изделия, на свежее мясо очень сильно вырос. Это отмечают и торговые сети. То есть на самом деле эти цены отражают и сезонный фактор, и теплое лето, и шашлычный сезон, и то, что миллионы граждан с более высокими доходами, которые раньше за границей отдыхали, сегодня должны кушать здесь, в нашей стране, потому что, как вы понимаете, заграничные курорты закрыты.

Иван Князев: Поэтому все отдыхаем здесь и едим нашу колбасу и наш шашлык. То есть все-таки спрос?

Сергей Юшин: Спрос. Более того, ежегодно в этот период цены достигают пика, совершенно правильно сказано. Уже на этой неделе снижаются, на следующей неделе цены уже ниже. Ну а в сентябре мы увидим падение, может быть, и на 20–30%. Просто об этом коллеги не говорят.

Тамара Шорникова: Слушайте, ну как-то все-таки обидно. Спрос большой, заработаете в любом случае. Зачем же зарабатывать на нас еще больше, повышать цены в пиковые моменты спроса?

Сергей Юшин: А мы не имеем права работать не в рынке. Нас ФАС за то, что мы искусственно сдерживаем цены, накажет, налоговая накажет. Как это мы можем продавать ниже рынка и не платить налоги? Мы все-таки в рыночной экономике с вами живем.

Более того, повторяю, потребительские цены (посмотрите данные Росстата) и на мясо птицы, и на свинину сегодня на уровне 2014–2015 годов – при том, что себестоимость постоянно растет. Вы же знаете, что с 1 августа газ подорожал для предприятий. У нас растут цены на витамины, аминокислоты, корма. Зерно дорожает. Реально за последний год себестоимость на 20% выросла.

Поэтому на самом деле мы все готовимся, свиноводы готовятся, птицеводы готовятся к еще более низкой рентабельности. Поэтому в какие-то месяцы они больше зарабатывают, «накапливают жирок», для того чтобы иметь финансовую устойчивость и пережить те периоды, когда мы даже в минус будем работать. Так работает весь мир.

Иван Князев: Понятно.

Сергей Юшин: Кстати, в Бразилии, которая является одним из крупнейших мировых производителей, за месяц цены на свинину выросли на 40%.

Иван Князев: Так это в Бразилии, там тепло.

Сергей Евгеньевич, давайте вместе послушаем нашего телезрителя. Цены растут не только для вас, они растут вообще для всех жителей нашей страны, и на все растут. Вот что происходит в Курсе – узнаем у Лидии, она нам дозвонилась. Лидия, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я колбасу покупаю. Качество нашей колбасы меня, к сожалению, не устраивает. Я на пенсии 12 лет. Я предпочитаю брать лучше меньше, но лучше. Я беру подороже.

В последнее время я стала брать только белорусских производителей. И меня удивляет, почему там совершенно другое качество. Очередь стоит около белорусского отдела продукции – и сыры, и колбасы. Там ароматная колбаса, вкусная, качество совершенно другое. Я переключилась на белорусского производителя, довольна.

Я считаю, что нам надо ужесточить качество продукции, чтобы был контроль. Мяса, к сожалению, нет в нашей колбасе. Я проверяю на двором Тузике: он колбасу не ест.

Иван Князев: Даже он не ест?

Тамара Шорникова: Лидия, вы не видите, как сейчас активно кивает головой Сергей Евгеньевич – явно не согласен. Давайте…

Иван Князев: Лидия, скажите лучше, сколько стоит белорусская и сколько наша за 100 грамм, к примеру?

Зритель: Я беру по 500–600 рублей.

Иван Князев: За кило?

Зритель: Наша – 350. Но Тузик не кушает нашу, я проверяю.

Сергей Юшин: Так возьмите российскую за 600 – она будет лучше, чем белорусская.

Зритель: Но там ароматная, она вкусная. Понимаете?

Сергей Юшин: Отлично! Значит, есть выбор, а это самое важное. Но хочу сказать, что доля белорусских колбас в нашем потреблении готовой продукции колбас – примерно 2%, а 98% – это российские. Более того, российскую колбасу мы продаем в десятки стран мира, десятки тысяч тонн ежегодно. Поэтому на вкус и цвет товарищей нет, уважаемые телезрители.

Иван Князев: Сергей Евгеньевич, а у белорусов-то мясо дешевле получается или нет? Ну, уж коль мы заговорили.

Сергей Юшин: У белорусов не рыночная экономика просто-напросто. Если Российская Федерация перестанет помогать, как мы сегодня помогаем, я вообще не знаю, выживет ли там сельское хозяйство или нет. Это большой вопрос.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Понятно, да. Спасибо вам большое за комментарий.

Иван Князев: Спасибо большое.

Сергей Юшин: Спасибо.

Тамара Шорникова: Сергей Юшин, глава Национальной мясной ассоциации.

Очень много SMS с недовольством.

Иван Князев: Из Башкортостана, в частности: «Качество колбасы не устраивает. Сейчас колбасы хорошей нет. Не то, что в СССР была».

Тамара Шорникова: Рязанская: «Наши колбасы есть опасно для здоровья – химические добавки и жир». Кемеровская область: «Мяса в колбасе нет. На что наценка? На бумагу и вкусовые добавки?» – пишет нам Екатерина. Чувашия: «Дорогая и хорошая не по карману. А то, что можно себе позволить, есть невозможно».

Почему так? Давайте разбираться вместе с экспертами, с производителями. Андрей Куспиц, специалист по ремесленным колбасам, выходит с нами на связь. Здравствуйте.

Андрей Куспиц: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Андрей Викторович.

Андрей Куспиц: Ну что я могу сказать? На самом деле, действительно, за последнее столетие во всем мире научились делать, с одной стороны, недорогой и доступный, скажем так, красивый и ароматный корм для людей (я бы назвал это так) в разных отраслях. И кое-где выживает гастрономия. И в промежутках существуют тем не менее разные продукты.

При этом заметим, что большинство продуктов, то есть подавляющее большинство продуктов, которые находятся на полках наших супермаркетов, они безопасны, с пищевой точки зрения, и намного безопаснее, чем в советские времена. Контроль сейчас жесткий. Другой вопрос, что производители…

Тамара Шорникова: Так почему невкусно?

Андрей Куспиц: Объясню. Производители находятся постоянно под давлением системы распределения супермаркетов, которые говорят: «Сделайте нам, пожалуйста, еще дешевле». И вот эта тема «еще дешевле», чтобы продукт хранился как можно дольше, а стоил как можно дешевле, приводит как раз к обильным заменам мяса и так далее.

Мы с вами должны понимать, что колбаса, сделанная совсем из мяса и специй, без всяких современных глупостей (а это то, чем я занимаюсь), она не может стоить дешевле килограмма мяса, она должна стоить в два раза дороже. То есть на полке колбаса, сделанная совсем из мяса, появляется, как правило, от небольших производителей или небольших цехов, встроенных в крупные заводы. И ценник там начинается от 600 рублей за килограмм. В России есть достойные колбасы, но их мало. При этом интерес этот продолжается.

Лично я консультирую сейчас одно очень крупное предприятие. Мы создали для них… Ну, не очень крупное, а, скажем так, средней крупности предприятие. Создали прямо внутри большого производства миниатюрный цех, для того чтобы делать колбасы, которые, к сожалению, хранятся гораздо меньше, сроки годности не больше двух недель. Они не попадают на полки супермаркетов. Это не устраивает супермаркеты – ни цена, ни все остальное. Они распределяются только через интернет-доставку и в собственных точках этого, скажем так, производителя. Качество классное, но цена дорогая.

Иван Князев: Андрей Викторович, нам тут телезрители пишут, из Рязанской области в частности: «Хорошую колбасу продают только за границу». Вот мы экспортируем ее…

Андрей Куспиц: Не совсем так.

Иван Князев: Не совсем, да?

Андрей Куспиц: Я думаю, предыдущий выступающий со мной, наверное, согласится. За границу как раз продается… То есть в том же Китае спрос как раз на то, что они понимают под вкусным, недорогим. А с точки зрения уже избалованного потребителя, это не очень хорошие колбасы.

С другой стороны, я проводил дегустации просто для публики, чтобы они выбрали, что им нравится больше. Венская сосиска, которую я изготовил по рецептуре Михаила Игнатьева 1901 года, она вкусная, она очень лаконичная, там нет никаких глупостей, но ей большинство людей предпочитали изделия с добавленными усилителями вкуса и так далее. Они говорили: «Слушайте, а вот эта как-то мне понятнее, вкуснее».

Иван Князев: Может, понимаете, наши люди просто забыли, как должна пахнуть, какой должна быть на вкус наша колбаса? Привыкли мы уже ко всем этим заменителям. Интересно, а сколько стоит эта ваша венская сосиска?

Андрей Куспиц: Ну, такая венская сосиска, если бы она попала на полку магазина, она должна стоить в районе 600–800 рублей за килограмм. А храниться она сможет не больше 14 дней в вакууме и в холодильнике.

Иван Князев: За 800 рублей за килограмм хочешь не хочешь, а придется признать ее вкусной, даже если не нравится.

Андрей Куспиц: Нет-нет-нет, совершенно не факт. Понимаете, многим людям… Скажем так, я занимаюсь тем, что папа не может, но при этом ценник получается достаточно высокий. Вот предыдущая дама, которая звонила и сказала, что она предпочитает лучше меньше, да лучше. Если мы начнем применять этот ленинский принцип к продуктам, он начнет менять вообще все пищевые отрасли. И потихоньку сейчас это происходит.

Но никто не отменяет, скажем, дешевых продуктов. Вы все должны прекрасно понимать, что если сосиска стоит 200 рублей за килограмм, то, наверное, не грех ее съесть и в пост. Если мы покупаем с вами…

Тамара Шорникова: Просто мяса в ней можно не найти за такие деньги. Давайте послушаем вместе телезрителя.

Иван Князев: Одна соя будет.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Иван Князев: Павел из Челябинской области дозвонился. Павел, здравствуйте.

Зритель: Алло. Я вас слушаю.

Иван Князев: Слушаем вас, Павел.

Тамара Шорникова: Вы покупаете колбасу или нет? Сколько она у вас стоит? Вкусная?

Иван Князев: И мясо тоже.

Зритель: Вы знаете, я в этом году вообще не стал покупать колбасу, потому что… Вот вареную я вообще не покупаю. Я человек, рожденный еще в СССР, как говорится. Вот я сейчас слушал, говорили. Допустим, зайдешь в магазин – и сразу чувствуется, где колбасный отдел. Сейчас этого нос не чует. Я беру редко «Краковскую». И то почему-то «Краковская» – такая цена, такая. «Краковская» должна быть «Краковской» – одна цена и вкусная.

Тамара Шорникова: А вот интересно ваше мнение знаете на какой счет? Мы сейчас обсуждаем. И наш эксперт, и часто такая мысль присутствует: качественный продукт должен стоить дорого, в два раза дороже мяса. Вам в советское время та самая ароматная колбаса была по карману? Она сколько стоила? Сколько вы могли такой колбасы на свою зарплату купить в то время?

Зритель: Конечно, она была по карману, она была качественная. И в наше время были, конечно… Ну как сказать? И бумагу подкладывали. Но в основном все было нормально. Да, качественная колбаса, я считаю, должна быть дорогой.

Тамара Шорникова: Ну сколько?

Зритель: Ну, не настолько уж дорогой. К примеру, я смотрю, закупочная цена у нас, допустим, 160–180 рублей – свинина. Колбаса должна быть где-то в пределах до 300 рублей.

Тамара Шорникова: До 300, не 800, да?

Иван Князев: Будете тогда ее покупать?

Зритель: Не 800. Во всяком случае не 800. Такого мяса нет, чтобы… Начинают говорить, что такое мясо, такое. Нет такого мяса, никакого мраморного, никакого изумрудного. Это все ерунда! Я в это не верю. Я сам родился в сельской местности, держал и крупный рогатый скот. У меня отец вообще всю жизнь работал бригадиром животноводства. За 800 рублей – это все ерунда, это превышение.

Тамара Шорникова: Понятно, поняли.

Иван Князев: Спасибо вам большое, Павел.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Андрей Викторович, если коротко, то как так выстраивали производственный процесс, например, в том же Советском Союзе? Мы любим вспоминать прошлое вместе с телезрителями. Они нам пишут просто в своих SMS: «Действительно, вкусная была, качественная, по карману». А сейчас вкусная и качественная, но – дорого. Почему тогда это было возможно?

Андрей Куспиц: Смотрите. Раньше, скажем так, трава всегда была зеленее. С одной стороны, я могу сказать, что ни одно из предприятий тех лет, если туда отправить современных проверяющих, не прошло бы вообще контроль по санитарии, во-первых.

Во-вторых, в советские времена те же нормы фосфатов были превышены в разы по сравнению с сегодняшними днями. Применялась селитра, а сейчас это нитритна соль, если мы говорим о вареных колбасах. То есть сейчас колбасы точно более безопасные.

Иван Князев: Да уж, если честно, и сравнивать-то особо было не с чем, положа руку на сердце.

Андрей Куспиц: Это во-первых. Во-вторых, вспомним «колбасные электрички» в крупные города, потому что колбасы все равно не хватало. То есть она стоила не так дорого, но ее было очень мало.

И сейчас мы находимся в совершенно другой парадигме. Дело в том, что у нас сейчас полки заполнены изобилием чего-то такого яркого, красивого, кричащего: «Съешь меня!» – но при этом чего-то достойного там не очень и много. Но это можно находить.

Смотрите, короткий пример из другой области. Если мы с вами…

Тамара Шорникова: Очень короткий, времени мало.

Андрей Куспиц: Короткий. Когда мы с вами покупаем крабовую палочку, мы не очень задумываемся, сколько крабов прошло мимо этой крабовой палочки, но мы все-таки ее покупаем. Та же история и с недорогими колбасными изделиями. Краб и крабовая палочка – это разные вещи. И колбаса как продукт гастрономии и колбаса как продукт масс-маркета – это несколько разные вещи. Единственное, что хорошо? Что сейчас просыпается этот интерес, и производители начинают задумываться об этом. Этот процесс идет.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам большое. Андрей Куспиц был с нами на связи, специалист по ремесленным колбасам.

Ну и несколько SMS напоследок. Волгоградская область: «Колбаса – несъедобная. Беру по 400 рублей, даже дороже, но пенсия не всегда позволяет». Москва и Московская область: «Нашу колбасу не едят даже уличные кошки».

Тамара Шорникова: А вот Ямало-Ненецкий автономный округ рассказывает: «У нас в городе Чайковский самая вкусная колбаса. Обожаем ее! Только ее и покупаем». С удовольствием приехали бы, но, конечно, далековато за колбасой ехать.

Иван Князев: «Вас устраивает качество колбасы?» – спрашивали мы у вас, уважаемые телезрители. Всего лишь 6% сказали «да». Соответственно, 94% – «нет».

Тамара Шорникова: Такие результаты.

Иван Князев: Продолжаем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)